Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 17

Примерно через час после того, как Аня увела домой по-прежнему отчаянно споривших старух, я решила поискать старшего Венева, пошла по коридору и наткнулась на большие двери с красной табличкой «Операционный блок». Вход стерегла медсестра, она сидела за столом и бойко стучала по клавиатуре.

– Туда нельзя, – не отрываясь от увлекательного занятия, сообщила девушка.

– Подскажите, как чувствует себя Игорь Венев? – поинтересовалась я.

Руки медсестры замерли.

– Кто?

– Игорь Григорьевич Венев, – уточнила я, – его привезли с аппендицитом и сразу положили на операционный стол. И где сейчас отец больного?

– Не знаю, – испуганно ответила медсестра, – поговорите с врачом! Алексей Николаевич, к вам насчет Игоря Венева.

Мужчина лет тридцати пяти, очень кстати вышедший из оперблока, посмотрел на меня.

– Вы родственница?

Я вынула из кармана служебный документ. Не липовую книжечку, сообщающую о моей работе секретаршей в малоизвестной конторе, а настоящее удостоверение сотрудника бригады.

– Понятно, – кивнул хирург, – мы сделали все возможное, но наступил летальный исход.

Я вспомнила про спину Приходько.

– Оперировал наш заведующий, Михаил Иванович Вишнев, я был на подхвате, – добавил Алексей Николаевич.

– Игорь запустил болезнь? – уточнила я. – У него был перитонит?

Алексей Николаевич покосился на медсестру, открыл дверь кабинета и сказал:

– Заходите, не в коридоре же нам беседовать. Нет, у Венева была стандартная картина, мы справились быстро, проблем не возникло, но когда уже накладывали последние швы, у него остановилось сердце. Реанимационные меры были применены в полном объеме, но они не дали положительного результата.

– А дефибриллятор? Неужели даже мощный разряд не помог? – наседала я на хирурга.

Алексей Николаевич снял с головы одноразовый голубой колпак.

– Кино насмотрелись? Наслушались диалогов типа: «Включай двести. Не работает. Давай триста пятьдесят. Есть слабый пульс. Мы его спасли»? Чушь это. Спорить не стану, дефибриллятор полезная вещь, но он не панацея, не живая вода, не волшебная палочка. Кое-кому удары током не помогают. Если человеку суждено умереть, то он умрет. Я еще в институте, когда на «Скорой» подрабатывал, понял: человек может скончаться в любой момент. У Венева не было ни малейших предпосылок к летальному исходу. Молодой парень, спортом, похоже, занимался, тренажерный зал посещал, лишнего веса не имел, следил за собой, у него был стандартный аппендицит без отягчающих факторов, нет аллергии, проблем с сердцем, давление как у космонавта – и каюк.

– Где Григорий Игоревич? – воскликнула я.

Алексей Николаевич ткнул пальцем в потолок.

– Отправили в кардиологию. У него инфаркт. Едва ему о смерти сына сообщили, он сразу сознание потерял. Сейчас находится в палате интенсивной терапии.

Теперь и по моей спине побежали мурашки.

– Он поправится?

Алексей Николаевич чуть склонил подбородок к груди.

– Я не кардиолог, Григорий Венев не мой пациент. В сердечной терапии у нас крепкие профессионалы, я уверен, они принимают необходимые меры, во многом успех лечения зависит от врача, но в немалой степени в собственной реабилитации участвует и сам больной. Пока что положение Венева оценивается как тяжелое, но оно легко может измениться как в одну, так и в другую сторону. Я всегда советую родственникам не терять надежду, но и не строить радужных планов. Время покажет, главное, чтобы помощь оказывалась в полном объеме.

– Замечательно, доктор, вы мне все объяснили, – вздохнула я, – значит, Григорий Игоревич либо выживет, либо умрет.

Но Алексей Николаевич не уловил сарказма в моих словах.

– Абсолютно верно, – кивнул он, – именно два варианта, третьего не дано.

Я вышла из больницы и по дороге на парковку хотела позвонить Коробкову, но Димон меня опередил. Мобильный затрясся в руке.

– Я тут в Интернете прикольный магазин нашел, – без всякого предисловия зачастил компьютерный гений, – чем только народ не балуется! Представляешь, есть люди, собирающие кости! Любые!

– Игральные? – предположила я.

– Человеческие! – огорошил меня Димон. – Черепа, ребра, ну и все остальные какие есть.

– Зачем? – поразилась я.

– Можно торшер заказать, – не успокаивался Коробок, – стойка из берцовых костей, абажур обычный. Или череп – подставка для ручек. Во, слушай: «Продаю голову со следами пулевых ранений. Дорого».

– Ты меня разыгрываешь? – спросила я.

– Не-а, – воскликнул хакер. – Понимаешь, я подумал над ситуацией, вспомнил про сайт с очками Джека Потрошителя и предположил, что есть люди, которые тащатся от реальных улик.

– Эксперты, – согласилась я, – они любят, когда в лаборатории достаточно материала для исследования.

– Не о профессионалах речь, – остановил меня Димон, – а о коллекционерах. Люди обожают заниматься собирательством, значки-марки-камни-спичечные коробки-книги. Побегал я по полям Рунета и отыскал стойбища любителей этикеток от пивных бутылок, дверных ручек, утюгов и топоров. Все они активно обмениваются экспонатами из своих собраний, покупают новые, сбывают двойные, короче, живут весело. Особая статья – фанаты. Здесь вообще нет предела желаниям, они хотят приобрести прядь волос кумира, его одежду, зубы, фото, постеры, ну и так далее. Есть креативные предложения. Вот пример, некая Ария[4] пишет: «Предлагаю посещение квартир и дач звезд российского шоу-бизнеса, у меня более ста адресов. Дорого. Есть возможность взять на память сувенир».

– И как она такое проделывает? – заинтересовалась я.

– Шикарный вопрос, мамо, – похвалил меня Коробок. – Я звякнул мамзели, прикинулся обожателем группы «Котята»[5], поинтересовался, что мне могут предложить. Ну, скажу тебе, полный улет. Ария впустит меня в звездные апартаменты в момент отсутствия хозяев. Я могу походить по комнатам, все потрогать. Это за одну цену. За другую, как понимаешь, большую, она разрешит мне поесть у кумира на кухне, воспользоваться его чашками-тарелками-ложками. Если бабок не жалко, существует вариант помыться в ванной и за совсем уж не хилую сумму выспаться в постели знаменитости.

– Такого не может быть! – не поверила я. – Куда смотрит охрана и прислуга?

Димон засмеялся.

– Танюша, большинство так называемых звезд не имеют возможности нанять своего шофера. Все рассказы о бриллиантах, подаренных поклонниками, машинах, купленных на супергонорары, и фото из загородных домов – чистый блеф. Да, человек десять-пятнадцать живут припеваючи, их фамилии ты найдешь в русском варианте «Форбс», а остальные ютятся в съемных квартирках, ездят на метро или бюджетной иномарке. На какое-нибудь пафосное мероприятие они нанимают «Порш» или «Бентли» с водителем, а платье берут напрокат. Какая может быть охрана у певички из коллектива «Белки»? Ты о нем слышала?

– Нет, – призналась я.

– Это продюсерский проект, – начал просвещать меня Коробок, – очередное телешоу «Пой с нами». Четыре девочки в мини-юбках, каждая получает за концерт сто баксов, остальное капает в карман дяди, оплатившего победу группы на конкурсе. Девчонки – нефтяные вышки продюсера, бабло у него, а не у них. Но фаны-то видят на сцене куколок в стразах, поклонникам владелец коллектива неинтересен, они хотят побывать дома у каждой из этих «Белок». А теперь возьми калькулятор. Даже если они поют тридцать концертов в месяц, получают за это три тысячи гринов. Вычти оплату съемной квартиры, расходы на косметику, парикмахера, солярий, шмотки-обувь-сумки, и поймешь: по тусовкам бедные в прямом смысле этого слова «Белки» бегают не только ради пиара, но и из вульгарного желания сэкономить на жратве. Какая охрана? Охранник – недешевое удовольствие!

– Ладно, – сдалась я, – убедил. Но при чем тут наше дело?

– Спокойствие, главное – спокойствие, я подобрался к основной идее, – голосом диктора объявил Коробок, – мой мозг озарило гениальное предположение: раз есть фаны у звезд, может, есть и те, кто балдеет от преступников? Не от мифического Джека Потрошителя, а от реального Вани, придушившего десяток баб!

– Глупости! – отрубила я.

Хакер тут же возразил:

– Ан нет. Существуют женщины, которые переписываются с заключенными, ездят к ним на свидания, встречают их после освобождения у ворот зоны и селят у себя дома.

4

Ник придуман автором, любые совпадения случайны.

5

Название придумано автором, любые совпадения случайны.

– Они дуры! – возмутилась я.

– Или наивные идиотки, которые уверены, что Ваня преступил закон по ошибке, все свои восемнадцать ходок он совершил из-за неудач в личной жизни. Сейчас, когда у Иванушки есть Машенька, парень начнет честно работать. Хорошие девочки обожают перевоспитывать плохих мальчиков. В общем, я решил проверить свое предположение и прикинулся обожательницей Федулова. Слышала о таком? – спросил Димон.

– Нет, – призналась я.

– Сергей Федулов, – затараторил Коробок, – убил восемнадцать женщин. После того как его поймали, раскаялся в содеянном, поверил в Бога и теперь замаливает грехи в спецзоне. Времени у парня много, срок пожизненный. У Федулова в Интернете есть сайт, организовали его поклонники.

– Страница убийцы? – ахнула я. – Ее разрешили открыть?

– Темна вода Интернета, – вздохнул хакер, – в тихих омутах Сети прячутся чудовища. Я там поплавал, и Милашка-2 похвасталась, дескать, приобрела колготки одной из жертв, на одежде есть следы крови, чудный раритет для коллекции.

– Офигеть, – пробормотала я.

– Слово за слово, мышкой по столу, – журчал Коробок, – и добыл я адресок барыги, у которого можно купить всякое добро. А тебе очень нравится Федулов.

– Мне? – оторопела я. – Это чудовище?

– Ты обожаешь Сергея, – пел Димон, – завтра в полдень ты, потная от счастья, поедешь приобретать его рубашку. Сорочка не простая, она была на милейшем Серже в момент его задержания и служила уликой в деле. С ткани был взят анализ ДНК последней жертвы. Круто, да?

– Круче лишь куриные яйца, которые невозможно раздавить в ладонях, – выдохнула я, – думаешь, «ручка» Харитонова – Сяо Цзы была продана через Интернет?

– Вполне вероятно, – согласился Димон. – Скатаешься к торговцу эксклюзивом и разведаешь обстановку. Езжай домой, я тоже скоро приеду и подготовлю тебя к завтрашней беседе с торговцем.

Из трубки полетели гудки, я нажала на кнопку зажигания, сообразила, что не успела сообщить Димону о внезапной смерти Игоря Венева, вновь схватилась за мобильный, но он опять меня опередил, затрезвонил в моей ладони.

– Танюша, – прохрипел незнакомый голос, – простите за беспокойство, но он сам приходил! Приятный молодой человек, все объяснил! Вот.

– Кто это? – не поняла я.

– Тамара Владимировна, – прокашлял бас, – Куклина. Меня еще из квартиры звуком, словно крысу, прогоняли!

– Что с вами? – насторожилась я.

– Разговариваю, как пьяный мужик, – развеселилась Куклина, – вчера квасу ледяного нахлебалась, старая дура, утром встала, а говорить не могу, хорошо хоть сейчас бас прорезался.

– Кто к вам приезжал? – занервничала я.

– Олигарх, – коротко ответила Куклина, – покупатель квартиры, шикарный мужчина.

– Вы впустили незнакомого человека! – разозлилась я. – Вас же просили соблюдать осторожность.

– Уж не дура, – засипела Куклина, – мы в булочной беседу вели, что у нас на углу.

– Мчусь к вам, – пообещала я, – не покидайте квартиру.

Куклина выглядела больной, горло она замотала шарфом, на голову повязала платок.

– Будь он неладен, этот квас, – сказала она, наблюдая, как я скидываю босоножки, – вот идиотка! Налила себе литровую кружку, восторгалась: холодненький, аж зубы ломит, пришла с жары, сейчас питьем усталость залью.

– Ав, – тихо вякнул из кресла Полковник.

– Да уж поняла, – отмахнулась Тамара Владимировна, – твоя хозяйка кретинка, каких мало.

– Вау, – подтвердил Сержант.

– И ты туда же, – возмутилась Куклина, – вот дожили! Собаки человека отчитывают.

– Гав, – сердито тявкнул Полковник и закрыл глаза.

– Уф, – выдохнул Сержант, вытягиваясь на полу.

– Быстро рассказывайте, что у вас произошло, – приказала я.

Тамара Владимировна села в кресло и скрестила руки на животе, я незаметно включила в сумке диктофон и поторопила:

– Начинайте, пожалуйста!

Вчера Куклиной позвонил мужчина и сказал: «Уважаемая Тамара Владимировна, я готов извиниться перед вами за преступное поведение Осипа Кошмарова. Поверьте, я никогда не приказывал ему причинять вред ни вам, ни Матрене Филипповне. Разрешите встретиться с вами и потолковать по душам? Хочу лично принести извинения за ущерб, нанесенный вашему здоровью».

Я не поверила своим ушам.

– И вы дали согласие? После того как мы просили вас не идти на контакт с незнакомцами?

Тамара Владимировна смутилась.

– У него был очень проникновенный голос, прямо за душу хватал, речь образованного человека, без вульгаризмов, современного сленга и грубости. Ты послушай, ничего плохого не случилось, наоборот, я получила залог, мы заключили сделку.

– Какую? – заорала я.

Полковник встрепенулся и разразился коротким лаем. Было понятно, что хочет сказать собака. В переводе на человеческую речь заявление пса звучало так: «Крайне невоспитанно визжать в чужом доме, когда пытаются задремать любимцы хозяйки».

– Слушай спокойно, – захрипела Куклина, – ничего же страшного не произошло. Все уладилось.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *