Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 29

Следующую неделю я провела в больнице. Поездку в «Скорой помощи» помню смутно. Не успела я прийти в себя и испугаться, как откуда ни возьмись сначала появился Кирюшка, а затем материализовался человек в белом халате и мгновенно сделал мне укол Очевидно, в шприце было снотворное, потому что я почти мгновенно заснула и очнулась лишь в палате, на кровати. Особо неприятных ощущений в теле не имелось, только слегка ныл левый бок, заклеенный большим куском пластыря.

Первым ко мне примчался Лисица, бросивший ради такого случая приготовления к очередной свадьбе. Не успела я восхититься его внимательностью, как Юрасик налетел на сотрудницу с воплем:

— Какого черта занялась делом, не сказав мне ни слова?

Сначала я оторопела, потом попыталась отбиться от нападок, справедливо заявив:

— Пыталась поговорить с тобой, но господин Лисица был занят невестой Юрка побагровел и понес несусветную чушь.

Я обиделась, отвернула голову к стене и сказала:

— Не хочу с тобой разговаривать.

Пришлось моему начальнику уходить.

После общения с Лисицей я с некоторой опаской ожидала появления Костина, но Вовка встретился со мной уже дома. Вошел в спальню и тихо сказал:

— Лежи, лежи. Ты можешь говорить?

— Естественно, — хмыкнула я.

— Тогда рассказывай, — велел майор.

Я вывалила на приятеля ворох информации, походя пожаловалась на Юрку и воскликнула:

— Ты сам отправил меня в агентство к Лисице!

— Верно, — кивнул Костин, — знал, что у него никогда клиентов нет.

От злости я потеряла голос. Так вот оно что!

Меня специально пристроили в место, куда не забредают люди, нуждающиеся в частном детективе.

— Но ты и там развернулась, — улыбнулся Вовка.

Я захлюпала носом — обида стала невероятной. Вот он какой! Ай да Костин! Думал, я стану тихо читать детективы, сидеть у моря и ждать погоды… Но ведь справилась с поставленной задачей, узнала, что Ведерников и Кононов одно лицо! Осталось лишь сообщить об этом Алисе. Жаль, что со мной… Кстати, а что со мной случилось?

Отчего Нинон налетела на госпожу Романову?

— Ладно, — неожиданно по-доброму заговорил Вовка, — попробую объяснить тебе суть дела, только не волнуйся. Впрочем, рана у тебя ерундовая, расческа скользнула по ребрам, ты, похоже, просто сильно испугалась.

— Мне было очень больно!

— Так я и не спорю. Ясное дело, что неприятно. Я только пытаюсь тебя приободрить, сообщаю чистую правду: никакой опасности для твоей жизни нет, — ласково сообщил Костин. — И еще. Ты молодец, подобралась к самой середине загадки, вычислила, так сказать, ключевую фигуру, из-за которой разгорелся весь сыр-бор.

— Нинон?! — вскричала я. — Она?

— Ну.., в принципе да.

— Это она сначала ослепила меня фонарем?

— Верно.

— Зачем?

— Хотела увидеть лицо незваной гостьи в деталях.

— Почему не вышла в прихожую, не зажгла спокойно верхний свет?

— У нее имелась причина скрываться.

— От меня?

— От всех.

— Господи, почему?

Вовка хмыкнул:

— Сразу не ответить, давай-ка я лучше по порядку. И начнем с Ведерникова Константина Олеговича. Ты знаешь, что он сидел?

— Конечно, только что ведь рассказала тебе все свои наблюдения.

— А за что парень получил срок?

— Он вор.

— И кто сказал такое?

Я прикусила нижнюю губу.

— У тебя имелась справка с перечислением статей, по которым Ведерников был осужден? давил дальше Вовка.

— Нет, — растерянно ответила я.

— Тогда отчего ты решила, что Константин именно вор? — прищурился Вовка. — Ведь за решеткой оказываются еще и грабители, и…

— Фу, — перебила я приятеля, — очень не люблю, когда ты начинаешь занудничать! Вор или грабитель… Ну какая разница!

— Большая, — нахмурился Костин. — Грабитель нападает на человека, наносит телесные повреждения, а домушник, скажем, действует тихо, даже если влезет в квартиру, где спят хозяева, никого не обидит, стырит ценности и на цыпочках уйдет. Если же на пути тебе встретится карманник, то он тоже не начнет…

— Ой, перестань! Зачем столь детальные уточнения?

Вовка тяжело вздохнул:

— Чтобы понять преступника. Большинство из криминальных личностей действует традиционно. Карманник, промышляющий в метро или трамвае, не полезет в квартиру. Домушник не станет наемным киллером, убийцы — это вообще особая категория граждан. Так вот, Ведерников — мошенник. Причем, на мой взгляд, самый отвратительный подвид — брачный аферист.

— Кто? — разинула я рот. — Многоженец?

— И так назвать можно, — кивнул Костя, — хотя до свадьбы он обычно дело не доводил.

— А почему бабка из домоуправления сказала мне, что Костя вор?

Вовка пожал плечами:

— Не знаю. Многие отчего-то считают: раз человек сидел, значит, за плечами у него кражи. Может, ты меня послушаешь внимательно?

— Говори! — воскликнула я. — Быстро и по делу, хватит читать нотации!

Костин усмехнулся и завел рассказ:

— Ведерников родом из более чем неблагополучной семьи. Ну что он видел в детстве? Сильно пьющих родителей. Отца, который бил мать, сестру Ирину, бабушку, полувменяемую старуху. С какой стороны ни глянь, Костя всегда оказывался изгоем. Даже в школе, на фоне ребят из подобных семей, он смотрелся не лучшим образом: учился Ведерников отвратительно, и никто из педагогов не пожелал поговорить с мальчиком по душам, не открыл в нем никаких способностей. Между тем у Кости имелись явная математическая одаренность и артистические задатки. Только редкий малыш станет учиться добровольно, а он очень старался.

Все биографии великих людей, в частности из мира искусства, наполнены рассказами о самоотверженных родителях, которые либо лаской, либо таской приковывали неразумных чад к роялю, скрипке или балетному станку. Да и великие спортсмены с благодарностью вспоминают мам и бабушек, таскавших юных фигуристов, хоккеистов, футболистов, гимнастов к семи утра на тренировки.

Но у Кости подобных родственников не имелось, он рос, словно трава в овраге, и если в нем и дремали некие таланты и хорошие задатки, то они, можно сказать, погибали на корню. Детство Ведерникова никак нельзя назвать счастливым, хоть какую-то радость он ощущал лишь летом, выезжая в Прюково. Там, в деревне, и случилась историческая встреча Кости с человеком, определившим все будущее Ведерникова.

За магазином, на краю села, противоположном от того места, где снимала хатку бабка Кости, жил странный, слишком аккуратный и вежливый для Прюкова мужчина по имени Валерий Леонидович.

Чем он занимался, никто из прюковцев не знал, ходили слухи, что дядька то ли актер, то ли ученый.

Дом в деревне он купил довольно давно, но своим в Прюкове не стал. Мужчина не пил, не курил, матом не ругался, всегда хорошо и дорого одевался, а еще он имел личный автомобиль, что по советским временам считалось вершиной благополучия.

Валерий Леонидович вел странный образ жизни: то укатывал в Москву и пропадал там неделями, то сидел месяцами в Прюкове.

— Небось денег у Леонидыча — лом, — шептались местные бабы. — Ишь, окна-то решетками забрал…

Мысль о чужом богатстве, находящемся совсем рядом, в двух шагах, долго не давала покоя Косте, а еще ему, четырнадцатилетнему пацану, очень хотелось поглядеть, что ж там такое у мужика в избе. Любопытство просто съедало подростка!

Он частенько прогуливался около дома странного мужчины и в конце концов сообразил, как можно попасть внутрь: на чердаке имелось крохотное круглое оконце, не спрятанное за железными прутьями.

Костя дождался вечера, когда Валерий Леонидович, бросив портфель в машину, отбыл в столицу, и ночью отправился на другой конец села.

Мальчик был маленьким, тощим, поэтому он легко пролез на чердак, спустился по скрипучей лестнице вниз, оказался в большой комнате, зажег карманный фонарик и начал осматриваться.

То, что Костя увидел, его поразило. Никогда Костя не бывал в таких богато убранных апартаментах: ковры, картины, книги. В особенности удивили статуэтки, расставленные в «горке». Наверное, они очень дорогие, покрытые настоящим золотом, ведь вон как блестят…

Костя схватил пару фарфоровых изделий, сунул себе в карман, и тут под потолком ярко вспыхнула хрустальная люстра, а незнакомый мягкий голос с легким укором произнес:

— Вы совершили ошибку!

От полнейшей неожиданности подросток вздрогнул, споткнулся о стоящее за ним кресло, плюхнулся в подушки и машинально спросил:

— Какую?

Невесть откуда взявшийся Валерий Леонидович усмехнулся, сел на диван и очень спокойно пояснил:

— Оплошностей много. Для начала имейте в виду, молодой человек: прежде чем лезть в чужое помещение, следует удостовериться в отсутствии хозяев. Вы не обошли двор и не увидели мою машину, припаркованную в глубине. Это раз! Теперь два.

Прежде чем зажигать фонарь, необходимо тщательно занавесить окна, иначе чужие глаза легко заметят странный, передвигающийся пучок света. И три. Ну зачем вы схватили копеечные безделушки?

— Они же золотые! — еще больше растерялся Костя.

Хозяин дома рассмеялся:

— Вовсе нет, мой друг. Ерундовина, приятная владельцу как память. По-настоящему дорогая вещь на третьей полке.

— Дурацкие фигурки зверей? — поразился Костя, глянув на статуэтку. — Лошади с собаками?

Мужчина кивнул и пояснил:

— Это Майсен [4].

— Что? — еще шире разинул рот подросток.

— Ангел мой, — ласково заговорил Валерий Леонидович, — воровство антиквариата дело непростое, оно требует больших знаний.

— Вы позовете милицию? — испугался Костя. — Ой, дяденька, не надо!

Странный «дяденька» хмыкнул и вдруг попросил:

— Расскажите мне лучше о себе. Имеете ли маменьку, папеньку, где учитесь? Пойдемте, выпьем чайку и поболтаем.

Страшно удивленный не только поведением хозяина — любой другой деревенский житель, поймав Костю со своим добром в карманах, мигом бы устроил вселенский скандал, — но и его странной речью, подросток покорно поплелся на кухню, где получил к чаю вкусные конфеты. Пораженный еще больше, мальчик честно поведал о своей семье.

Валерий Леонидович, внимательно его выслушав, опять задал странный вопрос:

— Скажите, друг мой, вам нужны деньги?

— Конечно! — закивал Костя. — Только где их взять?

— Если станете меня слушать, то скоро обретете благополучие, — пообещал хозяин дома, — но придется долго учиться.

— Согласен! — живо отреагировал Ведерников.

Через год Костю было не узнать. Он перестал ругаться матом и сплевывать сквозь зубы. Ведерников бросил школу, но родители не интересовались, где и с кем проводи г время сын, а Валерий Леонидович тщательно поработал над подростком. Теперь это был очень чистенький, прилично одетый, хорошо причесанный парнишка, официально считавшийся учащимся техникума. Для создания образа «ботаника» терпеливый «учитель» водрузил на нос воспитанника очки — красивую импортную оправу с простыми стеклами, без диоптрий. При этом Костя по-прежнему оставался невысоким, щуплым и в свои пятнадцать лет смотрелся максимум на двенадцать.

4

Изделия первого в Европе фарфорового завода, основанного в 1710 г, в немецком городе Майсене.

Когда Костя шел по улицам рядом с Валерием, на лицах встреченных ими женщин появлялись приветливые улыбки: надо же, какой хороший отец с не менее замечательным сыном. А это был именно тот эффект, которого добивался хитрый, изворотливый, словно змея, наставник Ведерникова.

Валерий был мошенником. Мужчина находил богатую женщину, втирался к ней в доверие, а потом, ограбив, бросал дурочку. Возраст жертв его не волновал: от восемнадцати до ста. Семейное положение тоже. Если очередная «дама» имела мужа, это было даже лучше — такие женщины боялись огласки и никогда потом не затевали шума.

Впрочем, хорошо знакомый с Уголовным кодексом Валерий никогда не брал ничего у своих «подруг» тайком — он вел себя таким образом, что глупышки сами вручали любимому необходимые суммы: на покупку свадебных принадлежностей, оплату пира, просто в долг.

Поняв, что стала жертвой афериста, дамочка (если она, конечно, не боялась мужа) неслась в милицию, рыдая, выкладывала людям в форме свое горе и слышала в ответ:

— Вы же лично вручили ему средства, насилия-то применено не было. В чем тут криминал?

И где расписка? Нету?

И это было чистой правдой. Валерий Леонидович работал под собственным именем и фамилией, он не скрывал места своей прописки в отдаленном районе Москвы, его нельзя было притянуть к ответу за использование чужого паспорта.

Негодующие тетки неслись к негодяю домой и натыкались на запертую дверь.

Валерий отсиживался в Прюкове. Вот об этой берлоге не знал никто, по документам избушка принадлежала другому человеку. Аферист хорошо знал: злоба кипит в бабах лишь в первый момент, потом она утихнет и через пару месяцев можно снова начинать охоту.

За год до знакомства с Костей у Валерия началась полоса неудач. Несколько женщин, с которыми мошенник попытался завязать знакомство, раскусили его сразу, причем «обломы» случились один за одним.

Валерий Леонидович затосковал и начал размышлять, где он делает ошибку. Вроде ведет себя, как обычно, так почему же тетки мгновенно проявляют подозрительность?

И тут случай свел его с Костей. В одно мгновение Валерий Леонидович сообразил, что нужно делать и в чем состоял его просчет. Он-то привычно прикидывался начинающим художником, пока не признанным гением, который в будущем непременно создаст великие картины. Но ведь Валерий старел, и прежняя «одежка» перестала вызывать доверие.

Теперь имидж стал иным: интеллигентный научный работник, пишущий кандидатскую диссертацию. С легкой грустью в голосе Валерий сообщал женщинам:

— Увы, в моей жизни имелось много тяжелых испытаний. Была любимая жена, которая ушла к более молодому и богатому. Нынче в цене деньги, а не душевные качества. Кукушка оставила мне сына, и я, продолжая заниматься научной работой, воспитываю мальчика.

Тут же очередной пассии демонстрировался Костя — маленький, щуплый, в очках, с книгой под мышкой.

Это был безошибочный вариант. Жалостливые бабы моментально проникались к парочке материнскими чувствами и начинали активно ухаживать за «папой» и «сыном».

Валерий изменил своим правилам — теперь он представлялся чужим именем и занимался банальным воровством. Оказавшись в квартире очередной жертвы, «папенька» и «сынок» действовали не торопясь. Пока Валерий вел с хозяйкой длительные беседы за «жизнь», «ботаник» Костя бродил по комнатам, отыскивая тайники, нюх на захоронки у Ведерникова был замечательный. Далее ситуация развивалась стандартно: Валерий подливал даме в питье снотворное, дожидался, пока та засыпала, и они с Костей вытаскивали часть ценностей. Все не брали никогда. Через некоторое время женщина приходила в себя, и Валерий находил повод, чтобы на что-то «обидеться», и уходил, хлопнув дверью, унося с собой награбленное.

До поры до времени все эти «шалости» сходили с рук, но потом мошенникам элементарно не повезло: одна из жертв оказалась устойчивой к снотворному, она лишь задремала на пару минут.

Очнувшись, женщина поняла, что в ее квартире шарят грабители, и сумела тихонько вызвать ментов.

Костю с Валерием взяли на месте преступления и осудили, парочка оказалась за решеткой.

Ведерникову на тот момент уже исполнилось восемнадцать, и хоть по виду парень выглядел семиклассником, «загремел» он на полную катушку.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *