Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

 — Можешь описать Эсти? — попросила я. — Как она в реале выглядела?

— Черный плащ, капюшон. Больше я ничего не рассмотрел.

— А как от нее пахло? — не успокаивалась я.

Саша призадумался.

— Духами. Как называются, не знаю. У мамы такие, можно у нее спросить. От них в носу щекотно.

— Голос у колдуньи был звонкий или хриплый?

— Простуженный, — после короткой паузы ответил мальчик. — Она у шкафа стояла вон там и говорила шепотом. Но все было слышно.

— Сколько времени натикало, когда Эсти появилась?

— Я на часы не посмотрел, — протянул Саша, — не догадался. Темно совсем было.

— Как же ты разглядел волшебницу? — продолжила я допрос.

— У меня ночник всегда горит, — пояснил ребенок.

Я посмотрела на маленький светильник с абажуром-шариком цвета кофе с молоком. Видела такие, в них ввинчивают крохотную лампочку малой мощности. При такой очертания фигуры можно рассмотреть, а вот лицо, к тому же закрытое капюшоном, конечно, нет. И еще: Саша страстно желал увидеть Эсти, читал идиотский заговор, заснул в уверенности, что колдунья непременно явится, а потом его разбудил голос, произнесший имя принца Чати. Если человека глубокой ночью вырвать из объятий Морфея, то даже взрослый не сразу поймет, кто он такой и где находится, а тут восьмилетний ребенок, фанат электронных игр, спутавший реальный мир с виртуальным. Любой мог надеть просторный плащ и обдурить его, просто надо было знать, что мальчик целиком и полностью поглощен «Заколдованным лесом». А сообразить, отчего Саша фанатеет, совсем не трудно.

Я перевела взгляд на стену, где висел здоровенный, два на два метра, красочный плакат. Его украшала надпись «Заколдованный лес», на нем красовались портреты главных персонажей фантастического мира. Первой была нарисована королева Хани, очень красивая блондинка с копной распущенных волос, в длинном платье. Чуть левее ярко-красным фломастером детская рука вывела: «Это Лена». Далее изображался принц Чати с арбалетом. Около него Саша старательно вывел: «Это я». Была тут и Эсти. Вернее, просто фигура в длинном черном плаще с низко надвинутым капюшоном. Лицо, руки и ноги волшебницы на обозрение не выставлялись.

— Саша, кому в доме ты рассказывал об игре? — спросила я.

— Всем, — ожидаемо ответил он. — Маме, папе, дедушке Захару, прабабушке Полине, дяде Феде, тете Лиде. Я предлагал им с нами вместе сражаться, ведь чем больше народа, тем веселее.

— Кто-нибудь согласился?

— В мой день рождения папа захотел, — оживился Саша. — Мы с Леной ему все правила объяснили, и он решил стать Креном, главным злодеем. Ему понравилось всех мочить, папочка из лазерной пушки целый час стрелял. Здоровский день рождения получился! Мы никогда раньше так вместе не веселились, родители ведь все время работают. А тут папа еще и маму позвал. Она пришла, села с нами, начала спрашивать, что к чему, пообещала стать Мирзой, врагиней Хани, которая обладает вечной молодостью и красотой. Я ей отсоветовал становиться Мирзой, она противная, лучше быть Эсти. А мамочка рассмеялась: «Эта роль для Полины Макаровны, она же у нас самая старая и вечно на кухне зелье варит». Я к прабабушке побежал, стал упрашивать с нами поиграть. Потом ее дедушка уговорил, сказал: «Мама, у мальчика же сегодня день рождения». И она согласилась!

— Полина Марковна приняла участие в игре? — изумилась я.

Саша закивал.

— Да, да, да! Крутая у меня днюха вышла! Все сидели у папы в кабинете, там комп со здоровенным экраном. Бабушка, правда, недолго выдержала, а мы два часа рубились. Во как! Два часа! Все вместе!

Мальчик схватил меня за руку.

— Здорово, да?

— Супер, — согласилась я.

— Вечером гости пришли, я весь класс пригласил. Мне героев игры подарили, вон они стоят, еще плакат, который на стене висит. Ну столько всего!

Саша задохнулся от радостных воспоминаний.

— Завидую тебе, — пробормотала я. — Меня дома никто не понимает, упрекают, когда с айпадом видят, кричат: «Лучше делом займись!» А у тебя все родные в игре.

Саша скуксился.

— Да нет. На следующий вечер я предложил маме: «Пошли сражаться», а она сказала: «Саша, день рождения у человека раз в году, и, чтобы имениннику приятное сделать, домашние соглашаются на любые глупости. Но это всего на сутки. Отстань от меня с тупой забавой, хватит того, что я вчера головную боль заработала от твоих криков и скачущих на экране картинок. Ступай делать уроки, не мешай взрослым». В общем, я понял: они все прикидывались, что им интересно Хани спасать. Больше мы вместе не играли.

— У тебя, случайно, не сохранился флакон, в котором передала волшебные таблетки Эсти? — поинтересовалась я. — Лекарства там много было?

Саша вскочил и выдвинул ящик письменного стола, одновременно продолжая говорить.

— На одну порцию зелья. Сейчас покажу стекляшку, толстенькая такая, как граната. У бабушки похожая в спальне у зеркала стоит, она в нее протирку для лица наливает. Я один раз хотел взять пузырек, чтобы рассмотреть, а она меня по рукам хлопнула и приказала: «Не смей трогать чужие вещи без спроса, не прикасайся к флакону!» Ой, не могу его найти!

— Может, он где-то в других ящиках? — предположила я.

Саша начал обыскивать стол и спустя некоторое время расстроился:

— Стекляшка была! А теперь нет.

— Наверное, Эсти незаметно вернулась и забрала свою собственность, — предположила я.

Мальчик повеселел.

— Верно! Она же в пузырек таблетки раскладывает.

Я решила прояснить все детали.

— Скажи, кто-нибудь видел, как ты питье для Лены варил?

— Когда я конфорку выключил и зелье в чашку наливал, вернее, в большую кружку с крышкой, бабушка вошла на кухню и сразу ругаться начала: «Что ты тут делаешь? Почему все пакеты разбросал? Кто разрешил плиту включать? Чем это воняет?» Баба Полина всегда злится, если кто-то без нее хозяйничает, а тут хотела даже меня наказать: «Неси сюда свой компьютер, за хулиганство без него до завтрашнего утра останешься». Я испугался, у меня руки затряслись, в животе закрутило. Стал просить: «Не надо айпад отбирать, я лекарство для Лены делал, она выпьет и сразу опять красивой станет».

Саша замолчал, но я не успокоилась.

— И как отреагировала на твои слова Полина Макаровна?

Мальчик отошел от стола.

— Обозвала меня зазомбированным дураком, сиротой при живых родителях, еще какое-то слово сказала, странное, непонятное. Я кружку взял и ушел. А вы не хотите со мной поиграть?

— С удовольствием бы, но я уже в команде со своей подругой, — нашла я верную отмазку. — Если объединюсь с тобой, это же предательством по отношению к ней будет.

— Ну да, — грустно согласился мальчик.

Дверь детской приоткрылась, заглянула горничная.

— Саша, пора к репетитору ехать, машина ждет.

— Хорошо тебе позаниматься, — пожелала я мальчику и вышла в коридор. А там сразу спросила Алису: — У Саши есть шофер?

— Три раза в неделю за ним на своей машине приезжает Валерий Иванович, — пояснила девушка. — Захар Назарович не хочет брать шофера на постоянном окладе. Все члены семьи сами сидят за рулем.

— Даже Полина Макаровна? — удивилась я. — Ей же много лет.

— Восемьдесят два, — бесхитростно уточнила девушка, — а выглядит на шестьдесят. Если матери хозяина куда-то надо, она Коле звонит, тот на своей машине прикатывает и возит ее. Вот сейчас к стоматологу с ним поехала, а мне сказала: «Задержусь надолго, присмотри, чтобы Саша вовремя к учителю отправился».

— Раз пожилой дамы дома нет, измерю-ка я биоэнергию в ее спальне, — сказала я.

— Провожу вас, — услужливо предложила девушка.

— Скажите, вы, случайно, не выбрасывали из детской пустой стеклянный пузырек, формой смахивающий на бомбочку? — поинтересовалась я, когда мы подошли к комнате матери Захара. — Вроде похожий флакон есть у Полины Макаровны.

— Я выношу только мусор, — объяснила Алиса. — Саша повсюду расшвыривает фантики от конфет, кожуру от бананов. Но даже бумажки на полу я не трогаю. Когда начала работать, собрала тщательным образом все, что у мальчика валялось, и бросила в помойку. Такой скандал вышел! Оказалось, Саша на этих листках контрольную написал. Мне и в голову не пришло, что нужные бумаги можно по паркету разбросать. С тех пор я лишь обертки-объедки выкидываю. А пузырька у Саши не видела. Большой округлый флакон действительно стоит у Полины Макаровны перед зеркалом.

Алиса открыла дверь.

— Вот ее спальня, входите.

Я приблизилась к трюмо и показала на хрустальную бутылочку.

— Вы про это говорили?

— Только не трогайте! — испугалась Алиса. — В день, когда Елена умерла, ближе к ужину, Полина Макаровна меня к себе в спальню вызвала и зашипела: «Безобразие! У меня любимая вещь пропала, флакон с лосьоном. Это ты его разбила, больше некому. Зарплату не выдам, косорукая идиотка! Да еще всегда вещи на место не ставишь». Старуху жутко бесит, когда ее порядок нарушают, я это знаю и очень аккуратно у нее убираю. А тут она давай ногами топать, кричать, обвинять меня в пропаже склянки, вроде я ее разбила и промолчала. Я столик внимательно осмотрела и вежливо говорю: «Простите, вы не ту ли бутылочку имели в виду?» И показываю на ее потерю. Полина Макаровна притихла, а потом с новой силой стала меня ругать: «Ты пузырек справа поставила, а надо слева! Еще раз так сделаешь, вон вылетишь!»

Алиса печально улыбнулась.

— Тут мне все ясно стало. Я у Гришкиных около полугода работаю, а до этого пять лет на одном месте прослужила, и все мной довольны были. Но Полина Макаровна каждый день твердит: «Плохо убираешь, Нина лучше пылесосила», «Неаккуратно гладишь, Нина лучше с утюгом управлялась». Но я же не могу Ниной стать! Саша сказал, что в доме после смерти Нины был прямо круговорот прислуги, какая ни придет, в каждой Полина Макаровна изъян находит. Я самая терпеливая оказалась, другие больше двух недель не выдерживали. И вот теперь бабка решила от меня тоже избавиться, поэтому придирается. Явно сама флакон переставила, чтобы повод был мне выговор сделать. Видимо, надо новую службу потихоньку подыскивать.

У меня в кармане заиграл мобильный, я улыбнулась Алисе, вышла из комнаты и ответила на вызов:

— Слушаю.

— Роберт нашел Геннадия Маркова, — забыв поздороваться, сообщил Денис. — Владелец «Робот-плюса» живет в монастыре…

Я не перебивала Жданова, лишь изредка говорила: «Ага, хорошо». Закончив доклад, Денис воскликнул:

— Ну и как тебе это?

— Погоди, у меня второй звонок, — занервничала я. — Шеф на проводе.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *