Бабки царя Соломона

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 37

 — Она не была такой уж хорошей! — завизжал Макар. Потом кое-как взял себя в руки и продолжил спокойнее: — Твоя жена умела произвести впечатление очаровашки, а сама шантажировала меня. Ленка заявилась в спа-салон, повсюду походила, бесплатно ВИП-карту получила, уселась в моем кабинете чаю попить, пирожные нахваливала и вдруг заявила: «Деньги тебе на бизнес дал любовник, Вадим Полупанов. Интересно, что Захар скажет, когда о секс-привычках сына узнает? Но я твой секрет сохраню, если возьмешь на ресепшен Майю Отпадову и оклад ей дашь в два раза больше, чем положено. О’кей? Пока Майя работает, я твой верный друг, в противном случае враг». Понятно вам теперь, что за штучка была Елена?

— Ясно, — кивнула Юрская. — В общем, Макар попал в переплет. С одной стороны Ольга, которая с каждым прожитым совместно днем становилась все требовательнее, с другой Елена, знавшая главный секрет его жизни. Плюс чужой по крови мальчик, который зовет его папой и надеется получить от него немного любви и внимания. А еще страх, что отец узнает правду, а Вадим выгонит его. Ситуация сложилась патовая.

Антонина усмехнулась.

— Когда Татьяна предложила мне расследовать убийства Федора, Лидии, Нины и Елены и ввела меня в курс дела, я удивилась. Зачем Макар обратился в ее бригаду? Сам он объяснил причину этого весьма разумно: кто-то убивает членов семьи, боюсь за жену, ребенка, отца и бабушку, найдите негодяя, который ненавидит Гришкиных. Владелец спа-салона сообщил о войне, которая идет между фирмами «Чудеса техники» и «Робот-плюс», о некрасивой истории с якобы смертоносными часами, затеянной бывшим компаньоном Захара Назаровича. Вроде все понятно — Макар переживает за домочадцев. Но зачем он, сообщив о суеверности отца, предложил Тане внедриться в семью и изображать ловца негативной энергии? Что мешало бригаде открыто заняться делом? Три смерти в семье, пусть даже на первый взгляд не криминальные, — достаточный повод, чтобы встревожиться. Но нет, Макару необходимо постоянное присутствие Татьяны в доме. Зачем? Ответ прост — он вел свою игру, задумал подставить Ольгу, ему нужно, чтобы Сергеева увидела, как его супруга ненавидит Лену, и решила, что виновница преступлений именно Оля. Макар старательно и, как он полагал, осторожно, маленькими порциями внушал начальнице особой бригады: Елену отравила Ольга, причем она действовала с особым цинизмом, использовав восьмилетнего сына. А Макар ни в чем не виноват, это же он, а не кто-то другой обратился к специалистам с просьбой найти преступника. Неновая и неоригинальная идея, до него ее уже использовали. Психологи прекрасно знают: тот, кто побежал в полицию с просьбой: «Скорей отыщите злодея!» — часто тем самым злодеем и является.

— Федор, Лидия и Нина тоже на его совести? — прошептала до сих пор молчавшая Полина Макаровна. — Господи! Я думала, все давно утряслось…

— Что давно утряслось? — моментально поинтересовалась Антонина.

Старуха взяла со стола бутылку минералки, налила воду в стакан, сделала несколько глотков и только потом заговорила:

— В детстве и юности с Макаром было трудно — учился плохо, ленился, ничего делать не желал, с ребятами не дружил. Следовало его пороть, чтобы поумнел, но я опасалась ребенка наказывать, не слишком здоровым он уродился.

— У Захара Назаровича очень рано случился инсульт, — неожиданно добавил Глеб Валерьянович, — наверное, поэтому вы тревожились за внука: у Макара могли оказаться генетически слабые сосуды.

— Кстати, о генетике, — подхватила я. — Как ни старайся, как ни воспитывай, а из волчонка, которому от родителей передалось желание убивать, не вырастишь козленочка, обожающего щипать траву.

Иван посмотрел на сидевшего с каменным лицом Гришкина-старшего.

— Вам не трудно ответить на пару вопросов?

— Спрашивайте, — сухо откликнулся бизнесмен.

— Макара когда-нибудь водили к психиатру?

— Нет, — ответила вместо сына Полина Макаровна, — у него никогда не было психических отклонений.

— Но нормальному человеку не придет в голову решать свои проблемы посредством убийства, — вновь вступила в беседу Антонина. — Можно устроить скандал, набить морду, попытаться откупиться от шантажиста — вот как действует обыватель. Кое-кто даже покупает новые документы и уезжает подальше.

— Некоторые люди могут лишить жизни себе подобного в состоянии аффекта, — прибавила я. — Ну, например, решила женщина сделать приятный сюрприз супругу, вернулась на денек раньше из командировки, не позвонила, дурочка, не предупредила о своем появлении, вошла в квартиру — а ее благоверный с другой в постели! У супруги темнеет в глазах, она швыряет в парочку дубовый стул или кидается на любовников с кухонным ножом. В результате два трупа. В этом случае даже суд относится к убийце снисходительно. Но Макар спланировал преступление и хладнокровно осуществил его. Если у него нет психических отклонений, то, очевидно, он принадлежит к особой категории людей, для которых человеческая жизнь не представляет ценности. Часто такие вроде бы здоровые мужчины и женщины становятся не серийными маньяками, а наемными убийцами. И нередко задатки киллера передаются генетически. Образно говоря, допустим, прапрапрадедушка был Соловьем-разбойником, потом долгие столетия в семье рождались на свет тихие, мирные люди, и вдруг в конце двадцатого века вновь появляется бандит с большой дороги. Почему так происходит? Нет ответа.

Антонина кашлянула.

— Хочу уточнить. Ген киллера пока не обнаружен. Теория наследования способности убивать не имеет доказательной базы, но исследования европейских психологов, проведенные среди заключенных, выявили такую закономерность. У большинства из тех, кого осудили за убийство, были родственники-убийцы: отец-мать, дядя-тетя, дед-бабка, сестра-брат, ну и так далее.

Полина Макаровна встала.

— Я устала, хочу домой. Захар, проводи меня, очень голова кружится.

— Сейчас Глеб Валерьянович измерит вам давление и сделает, если нужно, укол, и мы продолжим, — безо всякого намека на сострадание заявил Иван.

Борцов приподнялся. Полина Макаровна села и опять схватилась за минералку.

— Благодарствую за заботу, мне уже лучше.

— Захар Назарович, где вы взяли деньги на открытие своего первого магазина «Чудеса техники»? — спросил Денис.

— Мы с Геннадием разделили наш бизнес, — пояснил старший Гришкин.

— Нет, — отбил мяч Жданов, — вам обоим досталось по смешной сумме. Но у Маркова была богатая жена, а у вас только не очень обеспеченная мать. Так откуда средства?

— Он продал нашу дачу, — кинулась на защиту сына Полина Макаровна.

— Фазенды вы лишились, когда Захар и Геннадий купили свой первый ларек со жвачкой, — возразила я.

— Вероятно, Захар Назарович получил деньги за некую работу или у него был покровитель, — вкрадчиво произнесла Антонина. — Следующим после Ольги человеком, которого я стала проверять, когда Лена попросила меня найти компромат на всю семью Гришкиных, была Полина Макаровна. Она оказалась чиста, словно слеза младенца, никаких темных пятен, кроме… одного привода в милицию. Много лет назад, в середине семидесятых, заведующую аптекой задержали за хулиганские действия. Полина Макаровна участвовала в драке, которая случилась во дворе одного московского дома по Новослободской улице. Патруль вызвала жительница этого дома, которая в окно увидела, как две дамы мутузят друг друга. Тетушек доставили в отделение, и там они рассказали, что конфликт вспыхнул в гастрономе. Анжела Григорьевна Флоткина хотела пролезть к прилавку без очереди, а Полина Макаровна Гришкина возмутилась. Первой, несмотря на вопли второй, удалось взять палку сырокопченой колбасы, большого дефицита по тем временам, и Полине Макаровне деликатеса не хватило. Разозленная заведующая аптекой бросилась за обидчицей, догнала ее и устроила побоище. По дороге в милицию обе участницы боевых действий остыли и стали мирно разговаривать. В кабинете у дознавателя они попросили друг у друга прощения и разошлись. Как будто ерундовое происшествие? Но меня зацепил адрес дома, во дворе которого развернулось колбасное сражение, — в соседнем здании находится СИЗО № 2, именуемое в народе Бутырской тюрьмой. А в те годы, как мне известно, чтобы попасть к входу в следственный изолятор, нужно было миновать дворик, где дрались дамы.

Антонина сделала паузу.

— Вот я и подумала: может, дело не в колбасе? Вдруг обе тетушки посещали место временного содержания подследственных? Отыскать Флоткину оказалось просто — Анжела Григорьевна до сих пор проживает по тому адресу, который она когда-то указала при доставке в отделение. Она сразу вспомнила ту историю и рассказала правду, о которой обе женщины умолчали при беседе с дознавателем…

Флоткина и Гришкина стояли в очереди в Бутырской тюрьме, передавали продукты сидевшим там родственникам. У первой за решеткой находился муж, а у второй брат.

Пока стояли в очереди, Флоткина рассказала соседке про супруга-дурака, который украл у бабы в магазине кошелек, и спросила:

— А ты кому харчи приперла?

Гришкина быстро перекрестилась.

— В моей семье таких, слава богу, нет. Соседка заболела, попросила помочь, у меня доверенность от нее.

Флоткину покоробили слова: «В моей семье таких нет», и она свернула разговор.

Продукты женщины сдавали одновременно. Две тетки в форме быстро просмотрели содержимое сумок, потребовали документы. К Анжеле Григорьевне вопросов не возникло, а охранница, занимавшаяся Полиной Макаровной, начала допытываться:

— Здесь написано, что вы принесли передачу брату, но фамилии у вас разные и отчества тоже.

— Он мне родной по матери, — объяснила Гришкина, — посмотрите внимательнее, в бумаге все есть.

Во двор Анжела с Полиной вышли вместе, и тут Флоткина не выдержала:

— Ну ты и птица! Меня опустила, рожу скривила, сказанула: «В моей семье таких нет», а сама брательнику жрачу принесла.

— Отстаньте, — поморщилась Полина, — мы с вами не с одного поля ягоды.

Флоткина разозлилась, толкнула Гришкину, та ответила. Началась потасовка. Когда драчуний повели в отделение, они испугались, сообразили, что не стоит рассказывать о настоящей причине конфликта, поэтому на ходу придумали версию про колбасу…

Детектив усмехнулась.

— Забавная история, не правда ли? Дальше еще занимательнее. Имя ныне покойного брата Полины Макаровны я выяснила быстро, им оказался Гавриил Сухомлинский, по кличке Сух. В советские годы он занимался ростовщичеством, давал деньги взаймы под большие проценты, а помогала ему верная подруга Луиза Хмель. Брак между ними никогда не регистрировался, но имя женщины было вписано в личное дело задержанного Сухомлинского как его гражданской супруги, ей разрешалось приносить передачи и приходить на свидания. Я нашла Луизу и поехала к ней. Хмель ровесница Полины Макаровны, но в отличие от последней не может ходить самостоятельно, прикована к инвалидному креслу, живет в муниципальном доме престарелых. Прямо скажем, условия там ужасные. Ноги у женщины отказали, зато голова ясная, и я узнала много интересного.

Антонина посмотрела на старшего Гришкина.

— Мне продолжать или сами расскажете?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *