Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

— Надо бы детально порыться в биографии Мироновой-Гришкиной, — сказал Роберт.

— Вот ты этим и займешься, — распорядился шеф.

Троянов искоса глянул на меня, но я сидела с непроницаемым лицом. Иван Никифорович нарушил основное наше правило, которое звучит так: следствием руководит начальник особой бригады, вышестоящее лицо свои пожелания и приказы озвучивает только ему, напрямую рядовым сотрудникам он заданий не дает.

— Итак, — продолжил Иван, — в семье Гришкиных мы имеем ускользнувшую от правосудия отравительницу Ольгу, латентного серийного маньяка Макара, двух особ, Полину и Ольгу, прекрасно разбирающихся в ядах, и врунью Елену. Отличная компания. Роберт, ты плаваешь в Интернете, выискиваешь все, что можно поднять про Гришкиных: факты, сплетни, слухи. Остальные работают по Елене, ищут тех, кто знал красавицу до ее замужества с Захаром, и, если потребуется, кто-то полетит к ней на родину, а также тщательно изучают Ольгу и Макара. Татьяна внедряется в семью Гришкиных и узнает ситуацию изнутри, наблюдает за тем, как ведут себя родственники, как общаются, о чем беседуют. Захар верит в то, что его жену сглазили? Вот и используем эту глупость. Мы с Таней станем семейной парой, специалистами по энергетическому дисбалансу в организме человека. Сергеева будет измерять биоизлучение в особняке бизнесмена, а это дело долгое, надо осмотреть каждую вещичку, я же стану искать источник злого излучения в офисе фирмы. Занятие это сложное, придется долго беседовать с каждым работником. Ясно? Свяжитесь с Макаром, расскажите ему о нашей идее, и вперед. Татьяна, вечером переберешься на оперативную квартиру, адрес дам позднее.

Высказавшись, Иван быстро ушел. Вся бригада уставилась на меня. Первой обрела дар речи Лиза:

— Что за хрень он придумал?

— На фига вам супругами притворяться? — добавил Денис.

— Почему ты молчала? — вознегодовал Троянов.

— Налетели вороны на голубя… — встал на мою защиту Глеб Валерьянович. — Не могла Танюша субординацию нарушать, с шефом спорить не положено.

— Она ему прекрасно во время совещания возражала, — не утихал Роберт, — активно свое мнение высказывала. А как только Ваня раскомандовался, зубы сцепила и давай из себя партизана на допросе изображать.

Борцов укоризненно крякнул.

— Татьяна в отличие от тебя понимает, что в момент обсуждения можно и даже нужно высказывать свое мнение боссу, а вот если тот отдал приказ, тут стой смирно. Ребятки, будем объективны, Иван никаких жутких глупостей не предложил. Так, Танечка?

— Да, — согласилась я. — Сама собиралась те же поручения вам дать. Правда, еще хотела попросить вас поработать над психологическим профилем Гришкиных.

— Нам нужен опытный психолог, — пробурчал Глеб Валерьянович. — Я самоучка, не квалифицированный специалист, другому учился.

— Вы умнее всех дипломированных душеведов, — улыбнулась я. И повернулась к Троянову. — Иван рассуждал верно, он умный человек. Вот только не пойму, какого черта ему залетело в голову самому в расследование влезть? И его идея про наше супружество, честно говоря, не самая удачная.

Борцов обнял меня за плечи.

— Ну-ну, не злись. Ваня молодой, заводной, соскучился по полевой работе. Надоело мужику штаны в мягком кресле протирать, захотел на коне да с шашкой наголо поскакать. Давайте уважать его желание. Вот стукнет ему столько лет, сколько мне, тогда он станет только совещания проводить, привалившись к батарее, и не поддаст ему бес в ребро рогами, не потянет в бой.

— Ладно, давайте работать, — вздохнула я.

Все встали и потянулись к выходу.

— Глеб Валерьянович, задержитесь на секундочку, — окликнула я эксперта, подождала, пока мы с ним остались вдвоем, и спросила: — Что я сделала не так?

— Ты прекрасно работаешь, — заверил эксперт. — Тобой все довольны.

— Но тогда почему Иван отстранил меня от руководства? — недоумевала я.

— Ох уж эта мне женская манера раздувать бог весть что из пустяка… — усмехнулся Борцов. — Разве тебе велели освободить должность? Не беспокойся ни о чем. Просто Иван застоялся в бездействии, отсюда и прыть.

— Да мне плевать на звание начальника! — воскликнула я. — Боюсь подвести тех, кто поверил в меня и дал в подчинение бригаду. Нет, Иван Никифорович не доверяет мне, только так я могу объяснить его желание изображать семейную пару. Шеф хочет держать меня под контролем во время расследования дела Гришкина и днем и ночью, похоже, он сомневается в моих рабочих качествах.

Пожилой эксперт притянул меня к себе и поцеловал в лоб.

— Ишь ты! Словцо-то какое нашла — «рабочие качества»… Ты что, лошадь?

— По весу почти конь, — улыбнулась я, — опять два кило набрала, хотя села на диету.

— Влюбиться тебе надо, — покачал головой Глеб Валерьянович. — Осмотрись вокруг: вдруг увидишь достойного мужика?

— В моем возрасте уже не амурничают, — возразила я. — К тому же я не очень красива. И слишком толстая.

Борцов воздел руки к небу.

— О боги! Возраст у нее! Ну да, не стану спорить, в твои годы можно пока не думать о любви, повзрослеешь чуток, тогда и озаботишься мыслью о семье. А лишнего веса у тебя, на мой строгий медицинский взгляд, немного, не более пяти кило. Если перестанешь есть фастфуд, будешь готовить нормальную пищу, они сами уйдут. Кстати! Вам же с Иваном предстоит изображать счастливую семейную пару. А жена всегда стоит у плиты. Начнешь готовить для мужа, сама поешь салатики, куриную грудку на пару да геркулесовую кашу, только не из пакетика, и увидишь результат.

— Ну… — с сомнением протянула я. — Вообще-то повариха из меня никудышная, лучше всего я умею кипятить воду в чайнике.

— Ничего, не боги горшки обжигают, — приободрил меня Глеб Валерьянович, — главное не сдаваться. Езжай домой, сложи сумку, не забудь что-нибудь.

— Полнейшее идиотство! — разозлилась я. — Мы что, на главу наркокартеля охотимся? Я могу прекрасно жить у себя дома, а не маяться в оперативной дыре, где последний ремонт при фараоне Тутанхамоне делали. Нет, Глеб Валерьянович, Иван меня хочет уволить. Он ко мне постоянно придирается, вызывает в свой кабинет по малейшему поводу, задерживает по часу из-за пустяков, вопросами заваливает, прямо печень выгрызает: «А как вы поступите в этом случае? Хорошо последствия просчитали? Изложите-ка еще раз план действий». Точно, он просто ищет повод, чтобы выставить меня за дверь. Иван из тех начальников, которые считают, что место женщины не на руководящей должности, а на кухне, притом ей положено быть беременной и с тряпкой в руке. Ну согласитесь, ведь идея с супружеской парой глупая. И он сам это знает!

Эксперт взял со стола глянцевый журнал и начал меня им обмахивать.

— Остынь. Зачем Ване притворяться твоим супругом, если он, по-твоему, знает, что это глупо?

Я засмеялась.

— Да все просто, Глеб Валерьянович! Повода дать мне коленкой под филейную часть у Ивана Никифоровича нет. Особых ошибок я не совершала, бригада на прекрасном счету. Я не пью, не курю, личной жизни не имею, работаю с утра до ночи. Причины для увольнения отсутствуют? Значит, надо их создать. Троянов думает, что я молча отреагировала на глупейшую идею босса из-за трусости. Вы решили, что я соблюдаю субординацию. Но оба предположения в корне неверны. Я сразу сообразила: Иван затеял провокацию, и, если я буду с ним спорить, он позвонит нашему главному боссу и нашепчет в уши человеку, которого никто никогда в глаза не видел, что со мной невозможно работать.

Глеб Валерьянович закашлялся, а я продолжила:

— Он хочет меня спровоцировать на скандал, ожидает, что я сорвусь, наговорю ему грубостей. Но я не поведусь. Не на ту напал! Охота Ване на оперативной квартире жить? Роскошная идея, я в восторге. Подозреваю, ему самому там быстро надоест. Мне просто непонятно, чем я ему не угодила?

Дверь кабинета распахнулась, появился Иван Никифорович.

— Как? Ты еще здесь? — удивился он, глядя на меня.

Я очаровательно улыбнулась.

— Так ведь, Иван Никифорович, я пока не получила от вас адреса семейного гнездышка.

— Сейчас пришлю, — пообещал шеф. — И не выкай мне больше, не зови по отчеству. Муж и жена обходятся без церемоний.

— Хорошо, — послушно согласилась я. — Скажи, Ваня, паспорт мне сейчас дашь или немного позднее? И хочется выучить новую биографию. Я пару раз работала под прикрытием, легенды неделями зубрила.

Иван на секунду растерялся, потом ответил:

— Это не масштабная операция, не в боевую ячейку к террористам внедряемся. Ты останешься сама собой: Татьяна Сергеева, репетитор по русскому языку и литературе, заодно специалист по определению источников негативной энергии.

Я изобразила радость.

— Здорово! Но, может, нам тогда остаться в своих квартирах? Сейчас модно супругам жить врозь.

— Нет, — возразил Иван, — все должно выглядеть так, чтобы никто не подкопался.

— Ясненько, — улыбнулась я, — пошла собираться.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *