Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

– Есть какие-нибудь интересные соображения? – громко спросил Чеслав, входя в комнату.

Я не стала судорожно хватать листок. Если хочешь что-то скрыть, никогда не прячь вещь в тот момент, когда к тебе приближаются чужие. Наоборот, помести ее на самом видном месте, и никто ничего не заметит. Начни я сейчас комкать бумажку или прятать ее в сумочку, босс насторожится, а листок, мирно лежащий в общей груде, не привлечет его внимания.

– Осип установил в квартире Тамары Владимировны звуковой киллер, – сказал Димон, – по счастью, она расслышала противный писк и пришла к нам. Кошмарова убили «ручкой». Вопрос: он лишился жизни из-за того, что заказчик испугался разоблачения? Бизнесмену, решившему убрать несговорчивую бабку, грозит большой срок, вот он и оборвал единственную ниточку, связывавшую его с преступлением. Кошмаров исполнитель, а они долго не живут. Осип сказал, что олигарха зовут Игорь Венев, мы пока не успели с ним поболтать, говорили только с его отцом Григорием, тот утверждает, что Кошмаров соврал из-за личной к нему неприязни. Игорь здесь ни при чем.

Чеслав повернулся ко мне:

– Татьяна?

– Нестыковочка получается, – начала я разбивать версию Коробкова. – Осип не знал, что мы нашли прибор в туалете Куклиной. Он примчался к Тамаре Владимировне, испугавшись, что старуха связалась с сектантами, а те обыщут хоромы и увидят коробочку. Откуда Игорь Венев, если он заказчик, мог узнать о засаде в квартире Куклиной и о том, что мы открыли сезон охоты на Осипа? Думаю, это совпадение. Квартирный вопрос ни при чем. Интересно другое. Кто-то уколол парня «ручкой», но яд подействовал не сразу, Осип не понимал, что отравлен, ему стало плохо значительно позже. Кошмаров явился по нашему вызову уже фактически мертвым. Помните, король свалки Григорий Игоревич Венев сообщил, что Осип с подростковых лет занимался мошенничеством? Вероятно, он кому-то насолил, и его убрали. Мы имеем два дела. Первое. Бизнесмена, который решил сжить со свету несговорчивую Тамару Владимировну. И я сомневаюсь, что это Игорь Венев. Хотя побеседовать с парнем необходимо. Второй человек затаил злобу на Кошмарова за очередное его художество. Оба преступления связывает личность Осипа. Необходимо детально изучить его биографию. Мы найдем там и покупателя квартир, и нынешнего владельца «ручки». Хотя можно начать с Бубнова.

Щека Чеслава непроизвольно дернулась, я сделала вид, что ничего не заметила, и продолжила:

– Роман не имел семьи. Если он скончался, следы «ручки» теряются во мраке. На мой взгляд, следует плясать не от печки, а от Бабы-яги.

– Горыныч мне позвонил, – протянул шеф, – изложил оригинальную версию про похищение улики Бубновым.

– Ты ее отрицаешь? – ожил Коробок.

Чеслав откашлялся.

– Не знаю. В себе я уверен, «ручку» не присваивал. В отношении Бубнова ничего не скажу, он мало у нас проработал, казался хорошим спецом, без проблем прошел все проверки, анкета у него безупречная.

– Горыныча сразу отбрасываем, – объявил Коробков, – он старейший сотрудник, верный пес, охраняющий архив, никого туда не впускает. Остается Бубнов.

Чеслав начал ходить по комнате.

– Роман погиб, перебегая улицу, скончался скоропостижно, похоронен на Митино, семьи он не имел, при приеме на работу в бригаду преимущество имеют не обремененные родственниками люди. Мне не хочется бросать тень на покойного, но если он совершил воровство, то нам никогда не узнать, куда исчезла «ручка» и где она сейчас. Лучше копать от Осипа. Начинайте. Поговорите с Тамарой Владимировной и Матреной. Если бизнесмен зациклился на их квартире, он не оставит попыток убрать с дороги упертую бабулю, пришлет ей кусок отравленного торта или еще чего придумает.

– Зачем убивать Осипа древним китайским приспособлением? – запоздало удивилась я. – Слишком заметное орудие, не проще ли толкнуть его под поезд метро?

– Хороший вопрос, – кивнул Чеслав, – на него есть масса ответов. Преступник полагал, что про «ручку» никто не знает, думал, эксперт не сообразит, что синяк – след от введенного яда, и отраву не определят.

– Или он ничего не планировал, – влез Димон.

Мы с боссом повернулись к хакеру.

– Все случайно вышло, – пояснил тот, – просто он беседовал с Кошмаровым, Осип мог его оскорбить, тот схватил первую попавшуюся под руку вещь и ткнул в обидчика. Чмок! А это китайский прибабах!

– Кто станет держать на виду столь опасную вещь? – вздохнула я.

– Тот, кто не знает, что она опасна, – парировал Коробок.

– Глупости, – возразила я.

– Подвожу итог, – сказал Чеслав, – вы восстанавливаете все контакты Кошмарова за последние сутки. Среди людей, с которыми он встречался, есть убийца. Проверьте Игоря Венева. И не забудьте предупредить старух об опасности. Действуйте в двух направлениях, узнайте все об Осипе и найдите бизнесмена, любителя коробочек с ультразвуком. Димон, ты работаешь в офисе, Таня в поле вместе с Приходько.

– Мне не нужен напарник, – начала отбиваться я, – работаю одна или с Коробковым.

– Федор стажер, – не пошел мне навстречу шеф, – он будет при тебе, потом расскажешь, какое впечатление он произвел.

– Нашел! – объявил Димон. – Справка на Кошмарова. У нашего ангела сильно потрепанные крылья.

Я присела около хакера.

– Прочти вслух, у тебя слишком яркий экран, мне глаза слепит.

– Осип Андреевич Кошмаров, окончил восемь классов, работал грузчиком в магазине, уборщиком в супермаркете, шофером такси. Отсидел два срока, первый за жестокое обращение с животными, второй за мошенничество, торговал поддельными проездными билетами на городской транспорт. Несколько раз задерживался милицией, в частности как лохотронщик, но был отпущен за недостаточностью улик.

– Подобный кадр нельзя назвать элитой преступного мира, – вздохнула я.

– Кое-кто из крутых мужиков начинал с заправщика на бензоколонке, – не согласился Димон, у которого сегодня, похоже, было на редкость дурное настроение, – недоливал гражданам литры в бак.

– Всякое случается, – не полезла я в бутылку, – бегал со шлангом, протирал стекла, тырил топливо, потом пошел в гору. Но Осипу давно не пятнадцать лет, а он дальше лохотронщика не продвинулся.

– М-да, карьера не задалась, – скривился Димон, – зато семейного счастья навалом. Жена Софья Григорьевна Кошмарова, трое детей. Супруга сидит дома, временно нигде не работает. До декрета была художником в крошечном театре.

– Что может связывать такую женщину с мелким жуликом? – поразилась я.

– Вот ты и разузнай, – хмыкнул Коробок. – Поезжай сначала к ней, а потом к наследному принцу короля свалки Игорю Веневу.

– Тебе пока машину не дают? – спросила я у Федора, когда мы спустились в гараж.

– Верно, – равнодушно обронил Приходько.

– Значит, отправимся на моей, – приняла я решение и направилась к своему джипу.

Мои дальнейшие попытки завести беседу со стажером наткнулись на его полнейшее нежелание общаться.

– Хочешь перекусить? – предложила я, когда мы выехали на улицу.

– Нет, – коротко ответил Федор.

Спустя минуту я предприняла новую попытку завязать отношения:

– Если ты куришь, то я не против.

– Не курю, – прозвучало в ответ.

– На заднем сиденье есть вода, – не успокаивалась я, – всегда вожу с собой бутылки, вдруг пить захочется.

Приходько отмолчался. Почти не моргая, он смотрел в лобовое стекло.

– Включи радио! – предложила я.

– Не хочу, – отозвался стажер.

– Можно диск, если предпочитаешь свою музыку.

– Не предпочитаю.

Я опешила, потом разозлилась. Интересно, Чеслав знает о редкостной неконтактности стажера? Непременно доложу боссу о том, что парень плохо воспитан.

В полнейшем молчании мы добрались до нужного дома, оказавшегося еле живой от старости пятиэтажкой. Я вклинила внедорожник в крохотную щель между мусорным бачком и «Жигулями», потом коротко приказала:

– Никакой самостоятельности. Все разговоры веду я.

– Понял, – согласился Федор.

В подъезде отвратительно воняло, ступеньки и перила были безобразно грязными, стены покрывали надписи нецензурного содержания, на подоконниках и на полу под батареями валялись окурки, среди которых легко различались остатки косяков с травкой. На третьем этаже я не выдержала и нарушила данное самой себе обещание не говорить с Федором:

– Давно не была в таких загаженных подъездах.

– Это общежитие. Жильцы часто меняются, – вдруг вполне охотно ответил Приходько.

– На дверях квартир по одному звонку, – не согласилась я, – и на площадках нету рядов помойных ведер, с чего ты взял, что тут общежитие?

– Показалось, – буркнул Приходько, – спиной почуял.

– У тебя там антенны? – захихикала я. – Считывают информацию из космоса?

– Нет, – без тени улыбки возразил Федор.

Дверь в квартиру Осипа открылась сразу.

– Мама! – закричал маленький мальчик. – Люди!

В тесную прихожую вышла коренастая женщина, одетая в черное. Она была некрасивой, мужеподобной: короткие ноги, широкие плечи, бесформенный нос, тонкие губы и маленькие глаза. Хозяйка даже не пыталась себя приукрасить, она никогда не придавала бровям форму, а на ее лоб свешивалась рваная, словно обгрызанная челка, и это не было работой опытного парикмахера. Похоже, Соня собственноручно стригла волосы.

– Вы из конторы? – низким, чуть хриплым голосом спросила она.

– Нам надо поговорить, – ответила я, – желательно наедине.

– Саша, возьми брата и посидите на кухне, – попросила мать.

Мальчик взял за руку другого малыша, и они исчезли. Мы с Приходько стащили обувь и прошли в крохотную комнату.

Свободного места здесь не было. У одной стены высилась детская двухэтажная кровать, у другой стоял старый диван, супружеское ложе Кошмаровых, его подпирал трехстворчатый шкаф. В центре громоздился стол, окруженный табуретками. Полированная столешница, не прикрытая скатертью, походила на свалку: книги, погремушки, детские бутылочки, карандаши, фломастеры, пеленки – все валялось вперемешку. В углу около окна на тумбочке высился телевизор, чей возраст, наверное, приближался к моему. Довершала картину кроватка, в которой сидел ребенок в линялой, некогда розовой пижаме. Я не умею определять на глаз возраст детей. Этот мне показался крошкой.

– Контора поможет мне оплатить похороны? – тихо спросила Софья. – Я как-то не ожидала смерти Оси и не собрала денег.

Я растерялась и села на диван, который был завален разной ерундой. На продавленных подушках лежали бесплатные газеты, пара оберток от дешевого печенья, несколько сломанных карандашей, резиновый мячик, пластмассовый пистолет, полусобранные пирамидки, флешка для компьютера и неожиданно дорогой мобильный телефон. Впрочем, последний нищей семье мог подарить кто-нибудь из друзей или родственников. Приходько место на софе не хватило, он столбом маячил в проеме двери.

– Не думайте, что я плохая хозяйка, – сказала Софья, – всегда имела небольшой денежный запас на форс-мажорный случай, но потом забеременела Риточкой. У нас до нее было два мальчика, Саша и Андрюша, третьего мы не планировали, но Осип категорически возражал против абортов.

Софья взяла со стола пеленку и уточнила:

– Был. Противником абортов. Был. Муж говорил: «Сколько детей Бог дает, столько и надо рожать». Я пока не работаю, вот мы и очутились в стесненном положении.

Мои глаза невольно задержались на руках Сони. Они были грубыми, топорными, а вот ногти, слишком коротко, по-мужски остриженные, были тщательно отполированы и покрыты бесцветным лаком, Соня явно делала на днях маникюр. Я удивилась: меньше всего жена Кошмарова походила на даму, которая посещает салон красоты. Справившись с изумлением, я сказала:

– Непросто решиться на третьего ребенка при ваших жилищных условиях.

Софья посмотрела на коляску.

– Мы всегда хотели девочку, а получались мальчики. Осип был так счастлив, когда появилась Риточка. Конечно, из-за своей ответственной работы супруг не мог много общаться с детьми, но он всегда старался прийти пораньше, чтобы почитать им на ночь сказку. Исключая, конечно, те годы, когда служил под прикрытием. Сейчас, наверное, можно об этом говорить? Я лишь с вами откровенна, понимаю, бывших агентов не бывает, даже после их смерти необходимо сохранять тайну. Но вы же из конторы! Слава богу, что пришли! Я вас так ждала, думала: неужели они вдову коллеги бросят!

У Софьи затряслись плечи, я попыталась открыть рот, но меня опередил Федор.

– Можно воды? – спросил он.

Кошмарова выпрямилась.

– Да, конечно, извините. Саша! Налей дяде чашку и принеси в комнату, только осторожно, не расплескай.

– Я лучше с пацанами на кухне посижу, – сказал Федор и вышел.

Соня уставилась на меня. Я не знала, как себя вести, поэтому тихо предложила:

– Расскажите мне о муже.

– Вам интересно? – с надеждой спросила Соня.

– Очень, – кивнула я.

– Правда? – не поверила Софья. – Для меня будет огромным утешением вспомнить о нашей любви. И, думаю, в конторе не понимали, как Осип относился к работе. Наша семья вся служила, и я, и дети. Зарплату мы не получали, орденов нам, как мужу, не вручали, но ведь…

Соня захлебнулась словами и снова уставилась на коляску.

– Ваш супруг имел государственные награды? – обомлела я.

Художница встала, вытащила из-под дивана железный ящик, оглянулась на дверь, взяла одну диванную подушку, расстегнула молнию на чехле и достала крохотный ключик.

– Дети не знают, – вздохнула она. – Осип не имел права перед сыновьями похвастаться, да они пока маленькие, не поймут. Вот.

Короткие пальцы выложили передо мной два одинаковых ордена: красное знамя с прикрепленным к нему щитом, который пронзен мечом, и газетную вырезку.

Я взяла один орден, кровь бросилась в голову. На рынках столицы торгуют прикольными наградами. Там можно найти орден «Лучшая теща» или «Зять года». Безделицы охотно раскупают, стоят они недорого, в придачу к бархатной коробочке дают книжку, удостоверяющую личность получателя. Все по «правде», и сейчас перед моими глазами были «награды» из лавчонки, ордена «За заслуги агента», первой и второй степени.

Газета называлась коротко и емко – «Новости ФСБ», и, похоже, была сделана на компьютере в единичном экземпляре.

Соня начала читать вслух:

– «Руководство поздравляет агента О.К. с днем рождения, желает ему успехов в работе и большого личного счастья». О.К. – это, как вы догадываетесь, Осип Кошмаров, никому не понятно, в чей адрес отправлено поздравление, но мы-то с Осей знали! Вы действительно хотите послушать о нас?

Я проглотила ком, вставший поперек горла, и ласково сказала:

– Конечно, Сонечка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *