Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 20

– Гражданочка, спокойно, – приказал Сергей. – Вить, доложи обстановку.

– Алло, алло, говорит семнадцатый, – забубнил второй милиционер, – находимся по вызову. Хозяйка квартиры утром родила на кухне и пошла в магазин, по возвращении не нашла ребенка. На полу лежит выломанная дверь. В квартиру незаконно проник незнакомец, предположительно лицо кавказской национальности. Черный. Ясно. Понял. Имя похищенного Пиркумкакель. Не знаю. Гражданочка, вы где родились?

– Я москвичка, – всхлипнула Лапуля, – родилась в столице. А что?

– Муж у вас таджик? – спросил Витя.

– Я холостая, – жалобно пропищала Лапуля, – в разводе со всеми бывшими.

– Одинокая мать, – по-своему истолковал ее слова мент, – гражданочка, не рыдайте. Ща все силы бросим на поиски… э… э…

– Пиркумкакеля, – разозлилась Лапуля, – неужели трудно запомнить? Это элементарно! Пиркумкакель!

– Уж простите Виктора, – вступил в беседу Сергей, – имя больно заковыристое.

– Проще некуда, – не сдалась Барби.

– Назовите его приметы, – потребовал Витя, – вес, рост.

– Тянет на три кило, – ответила Лапуля. – И он такой получился… во.

– Крупный, – крякнул Сергей, – во что одет?

– Кастрюлька красная, в белый горошек, – начала Лапуля.

Я посмотрела на свою левую ногу. Так вот что стояло в ванной! Имя то ли холодца, то ли желе Пиркумкакель. Лапуля сварганила к ужину блюдо национальной кухни неведомой страны. Или сварила клейстер? Мою ступню сия субстанция держит очень крепко, и она не вывалилась даже в тот момент, когда я лежала на спине, задрав ногу. И как мне теперь поступить? Выйти из спальни и во всем признаться? Представляете последствия? Надеюсь, Лапуля догадается сказать ментам, что у нее не рождался младенец, а те сообразят, что пару часов назад родившая женщина не помчится за сметаной, и какой дурой надо быть, чтобы засунуть малыша в кастрюлю!

Но дознаватели ни на секунду не засомневались в правдивости полученных сведений, они продолжали заполнять анкету.

– Фамилия? – уточнил Сергей.

– Нету ее, – ответила Лапуля, – просто Пиркумкакель.

– Вашу скажите, – попросил Витя.

– Крыскина, – смущенно представилась Барби.

– Опишите внешность, – потребовал Сергей, – типа волосы…

– Откуда у него волосы? – поразилась Лапуля.

– Ты че, Серега, – укорил коллегу Витя, – все маленькие лысые!

– Мой Пиркумкакель большой, – обиделась Лапуля.

– Конечно, гражданка Крыскина, ваш наилучший, – решил приободрить Лапулю Сергей, – нам нужны приметы, попробуйте описать внешность пропавшего поподробнее.

– Упругий и мягкий, имеет цвет молочного шоколада, – всхлипнула Лапуля, – сладкий-пресладкий, самый сладчайший! Безумно вкусный! Вот!

– Семнадцатый, – заорал Виктор, – внимание! Пропал… э… Пиркумкакель, возраст меньше суток, вес три кило, рост примерно сорок сантиметров, волосы отсутствуют, афромулат. Одет в красную кастрюльку в белый горошек.

Я прикусила губу. Сейчас Виктор получит из Центра по глупой башке, и все прояснится. Но из коридора донесся голос, искаженный рацией:

– Вас понял. Лет меньше двадцати четырех часов, три кило, сорок сантиметров, лысый, афроокрас. Одежда: красная кастрюля в белый горох.

Я попятилась и села в кресло. Они всерьез собрались разыскивать Пиркумкакеля? Это надо прекратить!

– Гражданочка, мы пойдем, – сказал Сергей, – вы тут порядок наведите и не нервничайте.

– Если он сам вернется, позвоните, – велел Виктор.

– Кто сам вернется? Пиркумкакель? Он ходить не умеет, – резонно возразила Лапуля.

– Ниче, гражданочка, не тушуйтесь! – приободрил «мамашку» Сергей. – Все наладится.

Дверь хлопнула, Лапуля вздохнула и ушла в глубь квартиры, я хотела встать, но поняла, что моя нога с кастрюлей застряла под креслом. Я дернулась пару раз и упала, кресло перевернулось и накрыло меня. Слава богу, ноги оказались на свободе, зато все остальное было погребено под массивным креслом. Встать не представлялось возможным.

С огромным трудом, накрытая креслом, как улитка раковиной, я проползла до стула, ухитрилась сдернуть с него сумку, выудить оттуда трубку и позвонить Димону.

Коробок прибыл домой, когда я уже почти задохнулась.

– Здравствуй, большая черепаха, – тихо заржал он, – можно покататься на тебе верхом?

– Тише, – взмолилась я, – надеюсь, Лапуля не видела, как ты вошел!

– Прошмыгнул мышкой, – зашептал Коробок, снимая с меня кресло. – А что у тебя на ноге?

– Пиркумкакель, его сейчас ищет вся милиция Москвы, – всхлипнула я.

На лице хакера не дрогнул ни один мускул.

– Рассказывай!

Хорошо иметь такого друга, как Коробок. Меньше чем через полчаса он разрулил ситуацию. Сначала сбегал в машину, притащил нечто, отдаленно напоминающее лобзик, и распилил кастрюлю. Потом поговорил с Лапулей, выяснил, что пресловутый Пиркумкакель, блюдо эфиопской кухни, является десертом, и соврал Барби:

– Соседская кошка, по кличке Терешкова, упала на наш балкон, унюхала волшебный аромат сладкого, просочилась в ванную, слопала лакомство до капли, а потом удрала домой, сломав дверь.

Лапуля осталась довольна услышанным, Коробок пообщался с милицией, выставил на лестницу испорченную дверь, еще раз озвучил историю про Терешкову и злосчастный Пиркумкакель уже для Анфисы с Маргошей и позвал меня в свой кабинет для инструктажа перед завтрашним походом к торговцу имуществом убийцы Федулова.

Внимательно выслушав Димона, я рассказала ему обо всех событиях сегодняшнего дня и попросила:

– Изучи историю квартиры Тамары Владимировны. Мне кажется, Куклина чего-то недоговаривает, Мотя тоже хитрит. С апартаментами связана некая тайна, у Куклиной есть скелеты в шкафу. По мнению Бурмакиной, Тамаре должно быть страшно в бывшем зале для балов. Почему?

– Я уже смотрел материалы, – ответил Коробок, – удивительное для Москвы дело, но обладатели квартиры не менялись, ею всегда владела семья Куклиных. Ничего криминального за ними не водилось, обычные люди, трудяги, ни скандалов, ни приводов, ни отсидок, вообще ничего. Не привлекались, не судились, не участвовали… сплошные «не».

– И тем не менее Мотя говорила про страх! – не успокаивалась я.

– Они пожилые тетки, – отмахнулся Коробок, – может, не спят по ночам, чудятся им привидения.

Я опять не согласилась с хакером:

– Старухи с удовольствием сообщили бы нам о призраках. Мотя же обмолвилась про страх, осеклась и удрала. Словно испугалась, что растрепала большой секрет. Что-то здесь не так.

Димон уставился в ноутбук.

– Сама посмотри. Жизнь Тамары Владимировны прозрачна, как слеза ребенка. Никаких родственников, кроме умерших родителей, замуж не выходила, старая дева.

– Можно не иметь в паспорте штамп и менять мужиков с калейдоскопической скоростью, – протянула я. – Вот это что за пометка?

– В восемьдесят третьем году Куклина теряла паспорт, – пояснил Димон, – ей выдали новый документ, но это рядовая ситуация. Может, у нее сумку сперли.

– И в то же время она сменила работу, – отметила я, – смотри, Тамара Владимировна работала ветеринарным врачом в клинике на улице Вяткина, осенью восемьдесят третьего она резко поменяла специальность, устроилась в театр-зверинец «Три поросенка»[6] служительницей при животных. Явное карьерное падение. Ветдоктор определенно получает больше, чем чистильщик клеток. Отчего Куклина решилась на подобный шаг?

Димон не усмотрел в ситуации никаких странностей.

– Этому найдется сто причин: далеко ездить в клинику, поругалась с начальством, не поладила с коллегами.

– Непохоже, – уперлась я, – она долго работала на одном месте, а в восемьдесят третьем сорвалась, да еще и поменяла паспорт. Вдруг это звенья одной цепи?

– Ладно, – сдался Димон, – копну глубже, а ты не опоздай завтра на встречу с продавцом эксклюзива.

6

Название придумано автором, любые совпадения случайны.

Ровно в полдень я вошла в небольшую палатку на Дорогомиловском рынке и увидела кудрявого небритого смуглого мужчину, который моментально стал соблазнять потенциальную покупательницу.

– Бери манго.

– Спасибо, не надо, – отвергла я его предложение.

– Сладкий, как мед, – продолжал торговец, – не иностранный, наш, подмосковный!

– Манго не растет в средней полосе России, – улыбнулась я, – это не картошка.

– Зачем говоришь! – всплеснул руками продавец. – До Мичурина груш не было, а он их скрестил, и получилась бэра. Вот и манго теперь вывели. Ты попробуй!

Ловким движением мужчина схватил нож, вытер его о грязную тряпку и хотел разрезать плод.

– Не портите фрукт, – остановила я его рекламный порыв, – меня тут ждут, пароль число двенадцать.

Продавец поскучнел и ткнул пальцем в дверь за своей спиной.

– Ходи туда.

Я пролезла между штабелями ящиков и втиснулась в крохотный чуланчик. Между коробками с бананами стояли пластиковый стол и пара стульев, на одном сидел парень самой простецкой внешности: круглое лицо, голубые глаза, нос картошкой, светлые волосы и россыпь веснушек, на вид ему было лет семнадцать.

– Ну, показывай, – с порога велела я, – принес?

– Деньги есть? – спросил «бизнесмен».

– Товар подойдет – получишь, – твердо ответила я.

– Сначала бабло, – ухмыльнулся паренек.

– Начнем по новой, – вздохнула я, – меня зовут Таня, а тебя?

– Я Ваня, – с усмешкой откликнулся юноша. – Таня – Ваня, шикарно звучит.

– Мне нужна рубашка Сергея Федулова! – заявила я. – Если все тип-топ, еще заказы будут.

– Вот тут она, – кивнул Ваня.

– Вынимай! – обрадовалась я.

– Бабки!

– Сначала товар!

– Деньги вперед, – уперся парень.

– Ладно, – сдалась я и вынула из сумки тугую пачку банкнот.

Юноша потянулся к купюрам.

– Дай позырить.

Но я была начеку.

– Нашел дуру! Доставай рубашку.

Ваня взял кейс, вынул оттуда пакет, извлек помятую светло-желтую тряпку, украшенную бурыми пятнами, и положил на стол.

– Во!

– Сорочка точно Федулова? – спросила я.

– Без обмана, – кивнул Ваня, – могу доказать.

Мне стало интересно.

– Как?

Парень вытащил из кейса фотографию.

– Гляди. Арест преступника, его ведут к машине. Кто-то на мобильник щелкнул, видишь, в какой он рубашке?

– Ну, похоже, – кивнула я, открывая сумочку и вытаскивая скальпель, – осталась мелкая деталь.

– Этта чего? – забеспокоился Ваня.

– Очень осторожно острым ножичком отскребу частичку присохшей крови. Не бойся, ткань не испортится. Потом помещу соскоб в пробирку, капну немного раствора и узнаю правду, – прощебетала я.

– Какую? – разинул рот Ваня.

– Кровь человеческая или принадлежит животному, – охотно объяснила я.

– Эй, мы так не договаривались, – забеспокоился Иван.

– Думаешь, я просто так отдам тебе кругленькую сумму? – фыркнула я. – Не для себя беру, хозяин послал. Он у нас фанат Федулова. Разозлится, если я фуфло притащу. Так как, сделаем тест?

Ваня замотал головой.

– Не моя вещь! Вдруг испортится!

– Значит, сделка не состоится, – резюмировала я, – босс меня за предусмотрительность похвалит, а твой шеф тебе по башке настучит.

– Не за что, – без особой уверенности ответил парень.

– Много у Федулова фанатов? – усмехнулась я.

– На его сайте человек десять топчется, – объяснил Ваня.

– И каждый готов гору валюты отвалить? Сорочка очень дорогая, – напомнила я, – вот записки Сергея не очень в цене, он их постоянно строчит, забросал всех письмами, а вещи редкость. Твоему начальнику покупателя лучше моего босса не найти. Позвони ему, посоветуйся, спроси разрешения.

Ваня насупился.

– Он того, выключил телефон.

– Обычно твой босс всегда на связи? Может, проспал? – заулыбалась я. – Он старый?

– Да нет, – пожал плечами Ваня, – ну, ему больше лет, чем мне, но еще не пень.

– Небось в клубе плясал, – засмеялась я, – девочки, коктейли, вот и дрыхнет.

– Не, – замотал головой Иван, – он не из таких, работает, и все. Его девки не волнуют.

– Гей? – предположила я.

– Тьфу! – отмахнулся Иван. – Нормальный мужик, бизнес у него большой, антикварный. Рубашка ему случайно попалась, ее один мент сдал, ну и лежала себе до случая.

– Соединяйся с начальством, или я немедленно ухожу, – решительно заявила я, – ищите тогда другого фана. Впрочем, я и сама могу на твоего босса выйти. Дело нехитрое, раз-два, и готово.

– Наверное, ему совсем с животом плохо стало, – промямлил Ваня, – приболел и звонок убрал, не надо его тревожить.

– Кого? – напряглась я.

– Шефа, – бесхитростно сообщил Ваня, – у него вчера живот скрутило, к врачу поехал. Я за старшего пока. Могу цену скостить.

– Твоего босса случайно не Игорь Григорьевич Венев зовут? – тихо спросила я. – Отец у него Григорий Игоревич, а ты, Ваня, сам часом не из мусоролазов?

Глаза парня приняли форму блюдец.

– Я пошел, – быстро сказал он.

Я выхватила из сумочки пистолет «Оса».

– Сядь, Ваня.

– Сел, – в ужасе глядя на черный ствол, прошептал паренек, – тетенька, я ничего плохого не думал, ей-богу.

Я спрятала оружие и достала рабочее удостоверение.

– Еще раз начнем от печки. Меня на самом деле зовут Татьяной. А тебя?

– Павлик, – по-детски представился парнишка, – мне шестнадцать, я несовершеннолетний.

– Хорошая новость, – согласилась я, – но, если дать делу официальный ход, образуется букет из малоприятных статей: мошенничество, кража, ну и так далее. За такое даже малолетке полной мерой розог достанется.

– Тетя Таня, – заныл Павлик, – я не воровал!

– А рубашка Федулова? – ткнула я пальцем в сорочку. – Она сама сюда пришла?

– Тетя Танечка! Одежда не всамделишная, – всхлипнул Павлик, – простите! Сам не знаю, как это вышло. Случайно. Это Алиска придумала, она мне про чистильщика рассказала, тот к Игорю Григорьевичу постоянно эти… как их… ну… раритеты приносит! Плохого мы не затевали. Я мотоцикл хочу, Алиске мобильник и хороший ноутбук нужен, а там типа интернет-магазин. Я очень испугался, когда вы найти начальника пообещали, вот и сказал про больницу, он и правда там. Ой, Алиска на меня обозлится, что я лишнее сболтнул!

Я стукнула кулаком по столу.

– Стоп! Выкладывай все спокойно! Кто такая Алиса? Что за сетевая лавка?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *