Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 30

Выйдя на свободу, Костя принялся за старое.

Работал один, без сильно постаревшего Валерия, но занимался прежним «ремеслом».

За колючей проволокой Константин стал «умнее» и теперь не повторял ошибок Валерия Леонидовича. Он имел дело лишь с замужними женщинами, такими, которые не хотели терять супруга, думали просто тихонечко погулять на стороне, а попадали в лапы к шантажисту. Старая, как мир, уловка, но действовала она безотказно.

Костя начал получать неплохие деньги, снял небольшую квартирку, в родительские апартаменты не заглядывал, но исправно оплачивал все счета.

Правда, один раз ему в голову пришла идея продать апартаменты, и Ведерников нанял законника, чтобы решить проблему. Костя полагал, что его соседка по лестничной клетке абсолютная идиотка, которая сочтет за счастье получить отремонтированную и меблированную двушку. Но тетка оказалась отнюдь не дурой, и вопрос о продаже жилплощади повис в воздухе. Константин временно отказался от идеи и решил, что так даже лучше: прописан в районе Садового кольца, фактически живет в ином месте, найти его довольно трудно.

Неизвестно, чем бы завершилась карьера Ведерникова, скорей всего, он бы снова попал в тюрьму, потому что сколько веревочке ни виться, а конец покажется. Но тут случай снова свел Ведерникова с человеком, который сыграл в его жизни даже большую роль, чем Валерий Леонидович.

Кстати, тут, наверное, будет уместно упомянуть о том, что портрет Ведерникова нельзя рисовать одной черной краской. Валерий Леонидович стал инвалидом, но Костя не бросил учителя — поместил его в один из подмосковных санаториев, исправно оплачивал проживание, питание и лечение, приезжал к нему с гостинцами. Все-таки в душе Ведерникова имелись и благородные чувства…

Костин замолчал, схватил бутылку воды, сделал пару глотков и спросил:

— Пока все понятно?

— Да, — кивнула я. — Сначала возник было вопрос, откуда ты узнал некоторые подробности биографии, которые были известны лишь погибшему Константину, но теперь все встало на свои места. Думаю, Валерий Леонидович жив, и ты сумел разговорить его.

— Верно, — кивнул Костин, — едем дальше.

Теперь речь пойдет о другом перевернувшем жизнь Константина знакомстве. Но, чтобы предвосхитить твои дальнейшие вопросы, скажу сразу: Костя был очень привязан к своему учителю. Валерий Леонидович ослаб телом, но не умом, хоть и передвигается в инвалидной коляске, мыслит же здраво. И он тоже любил Костю. Узнав о его кончине, страшно расстроился. Старик служил Ведерникову психотерапевтом, человеком, который всегда внимательно выслушивал его, а Косте требовалось временами освободить душу. Так что Валерию Леонидовичу известно о Косте почти все.

Костя начал «ухаживать» за одной бабенкой.

Звали ее Риммой, и оказалась она бесшабашной теткой — позвала любовника в гости в загородный дом. Муж сластолюбивой дамочки отбыл в командировку, и неверная жена решила предаться плотским утехам.

Ведерников приехал в особняк и мысленно похвалил себя. «Объект» был выбран правильно, богатство просто било в глаза, кричало из буфетов, набитых дорогушей посудой, вопило со стен, увешанных картинами, визжало голосами элитной бытовой техники.

— Милый, — прошептала любовница, — сейчас мы вкусненько поужинаем, а потом…

— Можно мне пирожное? — пропищал чей-то тоненький голосок.

Костя от неожиданности аж подпрыгнул на обтянутом атласом стуле из красного дерева. Но дама сердца ничуть не насторожилась.

— Бери, — равнодушно кивнула она, — и не мешай взрослым.

Маленькая, тоненькая фигурка черной тенью скользнула по гостиной.

— Это кто? — удивился Костя.

— Моя дочь Милка, — равнодушно обронила любовница, — ей всего тринадцать.

— Ты не боишься, что девочка настучит пале? — осторожно спросил Костя.

— Нет, она его ненавидит, — спокойно пояснила Римма. — Милка — моя дочь от первого брака, о чем ей Семен не забывает ежедневно напоминать.

Так что дочурка на моей стороне. И потом, она ничем, кроме компьютера, не интересуется. Вот сейчас какую-то камеру выпрашивает, завтра куплю, и точно станет молчать в тряпочку. Пошли, дорогой!

Около двух ночи Костя захотел пить. Он покосился на мирно сопящую Римму, встал, нацепил халат хозяина-рогоносца и двинулся на поиски кухни.

В огромном особняке с загогулистыми коридорами было легко заблудиться, и Костя оказался перед раскрытой дверью детской.

В комнате было темно, лишь на письменном столе мерцал голубым светом монитор. В кресле перед ним скрючилась худенькая, почти бестелесная фигурка Милы.

Внезапно Костю укусила за сердце жалость. Он вспомнил о своем одиноком детстве, о вечно пьяном отце, о никогда не интересовавшихся его жизнью матери и бабке и внезапно спросил:

— Чем занимаешься?

— Посудой торгую, — последовал спокойный ответ.

Костя хмыкнул:

— Ладно, не обижайся, не со зла поинтересовался.

— Я не дуюсь, — улыбнулась Мила, — а на самом деле продаю сервизы. Это мой бизнес.

— Что? — удивился Ведерников. — Ты имеешь магазин?

— Ага.

— Где?

— В Гардоре.

— Где? — повторил вопрос ничего не понимающий Костя.

Милочка тихо засмеялась:

— В Интернете. Садись рядом, покажу город.

Вот так Ведерников влип во Всемирную паутину.

Он просидел с Милой у компьютера до утра. А на следующий день заявился вновь. Супруг Риммы отбыл на месяц, жена могла вертеть хвостом сколько угодно. Костя быстро выполнил то, ради чего Римма привозила в особняк любовника, а потом пошел к Миле, обучаться компьютерной грамоте…

С Риммой Костя расстался мирно, шантажировать ее не стал — хотел сохранить дружеские отношения с Милочкой. Он понял, какие огромные возможности открывает для него Интернет, и поселился в Гардоре. Довольно быстро Ведерников сменил род деятельности: любовные связи в виртуальном мире приводили к шантажу в реальном. Большинство женщин, с которыми Костя заводил отношения, были одинокими домашними хозяйками, женами весьма обеспеченных людей, чаще всего бизнесменов. Дамочки имели деньги, дома, машины, дачи, квартиры, одним словом, все, кроме любви и внимания. Пытаясь найти друзей, они селились в Гардоре и.., становились легкой добычей Кости.

Милочка, обладавшая талантами настоящего хакера, объяснила любовнику матери, каким образом можно установить реальный адрес виртуального собеседника. Дело это хлопотное, но не слишком трудное, и Ведерников легко научился вычислять своих «жен». Да они особо и не скрывались, выходили в Интернет с домашних компьютеров, очень часто охотно сообщали свои настоящие имена, выбалтывали детали биографии и откровенно писали: «Милый, на недельку исчезну.

Мой козел сидит дома — заболел, урод, придется на время покинуть Гардор».

Очень скоро Костя стал получать неплохие деньги. Для прикрытия он открыл фирму «Моно», нанял секретаршу и переложил на нее практически все заботы. Сам же сидел в соседнем кабинете, щелкая мышкой. К слову сказать, «обломов» у Кости не случалось, испуганные женщины мигом платили дань.

Однако Ведерников, обладавший весьма своеобразными понятиями о чести и достоинстве, общипывал дурочек лишь один раз, держал данное им слово.

Сначала Костя радовался новому повороту в своей жизни, говорил Валерию, что сидеть возле ноутбука и печатать ласковые слова намного легче, чем ухаживать за бабой в действительности. Но потом до Ведерникова вдруг дошла простая истина: он может стать по-настоящему богатым, если.., захватит в свои руки власть в Гардоре.

* * *

Вовка примолк, потом вдруг удивленно воскликнул:

— Я и не предполагал, сколько денег имеет Модестов! Если назову сумму, ты упадешь со стула.

Он зарабатывает на рекламе. «Растяжка» в виртуальном мире стоит почти столько же, сколько в реальном. А еще имеются щиты, газеты, в общем, все, как у «больших».

Я кивнула и добавила, сделав вывод из своих собственных наблюдений:

— А кроме того, человек, постоянно живущий в том же Алиленде, начинает постепенно путать придуманный мир с настоящим. Идя в магазин в момент игры, покупает, допустим, какие-нибудь чипсы, но съесть их «по-всамделишному» не может.

Зато потом, отправляясь в самый обычный московский магазин в реале, он обязательно схватит ту же упаковку. Многие фирмы сейчас начинают понимать действенность Интернет-промоушена. Мне как раз понятно, почему Алик богатеет, неясно иное: куда он девает полученные средства! Живет в грязной норе, почти не выходит из дома…

Вовка развел руками.

— Модестов, похоже, слегка свихнулся, но сейчас речь не о нем, а о Ведерникове. Константин же, побегав по просторам Гардора, понял: тот, кто владеет городом, неминуемо станет богатым. Причем законным путем. Контракты на размещение рекламы заключаются официально. Кстати говоря, Модестов — совершенно легальный бизнесмен, он имеет счет в банке, на который текут средства, Алик платит все налоги и живет, не боясь попасть в тюрьму. Ведерников сообразил, что сможет бросить заниматься шантажом, сумеет спокойно получать деньги, и ради этой перспективы оказался способен на все. Теперь он просто поселился в Интернете, забросив на некоторое время охоту на тоскующих дамочек.

…Ведерников был не глуп, компьютер он освоил безо всяких курсов, под руководством хорошего учителя — Милочки. Что из того, что «профессору» было намного меньше лет, чем «студенту»?

Подростки — самые умелые и активные пользователи, кое-кто из них даст сто очков вперед специалисту с высшим образованием. А Милочка была настоящим профи, и она охотно поделилась с Ведерниковым знаниями.

Когда Костя только начал появляться в Гардоре, он представлялся под пином Лео или Леон и был не слишком удачливым бизнесменом, пытавшимся торговать продуктами, а заодно заводил шашни с бабами. Теперь Лео с Леоном умерли, зато родился Рин, скромный служитель мэрии, слегка нелепый тип с явными сексуальными проблемами. Рин пытался тупо приставать ко всем девушкам, но Казановы из него не получалось, потому что он не умел поддерживать разговор и в основном изрекал патологические глупости. Довольно скоро к Рину стали относиться словно к садовой мебели и перестали его стесняться.

Для тех, кто совсем не знаком с Интернетом, надо пояснить ситуацию. Ну, допустим, две дамы беседуют между собой в кафе Гардора. Разговор, естественно, происходит не при помощи слов — женщины печатают текст, и все, вошедшие в то же заведение, мигом увидят их беседу и в принципе могут к ней присоединиться. Для того чтобы попасть во всякие виртуальные места, надо набрать пароль. Пин-коды общедоступных точек никто не скрывает, наоборот, комбинацию помещают на самое видное место. У них есть вывески с надписями типа: «Обувь супер. Кликни сюда и попадешь».

Но вот в чужой дом столь же просто не войти, хозяин должен сообщить гостю пароль. А еще в Гардоре есть всякие министерства, военные объекты, ну и так далее, куда простому жителю вход запрещен. Все элементарно: знаешь код — проникнешь внутрь, нет — пошел вон.

Костя научился мастерски узнавать секретные слова и наборы цифр. Действовал он хитро. Если вернуться к ситуации, когда две дамочки чешут языками в кафе, то на мониторе картина могла выглядеть так.

«Лаура. Так ты придешь ко мине? [5].

Мари. Ага.

Лаура. Завтра, 7, покожу суперские фотки.

Мари. Не в 10.

Лаура. В Бабруйск, жывотное.

Мари. Лады. Пишы вхот. (В этот момент на экране возникает надпись: к нам присоединился Рин. 21.00.)

Лаура. Эта хто?

Мари. Рин долбанутый.

Лаура. А-а. Значитца на доме фанарь, слева кликни и набери 7289. Ок?

Мари. Ок.»

Вам понятно? Компьютер сообщил болтуньям, что в забегаловку вошел Рин, который, не пожелав стать участником разговора, просто начал его «слушать». Окажись в кафе кто угодно, Лаура никогда бы не сообщила Мари открыто приватную информацию про пароль входа в свой дом, но Рина в Гардоре держали за дурака, его не опасались и очень скоро забывали о том, что местный юродивый навострил уши.

Линия поведения, выбранная Константином, оказалась правильной. Очень скоро он узнал кучу чужих тайн, а потом выяснил и вовсе шокирующее обстоятельство — Гардор, как и Алиленд, принадлежит Великому Али. Ведерников, совсем недавно освоивший компьютер, оказался способным учеником, а еще в нем явно пропал детектив.

В общем, он сумел не только обнаружить ряд сведений, но и, сопоставив их, сделать нужные выводы, заметить кое-какие неточности, понять, что они не случайны, сообразить: Гардор — вторая половина Алиленда. Ведерников единственный из всех понял это!

— Ты путаешь! — закричала я, перебив рассказчика. — Гардор ведет кровопролитную войну с Алилендом!

Костин кивнул:

— Верно. Кстати, пришлось потратить много усилий, чтобы вытянуть из Модестова информацию. Алик болен, он и впрямь возомнил себя богом. Гардор возник позже Алиленда. Сначала Алик создал идеальный, в его понимании, мегаполис, этакий город-Солнце, Кампанелла отдыхает [6]. Конституция там соблюдалась неукоснительно, были созданы все условия для бизнеса, взяточничество искоренено. Одним словом, тишь да гладь, божья благодать. Знаешь, что случилось потом?

— Люди побежали в Алиленд толпами, — предположила я.

Вовка усмехнулся.

— А вот и не!. События развивались с точностью до наоборот. Народ заскучал, с населением произошло то, что происходит с гражданами очень благополучных европейских стран. Вроде имеют все, а тоска раздирает. Алик, тогда еще относительно нормальный, призадумался и совершил воистину гениальный ход: придумал Гардор, так сказать, антипод Алиленда. В одном месте жили мерзавцы, в другом белые ангелы, а чтобы ни те ни другие не закисли, Алик периодически затевал войны. Он сообразил: ничто так не сплачивает и не взбадривает население, как битва за идеалы.

5

Сохранена орфография и лексика Интернета. «Ко мине» — ко мне. «В Бабруйск, жывотное» — что-то вроде «пошла на фиг». «Пишы вхот» — пиши вход (то есть код — пароль).

6

Томмазо Кампанелла (1568 — 1639) — итальянский философ, создатель утопии об идеальном обществе «Город солнца».

— Постой, постой… — забубнила я. — Выходит, он воевал сам с собой?

— Ага, — кивнул Костин. — Впрочем, об этом знали лишь два человека: лично Модестов и страшный, ужасный, вездесущий, беспощадный Саймон. Только они имели личные коды участников игры и могли переставлять гардоровцев и алилендовцев, как пешки. В конце концов игра настолько захватила Модестова, что он перестал понимать, кто он — Великий Али или король Моро. Добрый он? Злой? Гад? Герой? Алик раздвоился, порой он делал самые невероятные вещи. Не так давно ему показалось, что перемирие между Гардором и Алилендом слишком затянулось. Следовало найти нужный повод для очередной встряски. Под именем Ханона Алик начинает дружить с Кирюшей — Клифом…

— Так это он сам спер шар жизни! — заорала я. — Мерзавец!

— Тише, тише… — поднял руки вверх Вовка. — Да, Модестов лично заварил кашу. Мне он это объяснил так: жителей, мол, следовало изредка встряхивать, словно бутылку с кефиром, дескать, стресс развивает личность. Но я думаю, что тут еще дело и в деньгах. За некоторое время до начала битвы Модестов подписал рекламный контракт со всемирно известной фирмой спортивной одежды. А потом и в Гардоре, и в Алиленде кроссовки, созданные этим концерном, были объявлены обувью для армии.

— Господи! Да зачем ему деньги? Алик ест кошачий корм, живет в грязи, вечно сидит в одном рваном свитере!

— Модестов собрался основать еще один мегаполис, Орландию, а создание виртуального поселения требует реального вложения средств, — пояснил Костин. — Но мы отвлеклись, ведь речь у нас шла о Ведерникове, который, докопавшись до истины, возжелал стать хозяином Гардора и Алиленда.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: