Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 22

Мальчик влетел на кухню.

— Опять пароварка взорвалась? — спросил он.

— Нет, — сердито ответила я. — Давай-ка, процитируй объявление, которое дал в Интернете про Кусика!

Кирюша почесал шею.

— Дословно?

— Да.

— Не помню.

— Пойди распечатай, принеси сюда и озвучь, — велела я.

Кирюша кивнул и убежал. Возникла тишина, прерываемая лишь сопением мопсов и тихим смехом Олечки.

— Нашел! — возвестил Кирюша, вбегая назад.

— Читай.

— «Милый Кусик, ласковый, словно котик, ищет своего хозяина. Особые приметы: рыжий, умеет подавать лапу, не скандалист», — затараторил Кирюша. — Ну, и адрес внизу.

— Во, — ожил Илья, — было, что котик. Наврали! Если он кот, то я астраханский слон.

— В Астрахани не живут элефанты, — машинально отреагировала я.

— Вы все тут идиоты, — подытожил Илья. Потом, выхватив из стаи мопсов свою Олечку, потащил девочку к двери.

Я молча шла за ними. Платье ребенка стало чистым — Муля, Феня, Ада и Капа постарались на славу, сработали лучше прачечной и химчистки, уничтожили все пятна от шоколада.

— Кто это был? — вытаращил глаза Кирюша, когда за разгневанным мужиком захлопнулась дверь.

Я вздохнула.

— Илья, решивший, что мы хотим отдать котенка Кусика. Пожалуйста, перепиши объявление, четко сообщи в нем: Кусик, собака, стаффордширский терьер, по возрасту, судя по внешнему виду и состоянию зубов, молодой. Здоровье отменное, характер золотой. Кобель. Никаких сравнений с котом или хомяком, иначе в следующий раз кто-нибудь явится сюда за грызуном.

Кирюша засмеялся и забубнил.

— Идет мужик до Птичьему рынку, ведет за собой здоровущего медведя, килограммов на двести весом. «Слышь, парень, — говорят ему люди, — ты с ума сошел! Топтыгина на Птичке не пристроить, веди его в цирк или зоопарк». А мужчина тихо так отвечает: «Не, ребята, я просто ищу того продавца, который полгода назад мне ЭТО за хомячка продал».

Я села на пуфик.

— Скажите пожалуйста, какие идиоты встречаются! Каким образом дядька принял медвежонка за хомячонка? Размер-то совсем не тот…

Кирюша согнулся от смеха.

— Лампа, это анекдот!

— Извини, — сердито ответила я, — мне анекдотов и в собственной жизни хватает. Иди и дай новое объявление. Сразу напиши: Кусик — кобель. Кобель! Не кот!

— Кто ж знал, что идиот откликнется, — пожал плечами Кирюша и убежал.

* * *

Утром я развила бешеную деятельность. Для начала позвонила Нинон, послушала длинные гудки и бросила трубку. Наверное, женщина ушла на работу, соединюсь с ней вечером. То-то обрадуется, когда узнает, что Олег Михайлович решил отдать деньги!

Ладно, отложим это дело, мне важнее заняться иной проблемой — разгадкой истории Алисы Кононовой, для чего она и наняла детектива Романову.

Итак, у Алексея Кононова не имелось никакого шрама. Муж провизорши, по паспорту Алексей Кононов, постоянно, не снимая даже ночью, носил часы на широком кожаном ремешке, под которым скрывался шрам-«наручник». Следует сделать единственный, сам собой напрашивающийся вывод: супруг Алисы не хотел, чтобы кто-нибудь увидел отметину на его запястье. Но почему? Что постыдного в старом шраме? И еще нюанс: у Кононова, мужа Иры, шрама не имелось. Ее Алексей якобы уехал в Америку и пропал бесследно. А у Кононова, мужа Алисы, отметина есть. Следовательно: Кононов не Кононов. Кто-то забрал лентяя Лешу из деревни, поселил его в тихом месте и, воспользовавшись документами пофигиста, пошел в ЗАГС с Алисой. Зачем? Ладно, на этот вопрос отвечу позднее, сначала надо разобраться с другим: кто он, лже-Кононов?

Я схватила телефон и принялась набирать номер Вовки Костина. Приятель поклялся мне помогать, вот пускай теперь выполняет свои обещания, в конце концов это он пристроил меня на работу в детективное агентство, которым руководит Юра Лисица. Я же не знала, что хозяин неуправляемый бабник, не предполагала, что дела мне придется раскручивать в одиночестве. Хотя, если посмотреть на проблему с иной стороны, то очень даже хорошо, что Юрка отпустил вожжи, иначе бы он сейчас раздавал своей сотруднице Лампе приказы, скорей всего глупые. А так я сама великолепно понимаю, в чем тут дело.

Думаю, Ведерников выманил зятя из деревни, поселил его в тихом месте, а потом женился на Алисе, использовав паспорт лентяя. Некоторое время Константин вел счастливую жизнь семейного человека, но потом она ему надоела, и Кононов «погиб» в автокатастрофе. Думаю, в той «четверке» и в самом деле находился Алексей, Ведерников же преспокойно зажил дальше. Ясное дело, со всех сторон начинают сыпаться вопросы, самый основной из которых звучит так: за каким чертом вообще был затеян спектакль? Что поимел Ведерников в результате столь масштабной операции? А он подготовился с размахом, сделал все, чтобы Алиса не засомневалась в случайности встречи. Вот только судьба над ним слегка подшутила.

Она любит поиграть с человеком в кошки-мышки. Ира, его собственная сестра, видела, как он купил Фемару в одной аптеке, а потом отправился сдавать дорогой лекарственный препарат в другую точку. И конечно же, она не ошиблась: в аптеке был именно Костя, уже одетый и причесанный, как Кононов.

А может, провидение хотело остановить Ведерникова, не дать тому совершить задуманное, вот и столкнуло брата с сестрой? Ире следовало бы окликнуть его, но она испуганно спряталась, решив, что просто повстречала двойника Кости. А может, он ничего плохого и не хотел. Ну, купил Фемару, а потом понял, что она уже не нужна. Но логично было бы вернуться в ту же аптеку, где брал препарат, и попытаться сдать его там. Хоть какой-то шанс. был, что провизор пожалеет дурака и, нарушив закон, возьмет лекарство назад. Но мужчина пошел к Алисе.

Не случаен, видимо, и выбор лекарства. Константин же помогал сестре и знал — Фемара стоит не две копейки, более того, препарат адресный, его не берут просто так. Фемару пьют курсами, это не ,»скоропомощное» средство. Есть еще один нюанс.

В аптеках работают люди, имеющие, как правило, отношение к медицине. Провизор обязан разбираться в медикаментах, он, как и врач, придерживается заповеди «не навреди», к тому же большинство фармацевтов увлеченные, любящие свою благородную профессию люди.

И третье. Случаются ситуации, когда больной, для которого заботливые родственники сделали запас дорогих средств, умирает. Многие просто выбрасывают лекарства. Но есть и другая категория граждан, они идут к лечащему врачу или в аптеку, показывают нераспечатанные упаковки и говорят:

— Нет ли у вас знакомых, которым это нужно?

Некоторые пытаются выручить за препараты хоть часть потраченных денег, а другие хотят совершить благородный поступок, отдают упаковки бесплатно.

Фемара предназначена для онкологических больных, она хорошо помогает несчастным женщинам, но, увы, не все способны купить ее. Константин был уверен, что Алиса знает, кому она нужна. В глазах провизорши Ведерников предстал благородным человеком, на этой ноте и начался их роман.

Но зачем Константин закрутил его? Пока нет ответа. Зато есть простое рассуждение. Надо побеседовать с кем-то, кто хорошо знал Костю, и, если человек скажет: «Да, у него на запястье имелась отметина», — придется признать: я права, муж Алисы Алексей Кононов — это Константин.

— Алло, — пробубнил Вовка, — чего надо?

— Ой, как мило, — вздохнула я, — вежливо и интеллигентно. А вдруг по ту сторону трубки твое начальство?

— У меня стоит определитель, — хмыкнул Костин. — Говори живей.

— На днях в ДТП на Валовой улице погиб некий Константин Ведерников, — телеграфным стилем стала я излагать проблему. — Мне нужно знать о нем несколько вещей: а) где работал, место, адрес, должность; б) имена его ближайших родственников и их координаты.

— Зачем?

— Мы с Лисицей расследуем одну загадку.

— Хорошо, пусть Юрка сам позвонит, ему отвечу. У тебя нет должного диплома, чтобы самостоятельно сидеть в деле, — рявкнул Вовка и отсоединился.

На секунду я обомлела, потом, прикусив нижнюю губу, стала набирать номер мобильного Лисицы. Ну, Костин, погоди! На войне как на войне! Я-то сегодня хотела выкроить время и сварить любимое блюдо майора, суп под названием «сборная мясная солянка», даже вынула из холодильника кусок грудинки. По счастью, он не успел разморозиться, вот я и засуну его назад. Вовка дал мне понять, что я не полноценный детектив, а всего лишь помощник бабника Лисицы. Мол, Лампа не имеет права самостоятельно вести расследование, ее судьба носить за Юрой тапочки, желательно в зубах, стоя на четвереньках! Ну да, у меня и в самом деле нет диплома юрфака или где там учат на Шерлоков Холмсов. Но, с другой стороны, я не заканчивала и кулинарный техникум. Вовка нелогичен! Если без должного образования нельзя бегать за преступниками, то, не имея соответствующего аттестата, никак нельзя стоять и у плиты. Поэтому сегодня Костин получит на ужин не восхитительно ароматную, наполненную мясной нарезкой и сдобренную каперсами и лимоном солянку, а нечто похожее на разведенный водой крем от блох, этакую серую массу из пакетика, на котором гордо напечатано: «Грибной быстрорастворимый супкрем». Приятного аппетита, родной! Как аукнется, так и откликнется!

— Алле, — пропел тоненький девичий голосок, — вам кого?

Я нажала на красную кнопку отбоя. Мобильная связь с каждым днем делается все гаже, меня соединило не с Лисицей. Попробую еще раз.

— Алле, вам кого? — просипетил тот же дискант.

— Юру, — на всякий случай ответила я.

— Он занят, — мгновенно отреагировала девица.

Ну надо же! До сих пор Юрасик не допускал своих невест до мобильного. Похоже, новая пассия на особом положении.

— И где он находится?

— А тебе какое дело? Работает!

Меня охватило возмущение. Работает? Как бы не так! Расследовать дело, помочь клиентке, которую, кстати, нашел вовсе не Лисица, пытаюсь я, а хозяин детективного агентства развлекается с очередной дамой сердца.

— Немедленно позови Юру!

— Еще чего!

— Отнеси ему трубку в ванную!

— А откуда ты знаешь, что он под душем? — удивилась нахалка.

— Я являюсь его женой и в курсе привычек мужа, — мило сообщила я. — Деточка, поторопись!

В ухо понеслись разнообразные звуки: сначала шлепки, потом шум воды, глухие удары и визг.

— Мерзавец! У тебя баба есть!

Голос Лисицы бубнил нечто невразумительное, но очередная невеста разошлась не на шутку.

Я спокойно дожидалась завершения концерта.

— Алло, — раздался наконец в трубке голос начальника, — это кто идиотничает?

— Позвони Костину, прямо сейчас!

— Лампа, ты?

— Кто ж еще!

— Зачем прикинулась моей женой? — завопил Лисица. — Теперь у меня тут скандал!

— Ас какой стати девица тебя подзывать не хотела? И вообще, мы работаем или как?

Несколько секунд Лисица выкрикивал нечленораздельные фразы, пытаясь одновременно усовестить меня и успокоить свою очередную обоже.

Потом раздался оглушительный треск, затем наступила тишина, а вскоре Юра, уже совсем спокойно, спросил:

— Ну и чего?

Я быстро продиктовала ему список вопросов.

— Ладно, сейчас все сделаю, — немного нервно сказал мой начальник. — Только больше меня не трогай, я сейчас не в форме, занимайся делом сама. Помнишь, рассказывал тебе о Вике и ее маме, той, что со скамейки упала? Мы помирились, готовимся к свадьбе и…

— Можешь дальше не распространяться, — вздохнула я, — позвони Вовке, больше к тебе не обращусь.

— Тогда жди! — бойко воскликнул Юрка и отсоединился.

Я положила трубку на диван и уставилась на нее. Сколько же мне ждать придется?

Интересно, каким образом мужчины, рабы своего тела, ухитряются исполнять служебные обязанности, а? Все парни, с которыми меня сталкивала жизнь, прежде чем приступить к работе, желали перед тем, как впрячься в дело, покурить, потом им хотелось выпить чаю, сходить в туалет, опять подымить и отправиться на обед. После сытной еды, ясное дело, следовала сигаретка, затем нападал сон. Если же мужчина находил в себе силы начать трудиться, то появление любого существа женского пола в юбке выше колен заставляло его вертеть головой туда-сюда, не отрывая взгляда от сего существа, а когда юбка исчезала из виду, требовалось расслабиться и попить кофейку.

У меня есть знакомая, Аська Резникова — доктор наук, профессор, автор кипы монографий.

Свои семипудовые книжки Ася пишет впопыхах, диссертации она тоже защитила как-то между прочим, потому что трое детей и муж требовали постоянной заботы. Впрочем, сыновья Резинковой уже выросли и вылетели из гнезда, а вот супруг Вася остался. Василий считает себя писателем — много лет тому назад он наваял небольшую книжонку, но с тех пор никак не может засесть за новую. Васе постоянно мешают объективные причины. Сначала плакали дети, какое уж тут вдохновение! Потом отпрыски стали уходить на целый день в садик, и Василий завел иные речи: у него нет рабочего места. Резникова, кропавшая свои монографии в кухне, на подоконнике, поднатужилась и обменяла двухкомнатную квартирку на большую площадь. Вася получил кабинет, но теперь у него оказался маленький стол, на нем не умещались бумага и ручки. Аська защитила докторскую и приобрела супругу супермебель. Теперь на столешнице мог совершить посадку вертолет, но Вася снова остался недоволен. Во-первых, он преподает в институте русскую литературу и не имеет времени на создание труда жизни, а во-вторых… рабочее кресло неудобно!

Несколько лет я наблюдала за развитием событий. Теперь-то Василию созданы все условия: есть стол, стул, библиотека, белая бумага, шикарная ручка, чай, кофе.., даже необходимость ходить ежедневно в присутствие отпала. И что бы вы думали, он сел ваять великий роман?

Примерно месяц назад я была у Аськи и, не утерпев, ехидно спросила:

— Васенька, как продвигается твоя рукопись?

— Скоро сяду, — закивал «писатель». — Столько замыслов в голове, хоровод мыслей, идей… Я уже созрел.

Он созрел! У меня создалось впечатление, что Вася давно перезрел, сгнил и шлепнулся с ветки под названием «литература» в болото лени, но высказывать вслух сие предположение я не стала…

Пока я так размышляла, прошло полчаса, не меньше. Наконец телефон ожил.

— Записывай, — недовольно забухтел Лисица, — Ведерников Константин Олегович, судимый, адрес по прописке…

— Не надо. Место работы?

— Фирма «Моно», она зарегистрирована по адресу… Эй, ты записываешь?

— Угу, — промычала я, прижимая плечом трубку к уху, — очень аккуратно. Теперь скажи, кто у него в родственниках.

— Никого.

— Как это?

— Ну.., просто. Родители давно умерли, жены нет.

— Он проживает один?

— Не знаю. Вовка сообщил лишь официальные данные.

— Но у Ведерникова имеется сестра.

— Про нее ничего нет, — сердито сообщил Юра. — Это все! Больше трепаться попусту не могу, надо Вику успокоить. Мне твоя шуточка про жену еще отольется…

Я сунула трубку в кресло и пошла в прихожую.

Ладно, съездим в это «Моно», поглядим, чем занимается предприятие. Да уж, хорошо работает наша милиция! Компьютерная программа Модестова сообщила про Ирину, а у Вовки сведений о ней нет. Я могла и не обращаться к Костину, ничего нового все равно не узнала.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *