Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

Элеонора испытала прилив жгучего любопытства.

– Кто такой Саша?

Римма Марковна сжалась в комок.

– Убийца! Божье наказание! Умоляю, не спрашивай, ничего рассказать не смогу. Квартиру поменяла, кучу денег спустила, пряталась, за Артема боялась, вдруг… ох, извини, лучше мне молчать. Я сразу все поняла, когда конфеты понадобились, «Фестиваль» проклятый. Как на грех их теперь почти не выпускают. Да только Саше безразлично, он требует, и все!

Элеонора, пытаясь свести концы с концами, спросила:

– Артем и ты ведь не едите сладкого?

– Да, – дергаясь, как неисправная марионетка, подтвердила Римма, – мы лучше колбасой полакомимся.

– Но ты купила большое количество карамели… – протянула Малькова. – Сейчас я понимаю: никаких гостей-студентов ты в гости не ждала.

Римма Марковна обняла соседку.

– Милая, солнышко, ты мне ничем помочь не можешь!

– Ты боишься человека по имени Саша, – сказала Нора, – и только что заявила, что этот субъект обожает «Фестиваль», за которым тебе пришлось ехать на край света. Отлично помню, как мы с тобой встретились во дворе, а уже вечером ты не открыла мне дверь, сослалась на грипп. Затем умер Тема и появилась Мира, которая ни на шаг от тебя не отходит. Римма, ты должна немедленно пойти в милицию!

Васюкова оттолкнула Нору.

– Нет! Все не так!

– А как? Расскажи! – потребовала Элеонора.

– Не могу, – прошептала Римма, – я устала, тащу не первый год свинцовые гири, не думала, что так тяжело будет, они меня согнули, но надо рот на замке держать. Ты шума не поднимай, Теме уже не помочь, а нам с Мирой только хуже сделаешь. Ступай домой, если захочешь пообщаться, эсэмэску мне на телефон сбрось, а то Мира от твоих посещений дергается.

– Эсэмэску? – вытаращила глаза Элеонора. – У тебя есть мобильный? Ты умеешь сообщения отправлять?

– Что тут удивительного? – слабо улыбнулась Римма Марковна. – Тема мне на день рождения трубку подарил, показал, как ею пользоваться. Бедный мой мальчик!

Ошарашенная Нора ушла домой и решила не беспокоить сестер. Чужие тайны не очень-то волнуют Малькову, она не получает удовольствия, вытаскивая скелеты из шкафов знакомых и самозабвенно обсуждая их с посторонними.

Спустя короткое время после беседы с Васюковой Элеонора поехала в больницу, чтобы проведать коллегу по работе. Сначала она запуталась в лабиринте коридоров, а потом попала не в ту палату. Вошла в просторную комнату, увидела кровать, на ней мужчину и стала извиняться:

– Простите, я ошиблась.

– Мгм, – буркнул тот.

– Еще раз приношу свои извинения, – не успокаивалась Элеонора, – надеюсь, я не побеспокоила вас.

– Нет, – коротко ответил больной.

Что-то в его голосе насторожило Малькову, она присмотрелась и схватилась за грудь.

– Тема!

– Какой еще, твою мать, Тема! – возмутился парень. – Проваливай отсюда! Я заплатил бешеные бабки и не хочу, чтобы меня беспокоили!

– Ты не Тема Васюков? – переспросила Малькова.

– Нет, Дема Пасюков, – схамил молодой человек, – тетка, ковыляй отсюда, пока я добрый!

– Значит, я обозналась, – прошептала Элеонора. – Тема себе таких выражений никогда не позволял, он интеллигентный человек. Но лицо… Даже родинка на щеке!

Парень стал подниматься, и тут в палату вошла медсестра со шприцем.

– Что случилось? – с тревогой спросила она.

Больной ткнул в Нору пальцем.

– Мне за немалые бабки обещали тишину и покой. Уберите эту чокнутую! Ворвалась, шумит… В чем дело?

Девушка нахмурилась.

– Женщина, здесь коммерческая вип-палата. Ищете кого?

– Да, – ответила Нора, – Виктора Пазюка.

– Ну это точно не я, – заржал больной, – а ты, тетка, приколистка!

– Пазюк в сто десятой, а вы вломились в сто первую, – сказала медсестра.

– Молодой человек очень похож на покойного сына моей соседки, – попыталась оправдаться Элеонора.

– Еще круче… – хам выругался, – теперь я, оказывается, жмурик!

– Идите в коридор, – процедила девушка в белом халате.

Элеонора ушла. Но странное совпадение не давало ей покоя, и Малькова позвонила Васюковой…

– Зачем? – прервала я рассказчицу, удивленная ее действиями.

Нора навалилась на столик, приблизив ко мне свое лицо.

– Это был Тема!

– Артем же умер, – напомнила я ей.

Но она поманила меня пальцем и зашептала в самое ухо:

– Нет! Римма мне правду рассказала.

– Какую? – тоже машинально понизив голос, спросила я.

Хозяйка вылезла из-за столика, закрыла дверь на кухню, потом притворила окно и опять села.

– Я тогда очень забеспокоилась. Знала, что Тема никогда не ругался, тем более не матерился. Но тот парень был просто копия Васюкова! Глаза, нос, губы, родинка, тембр голоса, волосы… Не бывает так, даже у близнецов есть различия. Вот я и звякнула Норе, сказала: «Понимаю, что всколыхну в твоей душе тяжелые воспоминания, но лучше тебе знать». И поведала о странном пациенте.

– И как отреагировала Римма?

– Сначала спокойно. Ответила: «Милая, ты ошибаешься, Артем на кладбище, тот молодой человек просто похож на моего несчастного сына». А какое-то время спустя прибежала ко мне – вся трясется от возбуждения, глаза, словно блюдца, требует: «Скажи скорей, в какой больнице твой сослуживец лежит!»

– Странно, – кивнула я.

– Дальше – больше, – оживилась Малькова, – Римма давай вопросами сыпать: парень был сильно похож на Артема? Как его звали? Что он сказал? Где живет? Я ей отвечаю: «Мы общались всего пару минут, ни о чем таком разговора не было». Тут Римма на диван упала и зарыдала: «Тему украли. Саша его стопроцентно подчинит себе. Борьба в этом случае бесполезна». Мне в конце концов надоело слушать ее путаную речь, и я потребовала немедленно объяснить происходящее…

И тогда Римма Марковна выдала такой текст, что Малькова даже усомнилась в ее вменяемости.

Короче говоря, есть на свете некий человек по имени Саша. Кто он такой и почему ненавидит Васюковых, Римма не объяснила. Фамилии тоже не назвала, но весьма определенно дала понять: история эта давняя, началась в то время, когда Тема ходил в школу. Поняв, что над ее мальчиком нависла опасность, Васюкова решила активно действовать. Римма Марковна распустила слух, что уезжает с ребенком жить на море, Тема болен астмой, мегаполис его убьет. Мать быстро продала свою квартиру, приобрела новую в другом районе, перевела Артема в другую школу и затаилась.

Москва по размерам превосходит некоторые европейские государства, и если перебраться с одного конца города в противоположный и не поддерживать связей со старыми знакомыми, в ней можно затеряться. И жизнь Васюковых наладилась, Саша, способный навредить Теме, исчез с их горизонта. Так продолжалось несколько лет, и вдруг нынешней зимой Саша неожиданно объявился. Тогда Римма связалась с Мирой. Чтобы защитить Тему, сестры решили распустить слух о его смерти. Римма Марковна рассказала соседке-сплетнице, что ее сын скончался от гриппа. Артема спрятали в укромном месте, а мать и тетка затаились дома. С Темой они не созванивались, думали, с ним полный порядок. Но после рассказа Норы Мира рискнула проведать племянника, не обнаружила его в тайном убежище и поняла, что Тема похищен. Вероятно, Саша до него добрался…

– Почему они не обратились в милицию? – сурово спросила я.

Элеонора вскинула брови.

– Римма чего-то недоговаривала, не рассказала мне всю правду.

– Если дело зашло так далеко, его лучше передать в руки профессионалов, – подала из коридора голос Маша.

– Ты подслушиваешь! – возмутилась мать.

– Просто слышу, – поправила ее беременная, входя на кухню.

– Маша совершенно права, – согласилась я.

– И эта история очень странно звучит! – приободрилась молодая женщина. – Васюковых преследует некий Саша. Так?

– Да, – подтвердила Элеонора.

Дочь посмотрела на мать.

– Римма Марковна с Темой переехали, чтобы спрятаться?

– Я так поняла, – кивнула Нора, – им это удалось, но спустя какое-то время Саша нашел Артема, и над ним нависла опасность. Римма с сыном опять переехали, на этот раз в наш дом, но и здесь Саша разыскал Васюкова.

– С одной стороны, найти в Москве человека трудно, с другой – просто, – пожала плечами Маша, – на Горбушке можно купить диск с адресами всех зарегистрированных жителей столицы. Почему Саша так долго ждал? Сколько времени Римма Марковна жила с тобой рядом и никто ее семье не угрожал?

– Откуда мне знать, – начала сердиться Элеонора, – может, Саши в городе не было!

– И при чем тут карамель? – не успокаивалась Маша.

Ее мать снова забилась в угол дивана и пояснила:

– Этот Саша обожает конфеты «Фестиваль», постоянно их ест. Раньше они в каждой булочной продавались, а потом пропали. Римме пришлось на фабрику за ними кататься, она мне сказала: «Когда я увидела в палате фантик, сразу поняла: Саша захватил Тему и утащил с собой весь запас конфет».

Теперь и я оценила странность этой истории.

– Минуточку! Мама и тетя решили спрятать Артема от Саши?

– Да, – кивнула Малькова.

– Поэтому они инсценировали его смерть? – не успокаивалась я.

– Верно, – снова согласилась Малькова.

– Но получается, что Римма Марковна заранее знала о появлении Саши, она предусмотрительно запасла конфеты. Решила накормить преследователя карамелью и таким образом избавиться от него? – на одном дыхании выпалила я.

– Действительно, глупо выходит, – подхватила Маша, – и если Саша похитил Тему, то зачем он его в больницу отвез? К тому же положил в вип-палату. Бредовее ничего не слышала!

– Нет, нет, – остановила Элеонора дочь, – сестры поместили парня в клинику, это и было тайное место, где Тему никто не мог найти. А потом пришел Саша и уволок его. Римма Марковна сразу поняла, что случилась беда, когда фантик заметила, она все повторяла: «Надо найти Тему, пока беды не случилось, Саша – сплошной ужас!»

Я искоса посмотрела на Малькову.

– Только что вы рассказывали, как была поражена Римма Марковна, узнав о том, что вы видели Тему в больнице.

– Она чуть в обморок не грохнулась, – закивала Нора, – посерела, губы побелели, на кресло упала и сказала: «Где? В платной палате?»

– Концы с концами вновь не сходятся! – объявила Маша. – Она же сама его в клинику устроила.

– Вечно ты со мной споришь! – вспылила мать.

– Так нестыковка получается, – упорствовала дочь, – если сестры пристроили Артема в клинику, то с чего им удивляться при известии о его пребывании в медцентре? Знаешь, мамуся, ты вообще слишком доверчивая. Я тебе в детстве иногда такие фантастические истории выдавала, и все прокатывало!

– Налей нам чаю, – оборвала Элеонора Машу, – наверное, я действительно склонна излишне доверять людям. Я рассказала, что знаю: Римма боялась Саши до одури, хотела задобрить его конфетами. Еще они с Мирой умоляли меня никому никогда не рассказывать, что я видела в палате Тему. Никому! Никогда! Сказали: «От твоего молчания зависит наша жизнь».

– Чушь! – фыркнула Маша.

– Постой, – воскликнула я, – не надо оценивать действия других людей, давайте просто констатировать факты. Нам с тобой приобретение ящика конфет кажется идиотизмом. А вот Римма Марковна считала иначе. Она отправилась на фабрику, потратила время и деньги, ей карамельки показались нужными, и она их приобрела, причем в большом количестве. Это факт, и с ним надо считаться. Значит, события развивались так. Вы, Нора, помогаете соседке дотащить до квартиры сладости, Римма Марковна сообщает о том, что разрешила сыну пригласить сокурсников.

– Ну не глупо ли угощать студентов карамельками? – снова влезла со своим замечанием Маша. – Соседка просто ляпнула первое, что взбрело ей в голову.

– Может, и так, – согласилась я, – однако нам важнее выяснить другое. Двигаемся дальше. После приобретения «Фестиваля» Римма Марковна вдруг заболевает гриппом, потом зараза перекидывается на Тему, и он умирает. Но на самом деле парень жив, здоров и невредим, мама с тетей поставили спектакль, желая спасти Артема от некоего Саши, который уже пару раз покушался на жизнь Темы. Так?

– Абсолютно правильно, – подтвердила Элеонора, – Римма вскользь обмолвилась: «Артем был вынужден из-за Саши поменять школу два раза, мы переехали в третий раз, и сын пошел в художественное училище».

– Но убийца нашел жертву в больнице и похитил, – завершила я историю.

– Вы верно восстановили нить событий, – зашептала Нора, – а затем негодяй поджег квартиру сестер. Он лишил жизни Римму с Мирой и покушался на меня. Я уцелела чудом, спасибо помойке и Лене Перовой, затащившей меня к себе на кухню.

– Мама, на тебя никто не нападал, – попыталась успокоить ее Маша, – ну попробуй мыслить трезво: зачем ты Саше нужна?

– Он сжег и мое жилище! – воскликнула Малькова.

– Ваша квартира расположена под квартирой Васюковых, – напомнила я, – огонь всегда быстро распространяется по перекрытиям. Вот если бы Римма Марковна жила в одном подъезде, а вы в другом и пожар случился бы и там и там, можно было бы удивиться одновременному возгоранию.

– Нет! – истерично взвизгнула Элеонора. – Он за мной охотится!

– А смысл? – пожала плечами Маша.

– Хочет меня убить, – пролепетала погорелица.

– Зачем? Ни малейшего мотива нет! – решила я ее успокоить.

– Преступник слышал о моей дружбе с Васюковой, – простонала собеседница, – боится, что я его выдам.

– Вы не можете назвать ни его фамилию, ни отчество, ни год рождения, ни адрес, – продолжала я увещевать Элеонору, – нет, ваша персона не представляет ни малейшего интереса для убийцы.

– Но он-то не знает, что мне про него ничего не известно, – весьма логично заявила Малькова, – поэтому и сжег мое гнездышко. У меня в окнах свет горел, я его не выключила, когда с ведром вышла, и Саша полагал, что я дома.

– И чего вы хотите от меня? – устало спросила я.

– Найдите Сашу и скажите ему: «Норе о тебе ничего не известно!» – заплакала Малькова. – Иначе он сюда придет и всех жизни лишит: меня, дочь, ребенка!

Мы с Машей переглянулись.

– Мамочка, – приторно ласково заговорила дочь, – если Виола выполнит твою просьбу, Саша не послушается, а наоборот, тогда точно с тобой расправится.

– Почему? – одними губами спросила Элеонора.

Я подхватила мысли Маши:

– Сейчас преступник не подозревает, что вы владеете о нем крупинкой информации, но в случае моего визита Саша забеспокоится и примет ответные меры.

– Вы отказываетесь мне помогать? – крикнула Нора.

– Думаю… – начала я, но Малькова не позволила мне закончить фразу.

Она быстро влезла на диванчик, распахнула окно, встала на подоконник и заорала:

– Лучше спрыгнуть вниз, чем заживо сгореть!

Мы с Машей вцепились в ноги спятившей Норы.

– Мамусенька, – срывающимся голосом взмолилась дочь, – у нас не первый этаж! Слезь, пожалуйста!

Я мертвой хваткой вцепилась в лодыжку Норы, понимая, что нам с Марией ни за что не удержать крупную даму. Если Малькова сиганет вниз, мне придется разжать пальцы, иначе она утянет за собой и меня. Наверное, я ужасная эгоистка, но погибать мне совершенно не хочется.

– Пообещай ей встретиться с Сашей! – крикнула мне Маша.

– Да, да! – возопила я. – Непременно! Прямо сейчас начну его искать!

Нора повернула голову.

– Правда? Поклянись!

– Клянусь, клянусь, клянусь, – зачастила я, готовая сказать что угодно, лишь бы сбрендившая Малькова слезла с подоконника.

– Нет, не так! – взвизгнула Элеонора. – Повторяй: пусть меня паралич разобьет и глаза ослепнут, если я обманываю…

Я не суеверный человек, но одно дело хихикать при виде черной кошки и совсем другое давать торжественные клятвы. Как назло, мне вспомнилась та самая пресловутая черная киса, перебежавшая дорогу да еще показавшая мне язык. И как потом прошел мой день? Я не получила денег и попала в аварию!

Элеонора покачнулась, а Маша заорала:

– Не тормози, говори! Мама может упасть!

Мне пришлось дать клятву, Нора вернулась на диван.

– Отчего ты решила, что я лучший помощник в этой непростой ситуации? – трясясь от пережитого волнения, спросила я у Норы, после стресса тоже переходя на «ты».

– Потому что ты звезда! – торжественно объявила Нора. – Всем позвонить можешь, наверное, с президентом чай пьешь. Какой журнал ни купишь, везде фотки знаменитостей, все друг друга знают, в гости ходят, вместе водку пьют. У тебя полно связей, ты в два счета управишься, а у нас с Машей нет ничего, кроме долгов. Нам обратится не к кому, помощи ждать неоткуда, денег тоже нет, одни беды вокруг.

Я с тоской посмотрела на Нору и пробормотала:

– К сожалению, я не имею приятелей среди влиятельных людей.

– Ты поклялась! – возмутилась Нора.

Маша, которую мать не видела, умоляюще сложила руки.

– Я не отказываюсь, – мрачно ответила я, – просто могу быстро не управиться.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *