Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

Фирма «Моно» находилась в таком же огромном, набитом конторами здании, как и наше детективное агентство. Побродив по этажам, я нашла дверь с нужной табличкой и без стука распахнула ее. Перед глазами открылась небольшая комнатенка, обставленная со спартанской простотой: серый шкаф, стол и стул, на котором сидела пухленькая девушка в круглых, совершенно идиотских очках. Оправа съехала на самый кончик крохотного, похожего на пуговицу, носа.

Услыхав скрип дверных петель, девчонка оторвала взор от компьютера и очень вежливо произнесла:

— Здравствуйте, что хотите?

Я старательно изобразила растерянность.

— Вот.., посоветовали.., ваше агентство…

Пришлось замолчать, не закончив фразы. Для того чтобы продолжить разговор, следовало хоть минимально представлять, чем занимается контора, а на двери, на табличке, просто стояло: «Моно». Ей-богу, очень глупо! Если хотите иметь клиентов, рекламируйте как следует свою фирму! И что мне теперь делать? Молчать невозможно, хорошо хоть тут нет толпы клиентов и никто не пихает в спину со словами: «Эй, поторопись, люди ждут».

Впрочем, нет, не так уж и хорошо. Если бы здесь имелись другие посетители, я послушала бы их разговоры с очкастенькой девицей и мигом разобралась в обстоятельствах. А так… Что говорить-то? Молчание затягивалось.

— Чем могу помочь? — вновь ласково спросила девушка.

Я закашлялась, потом тихо сказала:

— Понимаете, у меня существует некая проблема, которую очень надо решить…

Очкастенькая улыбнулась.

— Если вам к стоматологу, то он в следующей комнате.

Ну надо же, это «Моно» — просто близнец детективного агентства Лисицы. Правда, наш, так сказать, «офис» находится около интим-магазина, но суть дела не меняется. Народ идет к тем, кто торгует секс-игрушками, а к нам не спешит никто.

Кажется, контора Ведерникова находится в похожей ситуации.

— Да вы не бойтесь! — приободрила меня девушка. — Многим кажется, если врач работает не в поликлинике, а сам по себе, то он ничего не умеет. Игорь Соломонович великолепный специалист, он еще с советских времен частной практикой занимается. Золотые руки, совсем не больно и дешевле, чем у других. Хотите, провожу? Небось коленки трясутся… Сама такая. Как слышу, что Игорь Соломонович бормашину включает, так меня и крючит всю!

Я улыбнулась, девушка выглядела очень мило.

— Нет-нет, мне к вам, в «Моно».

Собеседница откровенно обрадовалась:

— Да? А у вас кто? Мальчик или девочка?

— Э.., э.., мальчик, — на всякий случай ответила я, — Кирилл. Правда, девочка тоже есть, Лизавета.

— Но мы будем заниматься мальчиком? Или обоими сразу? Они близнецы?

— Нет, — окончательно упала я в реку недоумения.

— Ага, — кивнула очкастенькая, — хорошо.

А ваш мальчик уже школьник?

— Да, да.

— Ну тогда… может, нечто в пиратском духе, типа карнавала? Костюмы организуем, могу показать фотографии, — затараторила девушка, быстро протягивая руку к шкафу.

Передо мной очутился большой альбом, я машинально начала переворачивать страницы и через некоторое время поняла: «Моно» — агентство, устраивающее праздники, в основном дни рождения детей. Испытывая огромную радость, я воскликнула:

— Как вас зовут?

— Таня.

— А я Евлампия, можно просто Лампа.

— Красивое имя, — вежливо ответила Танечка.

— Пиратская вечеринка — это отлично, только Я хотела устроить своим детям веселую встречу Нового года.

— Но сейчас август, — напомнила Таня.

— Конечно, однако ведь не зря поговорка гласит, что готовить сани следует летом. А что, нельзя так рано оформить заказ?

Танечка выдвинула верхний ящик стола, добыла оттуда бланк и сказала:

— В принципе мы можем и сейчас обговорить детали. Только раз речь идет о декабре, предоплату не возьму, а значит, не сумею гарантировать вам исполнение заказа. Думаю, будет лучше, если отправитесь в иную фирму.

— Странно, — протянула я, — первый раз вижу, чтобы люди переадресовывали клиентов к конкурентам.

Танечка горестно вздохнула.

— Если вы хотите своего мальчика через неделю порадовать, мигом оформлю договор, но уже даже на октябрь боюсь брать на себя обязательства.

— Почему?

Танюша поскучнела окончательно.

— Наш хозяин, Константин Олегович Ведерников, на днях умер, и я, честно говоря, не очень понимаю, как все будет дальше. Что станет с сотрудниками? Хотя на окладе тут лишь я, остальные по договорам, в основном артисты с биржи, они у нас всякие роли на праздниках играют, есть и дрессировщики с животными — детям нравится, когда домой обезьянку или собачку приводят. Но теперь Костя погиб в автокатастрофе, и дальше что?

— Разве вам нельзя по-прежнему работать? Ведь никто не увольняет!

— Ага, — кивнула Таня, — кому меня выгонять? Хозяин в морге, «Моно» на него оформлено, получается, фирма без головы осталась.

— Ну.., наследники, наверное, не пожелают терять процветающее предприятие, — подхватила я нить беседы.

Танечка спрятала бланк в стол.

— Скажете тоже — процветающее! Так, выживаем потихоньку. Сейчас большая конкуренция.

Знаете, что другие агентства устраивают? На слонах катают, на настоящих! Или на курортах вечеринки мутят, в обнимку с морскими животными.

Нам такое не под силу. Вот я ходила в «Веселье», хотела узнать, чего они такого интересного понавыдумывали. Так у людей вообще «стоп-сигнала» нет, весь вопрос упирается в деньги, которые клиент готов заплатить. Если он особо не стеснен, то и звезд шоу-бизнеса позовут, и Эйфелеву башню из Парижа притащат. Знаете, что мне предложили в качестве сценария свадьбы?

Из Танечки потоком полился рассказ, и я решила дать ей выговориться, а лишь потом начать задавать интересующие меня вопросы.

…Танюша, желавшая разведать секреты конкурентов, представилась секретарем некоего весьма обеспеченного лица, мечтающего о нестандартной процедуре бракосочетания. Ей моментально начали выдавать креативные проекты. Самым запоминающимся оказалось предложение снять на неделю один из замков Луары (это во Франции, если кто не знает) и устроить там целую феерию.

На участников церемонии, изображающих средневековых придворных, нападет вражеская армия, похитит наследницу-принцессу, упрячет невесть куда, а прекрасный королевич ее найдет и вернет папе. Засим сама свадьба, салют, пир и торт.

Впрочем, были варианты и поскромней — допустим, выстроить дворец изо льда в районе Северного полюса и устроить бракосочетание в чертогах Снежной королевы. Все проблемы — от доставки гостей на самолете к месту действия до покупки бумажных салфеток на стол — брало на себя агентство, заказчик лишь платил деньги и составлял список гостей.

— Такое нам никогда не сделать, — констатировала сейчас Танечка. — Но мы все же имеем небольшое количество заказчиков, по зернышку клюем. Пиратскую вечеринку или бал у Барби организуем легко, костюмы дадим и пару актеров, в качестве массовиков-затейников. Только теперь, когда Кости нет, я в растерянности пребываю… «Моно»-то — его собственность!

— Надо же, какая неприятность! — воскликнула я. — Вам нужна консультация адвоката.

Танечка усмехнулась.

— Да нет, тут все ясно, пора искать новое место работы.

— Ведерников молодой был? — сочувственно спросила я.

— Да уж не старый.

— Отчего же он погиб?

— Так говорила же — автокатастрофа произошла, — напомнила Танечка. — Врезался в стену дома, подробностей не знаю. То ли машина сломалась, то ли у него опять припадок случился.

— Припадок? — насторожилась я. — Ваш хозяин болел?

Танечка усмехнулась.

— Ну, недугом такое не назовешь. Просто на него иногда по непонятной причине злоба налетала. Я первое время даже пугалась. Представляете, только-только нанялась на работу…

И полился новый плавный рассказ Тани.

.. — Девушка очень обрадовалась, обнаружив в Интернете, на одном из сайтов, объявление: «Вновь созданному агентству по устройству праздников требуется администратор-секретарь. Работа без выходных, размер оклада зависит от итогов собеседования». Наверняка многих людей, ищущих работу, отталкивала фраза об отсутствии выходных, но Танечка как раз и нуждалась в тотальной занятости. Она развелась с мужем, но, не имея личной жилплощади, была вынуждена находиться на, так сказать, вражеской территории. Таня не москвичка, муж прописал жену у себя, и теперь свекровь с пеной у рта орала: «Убирайся вон в свой Задрипанск, откуда приехала!» Но поскольку с супругом Таня прожила не один год, то суд встал на сторону молодой женщины и вынес решение: одна из комнат огромной квартиры отныне принадлежит ей.

Что приходилось терпеть — не передать словами. Вопли бывшей свекрови насчет Задрипанска — это просто цветочки. К слову сказать, Танин экс-муж особой агрессии не проявлял, да и некогда ему было свары устраивать, а вот его маменька шла в атаку, используя все известные методы коммунальной борьбы: она подсыпала соль в суп бывшей невестки, скидывала на пол только что постиранное ею бельишко, отвечала на телефонные звонки короткой фразой: «Татьяна здесь более не живет, ее положили в клинику лечиться от сифилиса». Последней фишкой, примененной ласковой маменькой, был замок, врезанный в дверь санузла. Вернувшись однажды домой, Таня не сумела помыть руки. Она подергала-подергала створку и спросила у свекрови:

» — Что случилось?

— Нечего нашей сантехникой пользоваться! — прозвучало в ответ. — Тебе по суду отрезали лишь комнату, про унитаз и раковину в решении ни слова нет. Кстати, о кухонной плите там тоже ничего не сказано. Я еще и кухню закрою.

Таня возмутилась и понеслась к участковому, но милиционер особого рвения не проявил. Замок порушил бывший муж, приехавший со службы.

Просто выломал его, и все. А еще, обозлившись на маменьку, заорал:

— С ума сошла! Ты Таньку всю жизнь ненавидела, мне в уши гадости про нее свистела, и я верил тебе. Дураком был! А сейчас понял: Таня нормальная баба!

Результатом скандала стало резкое потепление отношений между бывшими супругами. Таня и Сергей вновь решили узаконить отношения, и тут мамочка окончательно пошла вразнос. Разменять квартиру и разъехаться семья не могла — свекровь являлась собственницей квадратных метров. Тогда Сережа решил заработать им с Таней на личные апартаменты. Мужчина трудится в сфере нефтяного бизнеса, он инженер по буровым установкам, вот и нанялся в Норвегию, на одну из морских платформ, туда, где качают нефть.

— Потерпи, — велел он Тане, — вернусь через год с полным кошельком, хватит и на жилье, и на мебель. Постарайся меньше бывать дома, только ночевать приходи.

Теперь понимаете, отчего Танюша столь обрадовалась, обнаружив не совсем обычное объявление? До этого она сидела на рецепшен в одном из салонов красоты, два дня улыбалась клиентам, три занималась домашним хозяйством. Но находиться около ополоумевшей свекрови после отъезда Сергея в Норвегию оказалось совершенно невозможно, и Танечка нанялась в «Моно».

Первый месяц она была счастлива. Оклад, правда, оказался ниже, чем в салоне, зато клиентов (то есть непосредственно работы) не в пример меньше. Хозяин выглядел мило, да он практически и не появлялся в офисе. Заезжал утром, ходил по кабинету, потом бросал:

— Ладно, ты жди людей, а я отправился по делам, — и отбывал в неизвестном направлении до следующего дня.

Скоро Таня поняла, что у Константина действительно есть какие-то «свои» дела, потому что Ведерников частенько запирался в соседнем кабинете, на двери которого не висела табличка «Моно», и не выходил оттуда часами. Чем занимался хозяин в своем кабинете, подчиненная не знала, дверь всегда была заперта изнутри. Таня уходила в восемь, хозяин оставался, но сам он с клиентами не общался, это было делом Танечки. Именно она оформляла заказы, брала предоплату, вызывала актеров и двух тихих теток портних, которые мгновенно, за копеечную цену, мастерили из дешевого материала костюмы либо подгоняли по размеру уже имевшиеся.

Однажды Танюша как всегда явилась на службу, села, вынула детектив и погрузилась в чтение.

— Балбесничаешь? — раздалось у нее над головой.

Девушка вздрогнула и уронила книгу. Константин вошел в комнату совершенно неслышно и теперь стоял рядом с ее столом.

— Ни хрена не делаешь? — повысил он тон.

Танюша заморгала и не нашлась, что ответить.

До сих пор Костя мирно говорил ей:

«Сиди тут хочешь с книжкой, хочешь вяжи» только не уходи: чтобы клиентов не упустить», — а сейчас стоит весь красный от злости и стучит кулаком по столу.

— Вот оно как! — взвизгнул Константин, потом выдрал из руки Тани томик в бумажной обложке, вмиг разодрал его в клочки и принялся материться.

Девушка обомлела настолько, что продолжала сидеть, разинув рот, даже после того, как начальство выбежало вон, сбросив по дороге на пол телефон.

Через некоторое время Таня пришла в себя, собрала остатки несчастного, ни в чем не повинного аппарата и в некой растерянности села в кресло. Она не очень понимала, как следует поступить, что ей теперь делать. Увольняться? Но почему взбесилось начальство?

А когда подошло время обеда, в комнату вплыл шикарный букет роз. Следом показался Костя, державший в другой руке пластиковый пакет.

— Вот, — тихо сказал он, — извини.

Танечка машинально взяла подарки и заглянула в сумку там лежало штук десять криминальных романов и дорогая коробка конфет.

— Понимаешь, — почти робко произнес Костя, — со мной такое случается. Бесит все по непонятной причине и прямо в голову бьет. Справиться с собой в такой момент я совершенно не способен. К любой малости прицеплюсь, и понеслось!

Потом так же быстро отхожу, и стыдно делается.

Пожалуйста, не уходи с работы.

— И не собиралась, — пожала плечами Таня. — Просто понять не могу, какую оплошность совершила.

— Да ты и не виновата вовсе! — замотал головой Костя. Потом со стоном опустился на стул и схватился за виски, спросил:

— У нас есть какие-нибудь таблетки от головной боли? Глянь в шкафу, после такого припадка мне словно молотком череп дробят.

Танечка моментально нашла лекарство, подала его со стаканом воды Косте и, отбросив церемонное «вы», спросила:

— А ты врачу показывался? Может, там.., в мозгах.., ну, ерунда какая-нибудь, и вылечить ее можно.., только лекарство прописать должны…

Константин поднял глаза.

— Нет, это не опухоль, иначе б давно помер, ерунда такая у меня с детства. Понимаешь, отец пил горькую, каждый день, а как нажрется, с кулаками на сестру, мать и бабку кидался. Я пацаненком не понимал, отчего он такой бешеный, своих жалел. А лет в восемь я решил их защитить.

…Папенька начал гонять мать мальчика, а Костя схватил чайник и долбанул отца по спине. По счастью, в эмалированной емкости был не кипяток, просто горячая вода, но Олег дико закричал, схватил сына, швырнул его на пол, занес руку.., и больше Костя ничего не помнил.

Очнулся он в больнице. Рядом на табуретке скорчилась заплаканная мама. Увидав, что мальчик пришел в себя, Люба, боязливо оглядываясь на дверь, рассказала школьнику совершенно не подходящую для его детского разума историю. Костя слушал, ощущая, как у него болит все: руки, ноги, ребра, голова…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *