Безумная кепка Мономаха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 8

Выслушав Алису, я ощутила жалость и воскликнула:

— Ну и досталось же тебе! За один год столько всего!

Кононова прижала руки к груди.

— Такое ощущение, что со смертью Алеши из моей жизни ушла вся радость. Я очень часто обращаюсь к нему мысленно и прошу: «Милый, помоги». Зряшная просьба. Мертвые не возвращаются!

Теперь понимаешь, отчего сегодня я чуть ума не лишилась?

— Конечно! На тебя слишком сильное впечатление произвел репортаж с места аварии, — ласково сказала я. — Небось сразу вспомнила супруга, ну и началась истерика. Любая бы на твоем месте самообладания лишилась, такой стресс перенести: и муж погиб, и кладбище разграбили, и аптеку разгромили, и девочка скончалась. Правда, она сама виновата, но ведь от этого не легче.

Алиса на секунду приложила ладони к вискам, потом ровным голосом произнесла:

— Ты не поняла самого главного. Сегодня там, на Валовой, был именно Алеша. Это он погиб в «Мерседесе».

Я набрала полную грудь воздуха и решительно заявила:

— Знаешь, сначала я подумала, что у тебя шизофрения, но теперь понимаю — просто нервы измотаны, вот и чудится всякая ерунда. Извини, конечно, но твой супруг умер год назад, ты его похоронила. Мертвец не способен воскреснуть!

Алиса моргнула, потом очень медленно повернула голову в сторону окна и тихо сказала:

— Я тогда не видела его тело.

— Но тебе выдали свидетельство о смерти!

— Верно, у обгоревшего мужчины нашли права и паспорт на имя Алексея.

— Все правильно, — ласково перебила я собеседницу, — никакой мистики. Тебе надо сейчас поехать домой, выпить валокордин и поспать часок-другой. А впредь никогда не смотри криминальные новости!

— Если я сейчас возьму у тебя твои документы, — размеренно произнесла Алиса, — ну.., или просто положу в свою сумочку паспорт на чужое имя, а потом вдруг погибну в какой-нибудь катастрофе, меня примут за другого человека?

Я притихла. А ведь верно! Но уже через секунду на ум пришли иные мысли.

— Ладно, пусть некий человек, отняв у Кононова удостоверение личности и автомобиль, не справился с управлением и погиб на шоссе. Но почему Алексей не вернулся домой? Не сообщил любимой жене о том, что жив?

— Не знаю, — тихим, сухим голосом ответила собеседница.

— Где он жил этот год?

— Не знаю.

— Чем занимался, где работал?

— Не знаю.

— Ладно, пусть он решил бросить тебя, нашел себе другую, более молодую, красивую, богатую…

Но почему поступил столь диким образом?

— Не знаю.

— Откуда у малообеспеченного парня роскошный «Мерседес» и рубашка с брильянтовыми запонками?

— Не знаю, — тупо повторила Алиса. — Не знаю!

— Ты же получила свидетельство о смерти?

— Да.

— Паспорт Кононова уничтожили?

— Да.

— И как ему было дальше жить без документов? Он купил фальшивые? Зачем?

— Не знаю.

Внезапно я разозлилась на Алису. Ну нельзя же так тонуть в депрессухе, следует хоть чуть-чуть бороться с разбушевавшимися нервами.

— Почему ты решила, что в «мерее» был твой Алексей, а? Что навело тебя на эту бредовую мысль? — сам собой вылетел изо рта очередной, не слишком корректный вопрос.

Алиса, будто и не заметив его некорректности, подняла руку.

— Вот тут, на запястье, у Леши имелся шрам.

Очень странной формы — круглый, словно браслет. Леша этого шрама стеснялся, — продолжила Алиса, — и всегда часы носил на широком кожаном ремешке, даже на ночь не снимал.

…Она его один раз спросила:

— Ну неужели тебе удобно постоянно в часах ходить? Руку разве не жмет?

Алексей лишь улыбался и отвечал:

— Я привык. Всю жизнь на работу в пять утра вставал и проспать боялся. Иногда проснусь ночью, запаникую: который час? Начинаю по тумбочке шарить: цап, цап, где будильник? Вот и решил, что лучше вообще часы не снимать. Поднес руку к глазам и циферблат увидел.

— Теперь ты на хлебозаводе не работаешь, — напомнила Алиса.

— Привычка — вторая натура, — хмыкнул Алексей. — Ладно, если часы у меня на руке тебя раздражают, могу их на ночь у кровати класть. Но сразу предупреждаю: мне будет очень некомфортно…

— Не надо, — испугалась Алиса, — мне все равно! Думала, тебе лучше без этого широкого браслета.

На том разговор и завершился. В конце концов, у каждого человека свои привычки, и спать с «будильником» на руке — не самая худшая из них.

К слову сказать, Алексей был не по-мужски стыдлив. Он никогда не просил жену потереть ему спину, когда мылся, и никаких веселых игр в душе или при свете пара не устраивала. Муж приближался к жене в полной темноте, да и не был он особо страстным. Если уж совсем честно говорить, то супружеский долг Леша исполнял не чаще раза в месяц. Процесс происходил быстро, почти мгновенно и больше походил на некую медицинскую процедуру, а не на объятия любовников. Но у Алисы, с одной стороны, не имелось никакого сексуального опыта, с другой — она сама не была страстной женщиной, поэтому такое положение устраивало обе стороны. Как говорят в народе, горшок нашел крышку, пара идеально подходила друг другу. Вот почему довольно долгое время Алиса не знала об отметине, которую имел на запястье муж.

Правда выяснилась случайно, незадолго до гибели Леши.

Кононовы купили обеденный стол, а доставили его в разобранном состоянии — крышка в одном ящике, ножка в другом.

— Если заплатите, то живо соберу, — предложил грузчик, втащивший в квартиру приобретение.

— Спасибо, сам справлюсь, — покачал головой Леша.

А когда недовольный отказом грузчик ушел, он сказал жене:

— Нечего зря деньги тратить, тут дел на десять минут. Ну-ка, помоги, придержи столешницу.

Алиса вцепилась в тяжелую доску и выронила ее в тот самый момент, когда супруг ковырялся у ножки.

— Вот черт! — выругался Алеша.

— Ой, прости! — испугалась жена.

— Сам виноват, — вздохнул муж. — Ясное дело, тебе не под силу было справиться. Больно, руку ушиб!

В ту же секунду часы с легким стуком шлепнулись на паркет — когда здоровенная столешница, выпав из слабых рук Алисы, ударила Алексея по запястью, кожаный ремешок и лопнул.

— Извини, пожалуйста! — еще больше расстроилась женщина.

— Ерунда, — буркнул Алеша и быстро сунул руку в карман, но Алиса уже успела заметить красный след.

— Ой! — закричала она. — Скорей к врачу!

— Незачем.

— Но у тебя ссадина! Давай хоть йодом смажу.

Алексей попытался переменить тему разговора, однако Алиса весьма настойчиво твердила:

— Нет, нет, надо непременно ехать в травмпункт! Вдруг у тебя перелом?

В конце концов Алеша рявкнул:

— Хватит паниковать! Все в порядке, пальцы шевелятся. Вот, смотри…

— А это что?

— Шрам, давний.

— Откуда он? — залюбопытничала Алиса.

Алеша замялся.

— Ну, еще с детства.

— Такой странный.., круглый, как браслет, — не унималась жена.

Кононов нахмурился:

— Не люблю вспоминать об этой истории.

Обычно Алиса не отличалась любопытством, но на сей раз ее словно черт за язык тянул.

— Милый, — заныла она, — расскажи.

Алексей сдвинул брови и нехотя заявил:

— Отца я своего плохо помню, меня дядька, брат матери, воспитывать пытался. Но он тоже горькую пил, только запоями — месяц трезвый, а два гудит. Цикл он такой себе установил. А я в детстве хулиганистым рос, вечно бедокурил, ну вот один раз Семен не выдержал и в сарае меня запер, а чтобы не сбежал, руки проволокой скрутил.

— Ужас! — прошептала Алиса.

— Да нет, ничего, — пожал плечами Алексей, — бывают в жизни шутки и похуже. А я тогда от скуки спать лег. Проснулся весь в крови — один «наручник» кожу порвал. Испугался сильно и ор поднял. Дядька с ремнем прибежал, хотел мне наподдать, а увидел кровищу — и тоже белый стал.

Алешу отвезли в больницу, врач сильно отругал Семена.

— Вы могли парня без руки оставить! — налетел хирург на переминавшегося с ноги на ногу мужика. — Виданное ли дело, на ребенка проволоку накрутить! Да вас в милицию сдать надо!

Тут уже сам Алеша начал упрашивать доктора не тащить дядю в камеру. Все окончилось благополучно. Семен, испугавшись, больше никогда не наказывал и не бил Алешу, грозил ему издали палкой, да и только. Рука у мальчика работала, пальцы сгибались, остался лишь шрам, тонкий и очень, на взгляд Кононова, противный.

* * *

Алиса вдруг встала, подошла к окну, побарабанила пальцами по стеклу и резко спросила:

— Ты теперь меня понимаешь? Я зашла сегодня в магазин, потому что хотела себе на кухню маленький телевизор купить, совсем недорогой, самый обычный. Уставилась на экран и вдруг вижу — рука Алеши. Его шрам ни с каким другим перепутать нельзя! Так что повторяю в который уже раз: сегодня на Валовой я видела тело моего мужа. И теперь хочу знать: что происходит? Почему погибший имеет документы на имя Константина Олеговича Ведерникова? Отчего Алеша объявил себя умершим? Кто сгорел в его «Жигулях»?

Но если Ведерников и Кононов — два разных человека, то почему у них одинаковые шрамы? Я не верю в такие совпадения, шрам, о котором я говорю, это же не след от прививки оспы, который есть у многих. Слишком необычная отметина! Чего молчишь?

— Мне пока нечего тебе сказать, — промямлила я.

— Берешься за дело? — решительно тряхнула головой Алиса. — Очень уж хочется разобраться в происходящем. Гонорар гарантирую.

— Нам надо оформить договор, — решила я приступить к формальностям.

— Да, конечно, — «кивнула Алиса.

Я вынула из стола бланк и принялась заполнять его.

— Чего от руки пишешь? — удивилась Алиса. — Напечатай на компе и через принтер выведи.

Мы в аптеке всегда так делаем, я совсем отвыкла ручкой пользоваться.

Продолжая аккуратно выводить буквы, я ответила:

— Так надежней, мало ли что настукать можно.

— Ладно, — кивнула Алиса, — делай, как считаешь нужным.

Я сделала вид, что целиком и полностью сосредоточилась на заполнении договора. Ну, не говорить же первой и единственной клиентке агентства горькую правду: в нашей якобы процветающей конторе из офисного оборудования имеется лишь самая простая шариковая ручка и календарь.

* * *

Домой я собралась в самом радужном настроении. Наконец-то мне удалось заполучить клиента.

Теперь я постараюсь очень быстро разобраться с делом Алисы, возьму с нее сущие копейки и попрошу, чтобы Кононова вручала своим покупателям мои визитки. Пусть положит их на кассе и говорит:

— Евлампия Романова — исключительный детектив! Она мне очень помогла.

В наши времена реклама — это главное. А раз нету денег для покупки газетных полос и времени в эфире, то станем действовать дедовскими методами.

Кстати, Юрик, которому я позвонила на мобильный, отреагировал далеко не по-деловому.

Я ему, со счастливым воплем:

— У нас есть работа!

А он заявляет:

— Мне сейчас некогда. Эта девочка, которая хотела купить презерватив в виде зайчика, такая умница. Ее зовут Риточка…

Я швырнула трубку. Все ясно — Лисица опять начал брачные игры. Ну да он мне и не нужен, сама великолепно справлюсь с делом. Итак, с чего начать?

С продуктов! Пусть вам не кажется странным подобное заявление. Просто я сначала решила наполнить домашний холодильник, а уж потом заняться вплотную расследованием, иначе голодные члены семьи станут мне трезвонить на мобильный и гневными голосами вопрошать:

— Лампудель, отчего у нас в доме нет ни крошки хлеба?

И придется, бросив дела, рулить за харчами.

Так что лучше я сразу сейчас затарюсь на месяц.

Бодро напевая арию тореадора, я заперла дверь агентства, помчалась в супермаркет и около семи вечера явилась домой, обвешанная пакетами.

Услыхав стук входной двери, в прихожую моментально прибежали все собаки. Обжора Капа, вместо того чтобы броситься приветствовать хозяйку, кинулась со всех лап к сумкам, а Феня забилась в угол. Глядя, как я глажу Мулю, Аду, Рейчел и Рамика, она лишь шумно вздыхала.

— Ну, Феня, — покачала я головой, — что разбила на этот раз?

Услыхав знакомый глагол, Феня поскучнела окончательно, отвернулась к стене и принялась тихо поскуливать.

Я стала снимать кроссовки.

Наша Фенюшка является собакой породы мопс.

Но я подозреваю, что на самом деле мопсом в ее семье был некий очень далекий родственник, ну, к примеру, пятиюродный дедушка. Папа у Фени скорее всего являлся оленем, а мама, наверное, пони. Иначе чем объяснить, что их доченька имеет Длинные голенастые ноги, широкую, словно скамейка, спину и невероятно толстую попу?

Ладно, Муля и Ада тоже не могут похвастаться стройностью, но с ними все понятно: девочки просто обладают отменным аппетитом и не гнушаются откровенного воровства — обе мопсихи, при удачно сложившихся обстоятельствах, без тени сомнения и мук совести слопают забытую неаккуратным Сережкой на столе колбасу или схарчат глазированные сырки, которые Костин не донес до холодильника. Однако вот пародокс, еды всем мопсихам достается одинаково, но они получились разные: Муля и Ада похожи на сардельки с ногами, а Капа поджарая, даже тощая. Впрочем, невероятная ее стройность легко объяснима. Капуся обладает на редкость вздорным характером и брехливым нравом. Когда мы выходим во двор, все члены стаи преспокойно совершают свои делишки, а Капа носится без устали, облаивая всех и вся. Она даже писает на ходу — чуть присядет на задние лапы и бежит на полусогнутых, не захлопывая пасти. А что советуют тем, кто хочет похудеть? В первую очередь увеличить физическую нагрузку. Поэтому Капуся похожа на кильку, и те, кто плохо знает наших собак, обычно с негодованием восклицают:

— Вы эту, мелкую, совсем к миске не пускаете? Или ее остальные обжирают?

Феня, в отличие от Капы, очень тихая, даже боязливая, от нее никакого шума. У Фенечки иная беда. Мопсиха-переросток не очень хорошо понимает, каким образом следует управлять своим немаленьким телом. Феня напоминает мне даму, которая недавно села за руль. Наверное, встречали на дороге такие экземпляры? Тетенька висит на баранке, пытаясь увидеть то место, где заканчивается капот, а про багажник и бока своей машины она забывает начисто и, естественно, мгновенно мнет и царапает эти части ни в чем не повинного автомобиля.

Вот и Фенюша крадется по коридору, старательно отводя круглую голову от напольных ваз и кривоногих этажерок. Но ведь за шеей тянется мощная спина! Впрочем, с передними лапами Фенечка еще способна справиться, а вот с задними и с попой уже нет. Миновав очередного фарфорового или керамического монстра, коих очень любят дарить Катюше благодарные пациенты, Фенюля радостно вздыхает и припускает бегом. Вот тут-то и начинается бенефис филейной части мопсихи — ее попа мотается из стороны в сторону. Видели когда-нибудь, как входит в поворот автобус, состоящий из двух салонов, тот, что с «гармошкой» посередине? Тогда вы сможете представить то, каким образом Фенечка продвигается по нашему коридору. Иногда мне даже хочется повесить ей на спину табличку, как на автобусе: «Занос один метр». Думаю не стоит и объяснять, отчего жуткие подарочные вазоны у нас долго не живут. Лично я только благодарна неловкой Фене, потому что из природной жадности не способна выкинуть вон даже отвратительного фаянсового урода ядовито-зеленого цвета с золотыми бабочками на боках.

А если он разбился, то проблема решена.

Но Феня ничего не знает о моих мыслях и, расколошматив очередное гончарное изделие, впадает в истерику. Собака принимается рыдать, вилять хвостом, потом уползает в угол, где сладострастно переживает беду, а я весьма непедагогично угощаю мисс Неуклюжесть кусками сыра.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *