Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

По дороге домой я составила четкий план действий на завтра. Рано утром отправлюсь в Прюково — Ирина небось не покидает деревню. Встречусь с ней и постараюсь узнать две вещи. Первое: был ли у ее брата на запястье шрам. Второе: каким образом ее законный муж оказался супругом Алисы? Может, пара мирно развелась и пастушок подался в город, а компьютерная программа просто дала сбой, ошиблась? Но вроде, по словам Алисы, супруг ее был москвичом, имел комнату в коммуналке…

Ладно, сейчас главное выяснить, имел ли Ведерников шрам.

Я припарковалась во дворе и пошла в подъезд.

Так, попробуем разложить имеющуюся информацию по полочкам. Алексей женится на Алисе. Представляется москвичом, правда, говорит о том, что когда-то проживал в деревеньке с каким-то совершенно не правильным названием — Волкина. У Алексея имелись две родственницы-селянки, исчезнувшие невесть куда после его гибели, и шрам на запястье. Счастье Алисы длилось совсем недолго, муж успел сделать ремонт в квартире — обстоятельный, со сменой полов и крушением стен и погиб в банальном дорожно-транспортном происшествии. Тело сгорело, останки несчастного вдове не показали, да и правильно, незачем травмировать женщину столь ужасающей картиной. После кончины Алексея на Алису посыпались несчастья.

И Алексей ни словом не обмолвился о том, что ранее был женат. Почему? Впрочем, сей факт легко поддается объяснению: многие мужчины, сбросив оковы прежнего брака, не хотят вспоминать о той, что когда-то была любимой и единственной.

Ирина постоянно обитает в Прюкове, Алексей, очевидно, был уверен, что она никогда не встретится с Алисой.

Спустя год после похорон Алиса случайно видит на экране телевизора руку только что погибшего Ведерникова и узнает шрам.

Конечно, можно отмахнуться от ситуации, просто подумать: бедная вдова тоскует по безвременно ушедшему супругу, вот и чудится женщине не пойми что. Но тут выясняется одно странное обстоятельство: сестра Ведерникова Ирина была отдана замуж именно за Алексея Кононова и отправлена в то Прюково.

И что мне теперь со всем этим делать? Алиса-то наняла госпожу Романову, чтобы та выяснила: почему шрам Алексея переехал на руку Ведерникова?

А может, Константин на самом деле — Алексей?

Но какого рожна он устроил спектакль со своей первой смертью? И где тогда настоящий Кононов?

Почему его паспорт оказался у Ведерникова? И если Алексей проживает теперь под личиной Константина, то отчего его жена Ирина молчит?

Ощущая легкое головокружение, я вошла в темную прихожую и стала очень тихо снимать ботинки. В квартире царила сонная тишина, все обитатели мирно почивали в кроватях. Вас, наверное, удивляет, отчего мопсы и иже с ними с радостным лаем не вынеслись к двери? Наши псы ровно в десять расползаются по уютным местам, зарываются в одеяла и пледы, кладут головы на подушки и мирно задают храпака. В это время они забывают о долге собаки и не вздрогнут, даже если в дом ввалится толпа незнакомых людей. Наша стая пребывает в уверенности, что хозяевам следует служить днем, лаять на звонок необходимо лишь в светлое время суток, а после захода солнца трудовые будни завершаются, пора на боковую.

Стараясь не шуметь, я кралась мимо закрытых дверей и тут увидела, что из спальни Кирюши пробивается узкий луч света. В душе моментально поднял голову педагог. Ну не безобразие ли! Мальчик что, не видит, который час? Сидит до сих пор у компьютера, а завтра не сумеет встать к первому уроку! Я начну тормошить ребенка, а Кирик примется стонать и жаловаться. Тот, кто ежедневно поднимает в школу отпрыска, очень хорошо сейчас меня бы понял. Ну, Кирюша, погоди!

Я дернула ручку, дверь беззвучно распахнулась.

Кирюша лежал на кровати, лицом к стене, компьютер был выключен, свет исходил от небольшой настольной лампы.

Я покачала головой и пошла к ней. И тут мое ухо уловило тихое шмурыгание.

— Кирюша, ты не спишь?

Тишина.

— Не притворяйся.

Нет ответа.

— Опять до глубокой ночи лазил по Интернету! — возмущенно воскликнула я. — Завтра же вынесу отсюда компьютер!

— Ну и пожалуйста, — дрожащим голосом ответил Кирик, — он мне теперь совсем не нужен.

Лежащая на коврике у его постели Рейчел шумно вздохнула, а Кирюша продолжил:

— Сам его вышвырну! Хватит!

В голосе мальчика звучало настоящее отчаяние, я испугалась и потребовала:

— Немедленно рассказывай, что произошло.

Кирюша сел в кровати, вытер лицо пододеяльником и грустно сообщил:

— Тебе не понять.

— Все же попробуй объяснить.

— Зряшное дело, — вздохнул Кирик. — Ты способна объяснить Рейчел, что такое алгебра?

Я окинула взглядом мирно сопящую стаффиху и вдруг ощутила укол. Что-то было не так, собака выглядела не совсем обычно. Хотя вроде все в порядке, спит, как водится, на спине, раскинув в разные стороны лапы…

— Думаю, что не сумею приобщить Рейчуху к вычислениям, — согласилась я, — безнадежное дело.

— Вот и ты ничего не поймешь! — подытожил Кирик.

Не хочу сказать, что меня обидело сравнение с Рейчел, думаю, на поле алгебры мы с ней одинаково тупы, я и таблицу-то умножения с трудом запомнила. Но Кирюша зря считает всех вокруг полными идиотами.

— Поругался с Лизой? — предположила я. — Она не желает с тобой иметь дела?

Кирик фыркнул.

— Лампудель, кабы Лизка вообще исчезла, я б плакать не стал. Дело совсем в другом.

— Опять меня вызывают к директору?

— Эка ерунда! Не в первый же раз. И потом, это ж тебе к нему идти, а не мне, чего расстраиваться? — резонно парировал Кирюшка.

— А, знаю. Тебе Дима снова наподдавал во дворе!

Кирик завернулся в одеяло.

— Боже, Лампа, ты вспоминаешь о каких-то детских неурядицах, а у меня страшная проблема.

Я плюхнулась на край его постели.

— Говори.

— Да незачем.

— Решим ситуацию вместе.

— Тут ты бессильна, — грустно сказал Кирюша и неожиданно заплакал.

Я обняла его за плечи, прижала к себе и, ласково гладя по спутанным волосам, сказала:

— Все же расскажи. Знаешь, зачем людям нужны друзья? Даже если они и не сумеют реально помочь, так хоть выслушают и пожалеют, глядишь, и легче станет.

— Меня убили, — прошептал вдруг Кирюша. — Совсем, насмерть. Ханон оказался крысой, а я дружил с ним, пускал к себе, он жил у меня всегда, когда приезжал. Знаешь, он обманщик, прикидывался честным вюстером, возил всякие товары, мне их по оптовой цене продавал, как лучшему другу.

И ведь предупреждала меня Эли: Ханон не тот, за кого себя выдает, но я ей не верил. Эли-то тоже не наша…

Я приложила ладонь к горячему лбу Кирюши.

— Милый, ты заболел, несешь бред.

— Говорил же, не поймешь!

— Ложись, поспи.

— Лампа, мне лучше умереть! — воскликнул Кирюша. — Выпрыгнуть из окна! Получается, что я хуже гарда!

Вот тут я перепугалась окончательно и, пытаясь уложить Кирюшу в кровать, стала лихорадочно обдумывать, как поступить. Катя сегодня дежурит в больнице, надо позвонить ей, сообщить, что У Кирюши на фоне гриппа начались глюки, записать названия необходимых лекарств, разбудить Сережку, отправить его в круглосуточную аптеку…

Кирюша снова сел.

— Лампа, я нормальный.

— Ну да, да, согласна.

— Меня убили!

— Хорошо. То есть очень плохо.

— И объявили предателем!

— Бедный мальчик, ложись скорей в постель.

Кирик вскочил и подбежал к компьютеру.

— Смотри, сейчас все объясню.

— Думаю, тебе лучше принять валокордин, — заботливо ответила я, — сейчас принесу из аптечки.

Из глаз Кирюши снова брызнули слезы.

— Вот ты какая! Решил все рассказать, а она слушать не хочет! Сама пей свои кретинские капли!

— Тише, милый, — попросила я, усаживаясь около стола. — Вовсе не хотела тебя обидеть, теперь я вся внимание, говори, постараюсь понять.

Чем больше информации выливалось из подростка, тем спокойнее становилось у меня на душе. Господи, какая ерунда!

Кирюша — участник игры под названием Алиленд. Он давно живет в городе, пришел в населенный пункт, как все, сначала эмигрантом, получил небольшую сумму в местной валюте и комнатушку в общежитии. Потом осмотрелся, освоился и придумал свой бизнес.

В Алиленде на момент вступления Кирика в игру было полно всяких магазинов, банков, риелторских агентств и строительных контор. Имелись тут больницы, морги, кладбища, своя санэпидемстанция, институты, школы… Основать бизнес в таких условиях тяжело, не легче, чем в реальной действительности, в Алиленде действуют строгие законы, за неподчинение которым легко угодить в местную тюрьму. Модестову удалось сделать то, чего не сумели совершить люди «по-настоящему»:

Алик искоренил в своем городе взятки. Чтобы открыть, допустим, магазин или школу, вы должны собрать кучу справок и купить землю. Причем учить детей человеку без должного образования вам не дадут. Алик суров. Чтобы стать директором виртуального колледжа и проводить там занятия, вы обязаны иметь в реальной жизни диплом педагога, а коли надумали оказывать медицинские услуги, покажите хоть аттестат о среднем медицинском образовании, пришлите копию на адрес Саймона, начальника службы безопасности, который знает о жителях Алиленда всю подноготную. Дальше Саймона информация не распространяется, сам фээсбэшник никогда не присутствует ни на каких местных тусовках, не принимает участия в праздниках. Он ни с кем не общается, не имеет бизнеса, никому не известен адрес его дома в Алиленде, а также имеет ли он семью. Саймон — серая тень, которая накрывает город, он подчиняется лишь самому Хозяину, Великому Али, богу Алиленда. Даже члены Совета мудрых, управляющие городом, даже Ник Клэр, написавший Конституцию, никогда не общались с Саймоном. Все только о нем слышали и знают адрес, по которому главному охраннику города можно отправить письмо.

С добропорядочными гражданами Саймон мил, он моментально откликается на просьбу о помощи, его отряд особого назначения мигом накажет грабителя или простого хулигана, решившего побезобразничать на улицах Алиленда.

Можно сказать, что Модестов ухитрился создать идеальное общество. В его городе люди исправно платят налоги, ведут честный бизнес, за ними не охотится организованная преступность, можно спокойно жить, работать, жениться, построить дом, заводить детей. Понимаете теперь, отчего население Алиленда растет не по дням, а по часам?

В нашем нестабильном мире, когда не знаешь, доберешься ли ты спокойно до дома или станешь по дороге жертвой теракта, в стране, где регулярно случаются смены правительства, дефолты, изменения экономического курса, Алиленд — тихая заводь, город солнца — воплощенная мечта Кампанеллы, великого фантаста эпохи Возрождения.

Неудивительно, что люди со всех ног бегут к компьютерам, дабы хоть немного пожить в блаженной стабильности, с ощущением того, что полиция честна, что тебя защищает хорошо обученная армия и мудрый господин, Великий Али.

Так вот, оказавшись в городе, Кирюша почесал в затылке, подыскивая сферу деятельности, и открыл магазин, где продавали.., животных. Странно, но до появления Кирика у алилендовцев не имелось ни кошек, ни собак, ни даже самых завалященьких хомяков!

Не успел Кирюша начать торговлю домашними любимцами, как у мальчика моментально нашлись последователи, возникла конкуренция, но первооткрыватель бизнеса уверенно держался на плаву. Он не только продавал.., хорошо всем известных пуделей и овчарок, но еще приторговывал драконами и говорящими жабами, а недавно придумал гигантского червя для вспахивания огородов.

В общем, буквально до недавнего времени Кирюша считался вполне успешным гражданином и даже подумывал о женитьбе. Но тут случилось страшное несчастье.

Алиленд — не один город-страна на просторах Интернета. Еще существует Гардор — поселение, где обитают, прямо скажем, малопривлекательные граждане. Кое-кто из них был изгнан Саймоном из Алиленда за всяческие гадости. В Гардоре царит полнейшее беззаконие, там разгул преступности, проституции и наркомании. Впрочем, и в Гардоре проживают нормальные люди. Почему они все не перебрались в Алиленд? Да очень просто! Основная масса обычных мужчин и женщин попала в Гардор, начитавшись рекламных буклетов, которые хозяин адского места распихал по всему Интернету. В них обитателям Гардора обещана райская жизнь, вся в шоколаде, на берегу реки из взбитых сливок. Наивные юзеры [2] попадаются на удочку и оказываются сначала в лагере для переселенцев. Там просто шикарные условия: личный домик, улыбки администрации и сладкие обещания. Ясное дело, что через месяц человек принимает решение присягнуть на верность королю Гардора, Несравненному Моро, и оказывается в стране уже на правах полноправного гражданина. Тут-то ему и открывается правда. Многие хотели бы покинуть Гардор и переехать в Алиленд, но Саймон никогда не впускает в пределы своих владений никого из гардоровцев.

Две страны существуют в состоянии перманентной войны. Битва то затухает, то разворачивается снова. Алиленд обладает хорошим оружием и храброй армией, Гардор тоже не лыком шит, там на оборону трудится целый штат ученых. Иногда армии двух государств сходятся в кровавой схватке, но по некоему негласному условию сражение не выплескивается на улицы городов. И Великий Али, и Несравненный Моро понимают, что это все же игра, а завершив ее, они лишатся собственного немалого заработка.

2

Юзер — пользователь.

Еще имеется некая категория людей, называемых «вюстеры». Это бродячие торговцы, странники, актеры, монахи, которые, не имея определенного гражданства, бродят между двумя городами, зарабатывая себе на жизнь пением, чтением стихов, изгнанием бесов и мелкой торговлей. Кстати, в городах существуют и церкви с иерархами, но не стоит сейчас очень детально вдаваться в подробности.

Вюстеры, как правило, бедны, остановиться в хорошей гостинице им не по карману, поэтому они ищут ночлег, где подешевле, на окраине Алиленда.

Так вот, Кирюша подружился с вюстером по имени Ханой и настолько сблизился с ним, что пустил к себе в дом на правах гостя. Ханой начал посещать Кирюшу, тот скоро совсем проникся доверием к новому другу и рассказал ему, что собирается жениться, да не на ком-нибудь, а на Фине, дочери одного из членов Совета.

Ханон тоже разоткровенничался и сообщил, что имеет невесту, Эли, она из Гардора, попала туда, обманутая рекламой, теперь мучается.

В принципе все могло закончиться благополучно, но тут Фина решила отпраздновать день рождения и созвала друзей. Ясное дело, первым в списке стояло имя Кирюши, который в Алиленде известен как Клиф. Услыхав о предстоящем мероприятии, Ханон начал просить:

— Возьми меня с собой, я мечтаю посмотреть на дворец отца Фины изнутри. Говорят, там прикольный дизайн.

Кирюша засомневался, все-таки Ханон не алилендовец, но тут приятель утроил просьбы, и мальчик дрогнул. Кирюша рассудил просто: на вечеринке соберется куча народа, одним больше, одним меньше, никто не заметит.

В назначенный час Фина сообщила жениху пароль для входа в дом своего отца, а Кирюша передал его Ханону.

Тот благополучно проник во дворец. Домой, к другу, он не вернулся, а наутро по Алиленду разнеслась страшная весть: лазутчик гардоровцев проник на день рождения Фины и, пока гости восхищались убранством комнат, взломал защиту кабинета и спер одну из основных ценностей Алиленда — шар жизни.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *