Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 21

Прошло минут пятнадцать, прежде чем Модестов появился в комнате — во вполне приличном виде, даже в чистой рубашке.

— Знаешь, — тихо сказал он, — иногда мне кажется, что нас двое.

— Верно подмечено, — кивнула я, — нас и впрямь тут сейчас. Давай посчитаем: раз, два, Алик и Лампа.

— Не о том речь, — даже не улыбнулся Модестов. — Я имею в виду, что меня двое, Аликов. Не находишь?

— Нет; — хмыкнула я.

— Двое, — упорно тянул Алик, — один я, второй он. Чаще теперь он, но иногда и я! Ясно?

— Может, тебе поехать отдохнуть? — осторожно перебила я вконец ополоумевшего Модестова.

— Он не я. Он — бог, может все, а я маленький неудачник, и он меня подмял. Совсем. Он меня ненавидит!

Мне стало не по себе. Кажется, у Алика прямо на моих глазах развивалось психиатрическое заболевание.

— Он жесток, он меня уничтожит, я слаб, но иногда просыпаюсь! Вот, на, держи!

— Это что?

— Телефон Нинон. Позвони ей или съезди, спроси, сколько ей должен Олег Михайлович за жрачку, то есть за продукты и прочее. Там и адрес есть внизу видишь?

— Почему сам не хочешь?

— Не могу, — затрясся Алик. — Он меня сейчас отпустил, но скоро схватит и к компу усадит.

Я пока я, но ненадолго, скоро им стану, уже подкрадывается…

Лицо Модестова начало покрываться потом.

— Хорошо, — быстро сказала я, — выполню твою просьбу, но ты в обмен исполнишь мою.

— Какую? — спросил Модестов и сел к компьютеру.

— Пришлю тебе мальчика, хорошего парнишку, его зовут Кирюша, это мой.., э.., племянник.

Ему надо научиться владеть компьютером. Сумеешь помочь?

— Ага, — рассеянно кивнул Алик, уходя в Интернет.

— Приведу его завтра.

— Угу.

— Или в пятницу.

— Да.

— Оставлю с тобой.

— Да, да! О-о-о…

— Что? — осеклась я. — Голова болит?

— Гардор заслал к нам лазутчика! — лихорадочно воскликнул Модестов. — Так, так…

— Мне тоже звать тетку именем Нинон? — попыталась я вернуть Алика назад.

— Точно.

— А она не удивляется, что тебе известна ее интернетовская кличка?

Бог отвел от монитора почти полностью затуманенный взор, встряхнул головой, на секунду вновь стал Аликом и буркнул:

— Она Нина Ивановна, там на листке все ее координаты. Когда она пришла, сказала: «Лучше зовите меня Нинон». Отстань! О-о-о! Он идет к Мелу! Думают, Великий Али спит! Ошиблись! Да! Попутали!

Я сунула клочок бумаги в сумочку и ушла.

* * *

По пути домой я прокручивала в голове разные мысли. Конечно, я знаю Алика не очень давно, всего пару лет, но в момент нашей первой встречи он был вполне милым человеком, нормальной наружности и приятным в обращении. Никаких забабахов, сальных волос и речей о своей исключительности. Просто обычный мужчина, увлеченный неким проектом. И вот во что это вылилось!

Алику явно нужна помощь специалиста, а я не знаю никого из его родственников или друзей. Да есть ли они у него? Почему разрешили Модестову опуститься почти до уровня бомжа? Отчего не побеспокоились о судьбе парня? Наверное, Алик одинок, отсюда и увлечение Интернетом. Но Модестова нельзя сейчас надолго оставить в подобном состоянии. И как поступить? Что делать?

Я потрясла головой, желая прогнать назойливые вопросы, но в мозг моментально полезли другие. Почему Кононов обманул жену? Зачем женился на Алисе?

Подавив усилием воли разбушевавшуюся умственную деятельность, я припарковала «Жигули» в родном дворе и пошла к дому.

Значит, так! Нельзя решать все проблемы одновременно, скопом, надо выложить их в ровный ряд и брать по одной. Лишь в этом случае я сумею справиться со всеми задачами. Что у нас первое?

Кирюша!

Мальчик встретил меня в прихожей.

— Ты не забыла? — нервно воскликнул он.

— Нет, — ответила я, — все уладила.

— Bay! Могу вернуться в Алиленд?

— Погоди пока.

Кирюша сразу поскучнел.

— Так и знал! Наболтала зря.

— Вовсе нет, послушай внимательно, — велела я.

Через час напряженных разговоров Кирик перестал ахать и вполне спокойно спросил:

— Значит, Великий Али псих?

— Похоже, да.

— И мне можно будет увидеть его в реале?

— Абсолютно верно.

— Придется прикинуться селедкой, изобразить, что вижу комп впервые?

— Да, я же объяснила: Алик не подпустит к себе никого, кто хоть чуть-чуть похож даже на пользователя, иначе заподозрит в нем шпиона. В особенности сейчас, когда идет война с Гардором и когда он держит коды под рукой.

Кирюша вздрогнул.

— Лампа, ты хоть понимаешь, что сейчас сказала?

— Вполне.

— Думаю, нет. Тот, у кого на руках личные коды участников игры, владеет Алилендом. Это огромная тайна!

— Вот и… — начала я, но мою речь прервал звонок в дверь.

— Сережка ключи потерял, — хихикнул мальчик.

— Пойду открою, — вздохнула я, — потом договорим.

Звонок прозвенел еще раз.

— Иду-иду! — закричала я и, подскочив к двери, распахнула створку, забыв произнести сокраментальное «кто там?».

Вместо ожидаемого Сережки на пороге возник незнакомый дядька в потертых джинсах и мятой ветровке. За руку он держал маленькую девочку в белых гольфах и розовом платье, щедро украшенном спереди коричневыми пятнами. Очевидно, папа угостил дочку шоколадным мороженым, большая часть которого попала не в рот ребенку, а осела на его одежде.

— Здрассти, — заулыбался дядька. — Олька, что надо сказать?

— Здравствуйте, — тоненьким голосочком прозвенела девочка, — мы к вам пришли.

Мне стало дурно. О нет, только не люди, приехавшие в гости! У нас иногда останавливаются пятиюродные племянники пятой жены седьмого мужа девятой свекрови близкой знакомой Катюши из города N-ска. Чаще всего они появляются именно так — сваливаются на голову неожиданно, безо всякого предупреждения, входят в квартиру и ласково говорят:

— Добрый день, пустите переночевать разок, опоздали на поезд, на гостиницу денег нет. Впрочем, если оказались некстати, то уйдем, ляжем с детьми спать на картонке у мусорного бачка.

Ясное дело, хорошее воспитание велит, навесив на лицо слишком ласковую улыбку, воскликнуть:

— Мы вам так рады! Входите, пожалуйста!

Далее события всегда развиваются абсолютно одинаково. Билеты на поезд, отходящий в N-ск, на завтра в кассах отсутствуют, уехать можно лишь через месяц, «родственнички» спокойно живут у нас, иногда к ним приезжают приятели, тоже случайно застрявшие в Москве.

Интересно, что потом, наконец-то избавившись от гостей, Катюня никак не может вспомнить ни имени, ни фамилии той самой близкой приятельницы из N-ска, чьи «племяннички» третировали нас. Но еще интереснее иное: сама родня ошибается и именует подружку Кати то Липой, то Аленой, то Алиной, то Александрой.

Понимаете теперь, отчего я сейчас не испытала радости при виде затрапезного папашки и его дочки?

— Мы к вам пришли, — повторил папенька вслед за Оленькой.

«Навеки поселиться», — мигом продолжилась у меня в голове известная фраза.

Мозг моментально отреагировал на стресс, выбросил в кровь необходимые вещества, моя спина покрылась потом, а уши загорелись огнем. Но делать нечего.

— Очень, очень рада! — воскликнула я, пытаясь растянуть рот в улыбке. — У нас на ужин сосиски. Вы их любите?

— Я такую дрянь не ем, — отрезал гость.

Из моей груди вырвался тяжелый вздох. Похоже, мужчина — малоприятный тип, еще не спел песню о родственных связях, пропаже документов, денег и билетов, даже не успел сообщить, что прибыл всего на пару часов, а уже начал капризничать. Нехорошо нарушать установленный порядок! Сначала стон о бедах, а уж потом уточнение меню!

— Пройтить можно? — почти агрессивно спросил мужик. — Или в дверях держать станете?

Поведение наглого гостя вывело меня из себя.

— С какой стати мне вас впускать? Вы кто?

— Я Олечка, — пискнула девочка, — а это мой папа, его Ильей зовут.

— Во народ! — начал возмущаться Илья. — Фиг ли объявление давать!

— Какое объявление?

— По Интернету! Это у вас домашнее животное есть?

— Кусик, — подсказала Оля.

— Ой, — обрадовалась я, — так вы за Кусиком?

— Ну!

— Откуда же узнали, что он у нас?

Илья постучал себя указательным пальцем по лбу.

— Ау, войдите! Объяву кто в Интернете давал?

— Кирюша! — крикнула я.

— Чего? — высунулся в коридор мальчик.

— Ты сообщил в Интернете про Кусика?

— Да, — кивнул Кирик и исчез.

— Господи, — засуетилась я, — скорей, входите. Кусик вас ждет!

— Ну-ну… — не проявил особого энтузиазма Илья.

А Олечка начала подпрыгивать на месте и восклицать:

— Ой, Кусик, Кусик, Кусик!

Так прыгая и распевая, девочка дошла со мной до кухни и там испытала новый прилив радости.

— Ой, папа! Какие собачки! Ой! Ой!

Наши мопсихи моментально пошли к ребенку.

Рамик и Рейчел, правда, не сдвинулись с места, они просто забили хвостами.

— Не бойся, они не кусаются, — быстро сказала я, но Олечка, совершенно не испугавшись, плюхнулась на пол.

Муля, Ада, Феня и Капа принялись облизывать девочку. Со стороны могло показаться, что мопсихи с первого взгляда полюбили милого ребенка, но я-то хорошо видела, что наглых собак больше всего интересует перемазанное мороженым платье. Мопсихи обожают сладкое, им его не дают — мы бережем собачьи печень и желудок, а тут пришла девочка вся в шоколаде, в прямом смысле этого слова. Такой подарок судьба преподносит не часто, следует ловить удачу за хвост.

Олечка стала обнимать мопсих, те, сопя, хлопали языками, девочка смеялась, ей, похоже, очень понравилась забава. Впрочем, если она живет с Кусиком, то совсем не удивительна ее реакция — дети, имеющие дома собак, с первого взгляда способны отличить мирное животное от агрессивного.

— Мы возьмем Кусика, — приступил к разговору Илья, — если отдадите…

— Конечно, — перебила я гостя, — берите.

— Бесплатно, — докончил начатую фразу Илья.

— Да, да, мне не надо денег.

— Ладно, — протянул Илья, — а то некоторые аж по сто рублей просят.

Меня слегка удивила странная фраза папаши.

Он что, постоянно теряет Кусика, а потом находит?

— Он здоров? — продолжил допрос папенька.

— С виду да, — осторожно ответила я, — ест, пьет, спит спокойно. У него просто замечательный характер, интеллигентный, спокойный, милый, неконфликтный.

— И откуда он у вас? — совсем помрачнел Илья.

Я вздохнула. Наверное, неприятно жить с таким дядечкой в качестве родственника. Вообще говоря, ему следовало для начала сказать «спасибо» незнакомой женщине, которая пригрела его собаку. Правда, я случайно притащила домой Кусика, приняв его за Рейчел, но ведь Илье-то об этом неизвестно! Очень противный тип! Может, не отдавать ему Кусика? Хотя я не имею никакого права держать у себя пса, если нашелся его истинный владелец. Да уж, иногда собака интеллигентнее хозяина!

— А свидетельство о здоровье у него есть? — продолжил Илья.

— Нет! — рыкнула я. — И откуда бы ему взяться?

— От ветеринара, — спокойно поехал дальше Илья. — Меня интересует сертификат об отсутствии бешенства и прочих болячек.

Я разинула рот, потом закрыла его, затем снова открыла, а Илья, не заметив моего невысказанного возмущения, продолжал бубнить:

— Может, он с глистами или блохами.

— Да я его только что нашла! — появился у меня наконец-то голос.

— Где? — изумился Илья.

— Возле ларька. Он у входа сидел, — бестолково принялась объяснять я. — Думала, он Рейчел, дала ему глазированный сырок, и Кусик спокойно пошел за мной. Мы бы его оставили, пес очень милый, только сами видите, у нас и так целый зоопарк дома. Конечно, не найдись хозяин, Кусик жил бы у нас.

— Ну, ладно, — оборвал меня Илья, — покажите товар.

Возмущенная до глубины души, я заорала:

— Кусик!

— Чего кричите? — недовольно осведомился Илья.

— Зову Кусика.

— И что? Он придет? — изумился мужчина.

— Естественно, — пожала я плечами. — Кусик, эй, Куся, поторопись!

— Может, сходите, принесете? — предложил Илья. — У меня от вашего ору голову скрутило, больно голос визгливый!

— Куда сходить? — оторопела я. — Кого принести?

— Кусика вашего!

— Вообще-то он ваш!

— Это еще посмотрим, — угрожающе заявил Илья. — Может, и не возьмем! Свидетельства о здоровье нет.., на улице сидел… Чума!

Вот тут я растерялась окончательно. Но отреагировать на заявление хама не успела — в кухню, с достоинством неся большое, чемоданообразное рыжее тело, вошел Кусик. Он повернул вбок свою треугольную морду с крутым лбом и шумно вздохнул:

— Ф-ф-ф!

— Иди к хозяину, — приободрила я пса. — Или не узнал папу?

Но Кусик не сдвинулся с места. Илья вжался в диван.

— Это кто?

— Кусик.

— Мамочки! А почему он такой большой?

— Право, не знаю, наверное, его хорошо кормили в детстве, — предположила я, страшно удивленная поведением и Ильи, и Кусика. Потеряйся у нас Рейчел, Рамик или кто-нибудь из мопсов, мы бы, обретя друг друга вновь, кинулись обниматься, забыв обо всем.

— Невероятно, — прошептал Илья, — ужасно!

Вы уверены, что он котеночек?

Я схватилась за край стола.

— Кто?

— Ваш Кусик.

— Котеночек?!

— Да.

— Вот он? С ума сошли? Не узнаете своего Кусика?

— Моего? — заорал Илья. — Он уже мой?

— А чей же?

— Ваш!!! — завопил мужик. — Такого не хочу брать!

У меня закружилась голова.

— Значит, вы отказываетесь от Кусика?

— Да, — затопал ногами Илья, — да, да! Не нужен! Обалдеть! Монстр! Его не прокормить! Ох и ни фига себе котенок! Олька, пошли!

Девочка, спокойно игравшая с мопсами и до сих пор не обращавшая никакого внимания на вопли папеньки, заныла:

— Еще немножно, чуть-чуть…

— Нет, уходим! — окончательно пошел вразнос родитель. — Котик, блин!

— Почему вы все время обзываете Кусика кошкой? — наконец-то сообразила спросить я. — Он стаффордширский терьер, собака!

— А в объяве что написали, а? — завизжал Илья.

— Кирюша! — заорала и я. — Ну-ка, беги сюда живо!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *