Агент 013

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

– С удовольствием послушаю, – внезапно ожил второй Семен и исподлобья глянул на своего двойника.

– Хватит на меня пялиться! – взвизгнул тот.

– Брэк! – приказал Димон. – Все молчат, Татьяна говорит.

Я кивнула.

– Спасибо. Чтобы всем стал понятен смысл происходящего, начну издалека, с того момента, как Алевтина вышла замуж за Григория Венева.

У Али была крохотная дочурка Сонечка. Сейчас, когда супругов Веневых нет в живых, мы никогда не узнаем правду об их добрачных отношениях. Свадьбу затеяли через неприлично короткое время после смерти первого мужа Али. А рождение шестимесячного, но тем не менее абсолютно здорового, крепкого Игорька наводило на простую мысль: Алечка с Григорием были любовниками еще при жизни прежнего ее супруга. Но не будем осуждать их. Григорий Игоревич удочерил Соню, оформил надлежащим образом бумаги, девочка получила отчество нового папы и его фамилию. Думаю, в тот момент Гриша искренне надеялся, что малышка станет ему дочерью, но, к сожалению, с самого раннего возраста Сонечку отличало ослиное упрямство. Девочка имела по каждому поводу личное мнение и не собиралась его менять. Такую твердость характера отчим считал пагубной, он был крайне авторитарен, тоже имел по каждому поводу свое мнение и не собирался его менять. Доходило до смешного. Соня не хотела даже пробовать куриный суп, а Григорий Игоревич полагал, что бульон крайне полезная вещь, и приказывал: «Ешь без разговоров». Девочка отказывалась, Венев настаивал.

К слову сказать, Игорь всегда подчинялся отцу. Он слегка побаивался родителя, но обожал его и не хотел расстраивать. А в Соне играла кровь. Уступить отцу и слопать злосчастное первое она не собиралась! Достойный повод для ссоры.

Скандалы в семье Веневых вспыхивали по поводу и без оного. Представляю, как переживала Алевтина. Ей никак не удавалось примирить дочь и мужа. В конце концов Григорий Игоревич понял: Соня родная ему лишь на бумаге, крови Веневых в девочке нет ни капли, она полностью удалась в своего родного папеньку, никчемного человечишку. Вот Игорек другое дело, он радость отца, послушный мальчик. Григорий Игоревич махнул на девочку рукой. Пусть живет как хочет. Войн в доме стало меньше, Алевтина, наверное, обрадовалась, но тут жизнь подбросила ей новое испытание. К Веневым пришел Сеня.

Григорий Игоревич чуть не задохнулся от ярости, когда узнал, что Лилия Хватайка родила от него ребенка. Ну какой мужчина серьезно относится к одноразовой партнерше? Король свалки и думать забыл о той ночи, и вот к нему заявилось ее напоминание по имени Семен.

Григорий Игоревич рассвирепел и выгнал мальчика вон. Но у Алевтины, в отличие от мужа, было доброе сердце, она очень любила детей, а Сеня как две капли воды походил на Игоря. Вот жалостливая Аля и пристроила мальчика к своей домработнице Ирине Малышевой.

Сене не очень-то повезло с мамой, легкомысленная Лилия не занималась им, зато мальчик встретился с Ириной и крепко подружился с ее сыном Романом Бубновым. В жизни Семена началась светлая полоса, он чувствовал себя любимым, о нем заботились. Малышева старалась угостить незаконнорожденного сына Венева вкусностями, Алевтина экономила на хозяйстве, тайком продавала фарфоровые безделушки и давала домработнице деньги на покупку одежды, книжек и игрушек для Семена. Игорь и Соня тоже не были обделены вниманием, Аля любила всех детей, она не делила их на «твоих», «моих» и «наших». Но Алевтина была хорошей женой. Не желая волновать супруга, она тщательно скрывала от того свои траты.

В относительном спокойствии семья Веневых жила до того момента, как Софья поступила в институт.

Здесь я должна отвлечься и описать внешность девочки.

– Зачем? – сердито буркнул первый Семен. – Мы что, будем слушать поток вашего сознания?

– Все, что я говорила, может показаться вам ненужным, – сказала я, – но, поверьте, каждое слово очень важно. Цветок вырастает из семян, и от них зависит, что появится на свет: незабудка, астра или флоксы. Прояви Венев в свое время чуткость, уступи Соня отцу, вероятно, ничего бы не случилось. Игорь Венев и Григорий Игоревич сейчас спокойно ворочали бы бизнесом, да и Рената не лежала бы в морге. Мы же сегодня собираем урожай, посеянный давно, и внешность Сони в этом деле очень важна. Увы, девочка уродилась не особенно красивой. Она невысокого роста, коренастая, с крепкими, короткими ногами, ширококостная. Прибавьте низкий голос, неулыбчивость, вечно нахмуренный лоб, сдвинутые брови, и станет понятно: мальчики не бегали за Веневой табуном.

Совсем не обязательно быть красавицей, чтобы стать первой девушкой на деревне. Очень часто внимание мужчин привлекают не яркие женщины, а веселые, обаятельные, легкие на подъем. Такие хорошо танцуют, вкусно готовят, реализованы в профессии. У Сони не было никаких козырей. Унылая, некрасивая школьница, переползавшая из класса в класс на одних тройках, стала в конце концов студенткой. Правда, оказавшись на первом курсе, Соня слегка расцвела и даже обзавелась парочкой подруг, одна из них и познакомила ее на дискотеке с Осипом Кошмаровым.

Я схватила со стола бутылку с водой, сделала несколько жадных глотков и продолжила:

– Осип умер, и мы не можем задать ему простой вопрос: «Скажи, зачем ты женился на Соне?»

– Он ее полюбил, – подал голос Федор, – с первого взгляда.

Я усмехнулась.

– Извини, не верю. Страсть, да, она может вспыхнуть при виде девушки, но любовь рождается постепенно, по мере того, как человек узнает партнера. Думаю, Осипом руководили другие причины. Я уже говорила, что Соня была малоинтересной внешне, она держалась букой, не умела поддержать разговор, смущалась, ну как такая могла привлечь внимание Осипа?

Нет, Кошмаров знал, чьей дочерью является Софья, он хотел проникнуть в семью короля свалки, стать там своим человеком. Осип полагал, что Григорий Игоревич примет его с распростертыми объятиями, не станет разрушать счастье дочери. Кошмаров тогда не знал, что Соня ребенок Алевтины от первого брака. Полагаю, Венев не откровенничал на тему своей личной жизни, Соню он удочерил совсем крошкой, правду об отце девочки знали немногие, Кошмаров к ним не принадлежал.

Осипу очень хотелось разбогатеть, а Соня стала его пропуском в обеспеченное будущее. Ну и пусть она не Елена Прекрасная, зато за ней дадут немалое приданое, а после пышной свадьбы рейтинг Осипа взлетит вверх, он больше не будет мелким мошенником и мальчиком на побегушках, зятя Венева начнут уважать. Совсем не оригинальный способ продвинуться вверх по социальной лестнице, его часто использует особая порода мужчин, ярким представителем которой являлся Кошмаров.

Охмурить Соню, у которой никогда не было кавалера, оказалось ерундовым делом. Нескольких дней хватило на то, чтобы девушка влюбилась в Осипа без памяти и сообщила матери: «Я выхожу замуж».

В отличие от Игоря, которого Венев чуть ли не с пеленок таскал в Давыдово, Соня никогда не ездила на свалку, кто такой Осип Кошмаров, она не знала. Кстати, наш «Ромео» тоже не бывал в Давыдове, он предпочитал жить за счет матери, которая лазила с острой пикой по горам отбросов. В свое время Григорий Игоревич отлупил подростка за жестокое обращение с родительницей, Венев особо не заморачивался педагогическими методами, выдрал Осипа и пригрозил ему: «Тронешь мать пальцем, ноги-руки повыдергаю».

И Осип более не показывал носа на свалке. Почему, учитывая негативный опыт отношений со старшим Веневым, Кошмаров решил сделать предложение Соне? Ответа мы не узнаем, но, предполагаю, Осип думал, что Григорий Игоревич давно забыл старые распри и, как все родители, желает счастья дочери. Да, очень часто отец, услышав от девочки слова: «Папа, вот мой жених», кричит в ответ: «В загс только через мой труп», а потом остывает и закатывает пышную свадьбу.

Но в случае с Веневым Кошмаров ошибся, Григорий Игоревич выгнал Соню из дома, а та, обидчивая, злопамятная и упрямая, убежала, не взяв даже зубной щетки. И опять Осип неправильно оценил произошедшее. Наверное, он подумал: ничего, Григорий Игоревич позлится и перестанет, Алевтина сможет примирить мужа и дочь.

Но Венев не спешил звать Соню назад и не собирался встречаться с ее супругом. Смею предположить, что отношения в молодой семье развивались непросто. Несмотря на откровенное недовольство падчерицей, отчим никогда не унижал ее, не морил голодом, не заставлял носить рванье. В детстве и ранней юности Сонечка спала в красивой комнате, хорошо питалась, одевалась в симпатичные платья, которые ей в избытке покупала мама, имела игрушки, книжки, конфеты. Да, у старшего Венева был нелегкий характер, он требовал от домашних безоговорочного подчинения, не слушал ничьих советов, но он никогда не был подлым, поэтому материально Соня была хорошо обеспечена, и она ничего не умела делать по хозяйству.

Став законной женой Осипа, Сонечка попала в иную реальность. Крохотная неуютная квартира. Частое отсутствие денег и необходимость готовить, стирать, убирать. Да, молодая жена была без памяти влюблена в мужа, но это чувство довольно скоро могло разбиться о быт. Розовые очки свалятся с носа Софьи, и она начнет задавать Осипу простые вопросы: где ты работаешь? Почему не получаешь зарплату регулярно? Мы всю жизнь будем ютиться в трущобе? Ей захочется подарков от супруга, поездок летом на море, шубку зимой. Сколько времени страсть будет побеждать бытовые неудобства? В конце концов Софья могла подать на развод и уйти от Кошмарова. И парень придумал замечательный способ привязать жену, рассказав ей о своей работе спецагентом.

Федор противно захихикал, Коробок тоже не сдержался от смешка, я повернулась к коллегам:

– Забавно, да? Но давайте вспомним, что Софья наивный человек, в школе ее часто разыгрывали дети, всякий раз девочка попадалась на их удочку, а еще женщины склонны верить любимым и гордиться ими. Увы, некоторые мужчины врут своим женам, а у Осипа был настоящий талант по этой части, он по полной программе задурил супруге голову, пообещал ей светлое завтра, спел о своей службе на благо Отечества. Пожалуйста, не забывайте, что Сонечке едва исполнилось восемнадцать, когда она вышла замуж, девушка была почти ребенком.

Не успел Осип порадоваться своей находчивости и богатой фантазии, как его арестовали и отправили на зону. Кошмаров передал Соне письмо, в котором просил ее не приходить на суд и не ездить на свидания, дескать, ему, бойцу невидимого фронта, визиты жены могут навредить. Софья должна спокойно учиться в институте и слать Осипу посылки.

Я прошлась по комнате, снова села и продолжила:

– Когда я была дома у Софьи, она продемонстрировала коробку с посланиями от мужа. Честно говоря, мне после просмотра коротких записок сразу стало ясно, как Кошмаров относился к жене. Ну посудите сами, его арестовали, юная супруга осталась одна, она студентка, не работает, да еще порвала отношения с родителями. Осип по логике вещей должен был начинать свои письма с вопросов: «Милая, как ты справляешься без меня? Не голодаешь? Не болеешь?» Но послания содержали списки продуктов, осужденный требовал сгущенку, сливочное масло, чай, сырокопченую колбасу, растворимый кофе, тушенку, сахар, сигареты. Его не волновало, где Соня возьмет денег на их покупку, она была обязана раздобыть средства. Сонечка оказалась в очень тяжелой ситуации, а спустя несколько недель после ареста Осипа она поняла, что беременна.

Весть о беременности Кошмаров принял без особого восторга. Он отправил жене сообщение, где прямо высказался: «Сейчас не самое подходящее время становиться матерью».

Но мы ведь знаем об упрямстве Софьи! Она обожает мужа, гордится его благородной работой, она на пике эмоций. Разве можно в таком состоянии пойти на аборт!

Соня оставляет малыша. Однако через некоторое время она понимает, что в одиночку ей не справиться, и, наступив на горло своим принципам, обращается за помощью к матери.

Алевтина не может принять дочь назад, Григорий Игоревич в свое время жестко сказал супруге: «Выбирай: или Соня, или мы с Игорем». Но давать деньги девочке она в состоянии. Теперь уже Софья демонстрирует бескрайний эгоизм. Каждый раз, когда домработница Ирина передает ей некую сумму, девушка молча хватает конверт и уходит, не спросив ничего о матери.

Кошмарова не заботило, где беременная жена возьмет средства на посылки, чем сама будет питаться. А Соня не беспокоится, каким способом мама нароет для нее денег. В чем-то Осип и Соня похожи, они оба эгоисты, но, надо отдать должное Софье, пока муж мотает срок, она переводится на заочное отделение института и пристраивается художником в маленький театр, там платят совсем немного, но это лучше, чем ничего.

Когда Кошмаров выходит на свободу, маленький мальчик уже бегает по каморке. Кое-кто из уголовников, увидев родного сына, давал себе слово навсегда порвать с миром криминала и начинал честно работать, чтобы иметь возможность воспитывать малыша. Но у Осипа другой склад характера. Кошмаров возобновляет старый образ жизни, он даже наглеет до такой степени, что устраивает себе «офис» в Давыдове, приглашает для переговоров нужных людей в старую избушку матери. Григорию Игоревичу это категорически не нравится, и домик Кошмарова сгорает. Полагаю, пожар не улучшил отношений зятя с тестем, Осип затаил на него злобу и в конце концов сообразил, каким образом заполучить бизнес Венева. Что произойдет, если Григорий скончается? Кому достанутся «золотые» кучи? Кстати, кроме терриконов, у Григория Игоревича есть еще квартиры, машины, загородный дом, магазины. Ему принадлежит земля, на которой раскинулась свалка. Наследник Венева захапает огромный куш. И кто у нас наследник?

– Игорь, – уверенно ответил Коробок, – Григорий Игоревич и не скрывал, кому отписал имущество, любимому сыну, который всегда и во всем слушался отца, смотрел ему в рот, не принимал самостоятельных решений, был таким, каким его желал видеть старший Венев.

– Правильно, – кивнула я, – а если и Игорь умрет?

– Ну, тогда, наверное, Алевтина? – предположил Федор. – Я не слишком сведущ в гражданском праве, но знаю, что есть наследники так называемых очередей. Если умирает тот, кому отписано имущество, оно переходит по очереди сначала к оставшемуся в живых супругу, к детям, к родителям покойного, далее к остальным родственникам.

– Отлично, – похвалила я практиканта, – Игоря нет, Алевтина на том свете. Кто у нас дальше?

– Семен? – предположил Димон.

Я покосилась на молчавшего Чеслава и на двух «близнецов», которые тоже не произнесли ни слова.

– Нет, Сеня не признан Григорием. Не знаю, вероятно, у сына Лилии Хватайки есть шанс заполучить свою долю наследства, если он представит доказательства кровного родства с Григорием Игоревичем, ну, допустим, предъявит результат анализа ДНК. Думаю, хороший адвокат справится с этой проблемой. Но пока по закону Сеня биологическому отцу никто. Едем дальше. Предлагайте кандидатуры.

– Вроде у Григория Игоревича была сестра Люба, но она тоже покойница, – вспомнил Федор, – у Венева прошлый год выдался тяжелым. Умерли и жена, и сестрица, правда, последняя была алкоголичкой, урод в семье.

– Вы забыли про Соню, – спокойно сказал Чеслав.

Я подняла указательный палец.

– О! Точно!

– Минуточку, – остановил меня Приходько, – Соне ничего не положено, она дочь Алевтины от первого брака. И если в случае с Семеном можно сделать анализ ДНК и предъявить права, то с Соней этот фокус не пройдет. Хоть всю кровь на пробирки изведи, никакого родства не найдут.

Я кивнула.

– Точно. Только Софья удочерена официально, а такие дети уравнены в правах с родными детьми. Да, Григорий Игоревич завещал имущество любимому сыну, но, повторяю, после смерти матери, отчима и брата все переходит к Соне. Вам понятен расчет? Мне стало ясно, почему Кошмаров не уходил от жены. Да, ему не удалось наладить отношения с тестем и войти полноправным членом в семейный бизнес. Но ведь можно получить наследство! Едва эта мысль оформилась в голове Кошмарова, как он снова загремел в тюрьму.

Очень часто в жизни людей возникают похожие ситуации. Судьба словно хочет проверить, насколько человек усвоил первый урок, и преподает ему второй. Этакая своеобразная игра под названием «Наступи на те же грабли». Осип попадает за решетку, а Соня вновь оказывается беременной. И она опять не делает аборт. Почему? Ладно, ожидая Андрюшу, Софья не понимала, что ей предстоит. Но теперь?

В громадной комнате повисла тишина, было слышно, как Полковник и Сержант тихо похрапывают на диванах. Собаки не проявляли беспокойства, Тамара Владимировна и Мотя сидели раскрыв рты, им явно было очень интересно слушать мой рассказ. Федор, Коробок и Чеслав не издавали ни звука, настоящий Семен замер на стуле с прямой спиной. Было понятно, что в его голове сейчас крутятся разные мысли, а вот «близнец» заерзал на сиденье и неожиданно спросил:

– Чего на меня уставилась?

– Жду ответа, – пожала я плечами, – почему Соня решилась на второго малыша.

– Понятия не имею, – объявил он, – у нее спрашивай!

– Тебе не надоело? – ядовито улыбнулась я. – Ослиное упрямство не имеет ничего общего с целеустремленностью. Неужели ты полагаешь, что смогла обвести нас вокруг пальца? Ты наделала кучу ошибок, но даже сейчас, практически загнанная в угол, пытаешься изображать другого человека. Надо уметь проигрывать.

– Глупо отрицать очевидное, – вздохнул Коробок, – или ты думаешь, что тебя не обыщут перед тем, как отправить в камеру?

– Смешно, – пожал плечами Федор.

– Хватит ломать комедию, – велел Чеслав.

Близнец медленно стянул парик, снял очки, отклеил усы, бороду…

– Он женщина! – ахнула Матрена.

– Обман! – вскочила с дивана Тамара Владимировна.

– Квартира! – закричала Бурмакина. – Ее не купят? О! Нет!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *