Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 24

Желание вытолкать «бомжей» вон не выразили только сотрудники забегаловки «Счастливый бургер». Я размотала в туалете бинты, смыла «синяк» и попыталась стереть зеленку с шеи. Последнее удавалось плохо.

– Вода не возьмет, надо духами, – деловито посоветовала стоявшая у зеркала высокая, сильно накрашенная блондинка в блузке, вызывающе обтягивающей пышный бюст.

– У меня их нет, – грустно ответила я, обозревая шею.

Блондинка выругалась сквозь зубы и выудила из своей безразмерной сумки пузырек с золотой пробкой.

– Ща тебя опрыскаю, а ты живо зеленку стирай.

Я оторвала кусок от бумажного полотенца и начала возить им по коже. Девушка схватила другой клочок.

– Дай сюда, чухня косорукая. Надо аккуратно! Во, гляди, супер!

– Спасибо, вы меня спасли, – поблагодарила я.

Красотка решила поучить недотепу уму-разуму:

– Женщина должна быть предусмотрительной, иметь в сумочке косметику, парфюм, всякие мелочи.

Дверь туалета приоткрылась, показался парень в джинсах, он заорал:

– Эй, Серж, хорош трендеть! Навел марафет? Ступай на точку.

– Не хами, – с достоинством ответила девушка, – губы докрашу и приду. У меня обед, хоть я и б…, но кушать хочется.

– … – бросил сутенер и ушел.

Я уронила сумочку в раковину.

– Ты парень?

– Сколько раз говорила мерзавцу, не лезь за мной в тубзик, так нет, обязательно припрется, – сердито пропела особа непонятного пола. – Я женщина в мужском теле. И зовут меня не Серж, а Серджина. Почувствуй разницу! Ну, как я тебе?

Блондинка одернула кофту и стала сосредоточенно красить губы.

– Фантастика, – честно сказала я, – стопроцентная Мисс Мира.

– Спасибо, – сверкнула глазами Серджина.

– Ты делала операцию по смене пола? – не сдержала я любопытства.

– Нет, лапушка, пока на нее не накопила, – ответил цветок дороги.

Но я никак не могла успокоиться.

– А как же ты добилась полнейшей трансформации внешности?

– Гормоны… – многозначительно протянула Серджина, – маленькие такие таблеточки. Выпьешь одни – грудь растет, волосы везде, кроме головы, выпадают, голос меняется. Сожрешь другие – усы появятся, мышцы буграми, басом заговоришь, никаких чудес, сплошная фармакология.

Дверь в туалет снова распахнулась, на этот раз в проеме замаячил Билли.

– Ошибся, котик, – промурлыкала Серджина, – тут только девочки.

– Вижу, сплошные принцессы, – ухмыльнулся парень.

– Я тебе понравилась? – начала охоту Серджина.

– Сражен в самое сердце, – галантно ответил Билли. – Но хочу свою бабу забрать. Белла, ты не утонула? Пошли, жду!

– Твой лучше моего, – вздохнула Серджина, провожая его взглядом. – Такой милый, ласковое слово сказал, без грубости, прямо завидки берут. От моего Андрюхи только мать-перемать дождешься. Ну, лапонька, чмоки тебе, я побежала.

– Желаю удачи, – помахала я Серджине рукой.

– А тебе денежек побольше, – не остался в долгу трансвестит. – Улыбайся раз в году и от клиентов не отобьешься.

Не поняв, почему Серджина посоветовала мне не улыбаться, я покинула туалет, выпила вместе с Билли кофе, попрощалась с ним и не торопясь вышла на улицу.

В Москве редко бывает хорошая погода. Либо с неба шпарит солнце, превращая жителей в посетителей сауны, либо мороз зашкаливает за сорок, либо перед вами стена мелкого дождя, растекающегося под ногами грязными лужами. Двадцать два градуса тепла, отсутствие ветра и осадков, солнышко не жарит, а нежно ласкает лучами, все вокруг цветет – такие дни можно пересчитать по пальцам. Не зря жители столицы придумали анекдот. «Как ты провел лето? Увы, эти сутки я проторчал в офисе». Но сегодня на улице потрясающе хорошо, улыбаются даже дворовые кошки, сидящие на задворках «Счастливого бургера».

Я помедитировала пять минут, потом, переполненная эндорфинами, села за руль. Мысли вернулись к привычной теме – моему расследованию.

Единственной ниточкой к исчезнувшему Теме была погибшая во время пожара на даче Людмила Павловна Рогачева, попросившая главврача клиники поместить некоего Карекина в вип-палату и внесшая за него плату. Но теперь я почти уверена, что Геннадий Викторович – это Артем, о кончине которого мне с трагичным выражением лица соврала Мира. Вот Римма Марковна произвела на меня впечатление искренней женщины. Она считала сына живым и очень волновалась за его судьбу.

И с какого боку подступиться к поискам Артема? Жив ли он? Парень пропал достаточно давно. Почему его выкрали из клиники? Версию о выкупе можно смело вычеркнуть, в семье Васюковых больших денег не водилось.

Я медленно выехала с парковки на шоссе, повернула влево, увидела у тротуара машину ДПС, быстро притормозила и ощутила легкий толчок сзади.

Зеркальце продемонстрировало машину, которая въехала в «ежика». Я выскочила на дорогу и закричала:

– А вот теперь точно ты в меня тюкнулся!

– Ловко у нас получается, – ответил Билли, открывая дверцу.

– Проблемы, ребята? – крикнул гаишник, подойдя к месту незначительного происшествия.

– Все отлично, – заверил Билли. – Ты как?

– Роскошно! – воскликнула я. – Чувствую себя мамой на «Майбахе». Нет, лучше дочкой на «Бентли».

– Главное, не встретить на дороге собаку, – деловито заметил Билли, быстро дал задний ход и испарился.

– Что он тут нес про пса? – прищурился милиционер.

– Мой мужик шутил, – во весь рот улыбнулась я. – У нас игра такая, друг друга машинами пинать.

– Ну-ну… – с легкой угрозой сказал патрульный. – Приколисты, значит? На спор катаетесь? Кто быстрее, нарушая правила, с Воробьевых гор до Капотни доскачет? Встречал я таких Шумахеров. И смайл у тебя прикольный, все в тему.

Я не поняла одно слово.

– Смайл? Можете уточнить, о чем речь?

– Опять прикалываешься? Ну-ну, – сердито буркнул сержант. – Документы попрошу!

– Миленький, – засюсюкала я, – давайте я исчезну без следа, пропаду, как будто меня и не было.

– Если милиция обратила на тебя внимание, то след завсегда останется, – торжественно объявил гаишник. – Когда протокол составим, не спрячешься.

Я подпрыгнула от неожиданной мысли.

– Точно! Надо поискать дело Александра Хитрука. Спасибо!

– За что? – удивился парень.

– Он тоже пропал, как Тема! И еще эти пожары… – затараторила я. – Если соображу, почему все так внезапно поумирали…

– Уезжай, – приказал владелец волшебной полосатой палочки.

– Сколько? – обрадовалась я и, сверкая улыбкой, впилась взором в стража дороги.

– Сам тебе заплатить готов, лишь бы отвалила, – отмахнулся милиционер.

Я замерла. Ну и ну! Первый раз встречаю представителя власти, который готов расстегнуть собственный кошелек.

Сзади раздался нетерпеливый гудок, мне пришлось сесть за руль. Отъехав пару кварталов и пристроив «ежик» во дворе дома, я вынула телефон. В списке контактов у меня есть волшебный номер, сейчас наберу его, и человек, к которому я обращусь с просьбой, выполнит ее в мгновение ока. Вот только тревожить джинна крайне не хочется. Но альтернативы нет, без него мне к нужным бумагам не подобраться.

Повздыхав на разные лады, я приложила трубку к уху.

– Наварро, – ответил звонкий девичий голос.

– Простите, ошиблась, – извинилась я.

– Пустяки, – спокойно отреагировала тезка главного героя сериала «Комиссар Наварро».

Я повторила попытку и вновь услышала:

– Наварро!

– Опять к вам попала. Наверное, на станции случился глюк.

– Не переживайте, с третьего раза непременно повезет, – без малейшего налета раздражения заявил голос из мобильного.

Решив последовать дельному совету я, контролируя каждое движение пальцев, набрала все цифры правильно.

– Наварро.

– С ума сойти! – вырвалось у меня.

– Какой номер набираете? – спросила девушка. И, услышав мой ответ, протянула: – Совершенно верно, это он и есть.

Настал мой черед изумляться:

– Простите, но это телефон Олега Куприна.

– Точно. Он оставил сотовый на столе, велел мне отвечать.

– Вы служите в его отделе? А где Олег?

– Уехал, – коротко сообщила Наварро.

Я стала сыпать вопросами:

– Куда? Надолго? Как с ним связаться?

– Вы кто? – бдительно осведомилась собеседница.

– Его жена, – на автомате вылетело у меня изо рта.

– Жена? – с выражением крайнего изумления повторила Наварро.

– То есть вдова, – уточнила я. – Ой, простите, как называется супруга, которая больше не живет с мужем?

– Арина Виолова? – воскликнула Наварро.

– Да, – подтвердила я.

– Меня зовут Аня. Анна Наварро. Я служу у Олега Куприна всего полгода и столько о вас слышала.

– Представляю, – вздохнула я.

– Мечтала с вами познакомиться, – трещала девушка.

– Спасибо.

– Хочу стать писательницей, – не останавливалась Аня.

– Отличная идея, – сквозь зубы процедила я. – Так все-таки, где Олег?

– В Мордовии, опрашивает одного из зэков на тамошней зоне, – отрапортовала Анна. – Вернется через пять дней, улетел час назад.

– Повезло мне, – щелкнула я языком.

– Могу вам помочь? Не стесняйтесь, – сказала Наварро, – Олег постоянно повторяет, что ближе Вилки у него никого нет.

Я заколебалась.

– Это не совсем законная просьба.

– Обожаю нарушать правила! – взвизгнула Аня.

– Мне нужно просмотреть дело из архива.

– Фамилия, имя, отчество, год рождения, – зачастила Наварро.

– Александр Романович Хитрук. Ему было около десяти лет, когда он пропал. Бумаги нужны срочно, сегодня, чем быстрее, тем лучше. Записывайте адрес Хитрука…

– Сейчас вам перезвоню, – по-пионерски ответила Аня. – Олег не простит, если я не помогу великой писательнице.

Я отложила трубку и глянула в зеркало. Великая писательница?! Похоже, Наварро произнесла это на полном серьезе. Неужели Куприн изменил отношение к моим романам? Помнится, раньше он называл их историями про Серого волка в Красной шапочке. От полноты чувств я улыбнулась во весь рот и вскрикнула, зеркало отразило тетку без передних зубов, я до тошноты походила на молодую Бабу Ягу в расцвете сил и красоты.

Меня охватил ужас. Доигралась, Вилка! Нельзя посещать зубного врача раз в три года. К стоматологу нужно ходить регулярно, через каждые шесть месяцев. Трясущимися руками я хотела пощупать «пеньки», наткнулась на совершенно целые зубы и вспомнила про черную краску, которую Билли нанес мне сегодня утром. Так вот почему Серджина советовала мне поменьше улыбаться! Конечно, с таким оскалом всех клиентов распугаешь. И вот по какой причине гаишник не пожелал продолжить беседу с водительницей. Я пошарила в кармашке на дверце, обнаружила влажные салфетки, вытащила одну и начала стирать черноту. Процесс занял около получаса, в конце концов зубы приобрели серый оттенок, издали казалось, что я слопала таз черники. А мой язык стал темно-синим, как у собаки чау-чау, но это намного лучше, чем зубы, похожие на сломанный забор.

Не успела я вернуть себе относительно приличный вид, как позвонила Аня и доложила:

– Улица Варгина, дом восемь, комната пятнадцать, Шумаков Юрий Павлович, он ждет вас с документами.

– Невероятно! – поразилась я. – Вы волшебница!

– Я только учусь, – скромно ответила Наварро. – Очень хочу с вами подружиться. Может, вместе кофе попьем?

– С радостью, – согласилась я, хотя и не испытывала озвученного чувства.

Не люблю встречаться с незнакомыми людьми для пустой болтовни. О чем нам беседовать с Наварро? Если она хочет выудить из меня информацию о Куприне, то затея заранее обречена на провал, я не стану сплетничать о бывшем супруге. Но нельзя же отказать женщине, которая, забросив все дела и наплевав на строгие должностные инструкции, добыла для меня бумаги, не предназначенные для чтения посторонними.

– Я вам понравлюсь, – пообещала Аня. – Давайте шашлычок забацаем!

– Замечательно, – фальшиво весело отозвалась я, – но придется созвониться и договориться о дате.

– Сейчас пришлю эсэмэску, ты получишь мой номер, – лихо перешла на «ты» Аня. – Если еще что понадобится, звони в любое время.

Шумаков встретил меня, как английскую королеву, в его обшарпанном кабинете был накрыт стол. Я, бывшая жена мента, великолепно знаю размер оклада майора и хорошо осведомлена о порядках в отделе Олега. Куприн, выходя из кабинета, всегда запирает в сейф не только документы, но и банку с растворимым кофе. Если оставить ее на столе, мигом набегут коллеги и угостятся от души. Зарплата следователя «с земли» не позволяет угощать всех желающих, как правило, бедному парню в конце месяца самому не хватает средств на сахар и сушки.

Но Юрий проявил редкостное хлебосольство.

– Кофейку? – захлопотал он. – Чайку? Лимон? Рафинад? Берите булочки, конфеты, все свежее.

Мне стало неловко. Ведь знала куда еду, надо было купить красивую бутылку. Шумаков будто подслушал мои мысли.

– Я не пью, – объявил он, – поджелудочная барахлит.

– Надеюсь, ничего серьезного, – подхватила я светскую беседу.

– Все ерунда, пока не помер, – оптимистично завершил вступительную часть Юрий. – Чем вас заинтересовал Александр Хитрук?

Я взяла стакан с чаем и попыталась максимально подробно ввести Шумакова в курс дела. Следователи, как правило, великолепные слушатели, Юрий не был исключением.

– Значит, и младший мальчик у них умер, – протянул он.

– Стал жертвой сумасшедшей матери, – подтвердила я.

– Надо же, какая любовь, – хмыкнул Шумаков. – Муж простил жене убийство, спрятал ее в частную лечебницу. Наверное, много денег надо потратить, чтобы проделать подобный фокус.

– Хитрук обеспеченный человек, бизнесмен, – объяснила я.

– Вы с ним встречались? – поинтересовался Юра.

– Нет, – призналась я, – пока не успела.

Шумаков отхлебнул кофе.

– На меня этот папочка произвел неприятное впечатление. Сейчас расскажу, как дело обстояло.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *