Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 2

Мне стало душно. Пальцы женщины походили на клещи, с ее лица пропали все краски, губы по цвету сравнялись со щеками, глаза ввалились, нос вытянулся и заострился. Первый раз я видела, чтобы человек столь разительно и мгновенно менялся внешне.

— Это Алеша… — обморочным голосом твердила она, — Алеша.., он.., он.., там…

Я попыталась вывернуться из цепких рук незнакомки, но она держала меня крепко, словно качественная мышеловка глупого грызуна, некстати захотевшего попробовать кусочек ароматного сыра.

— Алеша, Алеша, Алеша… — бубнила тетка, становясь все больше и больше похожей на умалишенную.

— Вы знаете пострадавшего? — осторожно спросила я.

— Да! Это Алеша! Мой муж!

— Господи! — воскликнула тут и я. — Какой ужас!

Женщина покачнулась.

— Помогите! — закричала я, оглядываясь. — Эй, кто-нибудь… Продавец!

От кассы быстрым шагом отошел парень и направился к нам.

— Что стряслось? — спросил он.

— Видите передачу? — нервно воскликнула я.

— И что?

— Это прямой репортаж с Валовой улицы.

— Если я стану целый рабочий день на экраны глядеть, очумею, — весьма разумно сказал юноша.

— Похоже, покупательница узнала в погибшем своего мужа. Ей кажется, что это его сейчас вынули из покореженной иномарки.

Паренек охнул и подхватил тетку под локоть.

— Пойдемте в комнату отдыха, — ласково прогудел он. — Да вы небось ошиблись, все «мерсы» похожи. Водички у нас там попьете и супругу на мобилу звякнете.

Посетительница превратилась в соляной столб.

Остановившимся взглядом она смотрела на экран, по которому скакал корреспондент, перечисляя увечья несчастного шофера.

— Она психованная, — наклонившись к моему уху и кивнув на женщину, шепнул парень. — Есть такие, истерички, придумывают всякое… Знаете, у нас в доме одна девчонка живет, так она наврала недавно, будто у нее в авиакатастрофе сестра погибла. Народ жалел ее, прямо плакал, а потом выяснилось — брехня.

— Почему она так поступила? — так же тихо спросила я у продавца, наблюдая за окаменевшей посетительницей.

— А хрен ее знает, — пожал плечами юноша, — небось хотелось внимания. Той девчонке со всего дома еды нанесли и подарков, у нас соседи хорошие.

— Почему вы решили, что там, на мостовой, не ее муж? — задала я вопрос.

— Так сами гляньте! — пожал плечами и вперил глаза в ближайший экран продавец. — У того бедняги «мерин», похоже, самой последней модификации, жутко дорогой. И костюм непростой.

А тетка эта одета с рынка, туфли из дерьма. Не побирушка, конечно, а просто бедная. Ну, не может у мужика с «Мерседесом» такая жена быть! Нелогично! Во, смотрите, какие у него часы…

Я машинально глянула на экран. Камера крупным планом показывала руку погибшего: задравшийся рукав шикарного пиджака, снежно-белая манжета эксклюзивной рубашки, брильянтовая запонка, массивный золотой браслет часов расстегнулся и съехал к пальцам несчастного, явно не знавшего физической работы.

— Подобные «ходики» у нашего хозяина имеются, — вздохнул продавец и уточнил:

— У владельца всей сети магазинов. Часики офигенных денег стоят, квартиру можно купить за их цену.

Повезло ментам. Сейчас они их стырят и скажут, мол, ничего не было…

— Рука! — вдруг вскрикнула тетка. — Шрам!

Алеша! Это он!

Мы с продавцом переглянулись, а бедно одетая женщина, зарыдав в голос, побежала на улицу.

— Стойте! — крикнула я и кинулась за ней.

Легче всего создаются трудности. Причем в подавляющем количестве случаев человек собственными руками выращивает дерево неприятностей, а когда на нем начинают весело распускаться яркие цветы, усиленно льет в кадку воду и удобрения. Вы уже слышали от меня эти слова. И я очень хорошо знаю, что все вышесказанное относится ко мне: Лампа Романова — мастер художественных неприятностей, виртуоз попадания в кретинские ситуации. Сейчас следовало, проводив незнакомку глазами, сказать продавцу: «Да уж, в нашей жизни подчас происходят странные вещи. — А потом мигом перевести разговор на иную тему:

— Объясните, пожалуйста, разницу между плазменным и жидкокристаллическим экраном, хотим приобрести телик на кухню».

Вот достань у меня ума поступить подобным образом, то, узнав от торговца нужную информацию, вернулась бы назад в агентство и вновь погрузилась в коллизии хорошо написанного детектива. Но я помчалась за плачущей женщиной, выкрикивая на ходу:

— Остановитесь! Не надо бежать к месту аварии!

Стресс придает человеку сил, незнакомка неслась по тротуару со скоростью гепарда, и я, естественно, отстала, домчалась до огороженного красно-белой лентой куска мостовой и тротуара в тот момент, когда несчастная безумная повисла на шее у одного из гаишников с громким заявлением:

— Пустите меня к Алеше!

— Гражданочка, — попробовал разобраться в ситуации патрульный, — изложите требование спокойно.

— Алеша.., там Алеша, Алеша… — рыдала тетка.

Я подошла к ошарашенному милиционеру и попыталась внести ясность в происходящее:

— Эта женщина сейчас по телевизору увидела репортаж о происшествии. Вон, смотрите, там корреспондент носится…

— Ну? — насторожился парень.

— Бедняжке показалось, что она знает потерпевшего…

Внезапно женщина прекратила биться в истерике и вполне внятно, нормальным голосом произнесла:

— Меня зовут Алиса Кононова, а там, в машине, мой муж Алексей Кононов. — Но дальше она съехала на какую-то околесицу:

— Он умер.., есть телеграмма… Полина.., уехала… Вера.., тоже…

Высказавшись, Алиса Кононова пошатнулась, колени у нее подогнулись, и она села на бордюрный камень. Я попыталась поднять несчастную.

— Встаньте, простудитесь.

— Да какая разница… — равнодушно произнесла Кононова, уронив голову на грудь. — Пусть так!

Патрульный покрутил пальцем у виска, я растерянно пожала плечами.

— Сейчас спрошу у ребят, — решил проявить христианское милосердие парень, — может, документы нашли. Права уж точно должны быть при нем или техпаспорт. Вы тут пока побудьте.

Я опустилась на корточки около Алисы:

— Не следует впадать в панику. Скажите, какая машина у вашего мужа?

— «Четверка», — легко пошла на контакт Кононова, — цвета «баклажан», он ее за две тысячи восемьсот пятьдесят долларов Купил, уже не новой.

— Вот видите. — обрадовалась я, — а в ДТП попал «Мерседес» самой последней модели. Кстати, ваш муж не был шофером у какого-нибудь олигарха?

— Он на хлебозаводе работал, — тихо ответила Алиса, — потом торговать пытался, коробейничал, еще на машине «бомбил»…

— Ну, следовательно, сейчас та пластиковом мешке лежит не он, — окончательно обрадовалась я. — У вашего Алеши есть мобильник?

— Был.

— Так позвоните ему скорей, объясните ситуацию. Супруг мигом приедет, и вы утешитесь!

Алиса молча уставилась на меня серыми, блеклыми глазами. Я вздрогнула: во взоре несчастной не было жизни, так «смотрит» на мир чучело животного — вроде зрачок блестит, но души нет, улетела невесть куда. Потом женщина посильней сжала ручки своей сумочки (я машинально отметила, что у нас совершенно одинаковые ридикюли, просто близнецы) и пожевала губами, будто хотела что-то сказать.

— Наверное, у вас нет своего сотового, — предположила я, так и не дождавшись ее слов. — Возьмите мой. Ну, держите! Не хотите? Ладно, говорите номер, сама наберу!

Больше всего на свете мне хотелось вызвать сейчас сюда супруга сумасшедшей тетки и вручить ему безумную женщину с укоризненными словами: «Как вы могли отпустить ее одну ходить по улицам?»

Алиса кашлянула и мрачно напомнила:

— Мой муж умер.

Мне стало совсем тоскливо. Все ясно, у бедняги болезнь. Не знаю, какая, шизофрения, может быть, или какой другой недуг, разрушающий разум. Я ей ничем не помогу, лишь вызову агрессию своими разумными доводами типа: «Ваш супруг, бывший работник хлебозавода, коробейник и „бомбила“, имеющий самый дешевый вариант российского автомобиля, никак не мог оказаться за рулем шикарной тачки, и очень сомнительно, что ему по карману брильянтовые запонки вкупе с великолепным костюмом и роскошными часами, которые стоят во много раз больше „четверки“…»

Только какой смысл вновь заводить подобную беседу? Лучше сейчас дождаться гаишника, попросить его вызвать психиатрическую перевозку, а пока надо соглашаться с безумной. Ну, зачем я побежала за ней? Сейчас бы спокойно пила кофеек в пустой конторе!

— Алеша умер, — монотонно завела тетка.

— Да, да…

— Внезапно.

— Да, да…

— Никто не ждал.

— Да, да…

— Родственниц его я не нашла.

— Да, да…

— Полина вроде уехала.

— Да, да…

— Вера с ней.

— Да, да…

— Похоже, ты считаешь меня сумасшедшей, — вдруг усмехнулась Алиса.

— Да, да… — снова машинально кивнула я, но тут же спохватилась:

— Что вы, и в голову не приходила подобная мысль!

Алиса поежилась, затем резко встала и заявила:

— Понимаю, звучит по-идиотски, но…

— Как, говорите, зовут вашего мужа? — спросил вынырнувший из-под ленты ограждения гаишник.

— Алексей Петрович Кононов.

— У погибшего в правах стоит Ведерников Константин Олегович, — радостно возвестил мент. — Перепутали вы, жив ваш муж. Купите сегодня бутылку и выпейте, сто лет теперь ваш Алексей Петрович протянет. Примета такая есть: коли человека за покойника приняли, то у него долгая жизнь впереди.

Алиса шагнула вперед.

— Можно посмотреть на труп?

— Зачем?

— Это мой муж!

— Так документики-то… — напомнил мент.

— Думаю, они ненастоящие, — парировала Алиса. — Или он машину украл вместе с чужими правами.

Гаишник начал кусать нижнюю губу.

— А что? Мог украсть? — поинтересовался он спустя некоторое мгновение.

— Запросто, — кивнула женщина. — Алеше любой замок вскрыть — пара секунд. Его соседи всегда звали, если дверь захлопнулась, голыми руками работал.

— Так он что, вор?

— Нет, просто умелец.

— Ну, не знаю… — затоптался патрульный, — не положено это…

Внезапно Алиса повернулась ко мне и вдруг скомандовала:

— Сделай что-нибудь!

Отчего-то приказ не удивил. Я кивнула, вытащила бумажник, выудила оттуда купюру (так называемый «спецталон», который имеют при себе почти все автолюбители, дабы быстро решить проблему в случае нарушения правил дорожного движения), сунула ее менту и сказала:

— Видишь, она не в себе, пусть взглянет на тело. Поймет, что ошиблась, ведь телевизор искажает внешность, и успокоится. Если начальство начнет тебя ругать, скажешь чистую правду: тетка представилась супругой погибшего.

— Ладно, — согласился патрульный, — подныривайте сюда.

Алиса схватила меня за руку:

— Пошли.

Я покорилась и, подлезая под красно-белую ленту, отчего-то вспомнила русскую пословицу про кувшин, который повадился по воду ходить, да и голову сломал!

* * *

Люди, не сталкивавшиеся с работой наших правоохранительных структур, наивно полагают, что труп, появившийся в центре города, незамедлительно уберут с дороги, асфальт после ДТП с жертвами вымоют, движение восстановят, пешеходы вкупе с водителями избегут стресса, который, естественно, может возникнуть при виде недвижимого человеческого тела. ан нет. Кто так думает, глубоко ошибается.

У нас в подобных случаях моментально начинается кавардак. У милиции не хватает автомобилей, труповозка занята, а те, кто уже приехал на место происшествия, невесть куда засунули рулетку и теперь судорожно ищут ее… Я бы на их месте давным-давно купила в ближайшем магазине новую и продолжала работу на месте ДТП, но, во-первых, государевы люди без приказа вышестоящего начальства на столь отчаянный шаг не решаются, а во-вторых, кто им потом вернет потраченные средства? Так что у них своя логика.

Сейчас на месте аварии, в которой погиб человек, началась совсем уж бестолковая суета. Если бы на Валовую улицу прибыла обычная машина ДПС, то парни в форме привычно выполнили бы свою работу, но, судя по всему, в аварии пострадала машина крупной шишки (среди нескольких припаркованных у тротуара покореженных авто имелась иномарка с «мигалкой»), и на место происшествия кинулось всякое начальство. Вот оно и раздавало простым сотрудникам указания. Мой друг майор милиции Вовка Костин всегда повторяет в подобных случаях:

— Ой, беда, коли наши шефы активничают, ничего хорошего не выйдет. Налетят, нашумят, поругаются со всеми, а дело стоять будет.

* * *

Гаишник подвел нас к месту, где лежало тело, и поманил Алису пальцем:

— Глядите!

Потом он приподнял грязно-серое байковое одеяло, прикрывавшее верхнюю часть трупа. Кононова стиснула мою ладонь и пробормотала:

— Ясно.

— Что тут происходит? — заорал стоявший невдалеке дядька в сером костюме. — Журналисты, да?

Гаишник мгновенно опустил покрывало.

— Нет, нет! — испуганно залопотал он. — Что вы! Тут одна женщина утверждает, что погибший — ее муж.

— Которая? — еще сильней обозлился мужчина.

— Вон та, — ткнул пальцем в Алису патрульный.

— С ума сойти! — зашипел мужик. — Гони ее в шею! Да обыщи проныру, небось она из «Желтухи», знаем мы их, прохиндеев-журналистов, наврать могут с три короба. Обязательно осмотри бабу на предмет обнаружения фотоаппарата с диктофоном.

Гаишник с сомнением покосился на говорившего.

— Права такого не имею, — вдруг сказал он сурово. — Ничего плохого гражданка не совершила, плакала сильно, вот я и подумал…

— Тебя тут не думать поставили! — завизжал «серый костюм». — Ишь, разговорился… Делай, что ведено: в сумочку ее загляни, наверное, там аппаратура и лежит!

— Вы мне не начальник, — хмыкнул гаишник, — на своих слюной брызгайте.

— А ну живо назовись! — покраснел мужик. — Представься по всей форме!

— Николаев Евгений, — заученно ответил патрульный, — сержант.

— Все, теперь безработный, уж я позабочусь о твоем увольнении, — злобно пообещал незнакомец.

— Смотри не лопни от важности! — заржал уже в открытую патрульный. — А то я тут прямо весь перепугался, пойду памперс надену…

Продолжая смеяться, Николаев исчез в толпе, а дядька в сером шагнул к Алисе. Я моментально загородила собой безумную.

— Не трогайте ее!

— Отвали, убогая, — презрительно прищурился хам.

Но я схватила безучастно взиравшую на нас Алису за руку и рявкнула:

— Сам отвали! Бедная женщина не в себе, ей плохо, у нее с головой беда… Если тронете ее хотя бы пальцем, мигом получите в нос!

Нахал неожиданно улыбнулся.

— Уж не ты ли со мной драться надумала? Комар в джинсах…

Я стиснула зубы, а грубиян спокойно продолжил:

— Уводи свою психопатку. Зачем ты ее на улицу вытащила? Таким дома сидеть следует, за запертой дверью.

И тут Алиса тихонечко сообщила:

— Там, на земле, мой муж.

— Пошли скорей, — велела я.

— Нет, правда, здесь, под одеялом, лежит мой муж Алексей Петрович Кононов.

— Ох, беда, — вздохнул мужчина. — Чего только психам на ум не взбредет… Паспорт при нем совсем на другое имя.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *