Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 29

 — Доложи обстановку, — велел Иван.

— Через две минуты, — ответила я, поспешила в пустую столовую, встала у окна, чтобы хорошо видеть вход в дом, и выложила боссу историю про явление Эсти.

— Отвратительно! — отреагировал тот, выяснив подробности. — Глупый ребенок был обманут хитрым, подлым человеком.

— Определенно кем-то из членов семьи, — подхватила я. — Идея сварить зелье пришла в голову Саше спонтанно. Вечером он приготовил напиток, спохватился, что у него нет волшебных пилюль, отнес чашку в детскую, спрятал в шкафу и полез в Интернет в поисках того, кто может рассказать про пилюли колдуньи. В результате наткнулся на некоего Зануду, а тот посоветовал вызвать Эсти.

— Преступник знал, что задумал ребенок, и решил с его помощью отравить Елену, — подытожил Иван. — Кто из домочадцев знаком с компьютерной игрой?

Я вздохнула.

— Все. На день рождения Саши ему сделали невиданный ранее подарок. Папа, мама, дедушка Захар, прабабушка Полина — все сели к компьютеру и сражались за освобождение Хани. Все взрослые знают сюжет, видели флакон, который постоянно в разделе «инструменты» присутствует. Когда мальчик готовил на кухне напиток, его за этим занятием застала Полина Макаровна и пригрозила отнять планшетник за устроенный беспорядок. Чтобы не лишиться айпада, Саша рассказал ей про волшебное питье. Добрая родственница обозвала паренька «зазомбированным дураком, сиротой при живых родителях».

Иван откашлялся.

— Мило. Видно, правнук очень дорог Полине, раз та с ним столь нежна. И старуха устроила горничной разнос за переставленный флакон. Вполне вероятно, она нарочно наорала на девушку, чтобы та, если понадобится, подтвердила: кто-то трогал хрустальную бомбочку без разрешения владелицы. Выходит, Полина Макаровна первая в списке подозреваемых.

— И какой у нее мотив? — усомнилась я. — Бабка рассчитывает стать наследницей сына? Но это же смешно! Ей восемьдесят два года!

— Таня, у пожилой женщины может быть некий близкий ей человек, ни одной душе в доме не известный, — перебил меня босс. — Человек, ради которого Полина Макаровна готова на все. Например, внебрачный отпрыск. Может, это плод школьной страсти, старше Захара, ничего в жизни не добившийся, нуждающийся в средствах.

Я молчала, а Иван вещал дальше:

— Кстати, и у Макара может быть любовница. И у прекрасного на первый взгляд Захара Назаровича, и у невестки его, Ольги, возможны связи на стороне.

— Насчет младших Гришкиных спорить не стану, — согласилась я. — За пару дней пребывания в доме я успела заметить, что отношения у пары не отличаются нежностью. Макар, когда приходит с работы, никогда не целует Олю, та не хлопочет вокруг мужа, спят они в разных комнатах. А вот в отношении Гришкина-старшего ты не прав. Он не стал бы изменять Лене. Он очень любил ее, это все в один голос твердят. Он не мог убить жену, та была для него светом в окне. Захар Назарович единственный человек, которого смело можно вычеркнуть из списка подозреваемых.

— Таня, часто мужчина ходит налево не потому, что остыл к супруге, — прервал меня Иван, — просто ему представился такой случай. Да, он переспал с другой женщиной, только не потому, что обожает новую партнершу, скорей всего, ему элементарно захотелось удовлетворить физиологическую потребность, вроде как стакан воды выпить, а про пустой стакан обычно сразу забывают. Но иногда он превращается в красивый трофей, который хочется поставить на почетное место. Допустим, Гришкину подвернулась хорошенькая и дальновидная сотрудница фирмы. Он решил не упускать того, что само падает в руки, связь неожиданно стала длительной, вот он и решил избавиться от больной Лены. Непонятно ведь, вдруг жена так и останется уродиной. Давай честно признаем: мы пока тычемся в разные стороны, словно слепые кутята, выяснили до обидного мало. Понятия не имеем, где убийца взял вирус, как его активирует, почему члены семьи стали умирать именно полгода назад, а не раньше, по какой причине киллер торопится побыстрее отправить Гришкиных на тот свет. Он же не дурак, непременно должен понимать: смерть одного человека от гриппа никого не удивит, кончина второго вызовет настороженность, уход третьего — повод для обращения в полицию. В этой истории есть некто, о ком мы понятия не имеем, инкогнито, правящий балом. Надо упорно работать дальше, бежать по следу, мы же пока топчемся на месте.

— Сейчас появилась ниточка, — напомнила я. — Преступник совершил ошибку — велел кому-то из домашних втянуть в игру Сашу. Ежу понятно, что ночью в комнату мальчика мог войти только свой человек. И еще косяк: Zanuda явно связан с убийцей. Роберт пытается найти того, кто прячется за этим ником.

— Хорошо бы его попытки увенчались успехом, — вздохнул Иван.

Я кинулась на защиту сотрудника.

— Троянов лучший на своем поле!

— Даже круче Димона? — задал провокационный вопрос босс.

— Они оба гении! — выпалила я.

— Что-то твой потрясающий Роберт до сих пор не нашел Геннадия Маркова, владельца «Робот-плюса», некогда лучшего друга Захара, — укорил меня босс.

— Нет, мы уже знаем, где Марков, — возразила я. — Чтобы выяснить его местонахождение, Троянову пришлось изрядно потрудиться. Пять лет назад Геннадий покинул Россию. Он увлекся буддизмом, сейчас живет в Тибете в монастыре, не думает о земном, совершенно отошел от дел. Его фирмой руководит некий Сергей Зайцев, он по распоряжению Маркова перечисляет прибыль на счет монастыря, с хозяином не общается, сам принимает решения, как вести дела. Денис съездил к Зайцеву, тот сказал: «Признаюсь, я использовал несчастье в семье конкурента в своих целях. Фишку про смертоносные часы от фирмы «Чудеса техники» придумал я. Это бизнес, чтобы удержаться на плаву, приходится применять любые уловки. Маркова прибыль не волнует, он теперь питается сырой кукурузой, а я, грешный, люблю вкусно поесть-попить, хочу жить в комфортном доме, вот и воспользовался моментом. Теперь у нас продажи вверх пошли, а у Гришкина упали. Такова жизнь. Против Захара как человека я ничего не имею, даже незнаком с ним. Жаль его молодую жену и родных, но я же не дурак, чтобы их травить, — за решетку неохота, на свободе гораздо лучше. Есть границы, которые переступать нельзя».

Я сделала паузу и продолжила:

— Марков здесь ни при чем, а Зайцев просто подлый мужик, пожелавший нажиться на несчастье ближнего.

— Почему ты мне об этом раньше не рассказала? — удивился Иван.

— Узнала подробности от Дениса только что, — ответила я. — Он закончил доклад за секунду до твоего звонка, я просто не успела доложить.

— Ну что ж, нас должно радовать, что преступник начал совершать оплошности. Чем больше он их допустит, тем быстрее мы его вычислим, — заметил Иван. — Ты когда домой собираешься?

— А ты когда приедешь? — задала я свой вопрос.

— К одиннадцати, не раньше, — уточнил шеф. — Задерживаюсь пока.

— Вот здорово! — обрадовалась я.

— Если хочешь, могу явиться после полуночи, — предложил босс.

Я смутилась.

— Ты меня не так понял. Я обрадовалась не от того, что «муж» поздно появится, поняла, что успею приготовить вкусный ужин.

— Может, не надо? — испугался Иван. — Давай лучше пиццу закажем?

— Никаких куриц в мыле больше не будет, сегодня я приготовлю нечто потрясающее, — пообещала я.

— Очень приятно, что ты ради меня готова встать к плите, — забубнил Ваня, — поверь, я ценю твой порыв, но… э… тебе лучше отдохнуть после рабочего дня, набраться сил. Пицца прекрасный выход из положения.

— А как насчет кексов? — голосом змея-искусителя осведомилась я.

— Ты умеешь их печь? — поразился босс.

— Я самый лучший в мире кексопек, — лихо вылетела из меня несусветная ложь.

— От маффинов я отказаться не способен, — признался Иван Никифорович.

— Супер! — обрадовалась я. — Жду тебя к одиннадцати.

* * *

Лиза не обманула, в кафе «Роберто» меня встретили с распростертыми объятьями. Быстро сложили в коробочки выбранную мной еду и с поклонами проводили до двери. Одна беда, здесь не выпекали кексы. Зато маффины нашлись в супермаркете около дома. Правда, они были украшены глазурью в форме эмблемы магазина. Я купила одну штучку, отковырнула от нее плотную белую обливку и поняла, что обезглавленный кекс выглядит отвратительно.

— Не нравятся наши изделия? — спросила наблюдавшая за мной продавщица.

— На вид вроде вкусные, — дипломатично ответила я, — но хочется, чтобы они были без логотипа.

Девушка за прилавком посмотрела на часы.

— Сейчас девять, боюсь, уже нигде в районе такие не найдете. На улице Кукарина работает кондитерская, там выпекают маффины без затей, но они уже закрылись. В супермаркет к метро не ходите, у них хлебозаводская выпечка.

— Мда, нехорошо получилось, — пробормотала я, — думала, с кексиками проблем не будет.

— Сами сделайте, — предложила продавщица. — Возьмите рецепт в Интернете или у подруги попросите. Наверняка у вас есть дама, которая удачно замуж вышла, не работает, хозяйством занимается.

Забыв поблагодарить за совет, я схватилась за трубку. Лапуля, вот кто мне сейчас поможет. Жена Димона вдохновенная кулинарка, готовит лучше профессионального повара и собирает рецепты.

— Танюсик! — обрадовалась Лапуля. — Почему ты к нам не забегаешь?

— Скажи, кексы трудно печь? — задала я свой вопрос.

— Запихиваешь в грелку, и через двадцать минут готовы, — ответила Лапуля.

Я улыбнулась. Жена Димона очаровательная, милая, добрая, всегда всем довольная женщина, одна беда — изъясняется она на ею придуманном «суахили», и понять ее бывает порой сложно. Но я не первый год знакома с ней, поэтому не испытываю трудностей при общении. Под словом «грелка» Лапуля, конечно же, имела в виду духовку, а не резиновую емкость, куда наливают горячую воду.

— Как делать тесто? — уточнила я.

— Простенько и очень быстренько, руками.

— Отлично. А теперь назови ингредиенты, — попросила я.

— Не знаю их, — растерялась Лапуля.

— У тебя нет рецепта кексов? — поразилась я.

— Почему нет? Есть, — засмеялась она. — Штук, наверное, триста, один очень веселенький. А вот про… ну… как их… интер… интег… ничегошеньки не знаю. Подскажи, их из рыбы, мяса или овощей готовят? Это грузинское блюдо?

— Забудь про ингредиенты, — вздохнула я. — Вернемся к кексам. Какие продукты для них нужны?

— А какой кексик ты хочешь? Оригинальненький? — спросила Лапуля. И, не дав мне ответить, зафонтанировала: — Маслице. Любое. Можно жидкое, но только не то, что в рекламе, оно уродское. И нельзя брать машинное, оно ваще несъедобное. Так же, как и то, что в матрасы наливают, а потом варят. Лично я люблю коровкино жирненькое или куриное. А вот свиное, баранье не бери.

Я притихла. Под жидким маслом Лапуля явно подразумевает растительное. Что за продукт в какие матрасы заливают, а потом варят, я понятия не имею, но он мне и не нужен. С «коровкиным маслом» тоже ясно, это сливочное. Свиное и баранье небось просто жир. Куриное… Хм, интересно, что имела в виду Лапуля? А она продолжала:

— Затем курячьи детки, две или три, а можно четыре-пять штук. Мука белая, синяя никогда, она тесто разбандоривает. Еще понадобится свекольная присыпка, но светлая, темную не бери — она ненастоящая, крашеная.

Я потрясла головой. Курячьи детки — это яйца. Что такое синяя мука, не понимаю, но она и не годится, а вот «свекольная присыпка» на человеческий язык переводится как «сахар».

— Лапуля, остановись. Мне нужно купить подсолнечное масло, яйца, муку и сахар?

— Танюша, ты такая умная! — восхитилась жена Димона.

— А какое количество брать?

— Ну… штуки три.

— Чего?

— Того, что надо.

Я сделала глубокий вдох и продолжила беседу.

В конце концов, приобретя в магазине все нужное в необходимом количестве, я оказалась дома и начала распаковывать еду из «Роберто». Салат «Оливье» положила в керамическую миску и в порыве вдохновения украсила ветками укропа, найденными в холодильнике. Откуда в доме взялась трава, понятия не имею, наверное, ее притащил Иван. На горячее у меня предполагалось ризотто с кроликом. Это блюдо я переместила из коробки в кастрюлю и поставила на плиту. Теперь надо разобраться с кексом. Вот тут без Лапули никак не обойтись, и я снова набрала ее телефон, попросила:

— Теперь расскажи, как готовить тесто и печь его.

— Легкотня! — засмеялась Лапуля. — Все смешиваешь миксером.

— У меня его нет, — испугалась я.

— Тыкалку возьми или черпалку, — посоветовала подруга. — Шмысь-шмысь, брык-брык, и готово живехонько. Теленочкино удовольствие на глазок.

— Ты мне про молоко не говорила, — еще больше испугалась я, — не купила его.

— У тебя дома нет радости коровьих деток? — поразилась Лапуля. — У всех есть, а у тебя фигушки? Танюша, как же ты живешь? И чем кисоньку свою угощаешь?

— У меня нет кошки.

— И куда она делась? Умерла? — всхлипнула Лапуля. — Вот горе! Ужас! Беда! Трагедия! Извержение вулкана! Наводнение! Цукат!

Я чуть не расхохоталась. Под последним словом жена Коробкова явно имела в виду цунами.

— Никогда кошку не заводила, успокойся.

— Она у тебя дома не живет? — обрадовалась Лапа.

— Да.

— А куда уехала?

— Давай вернемся к кексу, пожалуйста. Молоко отсутствует, магазин закрыт. Что делать?

— Водичка есть? Набуровь ее, все равно вкусно выйдет, потом положи в форму платье.

— Стоп! — скомандовала я. — Форма тоже отсутствует.

— Танюсик! Как ты плохо живешь! Ни теленочкиного счастья, ни кексятницы, — закручинилась Лапуля. — Оборудуй кухню нормально, иначе замуж не возьмут. Ужасно! Горемыка! Ладно, придется печь в сковородке.

— Что такое платье? — перебила я ее.

— Для кексика, чтобы в нем пыхтел.

— А, бумага для выпечки! — осенило меня. — И ее нет.

— Что у тебя вообще в холодильнике есть? — простонала Лапуля.

— Банка джема, пучок укропа и…

Я уставилась на черный носок, лежащий на самой нижней полке. Только что увидела сей предмет! Ну и как он сюда попал?

— Укроп и… — повторила Лапа.

— Носок, — пробормотала я. — Мужской, новый, похоже, ни разу не надеванный.

— И что ты из него готовишь? — оживилась Лапуля. — Дашь рецептик?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *