Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 36

 — Оля, — сказала я, — понимаю, вы сердиты на Макара. В свое время он наобещал вам кучу вкусного, но в результате в вашей тарелке оказалась корочка черного хлеба без масла. В начале нашей беседы вы чуть было не выложили правду, обмолвились о договоре с мужем, но потом прикусили язык. Почему? Все просто. Юридически Саша сын Макара и внук Захара, значит, дедушка не забудет его в завещании. Но если вы разболтаете правду, все узнают, что мальчик Гришкиным биологически чужой, и тогда прости-прощай хороший куш, ради которого вы не один год мучились, изображая жену человека, которому никогда не были нужны ни как друг, ни как любовница. Но сейчас истина выползла на свет, нет смысла молчать. Тем более что над вами нависло обвинение в убийстве Елены. Не стану говорить: «Подумайте о сыне, о том, каково ему будет жить в детском доме и идти по жизни с клеймом ребенка убийцы. Саша вам неприятен, ведь ребенок — живое напоминание о тех моментах вашей жизни, о которых хочется забыть, о плане, который не осуществился. Но поверьте, на женской зоне очень плохо. А что-то мне подсказывает, что откровенность может вытащить вас из большой беды».

Ольга закрыла глаза, прижала руки к груди и сделала глубокий вдох.

— Хорошо. Макар придумал план, потому что ему требовалась фиктивная жена, настоящую семью он строить не собирался. Он бы вообще никогда не пошел в загс, но его бабка замучила, гудела каждый день в уши: «Хватит бобылем жить, приведи в дом хозяйку. Когда ты женишься…» И дальше как по нотам. Со временем тон ее речей изменился, старуха завела: «Ты болен? Импотент? Не способен спать с женщиной? Почему у тебя девок нет?» Макар испугался — вдруг вредная бабка сообразит, в чем дело, и расскажет правду Захару? Поэтому он решил найти себе на все согласную жену. А мне требовался обеспеченный муж, отец для Саши. И мы заключили договор. Я не убивала Лену. Чем поклясться, чтобы вы поверили?

— Самым дорогим — своим кошельком, — процедил Макар. — Она брешет, у нас не фиктивный, а настоящий брак!

— Ха! — выкрикнула Ольга. — Ты ко мне даже пальцем не прикасался, а когда приходилось меня при посторонних обнимать, чтобы продемонстрировать семейное счастье, тебя аж корежило.

Захар Назарович стукнул кулаком по столу.

— Макар, ты не особенно красив, не шибко умен, бизнесмен из тебя хреновый, но ты мой сын, значит, привлекательный жених. Не мог найти нормальную девку? За каким хреном проститутку в семью привел? И ее отродье в придачу? Почему мне нормальных внуков не родил? Отчего с обычной бабой не связался?

— Проститутку? — завизжала Ольга. — Думаете, хуже меня нет, а ваш драгоценный Макар рыцарь в сияющих доспехах? Он же пидор, с женщинами спать не может, от вас своего любовника скрывает, а мы с Сашей его прикрытие!

Макар вскочил и кинулся к двери, однако Жданов опередил его и успел перехватить парня. Я решила, что сейчас по офису опять пронесется ураган, и второй раз нажала под столом кнопку вызова охраны. Роберт и Глеб Валерьянович тоже смекнули, что на подходе цунами, оба вскочили и подошли к Захару. Но тот почему-то не завопил, а заговорил растерянно:

— Пидор? То есть гей? Мой сын? Она врет, в семье Гришкиных уродов нет.

Ольга захохотала.

— Да вы на него посмотрите! Макарчик, сбреши папашке про своих подружек-любовниц, назови хоть одно женское имя.

— Не собираюсь ни перед кем отчитываться, — звонко объявил младший Гришкин.

Антонина пересела поближе к Захару Назаровичу и развернула к нему монитор.

— Макар давно живет с Вадимом Полупановым, бывшим порноактером, а ныне богатым бизнесменом. Кроме постели их объединяет общность интересов — оба любят антикварных кукол. Вы не интересовались, кто купил у сына питерскую квартиру и где он раздобыл денег на приобретение спа-салона?

— Я не желал вмешиваться в его дела, — прохрипел Гришкин-старший. — После того как сын закончил институт, я предложил ему: «Давай вливайся в мою фирму, садись в департамент продаж». А тот губы скривил: «Мне это неинтересно». Я настаивать не стал, но решил больше никаких предложений не делать, ведь за уши в рай не тащат. Охота ему самостоятельность демонстрировать? Да на здоровье! Вот только денег на какой-то другой бизнес ему не дам. Если пожелал без отцовской помощи жить, мое дело дерьмом считает, пусть выплывает сам. Два года он где-то шлялся. Я молчал, кормил его, небольшие суммы на мелкие расходы давал, машину купил. Но потом вызвал в кабинет и спросил: «Всю жизнь бездельничать намерен? На меня более не рассчитывай, ты исчерпал лимит моего терпения». А сын в ответ: «Думал, чем лучше всего заняться, и решил: продаю квартиру в Питере, покупаю кукольный театр». Я опять сдержался, в тупой лоб ему кулаком не треснул, лишь предупредил: «Решил поиграть с марионетками? Отлично. Но не надейся получить от меня хоть копейку». И что? Несколько лет Макар уродцев за веревочки дергал и разорился. Салон его тоже недолго проживет. Где он денег на его приобретение надыбал? Не моя печаль! Может, кредит взял.

— Нет, — взял слово Иван Никифорович, — спа-салон основан на средства Вадима Полупанова.

— Имя с фамилией вроде знакомые, — занервничала Полина Макаровна. — Хотя нет, не мог же он…

— Вы не ошиблись, — кивнула Юрская. — Вадим Полупанов единоутробный брат Светланы Николаевны, родной матери Макара, сводный дядя вашего внука, если можно так выразиться.

— Что?! — в полном изумлении выдавил из себя Гришкин-старший.

— Они давно вместе, — начала выбалтывать тайны мужа Ольга. — Познакомились, когда Макар квартиру в Питере продавал. У них такая любовь-морковь вспыхнула! Дня друг без друга прожить не могли. Отношения свои из-за Захара Назаровича скрывают, ведь все знают, как тот к геям относится. Макар боялся, что отец его наследства лишит. Один раз муж меня из-за своего любовника избил. Вадим собрался лето на яхте в Средиземном море провести, позвал туда своего драгоценного-обожаемого. А как Макарке уехать? Он и так постоянно трясется, вдруг папаша правду разнюхает и сыночка-пидора из своей жизни выкинет, прости-прощай тогда ожидаемое наследство. Вот он мне и велел: «Скажи отцу, что мы вместе в Италию летим». Я-то, дурочка, обрадовалась, решила, что три месяца на пляже проведу, а Макар рассмеялся: «На фига ты нам там нужна? Отправишься в пансионат в Подмосковье». Отличная задумка — жену с сыном в дыру запихнуть, а самому с любовником на яхте в теплых краях рассекать. Ну я и сказала: «Или мы с вами, или я остаюсь дома, не желаю лето в лесу проводить».

Ольга опустила голову. Я договорила за нее:

— Макар вас ударил, вы ринулась в полицию и на волне злости написали заявление. Потом вспомнили, что сами живете в стеклянном доме, где камнями швыряться не следует, и забрали бумагу.

— Ты мне больше не сын, — тихо, но твердо произнес старший Гришкин. — Столько лет обманывал отца! Я считал Сашу своим внуком, гордился им…

— Макар дурак дураком, а всех вокруг пальца обвел, — пробормотала Полина Макаровна.

Иван повернулся к старухе.

— Нет, ваш внук совсем не глуп. Он хитрый, коварный человек, придумал, как избавиться от опостылевшей жены и ненужного ему ребенка.

Затем босс обратился к Макару.

— Вы же, когда заключали договор с Ольгой, не предполагали, что долго изображать счастливого мужа будет трудно. Кстати, отчего вы вообще затеяли канитель с фиктивным браком? Ждали наследства? Но Захар Назарович не дряхлый старик, а крепкий мужчина, еще лет двадцать пять проживет. Вадим богат, его денег вам двоим хватило бы. Почему не ушли к любовнику?

Ольга рассмеялась.

— Так Полупанов не звал его к себе. Вадик любит одиночество, они два раза в неделю встречаются, еще летом и зимой дней по десять на курортах проводят. Жаркая страсть у них прошла, теперь просто угли тлеют. И куда Макарке деваться, если Полупанов пошлет его по известному адресу? Конечно, Вадим подарит бывшему любовнику мешочек с пиастрами, но это все. А в доме Захара Назаровича сытно, беспроблемно, в перспективе наследство маячит. Ну да, они с Вадиком пока вместе, но Полупанов почти аутист, и Макарке страшно, что любовничек его бортанет. Я доходчиво объяснила?

— Спасибо, теперь все ясно, — кивнул Иван Никифорович. И взглянул на мрачно молчавшего Макара. — Полагаю, Ольга сначала вела себя скромно, но потом поняла, что вы у нее в кулаке, и начала требовать денег, красивой одежды, драгоценностей. В конце концов ваше терпение лопнуло.

Макар сидел молча, уставившись в стол. Я обратилась к Захару Назаровичу:

— Мы не раз сталкивались с людьми, которые подсыпали родственникам в кефир отраву. Однако в большинстве случаев эти убийцы демонстрируют горячую любовь к жертве. Задумав преступление, они начинают заботиться о том, кого собрались лишить жизни, делать подарки, наивно полагая, что полиция не станет подозревать того, кто любил покойного. Ольга, на которую сначала пали наши подозрения, вела себя иначе — постоянно третировала Лену, будучи не в силах сдержать свою ненависть к ней. Ну не глупо ли сначала при всех наговорить женщине гадостей, а потом отравить ее? Умно ли, прикидываясь Эсти, воспользоваться своими духами? И кто ночью использует парфюм в больших дозах? Задав себе эти вопросы, я поняла: в детскую приходила не мать Саши, а другой человек, который хотел, чтобы именно ее посчитали убийцей, потому и облился любимым «Онорэ» Ольги. Затем я стала вспоминать, как развивались события. Придя к нам в офис с просьбой найти человека, который убил Федора, Лидию, Нину и покушался на Елену, Макар рассказал о том, что его жена терпеть не может супругу Захара. Зачем? Любящему мужу следовало скрыть от нас эту информацию, она же сразу бросает тень подозрения на Ольгу. Через некоторое время, когда я уже ходила по дому Гришкиных с биоизмерителем в руках, Макар вновь сообщил мне о неприязненных отношениях между супругой и мачехой. Но и этого ему показалось мало. Когда в спальне Елены я спросила у него, можно ли взять планшет покойной, Макар третий раз упомянул о ненависти Ольги к умершей мачехе. И потом при любом общении со мной он обязательно говорил о том, что Оля плохо относилась к Елене, даже вспомнил, как один раз она воскликнула: «Хорошо бы Ленка подохла!» А еще он сообщил, что брак у него первый, супруга тоже ранее в загс не ходила, причем настойчиво предложил: «Вы непременно проверьте и увидите, что никаких бывших ни у меня, ни у Оли нет». И к чему были эти слова? Макар очень хотел, чтобы я порылась в документах и нашла упоминание о первом муже Ольги и о том, что ее подозревали в убийстве родителей Владимира. А через некоторое время Макар придумал бы, как известить меня, что именно Оля лишила жизни стариков Кобыленских. И наверняка ему казалось, что он действует осторожно, выдает информацию о жене гомеопатическими дозами!

Не удержавшись, я усмехнулась.

— А еще Макар манипулировал Сашей. За день смерти Елену, которая пила лекарства, прописанные доктором Вернье, и была еще слабенькой, во время обеда затошнило, она убежала из-за стола. Ольга зашипела, что мачеха прикидывается больной, чтобы оказаться в центре всеобщего внимания, Макар остановил жену и обратился к Саше с речью. Точно я ее не помню, но прозвучало примерно следующее: «Да, Лена потеряла свою красоту, и, вероятно, она к ней не вернется, нет такого лекарства, чтобы ее восстановить. Но ведь не во внешности дело, главное, чтобы душа была прекрасной. Болезнь отнимает привлекательность, однако она не может изменить внутреннюю сущность. Если кожа у Лены не станет снова красивой, не отрастут пышные локоны, она все равно будет хорошим человеком. Симпатичное личико — это ерунда, все будут любить Лену за ее прекрасную душу. Понял? И всегда надо надеяться на чудо. Вдруг найдется человек, который сделает для Елены волшебный напиток? Никогда нельзя терять надежду на лучшее, хотя порой приходится рассчитывать только на колдовство». Вроде Макар сказал правильные слова: сущность человека важнее внешности, но на самом деле он хитро внедрил в голову Саши, живущего в игре «Заколдованный лес», мысль: надо сварить Лене зелье.

Я посмотрела на Захара Назаровича.

— Современные технологии позволяют влезть в чужой компьютер, находясь от него на любом расстоянии. Теперь нет необходимости красть или забирать чей-то ноутбук, чтобы пошарить в его содержимом. Правда, проделать это может лишь специалист экстра-класса, имеющий необходимую аппаратуру.

Роберт поднял руку.

— Это я! Мне удалось войти к Макару в комп, и сразу выяснилось, что он активный участник игры «Заколдованный лес», а его ник… Zanuda. Именно так и звали собеседника Саши, который подсказал ему, как вызвать волшебницу Эсти. Макар заранее бросил наживку, зная, что мальчику понадобятся волшебные таблетки. А потом подсказал ребенку, как их заполучить.

Я подняла руку.

— Маленькое дополнение. Рассказывая о неприязни Ольги к Елене, Макар подчеркивал: его жена сильно переживает из-за того, что посторонняя женщина стала для ее сына роднее матери. По его словам, Ольга пыталась подружиться с Сашей, даже организовала в день рождения мальчика коллективное сражение в «Заколдованном лесу». И это было отчасти правдой, члены семьи на самом деле преподнесли второкласснику необычный подарок — сели вместе с ним к компьютеру в кабинете Макара. Но Саша, с восторгом вспоминавший тот день, сказал, что предложил всем поиграть папа. Не Ольга, как пытался внушить мне Макар, а он сам был инициатором забавы. Он сместил акценты для того, чтобы натолкнуть меня на мысль, что его жена знает сюжет «Заколдованного леса», что это она, переодевшись Эсти, подсунула сыну пилюли, использовав то же лекарство, каким убила стариков Кобыленских.

— Дальше — просто, — подхватил нить разговора Денис. — Макар щедро облился духами супруги, надел заранее купленный плащ, взял тайком с трюмо Полины Макаровны хрустальный флакон, похожий на тот, который используется в игре, и вручил ребенку. Надо ли говорить, что в нем были именно те таблетки, от передозировки которых лишились жизни старики Кобыленские? Вот только я не понял, откуда Макар узнал, чем отравились Фрида Яковлевна и Иосиф Моисеевич?

Макар расхохотался.

— Думаете, Ольга вся такая несчастная, а я ее бил, мучил? Всего один разок и надавал по морде. Она прекрасно жила на всем готовом, но ей было мало! Постоянно меня шпыняла: денег недостаточно, по заграницам не ездим, к Саше я равнодушен. А сама мальчишку терпеть не может, тот — напоминание о днях, когда она общей подстилкой служила. Сейчас-то Ольга строгую учительницу из себя корчит, девочек за мини-юбки и шорты осуждает, а прежде зажигала по полной. Живя с Бахмутовым, Оля косячками баловалась. Накурится травки, с мужиками пообтирается, потом опять цигаркой попыхтит и давай со мной болтать. Я у нее конфидентом был. Пару раз дура пыталась меня в койку затащить, но я ей четко объяснил: уволь от такого счастья. И тогда идиотка жилеткой меня считать стала, все тайны под кайфом выкладывала, а когда дурман улетал, забывала, чего несла. Сама мне про Кобыленских под влиянием травы растрепала, хвасталась, как хитро придумала от стариков избавиться — их же лекарство в ход пустила. Когда мы договаривались о фиктивном браке, я ей сказал: «Знаю, что ты отравила свекра со свекровью, но буду молчать до тех пор, пока ты о моей интимной жизни никому не скажешь». Сейчас Ольга слово нарушила, ну так пусть получит свое: она убийца родителей первого мужа. Ей пора за решетку.

Ольга вскочила. Денис и Роберт тоже поднялись, но тут неожиданно заговорил Захар Назарович, лицо которого приняло такое выражение, что я прекрасно поняла, почему Макар однажды испугался отца и назвал его «дергунчиком», куклой с двойным дном.

— Сядь, — коротко приказал Гришкин-старший Ольге.

Невестка обвалилась на стул. Бизнесмен спокойно спросил:

— А за что ты, сын, возненавидел Елену? Тоже позавидовал ее сумкам-туфлям-тряпкам?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *