Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

– Понимаете, меня смерть Венева не колышет, – отрубил Семен, – вот Алевтину жаль. Она чужому ребенку помогала, деньги давала.

– Вы продолжаете дружить с Романом? – спросила я.

– Он умер, – коротко ответил Сеня, – под машину попал. Жизнь постепенно отнимает у меня близких.

– Ирина тоже скончалась, – добавила я.

Сеня вздернул брови.

– Кто вам сказал?

Мне не хотелось упоминать имя Сони.

– Почему-то я так подумала, Малышева пожилой человек.

– Она жива, – пожал плечами Семен, – находится в доме престарелых. Ну, по крайней мере она была в порядке до Нового года, открытку мне прислала, сейчас покажу.

Он протянул руку, порылся в груде хлама на подоконнике и выудил оттуда небольшую карточку.

– Вот, можете посмотреть.

Я взяла почтовую открытку. «Милый Сенечка! Очень скучаю без тебя, а твой номер телефона забыла! Хорошо хоть адрес помню, да не знаю, живешь ли ты на старом месте. Надеюсь, ничего не изменилось и записочка дойдет. Я чувствую себя слабой, вот бы перед смертью с тобой встретиться. Все вспоминаю Романа, как вы дружили, в тайном месте секретничали, а я вас ругала за непослушание. Приезжай, голубчик, доставь мне радость, не хочется помирать не попрощавшись. Добираться до нас просто. С Киевского вокзала, до станции Матвеевская, а там рукой подать, интернат наш называется «Белый ключ». Надеюсь тебя скоро увидеть. Твоя тетя Ира».

– Вы с ней встречались? – спросила я.

– Нет, – буркнул Семен, – некогда, дом расселяют, я себе квартиру нормальную выбиваю, лишнего часа нет. И о чем с ней говорить? Я стараюсь из дома надолго не уходить, могут в отсутствие хозяина вещи вытащить и во дворе бросить. Я у местных властей как бельмо на глазу. Соседи тупые, они безропотно в Зябликово подались, но я не такой! Знаю свои права, мне положена однушка в центре. Слушайте, зачем вы приехали? А! Понял!

Семен резко встал и выпрямился.

– Веневы померли. Оба! И Григорий, и его любимый сын! Из родни никого не осталось! Одна Соня! Но она не хочет батюшку хоронить, он с ней разосрался. Все понятно! Нужен человек, который займется похоронами. Ну это не ко мне. Денег у меня нет, как и желания устраивать погребение! Отправляйте их в крематорий за госсчет! Ясно я высказался?

– Предельно, – кивнула я.

– До свидания, – заявил Хватайка, – более ничего добавить не могу.

– Еще вопрос, – я проигнорировала слова Семена.

– До свидания, – холодно отрезал тот, – вас до двери проводить?

Делать было нечего, пришлось вежливо распрощаться с хозяином. Я спустилась во двор и увидела Приходько, который сидел на детской площадке.

– Ну что? – оживился Федор. – Коробков велел мне срочно сюда лететь.

– Слушай внимательно, – приказала я, – на лестнице у двери Хватайки в мусорном ведре лежат белый халат, стетоскоп и шапочка. Думаю, это Семен увел Ренату из клиники.

– Он что, дурак? – заморгал Федор. – Зачем выбрасывать одежду возле своей квартиры?

– Вероятно, он не умен, – согласилась я, – или решил, что ему нечего бояться, в доме нет соседей.

– Что нам теперь делать? – осведомился Приходько. – Вау, смотри, из подъезда мужик вышел с ведром! Это же Семен!

Я живо дернула практиканта за рубашку, мы присели около деревянного Винни-Пуха и стали наблюдать за ювелиром. А тот совершенно спокойно подошел к мусорному баку, вывалил в него мусор и отправился назад.

– Значит, так, – зачастила я, – сейчас я заберу халат, шапочку и стетоскоп, доставлю их Фатиме на экспертизу, а ты следи за Хватайкой. Ренаты в его квартире нет, значит, он спрятал девушку в другом месте.

– Где? – задал гениальный вопрос практикант.

– Не знаю, но надеюсь, что он скоро пойдет туда и приведет на хвосте тебя, – ответила я.

– Зачем Семену Рената? – продолжал недоумевать Приходько.

– Не знаю, – сквозь зубы пробурчала я.

– Нестыковочка, – не успокаивался Федя, – спиной чую, не связывается узел.

– Почему? – возмутилась я. – Халат в мусорке!

– Может, это его личный, – возразил Приходько.

– Здорово, – обрадовалась я, – Хватайка в нем врача изображал. Сеня любит ролевые игры, переодевается в доктора, очень сексуально! Лучше замолчи и слушай меня.

– Многие люди дома ходят в халатах, – отстаивал свою позицию Приходько.

– Белых? – хмыкнула я. – И в шапочках?

– Может, у него голова мерзнет, – уже с меньшей уверенностью вякнул Федя.

– А стетоскоп? – вопросила я.

– Давление по старинке меряет, – нашелся и тут практикант, – не электронным аппаратом, а старперским, со ртутным столбиком. Бессмысленно отдавать шмотки на экспертизу.

– Почему? – возмутилась я.

– Если на них найдут отпечатки пальцев, волосы или кожные частицы Хватайки, это будет свидетельствовать лишь об одном: он надевал халат. Как связать Семена с похищением Ренаты? – выпалил Федя.

– Вот за этим вещи и нужны, – терпеливо ответила я, – на них могут обнаружиться волосы Ренаты или капельки ее слюны.

– Ну ладно, – сдался Приходько. – Но вот чего я не пойму!

– Что еще? – зашипела я. – Чем твоя спина озабочена?

– Откуда Хватайка узнал, что мы повезем Ренату в клинику? – спросил Федор. – Ей стало плохо внезапно!

Я задумалась. Хороший вопрос. Васькина почувствовала себя плохо в переговорной, Федор прав, никто загодя не планировал поездку в больницу. Ну как Семен узнал про нашу поездку?

– Дырявая кастрюля, – вдруг заявил практикант.

Я вынырнула из тягостных мыслей и уставилась на Федора.

– Дырявая кастрюля, – повторил тот, – не понимаешь?

– Не совсем, – ответила я, – ты жалуешься на испорченную кухонную утварь?

Федор противно хохотнул.

– Я слышал, что ты на редкость сообразительная, но, извини, пока не заметил твоей прозорливости. Утечка у вас в коллективе.

– Утечка? – повторила я. – В смысле?

– Дырявая кастрюля, – с тупым упорством повторил Федя, – кто-то в бригаде сливает инфу!

Заявление Приходько было настолько шокирующим, что я вместо того, чтобы возмутиться, деловито спросила:

– А смысл? Посторонним наши дела не интересны.

– Тупица, – почти ласково укорил меня Федор. – Вот поэтому Чеславу удается водить тебя за курносый нос. Деньги! Они главная причина всего на земле. Рублики-тугрики-бублики! Андестенд?

Мне стало жарко. Пальцы помимо воли сжались в кулаки, я сделала шаг вперед, выдохнула и зло сказала:

– Слушай меня внимательно. Нас в бригаде временно осталось три человека, не считая экспертов. За Чеслава и Коробка я ручаюсь головой. Запомни, в коллективе нет предателей, как нет и жадных людишек. Знаешь, что сейчас чует моя спина? Мы с тобой не сработаемся. Лучше попросись в другое подразделение.

– Меня прислали к вам на практику, – вякнул Приходько.

– Можешь быть уверен, что получишь незачет, – пообещала я.

– Это угроза? – нахмурился Федор.

– Нет, объективная оценка, – стараясь говорить спокойно, произнесла я, – вместо того чтобы заниматься делом, ты выдвигаешь идиотские, порочащие коллег гипотезы.

– Значит, Чеслав и Коробок вне подозрений? – насупился парень.

– Для тебя компьютерщик Дмитрий, – твердо произнесла я. – Коробок он мне! Да, эти люди безупречны.

– А ты? – прищурился Федя. – За себя поручишься? У тебя небось в душе живет обида, как же, отняли мужа! Отправили фиг знает куда!

Моим первым желанием было со всей силы пнуть мерзавца, а когда тот упадет носом в детскую песочницу, сесть ему на спину и тыкать лицом в желтое месиво, куда, очень надеюсь, пописали все кошки и собаки района. Как я удержалась? Понятия не имею! Включила всю силу воли, откашлялась и сказала:

– Федор, давай работать. Пока мы тут занимаемся ерундой, по городу разгуливает опасный преступник. На личные темы поболтаем как-нибудь потом. Слушай меня внимательно: в бригаде предателей нет. Это аксиома, запомни ее и никогда не подвергай сомнениям, ты ведь не сомневаешься, что Земля круглая? Вот и в нашем случае не надо. НЕ НАДО.

Федор надул щеки, но промолчал.

– Отлично, – продолжила я, – не скрою, у меня о тебе сложилось не самое лестное мнение, поэтому, если хочешь остаться в подразделении Чеслава, прояви хорошие рабочие качества. Тщательно проследи за Семеном. У тебя времени четыре часа, потом сменим. Найди укромное место и приглядывай за окнами его квартиры и дверью подъезда. Если Хватайка покинет дом, иди за ним, да не забудь сообщить Димону о том, что двинулся за дичью. Коробок проследит твой путь по компьютеру, в телефоне есть специальный передатчик, при помощи которого…

– Знаю, – перебил меня практикант.

– Отлично, – кивнула я, – ни во что не вмешивайся, не лезь с голыми руками на танк. Твоя задача только наблюдение. Это приказ.

Убедившись, что Федор твердо усвоил инструкцию, я, вздернув подбородок, пошла к машине. Сейчас приеду в офис и сообщу Чеславу о подозрениях практиканта. Надеюсь, босс сделает правильный вывод: ему не захочется брать в дружный коллектив мокрицу, которая, не проработав и недели, готова затеять полномасштабную охоту на ведьм.

Но шефа в кабинете не оказалось, зато там обнаружился Димон в окружении большого числа мерцающих компьютеров.

– Он просто выслуживается, – сказал хакер, выслушав мой рассказ про практиканта, – вот и наболтал чепухи. Слушай, я тут нашел кое-что интересное.

– Рассказывай, – попросила я.

Димон взял стаканчик с кофе.

– Веневы были очень богатыми людьми. Григорий Игоревич имел большой магазин, где торговали псевдоантиквариатом и шмотками со свалки. Еще ему принадлежала интернет-лавка «Бабуschка» с тем же ассортиментом.

– Где, кроме обычного товара, Игорь отпускал еще и экспонаты для коллекций всевозможных фанатов, – перебила я, – не брезговал никаким покупателем, даже тем, кто хотел иметь вещи преступников. Папаша скупал у чистильщиков предметы с мест убийства, а сыночек втридорога их сплавлял любителям.

– И снова он не нарушал закон, – заявил Коробок, – родственники велели выкинуть шмотье, чистильщик его забрал. Это как поднять с тротуара банановую кожуру.

– Поэтическое сравнение, – хмыкнула я.

– Зайчик, который бежит вперед папочки, непременно угодит в капкан, – перешел на свой сленг Димон, – мамо, захлопни рот и разуй уши.

– Сейчас сниму с ушей ботинки, – пообещала я.

– А ротик на замочек, – не перестал дурачиться Коробок. – Внимание! Интересная деталь! Земля, на которой расположена свалка, официально принадлежит Григорию Веневу, он ее приобрел под застройку.

– Чушь! – фыркнула я. – Там помойка!

Димон ткнул пальцем в ноутбук.

– Навозную кучу разрывая, тигр нашел жемчужное зерно.

– Неверная цитата, – улыбнулась я, – в басне основное действующее лицо – петух.

– В нашем случае более уместен тигр, – заметил хакер, – я полазил кое-где и сейчас могу рассказать тебе историю свалки. Никто не знает, когда на месте старого песчаного карьера впервые выгрузили мусор. Разрешения на организацию помойки никто не давал, она возникла стихийно, очень давно, поговаривают, еще до войны. Почему местные власти не запретили сваливать в овраг отбросы? Ответа нет, жители близлежащего населенного пункта Давыдово не протестовали, наоборот, были довольны «Клондайком». Пару раз, в шестидесятых и семидесятых годах, санэпидемстанция затевала проверки, но потом все устаканилось, на стол к чиновникам ложились отчеты, в которых было написано: свалка умерла, в Давыдове полнейший порядок. Думаю, тут не обошлось без взяток, которые раздавал отец Григория Игоревича. В начале восьмидесятых, пользуясь полнейшей неразберихой в стране, Венев купил бывший карьер. Сохранился план поселка, который Григорий Игоревич якобы собирался построить на месте помойки. Огромный участок земли достался ему за копейки. Вот уже многие годы он «сносит» свалку, якобы уничтожая ее. У него имеются все необходимые документы, разрешения и акты. Придраться к деятельности Венева трудно. Только он очистит квадрат площади, как ночью, тайком, сюда прикатят грузовики и свалят там отходы. Просто беда! Понимаешь?

– Интересно, какому количеству госслужащих Григорий Игоревич платил взятки? – вздохнула я.

– На безбедную жизнь ему оставалось, – заявил Димон, – кроме магазинов и земли, у старшего Венева было две квартиры, дача, несколько машин и счета в банках. В его завещании указан лишь один наследник – Игорь.

– Но он умер. Кому достанется наследство? – спросила я.

– Если никто не предъявит прав, оно отойдет государству, – вздохнул Димон. – Что ты собираешься делать?

– Через четыре часа надо сменить Приходько, – пояснила я, – очень надеюсь, что…

В ту же секунду в кабинет вошел Чеслав, и мне пришлось рассказывать боссу о беседе с Семеном.

– Хорошо, езжай немедленно к Ирине Малышевой, – решил босс, – она в открытке упомянула про какое-то «тайное место», где ее сын и Семен любили секретничать. Попытайся вытянуть из нее, где оно находится, вероятно, Хватайка отвез туда Ренату. Сейчас приоритетная задача найти женщину, все остальное побоку.

– Уже поздно, – робко напомнила я, – вероятно, дверь в дом престарелых заперли.

Шеф взглянул на часы.

– Если поторопишься, успеешь к Ирине до восьми.

– Мне надо сменить Федора, – напомнила я.

– Отправляйся к Малышевой, – велел Чеслав.

Приказы не обсуждают. Я села в машину и помчалась в Матвеевское. Во второй половине дня Садовое кольцо превращается в мешанину из автомобилей, но мне неожиданно повезло. Я без проблем долетела до съезда на Кутузовский и с изумлением поняла: вечно погибающий в пробке проспект почти пуст, к Триумфальной арке спешит считаное количество машин.

Не возникло проблем и с входом в дом престарелых, приятная женщина на ресепшн спросила:

– Вы к кому?

И, услышав в ответ:

– Хочу увидеть Ирину Малышеву, – приветливо объяснила, где я могу отыскать старушку.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *