Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

На нашей кухне восхитительно пахло свежей выпечкой, на столе лежала записка: «Пошла в могозин, вирнусь скоро. Без меня не еште ужин, принису смитану. Лапуля». Интересно, какая отметка по русскому языку была у Барби в школе? Может, она никогда ее не посещала?

Я огляделась по сторонам и поняла, что нахожусь дома одна, сейчас спокойно приму душ и пошляюсь в халате. Я реально оцениваю достоинства своей фигуры, поэтому стараюсь не разгуливать в пеньюаре в присутствии даже близких друзей. Бюст большого размера вполне прилично смотрится в лифчике, но без оного верхняя часть моего туловища напоминает бесформенную подушку. Я всегда ношу утягивающие штанишки вместе со специальными колготками, которые зрительно уменьшают бедра и попу. Летом в этой сбруе жарко, но если я просто накину легкое платье, то буду состоять из двух подушек – живота и мадам Сижу. В тонком халатике я не рисковала появиться даже перед Гри, который ежедневно повторял: «Танюша, ты красавица. Я не из тех мужчин, кто восхищается шампурами. Лучше тебя нет!»

Старательно прогнав мысли о муже, я поспешила в ванную. Есть у меня еще одна привычка, которая тоже выросла из комплекса толстушки. Я здесь пользуюсь той ванной, где, кроме трехрожковой люстры под потолком, есть маленькое бра над зеркалом. Экономная двадцатипятиваттовая лампочка разгоняет тьму, но она не выделяет мою фигуру, ее очертания тонут в полумраке, зеркало отражает мое лицо, шею, ну еще плечи. Можете сколько угодно подсмеиваться, но при тусклом освещении я кажусь себе стройной, почти симпатичной. Жаль только, что на внутренней стороне двери отсутствует шпингалет. Почему его нет? Никто из живущих в квартире вам на этот вопрос не ответит. Ни одна из наших трех ванных не запирается. Когда принимаешь душ, часто кто-то приоткрывает створку и быстро ее захлопывает, обнаружив, что помещение занято. Я не хочу предстать перед глазами Анфисы или Маргоши в полной во всех смыслах слова красоте. Конечно, я всегда тщательно задергиваю штору, да вдруг она отодвинется? В общем, в полумраке мне комфортнее.

Ванная большая, в ней метров десять, но развернуться негде. Тут стоит большой рукомойник, тумбочка со всякими тазиками, этажерка с моющими средствами, стиральная машина, висит несколько шкафчиков, крючки для халатов-полотенец, ну и сама ванна с душем.

Я открутила краны, попробовала рукой воду, разделась и наткнулась ногой на прикрытую фольгой кастрюлю, которую кто-то поставил на коврик. Если вы живете в большой компании, то бесполезно выяснять, кто и зачем припер в ванную эмалированную посудину. Раз человек установил ее здесь, значит, ему так надо. Хотите жить в мире с окружающими, проявите понимание. Я не стала перемещать кастрюльку, в конце концов, мне она не очень мешала, влезла в ванну, посидела в теплой воде, потом решила намылить мочалку и тут вспомнила, что не достала из шкафчика свой гель «Мед с лимоном».

Подниматься из теплой, приятно расслабляющей воды не хотелось, в голове мелькнула мысль: может, ну его, гель, обойдусь! Потом я решила воспользоваться содержимым бутылки, которая стояла на бортике, она не моя, но я займу пару капель, не больше.

Я быстро открутила пробку, понюхала содержимое бутылочки и тут же вернула ее на место. Мыло определенно приобрела Маргоша, ревнительница здорового образа жизни, только она способна намыливаться чем-то воняющим лекарствами. Уж лучше я на пару секунд покину ванну и прогуляюсь до шкафчика за своим «Медом с лимоном».

Ругая себя за рассеянность, я перекинула одну ногу через край ванны. Плюх! Стопа угодила в нечто до противности мягкое и упругое одновременно. От неожиданности я дернулась, правая нога поехала по дну ванны, я со всего размаха села на бортик и взвизгнула от боли, потом решила встать на коврик двумя ногами, но потерпела неудачу. Правая конечность никак не желала подниматься. Сделав несколько бесплодных попыток, я приняла решение: лучше сесть в ванну и снова попытаться встать. Но левую ногу оторвать от пола мне не удалось, она резко потяжелела, пальцы ощущали вязкую массу.

Посидев на полушпагате пару мгновений, я изогнулась, скосила глаза и увидела, что нога угодила прямо в емкость, прикрытую фольгой. Несмотря на мой немаленький вес, размер обуви у меня невелик, а кастрюля оказалась достаточно широкой.

Следующие пять минут я медленно, по миллиметру, ползла по бортику к кранам. Левая нога, увязшая в кастрюле, не желала двигаться, поэтому я закрыла краны не сразу. Первая победа вдохновила, теперь мне предстояло вытащить пробку. Когда вода уйдет и я легко смогу вытащить правую ногу, встану на коврик, а там избавлюсь от кастрюльки. Но задача оказалась крайне сложной.

Что трудного в повороте механизма, который поднимает затычку? Ничего, если у вас современная сантехника, оборудованная по последнему слову техники. У нас же старорежимный вариант со сливным отверстием с круглой черной резинкой. Подумаешь, беда! Потяни за цепочку, и проблема решена. Не стану спорить, вот только у нашей пробки цепочка давно оторвана. Нужно сунуть руку в воду, уцепиться за ушко и с силой рвануть его вверх. В принципе все очень просто, но только не когда лежишь животом на бортике, почти на шпагате, не имея возможности двинуться. К сожалению, руки короче ног, наверное, это правильно, но я бы сейчас предпочла лапы орангутана. Несколько минут я сопела, кряхтела, но не смогла дотянуться до затычки, слишком резко дернулась и… вывалилась на пол.

Голова больно стукнулась о край корзинки для грязного белья, но я была счастлива. Ура! Выбралась из плена, сейчас встану и… Через минуту ко мне пришло понимание: это невозможно. Почему? Засуньте ногу в эмалированную кастрюлю с клеем, лягте мокрая на кафельный пол и попытайтесь пошевелиться. Авось тогда перестанете задавать глупые вопросы.

Кастрюля скользила по плитке, ухватиться было не за что. Я напоминала лягушку, которую злая судьба забросила на ледяную горку. Тыр-пыр, скок-поскок, как ни рыпайся, лапки разъезжаются. На долю секунды я ощутила себя абсолютно беспомощной и подумала: «Скоро кто-нибудь вернется и мне поможет».

Но не успела эта мысль угнездиться в сознании, как ее смела другая. Я же голая! Без лифчика, утягивающих штанишек и корректирующих колготок! Лежу в чем мать родила! А если первым в квартиру заявится Димон? От ужаса мне стало жарко, я вспотела и растерялась. Через секунду страх исчез, проснулся мозг. Безвыходных положений не бывает, только ситуации, выход из которых нам не нравится, но он всегда есть. Надо наступить на горло собственным эмоциям и, ткнувшись носом в стену, искать щель. Почему я не могу встать? Кафель скользкий. Надо выползти в коридор, там старый щелястый рассохшийся паркет, давно забывший про лак. Обопрусь о книжные полки – и в дамки.

Я порадовалась гениальной идее и приступила к ее выполнению. Сколько потрясающих замыслов умерло из-за того, что осуществить их оказалось невозможно? Мне требовалось открыть дверь, для этого надо всего лишь нажать на ручку, но как это сделать лежа на спине?

Я снова пожалела, что не отрастила лапы гориллы, и поняла: нет рук, зато есть ноги, хотя бы одна! Конечно, я не великая гимнастка Светлана Хоркина и не обладаю гибкостью чемпионки Алины Кабаевой, но неужели не смогу задрать ногу на нужную высоту? Главное, определить цель и не сдаваться.

Правая ступня коснулась середины двери. Я мысленно наградила себя аплодисментами, ручки у нас удобные, изогнутые, хорошо отполированные, они уютно ложатся в ладонь. Но, увы, они категорически не предусмотрены для ступней. Я нажала на ручку и… пятка соскользнула.

Разозлившись на производителей, которые не подумали о людях, решивших открыть дверь нижними конечностями, я сообразила: нужно пустить в ход левую ногу. Кастрюля стукнет по ручке, и дверь открыта.

Не скажу, что с первой попытки, но в конце концов мне удалось поднять эмалированную емкость на нужный уровень. Я засопела, с силой выбросила «кувалду» вперед и… бац! Кастрюля вломилась в филенку, я промахнулась мимо ручки.

Ремонт в квартире Димон, похоже, делал еще в прошлом веке, больших средств на реконструкцию жилья Коробок не имел, поэтому он сэкономил где мог, приобрел двери из прессованных опилок и навесил их на крохотные петельки. Эмалированная кастрюля сама по себе тяжелая вещь, да еще я весьма энергично выкинула ногу вперед. Результат превзошел все ожидания.

Белая краска пошла паутиной трещинок, послышался треск, мелкие щепки посыпались на пол, в двери образовалось отверстие, в него угодила кастрюля, сила инерции распахнула створку, меня за ногу выволокло в коридор. Я ликовала. Молодец, Танюша, сумела-таки выбраться из санузла!

Знаете, человек никогда не бывает так счастлив, как ему хочется. Через секунду я реально оценила свое положение. Лежу в проходе между книжными полками на спине, одна нога покоится на полу, вторая задрана почти вертикально, а на ней кастрюля, застрявшая в дыре в двери. А еще я голая! Ну совсем-совсем без ничего! Я попыталась выдернуть лапу из капкана, но ничего не вышло. Впору было зарыдать, но ведь от слез лучше не станет. Да, человек никогда не бывает счастлив, но, с другой стороны, он никогда не бывает так несчастлив, как ему кажется. Сейчас соображу, что делать, секундочку… минуточку…

Я уловила щелчок замка. Кто-то вернулся домой. Тело стало действовать само собой. Правая нога уперлась в пол, левая энергично задергалась, хилые петли не выдержали напора, дверь рухнула на пол, одновременно я успела выдернуть ногу с кастрюлей из плена, перевернуться на живот и прытко уползти в свою комнату.

– Люди! – заорала Лапуля. – Караул! На помощь! Убивают! Грабят! Есть кто дома?

Я затаила дыхание. Ни в коем случае нельзя подавать голос, иначе придется рассказать про свои злоключения. Сейчас сниму кастрюлю с ноги и, зевая, выйду на кухню, прикинусь разбуженной и сделаю вид, что ничего не знаю. В конце концов, дверь могла сама упасть от старости. Основная задача на данном этапе – избавление от посудины.

Я большой любитель детективных сериалов. Артисты, ловко перепрыгивающие с крыши на крышу, перебирающиеся в воздухе из одного самолета в другой или уверенно скачущие на лошади, всегда вызывают у меня восхищение. Кажется, этим людям по плечу решение любой задачи! Но попробовали бы они снять с ноги кастрюлю, наполненную чем-то вязким! Несколько минут я пыхтела, пытаясь избавиться от «ботинка». В ушах бились вопли Лапули:

– Все сюда! У нас землетрясение! Вываливаются дверки! О! О! Ты кто? А! В доме неизвестный зверь! Черный! Страшный! Он ломает створки! Ниндзя! Мохнатый убийца! Карманная Годзилла!

Мне сразу стало понятно, что в гости, как обычно, заявилась кошка Терешкова, она вывалилась из своего окна и угодила к нам на балкон. Во времена буйной дворовой молодости киска лишилась хвоста и одного уха. Я люблю Терешкову, мне наплевать на отсутствующие части кошачьего тела, но Лапуля никогда не встречалась с «космонавткой» и сейчас испугалась.

– Монстры наступают, – кричала «Барби», – приезжайте скорей! В квартире десант! Не знаю! Черные! Небольшие! Они грызут двери. Боже! Унесли Пиркумкакель! Мой Пиркумкакель! Как кто он такой? Мой Пиркумкакель!

Я на секунду прекратила борьбу с кастрюлей. С кем беседует Лапуля? Она пришла не одна? Почему ее спутник молчит?

– Пиркумкакель это Пиркумкакель, – со скоростью автоматной очереди трещала Лапуля, – понятно? Он замечательный, красивый, элегантный. Он Пиркумкакель! Что? Уже? Да, слышу!

Речь Лапули перекрыл резкий звонок. Тут только я сообразила: она разговаривала по телефону, вызвала милицию, а та, вот уж сюрприз, примчалась через считаные минуты после мольбы о помощи.

– Гражданочка, – забасил грубый голос, – в чем причина ваших неприятностей?

– Нас обворовали, – всхлипнула Лапуля, – сломали дверь в ванную!

– Серега, поднимайся, – сказал милиционер.

Я, стараясь не шуметь, поползла к шкафу. Дело плохо, мент увидел разгром и зовет напарника, который сидит в машине. Надо накинуть халат и предпринять новые попытки стащить кастрюлю с ноги.

– Здесь ходит чудовище! – всхлипнула Лапуля. – Черное! Жуткое!

– Че тут, Витек? – вклинился в беседу бойкий тенорок. – Женщина, вы, того, по порядку сообщите причину вызова патруля!

– Я пошла за сметаной, – застонала Лапуля, – вернулась, а он исчез!

– Кто? – деловито спросил Сергей.

– Пиркумкакель, – всхлипнула Лапуля.

Воцарилась тишина.

– Гражданочка, еще раз назовите имя, – потребовал Виктор.

– Пиркумкакель, – послушно повторила Барби.

– Этот… ну сракель… он… ваще кто? – поинтересовался Сергей.

– Ну неужели непонятно? – возмутилась Лапуля. – Имя такое! Пиркумкакель.

– Здорово, – кашлянул Сергей.

– Сколько ему лет? – решил внести ясность Виталий.

– Десять часов, – всхлипнула Барби, – совсем свежий.

– Типа новорожденный? – встревожился Сергей.

– Утром на свет появился, на кухне, – зарыдала Лапуля, – понимаете, он сначала у плиты находился, но там очень жарко.

– Ага, – бормотнул Витя.

– На улице духота, – ныла Лапуля, – на балкон Пиркумкакель я побоялась выставить, там мог дождь пойти, я все думала: где его устроить? Чтобы лежал в удобстве! Носила на руках по квартире, определиться не могла. Потом вспомнила, что к борщу сметаны нет, и угнездила Пиркумкакель в ванной. Место идеальное: тепло, но не душно, сквозняка нет, никто его не потревожит. Убежала в супермаркет, возвращаюсь…

Лапуля зарыдала в голос, ее рассказ стал неразборчивым, понятны были лишь отдельные слова:

– Дверь на полу… из квартиры убежал… черный… тощий… Пиркумкакеля нет… ограбили… украли…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *