Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 34

 — Здание на фото выглядит обшарпанным, но в семидесятых годах прошлого века считалось комфортабельным. И было не муниципальным жильем, а кооперативом «Родина», в котором жили сотрудники МИДа, но не дипломаты, — начал рассказывать Роберт.

…Дом возведен в тысяча девятьсот десятом, в конце шестидесятых его капитально отремонтировали и организовали кооператив. Квартиры в нем купили технические сотрудники советских посольств и консульств в разных странах: шоферы, повара, горничные, рабочие. В те времена весь обслуживающий персонал в дипломатические миссии привозили из Москвы, и эти люди изо всех сил держались за свои места. При коммунистах устроиться на работу за границей было розовой мечтой подавляющего большинства населения. Простой шофер, попавший, допустим, в Сирию, в Генеральное консульство СССР в Алеппо, за три-четыре года командировки собирал деньги на квартиру и машину. А решив жилищно-транспортную проблему, из следующих поездок притаскивал золото и всякую мелочь на продажу. Кроме того, он получал так называемые чеки, которыми рассчитывался в магазинах «Березка», торговавших за валюту. Любой скандал мог оборвать удачную карьеру, поэтому технические работники дипломатических представительств вели себя и за границей, и в Москве тише воды ниже травы. Они не оформляли разводов, не нарушали законов и общепринятых норм, водку пили только дома, предварительно хорошенько занавесив окна и заперев входную дверь, тщательно следили за каждым произносимым словом. И, как вы догадываетесь, многие из этих людей были осведомителями КГБ. В кооператив «Родина» редко приезжала милиция. Собственно, это случилось всего один раз в семидесятых, когда убили академика Владлена Андреевича Цапкина. Почему ученый жил в доме техперсонала МИДа? По закону тех лет в каждом кооперативе несколько квартир непременно забирала для очередников тогдашняя мэрия, или горисполком
[12]
.

12

Горисполком — Исполнительный комитет городского Совета народных депутатов.

Цапкин был историком, специализировался на Индии, свободно владел английским и хинди, написал множество книг о далекой, но дружественной советскому государству стране. Кроме научных трудов Владлен Андреевич выпустил путеводитель, несколько сборников индийских легенд и сказок, а лет за пять до кончины начал серию «Города». Первый том посвящался Дели, второй Калькутте, а третий профессор закончить не успел. Владлен Андреевич собирал коллекцию произведений индийского искусства, в ней имелись весьма ценные экземпляры. Несколько раз академик выставлял свое собрание в московских музеях, вывозил в Питер.

Индийские власти любили и уважали Цапкина. Он часто бывал в посольстве на приемах, летал в Дели, посещал разные индийские штаты, хорошо знал не только городскую, но и сельскую жизнь страны, изучил все провинции. В научном мире Цапкин считался авторитетным ученым, его приглашали на международные конференции, симпозиумы, его книги переводили на иностранные языки.

Владлен Андреевич жил тихо, никогда не был женат, не имел детей, не умел водить машину, не построил дачу, хозяйство вела преданная домработница Валентина. Она и обнаружила однажды августовским утром окровавленный труп академика.

В семидесятые годы прошлого века желтой прессы в России не существовало, об Интернете тогда никто не знал, мобильной связи не было, поэтому правду о смерти Цапкина широкая публика не узнала. В газетах сообщили о кончине ученого с мировым именем от инсульта. Прислуге приказали молчать.

Истина так и не выплыла на свет. Убийство Цапкина осталось нераскрытым, следователь не выяснил, почему его лишили жизни.

В доперестроечные времена в редких домах Москвы сидели лифтеры, на улице Старый Гай консьержки не было, о домофонах тогда и не слышали, как и о кодовых замках на входной двери. В семидесятые москвичи еще не боялись уголовников, стальных дверей не ставили, в дом беспрепятственно мог войти любой человек.

Эксперты, работавшие в квартире академика, были уверены, что Цапкин сам впустил убийцу и провел его в свой кабинет. Тело обнаружили в кресле, окна занавешивали плотные гардины, значит, на дворе был поздний вечер. Убийца находился напротив жертвы и выстрелил дважды. Первая пуля попала Владлену Андреевичу в грудь, повредив большой медальон, от него отлетел кусочек. Второй выстрел был сделан в висок, в упор. То есть преступник сначала тяжело ранил Цапкина, потом приблизился к нему, увидел, что тот еще жив, и завершил начатое. Уходя, киллер совершил ошибку — погасил свет в кабинете, нажав на выключатель, на нем осталось небольшое количество крови. Анализ ДНК тогда не делали, но аккуратный эксперт тщательно снял клавишу, упаковал и приложил к уликам.

Следователь решил, что убийца случайно поранил палец об острый край поврежденного медальона, который представлял собой небольшой круг, похожий на старинную монету. Зачем преступнику понадобилось трогать труп? Ответа на вопрос не было, но талисман тоже отправился в хранилище…

* * *

Внимательно выслушав доклад Троянова, я запомнила адрес сыщицы Юрской, который сразу прислал мне Роберт, и порулила к ней.

Офис Антонины находился в самом центре Москвы в Плотниковом переулке, в доме, построенном в девятнадцатом веке. В подъезде сохранились очень красивая лепнина на потолке и широкая лестница с чугунными перилами, а в окнах, мимо которых я поднималась на пятый этаж, были причудливые яркие витражи. Не успела я приблизиться к нужной двери, как та сама распахнулась, и хорошенькая, с виду совсем юная блондиночка нежно прощебетала:

— Входите. Вы ко мне?

— Я ищу госпожу Юрскую, — ответила я, — частного детектива.

— Попали по адресу, — улыбнулась красавица. — Обувь не снимайте, курточку повесьте на крючок. Сюда, пожалуйста, налево, в кабинет.

Сев на диван, хозяйка квартиры без долгих предисловий приступила к делу:

— Что у вас случилось?

Я решила начать издалека.

— Меня зовут Татьяна.

— Ну а я Антонина, — представилась блондинка. — Отлично, вот и познакомились. Так чем могу быть полезна?

— Обратиться к вам мне посоветовала подруга, Елена Гришкина. Помните ее?

— Нет, — спокойно соврала Юрская. — Но чтобы воспользоваться моими услугами, не надо иметь рекомендации от кого-либо. Вы рассказываете суть вопроса, а я вам говорю, берусь за дело или нет. Сразу хочу предупредить: слежкой за неверными мужьями-женами я не занимаюсь. Если у вас такая проблема, дам адрес профессионала, специализирующегося на подобных делах.

Я прикинулась смущенной.

— Нет, нет, у меня чехарда с квартирой. Собралась менять жилье, нашла подходящее на улице Старый Гай. Слышали о такой?

Антонина молча кивнула.

— Смешное название, — сказала я.

Юрская молча смотрела на меня.

— Я зашла в квартиру, которую выставили на продажу, и вдруг мне так неприятно стало! Прямо ощущение могильного холода возникло. Словно там кого-то убили. Стала расспрашивать хозяйку, риелтора, а те руками замахали: «Что вы, что вы, апартаменты долгое время принадлежали академику Цапкину, потом нам, ничего криминального в истории жилья нет». Но мне было как-то некомфортно. Квартира прекрасная, а продается не за бешеные деньги, цена ниже средней по Москве, что тоже вызывает подозрения. Хочу, чтобы вы проверили историю апартаментов.

— Хорошая идея, — согласилась Антонина. — Но, госпожа Сергеева, квартирные дела не мой профиль.

Я перестала корчить из себя клиентку.

— Откуда вам известна моя фамилия? Я не называла ее в момент знакомства.

Детектив погасила лучезарную улыбку.

— Давайте начнем заново. Добрый день, Татьяна, я польщена, что в мой скромный офис приехала начальница одной из особых бригад. Как там Роберт? Еще злится? Пару раз наши с ним интересы пересекались, пока счет два-один в мою пользу.

— Великолепно, — кивнула я, — будем разговаривать без экивоков. Вы собирали для Елены Гришкиной информацию о Владлене Андреевиче Цапкине. Зачем она ей понадобилась?

Антонина изогнула одну бровь.

— Вас устроит такой ответ: Лена хотела купить бывшую квартиру академика и наняла меня досконально проверить жилье?

Я посмотрела собеседнице в глаза.

— Думаю, не стоит произносить слова, которые просятся на язык.

— Конечно, — улыбнулась детектив. — Но вам не стоило задавать свой вопрос. Я, трепетно соблюдая конфиденциальность, сведения о клиентах не распространяю. Поговорите с Еленой. Если захочет, она расскажет вам правду, а если не пожелает…

Юрская развела руками и замолчала.

— Отличная идея, — согласилась я. — Жаль только, невыполнимая.

Сыщица сложила руки на груди.

— Понятно, вы уже обращались к Гришкиной, но ничего у нее не выудили.

— Ошибаетесь, — возразила я. — К сожалению, не успела побеседовать на эту тему с супругой Захара Назаровича, она умерла.

Антонина вскочила.

— Что? Когда?

Мне ее реакция показалась наигранной.

— Я думала, мы договорились беседовать как два профессионала. Не надо изображать удивление размером кинг-сайз — о кончине молодой женщины писали в желтой прессе. Более того, «Болтун» ее похоронил даже раньше времени. Елена лечилась в Швейцарии от вирусной инфекции, а репортер листка поднял крик, назвал производимые Гришкиным часы смертоносными, уверял, что их излучение лишило его жену жизни. Не делайте такие глаза! Вы разве не читаете новости в Интернете?

Антонина подошла к секретеру, взяла стоящую около него на полу сумку, достала оттуда загранпаспорт и протянула мне.

— Изучите, там есть отметки пограничников. Могу также показать авиабилет, посадочный талон. Я вошла в дом за полчаса до вашего появления. Каждый год осенью я летаю отдыхать на месяц в такое место, где отсутствуют мобильная связь, вай-фай и прочие прелести научно-технического прогресса. Приехав из аэропорта, я сразу пошла в душ. Загляните в ванную, там влажные полотенца и армия незакрытых бутылочек с шампунем, кондиционером, гелем для мытья. И, если вы заметили, мои волосы до сих пор влажные. Позвони вы в дверь на двадцать минут позднее, я бы включила ноутбук и успела узнать новость о Ленусе. А теперь я очень хочу, чтобы тот, кто повинен в ее смерти, понес наказание за совершенное преступление.

— Вы назвали клиентку «Ленусей». Значит, Гришкина не клиентка, а друг? — предположила я.

Антонина повернулась к двери.

— Пойдемте на кухню, я сварю кофе. Разговор будет длинным.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *