Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 17

 — Понятия не имею, из чего мой сосед «порчеулавливатель» смастерил, — улыбнулась я. — Попросила его об услуге, он и сделал.

Полина Макаровна кивнула.

— Так и думала. Я никому про тебя не сказала. Почему тебя не выгнала? Захар меня уважает, к моим словам прислушивается, но если речь заходит о колдунах-шаманах, я бессильна. Сто раз твердила ему: «Прекрати лихоимцев в дом тащить, не нужны нам соловьи-разбойники». Но сын не слышит разумных слов. Когда я догадалась, кто ты на самом деле, решила: авось, если ты выяснишь, что у нас в доме происходит, у Захара с глаз повязка, Алмазой накинутая, свалится. Он-то уверен, что порча в особняке бушует. Буду тебе помогать из жадности. Уж больно большие суммы из сына мракобесы вытягивают. Сказать, сколько шаман Гаярд запросил, которого сын нанял, когда Елену из Швейцарии привез? Лучше не надо.

Старуха протянула мне руку.

— Ну что? Согласна?

Я осторожно пожала ее узкую сухую ладошку.

— Да. Но вам придется ответить на множество моих вопросов. От чего умерла Светлана?

— Аппендицит приключился. Когда живот заболел, невестка с клиентом работала. Пока в Москву прилетела, совсем плохо стало, температура подскочила — аж градусник зашкалило. Захар вызвал «Скорую», Светлану повезли в клинику, сын поехал с ней. Вернулся на следующий день около полудня, вошел в гостиную и сказал: «Мама, я вдовец». Я его утешать стала: «Не говори так, лучше считай себя женихом. Светлана не самой хорошей женой была, найдется для тебя красавица-умница». Захар очень расстроился, позвонил теще. Я против была, но сын сказал: «Она же мать Светы, должна знать о смерти дочери». Часа через три приехала Раиса, зарыдала, на пороге дома в обморок упала. Мне-то ее расчет как на ладони виден был: зять в стрессе, сейчас легко к нему подкатиться. Да, он с тещей пять лет не общался, но на фоне горя о том, что та мошенница, забудет. У Раи нет образования, но хитрости у нее на десятерых, знает, стерва, что мужика надо в трудный жизненный момент за жабры брать. И вначале ее расчет оправдался, сын ей изредка деньжат подбрасывать стал. Раза три в год, не больше. Он несколько лет от одной женщины к другой ходил, затем у нас появилась Алмаза. Она Раю живо отвадила. Ты бы видела, как сватья вон понеслась, когда цыганка какой-то свой заговор вслух читать начала. Встала посреди гостиной, волосы черные, глазищи как нефтяные омуты, факелами горят, руку подняла и нараспев твердит: «На ракирэн, на пхучэн, джян Дэвлэса!»
[9]
Я понятия не имела, что эти слова значат, но даже мне, хотя я в ерунду не верю, не по себе стало, от того и запомнила их. Ну, может, не совсем точно. Побежала наша целительница к двери, за ковер споткнулась, упала, колени расшибла. Алмаза ей вслед уже на русском: «Будешь знать, как врачевателем прикидываться. Все чужие болезни Господь на тебя повесит!»

— Алмаза была гражданской женой Захара? — на всякий случай уточнила я.

— Именно, — подтвердила Полина Макаровна. — Не один год он с ней прожил. Интересная женщина. И внешне, и внутренне. Гордая очень. Умела с мужчинами обращаться, Захара в кулак стиснула, он ее слушался. Ну и набрался всякой ерунды про сглаз, порчу и приметы. Алмаза в театре работала, так сын у нее на спектаклях просиживал и меня пару раз приглашал. Я сходила, полюбовалась на действо. Красиво пели-танцевали, да я такое искусство не уважаю. Ко мне Алмаза прекрасно относилась, обращалась по имени-отчеству, всегда на «вы», иногда называла «Биби». Это по-цыгански «тетя». Всегда подчеркивала, что не законная жена, никаких прав в доме не имеет, я здесь главная. С Захаром они не ругались, отношений не выясняли, и, в отличие от Светланы, голова по ночам у нее никогда не болела. Алмаза была умная, хитрая, знала, чего хочет. Но мне такая невестка была без надобности. Захару, думала я, нужна нормальная женщина, которая домом займется, мужа будет любить-уважать, считать главой семьи, благодарить его за все хорошее, не станет изменять, мешать ему бизнес строить. Да не попадаются такие. Светлана звездой себя считала, а Захара лаптем, не способным ее великое искусство оценить. К кухне приближаться не хотела, сыном не интересовалась, ко мне как к прислуге относилась. Алмаза любовника уважала, но ухитрилась его в бараний рог скрутить, морально сильнее Захара была. И как при расставании выяснилось, интеллигентной она только прикидывалась. Когда уходила, прокляла и Захара, и меня, и Макара, и наш дом и род до сорокового колена. Такое представление устроила! Через день после этого у нас в саду все цветы почернели и погибли. Садовник сказал, кто-то их опрыскал раствором кислоты, листья и лепестки сожжены. Я сразу поняла, чьих злых рук это дело, а Захар занудил: «Проклятие работает», священника вызвал, всяких магов наприглашал.

Старушка с минуту помолчала.

— А спустя месяц в машине Захара смрадом потянуло. Сидеть в джипе невозможно стало, новый автомобиль вонял, как деревенский уличный сортир. Захар мрачнее тучи ко мне пришел. «Порча тачку сжирает!» И давай новых шаманов искать, которые иномарки исцеляют. А я приказала шоферу джип в сервис везти, заплатить там хорошие чаевые, пусть мастера машину на молекулы разберут и причину вони найдут. Ну не верю я в потусторонние силы, привидения, духов и проклятия! Уверена была: земные ручонки постарались. И что ты думаешь?

9

Не говори, не спрашивай, иди с богом — искаженный диалект российских цыган.

Полина Макаровна окинула меня торжествующим взглядом.

— Только водитель проблему озвучил, как слесарь ему говорит: «Извини, мужик, придется сиденья разрезать. По опыту знаю, обычно в заднее инъекцию впрыскивают». Оказывается, ничего удивительного с внедорожником не случилось, виной всему старая уловка обиженных баб. Набирают они в большой шприц фекалии или вытяжку из рыбы и вкалывают в кресло. Я тогда шоферу допрос устроила: «Признавайся, подвозил кого-то на хозяйской машине?» Пришлось дураку правду выложить. Захар его отправил в магазин, а на дорогу девушка-красавица выбежала, вся в слезах: «Пожалуйста, подкиньте до дома, утюг оставила включенным, боюсь, пожар начнется». Очень милая девочка была, худенькая, глаза большие, слезки текут. Идиот жалостливым оказался, благо недалеко было ехать, через три квартала симпатяшка вылезла. А вскоре джип протух. Думаешь, Захар поверил, когда я ему про шприц рассказала? Нет! Мрачно сказал: «Хорошая попытка, мать, но я знаю: была порча, наведенная Алмазой». И слесарь его не переубедил, и сиденье развороченное, внутри сгнившее, не заставило сомневаться. Сглаз, и точка! Правда, водителя он уволил и больше шоферов не нанимал. Сам теперь за рулем сидит.

— Почему Алмаза с Захаром поругалась? — спросила я. — Вы сказали, они замечательно ладили.

Старуха развела руками.

— Химия закончилась. Когда пыл страсти угас, Захар понял, что Алмаза ему в жены не годится. Жесткая очень, стержень в ней железный, мужчина рядом с ней в подкаблучника превращается. Затем ему на пути Рита попалась, девица из провинции. Глупая, жадная, но красивая. Не успела с Захаром знакомство завязать, начала машину просить, колечки, серьги… Долго у них любовь не продлилась, месяца три. Уходила Рита тихо, скандала не закатила, собрала чемодан и здорово меня удивила — вошла в гостиную со словами: «Прощайте, Полина Макаровна, уезжаю навсегда. Я вам благодарна, что не шипели на меня, гадостей сыну про любовницу в уши не насвистывали. Подарки, которые Захар покупал, забираю. Ничего больше не взяла, чужого мне не надо. Очень мне у вас хорошо было. Спасибо».

Полина Макаровна накинула на ноги плед.

— Не зря говорят: характер человека открывается, когда ты с ним отношения разрываешь. Что Алмаза, что Рита совсем другими оказались.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *