Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 3

Несмотря на холодный день, мне стало жарко, потом внезапно заболела голова.

— Уходите, — велел мужчина, — нечего тут стоять!

— Значит, По документам он не Алексей? — растерянно осведомилась Алиса.

— Да, — кивнул дядька.

— Нет! Алеша! — стояла на своем умалишенная. — Кононов!

— Вы ошибаетесь, за рулем «Мерседеса», устроившего тут аварию, сидел некто Ведерников, — попытался вразумить Алису мужчина, неожиданно растерявший недавнюю пещерную грубость.

— Нет, Алеша.

— Да уведи ты ее отсюда… — взмолился мужик, поворачиваясь ко мне. — Можно, конечно, ребятам свистнуть, мигом утянут, так ведь жаль несчастную. Даю тебе две минуты, если не уберешь бабу, пеняй на себя, силком уволокут. Без нее тошно.

Я дернула Алису за рукав:

— Хочешь кофе?

Дурацкий вопрос, но отчего-то именно он пришел мне сейчас на язык. Неожиданно Кононова кивнула:

— Да.

— Видишь, вон там дом?

— Да.

— Пойдем, выпьем горяченького, у меня в кабинете поговорим.

— Здесь мой муж, — упрямо пробормотала Алиса, но с места стронулась.

— Конечно, конечно, — закивала я, подталкивая уже не сопротивляющуюся Алису к бело-красной ленте, — мы просто подождем в спокойном месте, пока закончится суета. Эй, Николаев Евгений!

Стоявший в оцеплении знакомый сержант повернул голову.

— Чего тебе?

В этот момент в мою спину уперлась крепкая рука, я ощутила тычок и услышала сердитый голос:

— Просто прут и прут! А то не видно, что тут ходить запрещено? Ну, бабы!

— Эй, не толкай ее! — рассердился Николаев. — Она ж тебе не мешает!

Я тоже хотела вслух возмутиться, но в тот момент болтавшаяся у меня на плече сумочка упала на тротуар. Во все стороны веером разлетелись мелочи: губная помада, пудреница, носовой платок, ключи от машины.

— Вот, блин, урод! — в сердцах воскликнул, подходя к нам, Евгений, кивнул мне:

— Давай собирай свой хабар, пока не затоптали. Я твою убогую придержу.

— Это мой муж, — упорно повторяла между тем Алиса.

— Точно, — кивнул сердобольный сержант.

— Алеша.

— Стопудово.

— Он умер.

— Угу.

— А теперь погиб.

— И это правильно, — с готовностью вновь согласился Евгений Николаев. — А что, обычное дело, со всяким случиться может. Сначала раз тапки откинул, потом второй, влегкую…

Слушая их идиотский диалог, я быстро собирала выпавшие вещи, думая при этом: так, сейчас приведу Алису в агентство, налью ей кофейку, а потом найду повод и пороюсь в ее матерчатой торбе, сестре-близняшке моей сумки, которую несчастная сумасшедшая сжимает в руке. Наверное, там найдется паспорт, или сотовый, или хоть что-нибудь с адресом, с номером телефона ее родственников. И кому только пришло в голову отпустить больную женщину в одиночестве бродить по Москве?!

* * *

Алиса неожиданно покорно пришла со мной в агентство. Более того, она абсолютно разумно спросила:

— Где тут руки помыть?

— Туалет рядом, — машинально ответила я.

И моментально добавила:

— Давай провожу!

Внезапно Алиса улыбнулась.

— Думаешь, я из психушки удрала?

— Что ты! — фальшиво завозмущалась я.

Кононова склонила голову набок.

— Нет, я совершенно нормальная, просто в последний год со мной столько всего случилось…

И впрямь рехнуться можно. Ладно, завари кофе.

И не надо меня сопровождать, сама великолепно все найду.

Пока Алиса приводила себя в порядок, я, наступив на горло своему хорошему воспитанию, порылась-таки в ее ридикюле, но не обнаружила там ничего, способного навести на родственников женщины. Внутри матерчатого мешка не нашлось ни паспорта, ни мобильного, ни ежедневника, лишь кошелек, расческа и растрепанная книжка под бодрым названием «Стань счастливой вопреки обстоятельствам».

Не знаю, какие эмоции испытывают люди, проводящие обыск, комфортно ли они себя чувствуют, вываливая на пол содержимое чужих шкафов и ящиков, но я после копания в сумочке Алисы ощутила огромную вину перед женщиной и, увидав Кононову на пороге, бойко воскликнула:

— Кофеек готов! Но извини, он растворимый.

— Я только его пью, — кивнула Алиса. — У тебя какой? О-о-о! Дорогой! А я беру самый простой, экономлю.

— Печенье хочешь?

— Спасибо, вон то, — кругленькое.

— А еще сливки бери. Сейчас в удобной порционной упаковке выпускают.

— Верно, — согласилась Алиса, — много хорошего придумали. Вот тот же кофе растворимый — быстро и вкусно.

У меня имелось иное мнение на сей счет. Впрочем, со словом «быстро» в данной ситуации не поспорить, а вот к вопросу о вкусности и полезности всяких гранул и порошков… Тут лучше не дискутировать. На мой взгляд, растворимый кофе — это таблица Менделеева в одном стакане. Как, впрочем, и всякие супы в пакетах вместе с пюре и «китайской» лапшой. Но злить неожиданную гостью не хотелось, поэтому я просто кивнула.

— Очень удобно утром, — спокойно продолжала Алиса, — перед работой. Обычно ведь спишь до последнего… Ты как, сразу по звонку будильника вскакиваешь?

Я улыбнулась:

— Увы, нет. Слышу треньканье, стукну несчастный механизм по башке, закрою глаза и думаю:

«Еще только пять минуточек полежу…»

— Ага, — подхватила Алиса. — А потом глазки-то растопыриваются, мама родная! Целый час продрыхла, выходить пора! И давай по квартире метаться, где юбка, блузка…

— А колготки, как назло, рвутся, — докончила я.

Кононова усмехнулась.

— Вот-вот, и еще пуговица отлетает, молния на сапоге заедает, кошка голодная орет. Интересно, у всех по утрам такой цирк?

Я кивнула и только сейчас ощутила удивление.

— Ты работаешь?

Алиса прищурилась.

— Отчего такое изумление?

— Ну.., э.., в общем…

— Я что, выгляжу пенсионеркой?

— Нет, конечно!

— Значит, ты приняла меня за шизофреничку.

— Нет!

— Ой, не ври.

— Правда, правда, — лепетала я, ощущая все возрастающий дискомфорт, — ни на секунду не подумала ни о каких душевных заболеваниях.

Алиса поправила волосы.

— К нам много психов приходит, кое-кто на первый взгляд совсем нормальным выглядит.

— А где ты работаешь?

— В аптеке.

— Понятно. Хочешь еще кофе?

— С удовольствием, очень вкусный.

— Я рада, возьми печенье.

— Вон то, кругленькое, спасибо.

— Еще сливочки, сейчас такие удобные придумали, порционные.

— Ага, очень здорово. И кофе растворимый, быстро и вкусно, в особенности утром.

Я кивнула, наступила пауза.

— Тебе не кажется, что мы уже один раз болтали на эту тему? — пробормотала Алиса. — Глупо выходит.

— Могу предложить чай, — бодро откликнулась я, — цейлонский, сорт «оранж», просто замечательный, отличного качества. Знаешь, чаинки в нем крупные, не пыль. На мой взгляд, цейлонский самый вкусный, индийский пахнет веником, китайский не имеет цвета, а зеленый я терпеть не могу. Кстати, все напитки с ароматизаторами жутко гадкие. Вот, возьмем персик. Сочный, вкусный фрукт, а если в чай…

— Там, на Валовой, на самом деле был мой покойный муж, — вдруг жестко сказала Алиса.

Из моей груди вырвался горький вздох.

— Но, несмотря на явную абсурдность этих слов, я не психопатка, — мирно продолжила Алиса. — Хотя порой в последнее время мне кажется, что я схожу с ума. Очутилась в эпицентре невероятных событий…

Тут дверь открылась, и на пороге возник Юрик.

— Ты не на даче? — удивилась я. — А как же будущие жена с тещей? Эй, что случилось?

Хозяин доплелся до стула, рухнул на него и трагическим шепотом заявил:

— Я труп.

Мы с Алисой переглянулись.

— Для мертвого тела вы крайне бодро выглядите, — отметила Кононова.

— Внешне смотрюсь обычно, — мрачно ответил Лисица, — но внутри, в душе, пепелище! Господи, наконец-то встретил единственную женщину в своей жизни, вторую половинку, судьбу, любовь и.., потерял ее!

— Да в чем дело? — еще больше удивилась я. — Ведь всего пару дней назад ты познакомился с Викой, отправился сегодня к ней на фазенду в самом распрекрасном настроении… Откуда столь упаднический тон? Неужели увидел на грядке другую красотку и не сумел с ней познакомиться?

Юрик метнул в меня убийственный взгляд.

— Как ты можешь предполагать такое? Рядом с Викой любая женщина пугало!

— Ну, спасибо, — усмехнулась я. — Право, очень мило! Давно не слышала столь утонченного комплимента.

Юрик застонал.

— Ой, прекрати! Ты же не женщина, а сотрудница, хороший друг… Ничего сексуального.

— И отлично, — сердито ответила я. — Так ты поругался с Викой? Вот чудеса! Просто новость!

Ни разу до сих пор не слышала, чтобы Лисица ссорился с бабами.

Юрасик уронил голову на стол и принялся мычать что-то нечленораздельное.

— Это кто? — тихо спросила Алиса.

— Мое начальство, — пояснила я, — хозяин детективного агентства Юрий Лисица. В принципе нормальный человек, одна беда — неуправляемый Казанова. Впрочем, нет, не правильное сравнение, итальянца волновали лишь сексуальные утехи, а Юрик — оголтелый Ромео, неистовый влюбленный, вечный жених блондинок. Цирк, да и только!

— Ты хочешь сказать, что эта комната — контора сыщиков? — безмерно удивилась Алиса.

— Ну да, — пожала я плечами.

— Ох и ни фига себе! — совершенно по-детски воскликнула Кононова.

— Что тебя так изумило?

— Э.., не знаю. Недавно по телику опять фильм про Шерлока Холмса показывали, так у него такая уютная квартирка, кресла, картины, книги…

Я улыбнулась.

— Конан Доил ни разу не упомянул, откуда у Холмса деньги. Великий криминалист получал плату за свои услуги, но, думаю, ее не хватило бы на безбедное существование. Скорей всего у Шерлока имелся капитал, вложенный в ценные бумаги, и основатель дедуктивного метода вел жизнь рантье. А у нас с Юриком особых накоплений нет, поэтому сняли помещение подешевле.

— И много клиентов?

— Ни одного, — честно ответила я. — Но скоро придут, мы пока не успели раскрутиться. Вот дадим рекламу и…

— Жизнь закончена, — сообщил Юрасик, к этому моменту оторвавший голову от стола и вперивший взор в пространство перед собой.

— Да что произошло? — в один голос спросили мы с Алисой.

Лисица горестно вздохнул и завел рассказ.

* * *

Сегодня утром Юрик собрался везти на своей старенькой, но еще вполне бодрой иномарке Вику, новую любовь, и ее маменьку Софью Андреевну в деревеньку с ласковым названием Малинкино, где у вышеупомянутой дамы имелся бесперебойно плодоносящий участок. Вика — маленькая, очень худенькая блондиночка, поэтому Юрасик предположил, что будущая теща по весу чуть больше болонки, но из подъезда, сопя и отдуваясь, вышла тетка совершенно необъятных размеров, килограммов этак на сто пятьдесят, не меньше.

Юрик крякнул, но вслух, естественно, никакого изумления не высказал. Лисица отлично воспитан и понимает, что уж с кем с кем, а с родственниками худой мир во много раз лучше доброй ссоры. И потом, какое ему дело до размеров Софьи Андреевны? Юрасик-то собрался идти в ЗАГС не со слонопотамом, а со стройной, даже хрупкой Викой.

Еле-еле впихнув мамочку на заднее сиденье, Юрасик бодро покатил вперед. Через некоторое время его организм начал требовать никотина, и мой начальник галантно осведомился:

— Не будете против, если выкурю сигаретку?

— Пожалуйста, — спешно ответила Вика, — мне дым совсем не мешает.

— Мой муж тоже пытался баловаться, — недовольным тоном проскрипела Софья Андреевна, — но я его живо отучила. От табачного дыма обои чернеют, потолок сереет, а одеяло с подушками плохо пахнут. Нечего дома грязь разводить. Петька, правда, сопротивлялся, но у меня разговор короткий: взялся за сигарету, мигом по губам разделочной доской получил. Трех раз хватило, чтобы он навсегда о дурацкой забаве забыл. В таком деле главное — настойчивость. Другие жены всю жизнь уговаривают мужа, ноют, плачут: «Дорогой, брось курить, это вредно»… — А я его по сусалам — хлобысть, и своего добилась. Но ты, Юра, кури пока, я тебе никакого права замечаний делать не имею, не родственник покамест.

(В этот момент начальственного рассказа я подумала: будь я на месте Юрасика, то, услыхав подобное заявление из уст предполагаемой тещи, мигом бы задушила все мысли о женитьбе на Вике. Но влюбленный Лисица похож на токующего глухаря, в момент брачной игры он не слышит и не видит никого, кроме объекта страсти.) Юрик услышал в словах будущей тещи только разрешение, опустил боковое стекло и закурил.

Через некоторое время он привычным жестом выбросил окурок и.., раздался дикий вскрик. Оказывается, милейшая Софья Андреевна, сидевшая на самом лучшем месте в автомобиле, то есть непосредственно за водителем, тоже открыла окно, и непотухшая сигарета попала ей прямо в шею.

Мать Вики устроила целое представление. Лисица спешно припарковался и чуть ли не на коленях просил у нее прощения. Он и на самом деле чувствовал вину, хотя, если посмотреть на случившееся с другой стороны, окурок не причинил мадам никакого ущерба, просто испугал.

В конце концов Софья Андреевна перестала хвататься за сердце, и путешествие было продолжено. Нельзя сказать, что дорога доставила Лисице удовольствие. Ему пришлось: выключить свою любимую радиостанцию, потому что у Софьи Андреевны болела от музыки голова, не свистеть за рулем, потому что у Софьи Андреевны от свиста болела голова, не разговаривать с Викой, потому что у Софьи Андреевны от болтовни болела голова, не ехать в левом ряду, потому что у Софьи Андреевны от скорости болела голова… Юрасик даже начал слегка нервничать. Но стоило ему бросить взгляд на прелестную блондинку Вику, как он мгновенно забывал про вздорность будущей тещи.

Наконец прибыли в Малинкино, и тут случилась новая беда. Обрадованный окончанием томительного путешествия, Юрик спешно выскочил из автомобиля и привычно захлопнул дверцу.

В ту же секунду раздался вопль, напоминавший вой сирены.

А случилось вот что. Софья Андреевна, особа, как все излишне полные люди, медлительная, чтобы подняться с сиденья, ухватилась рукой за стойку иномарки, и пальцы дамы оказались в проеме распахнутой Лисицей дверцы. И когда она захлопнулась… В общем, понятно.

По счастью, Малинкино не умирающая в лесах деревенька, а большое село, существующее при огромной, процветающей птицефабрике. Там, конечно же, имеется больница.

Начался второй акт драмы: Софью Андреевну понесли к врачу. Именно понесли, потому что самостоятельно идти дама отказывалась. Робкое замечание Юрика: «У вас же не нота прищемилась», — было перекрыто громовым воплем:

— Воды, умираю!

Вика мухой метнулась по соседям, мигом собралась толпа из мужиков, Софью Андреевну приволокли к доктору, который вынес вердикт: перелома нет, сильный ушиб.

Лисица мысленно перекрестился и решил, что неприятности благополучно закончились. О, как он ошибался!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *