Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

Из кармана пьяницы послышался хорошо знакомый звук.

– Вам пришла эсэмэска, – подсказала я.

– Кто? – ухмыльнулся «тройник».

Сигнал повторился, затем раздался еще раз. Я, отбросив церемонии, запустила руку в карман идиота и выудила сотовый. Надеюсь, прекрасного прынца разыскивает жена или приятели. Так и есть, на экране эсэмэска.

– «Ярик, ты где?» – озвучила я сообщение.

– О! Точняк! Ярик! – обрадовался пьянчуга. – Рад познакомиться!

Я быстро набрала номер и тут же услышала звонкий тенор:

– Яра, куда ты подевался?

– Ваш Ярик не дает мне сесть в машину, – пожаловалась я.

– Вот гад ползучий, – ответил незнакомец. – Ща с Ростиком пришагаем. Куда двигать?

– Эй, деушка, – заблестел глазами Ярик, – ты, ваще, понимаешь…

– Ну гаденыш! – заорали вдруг сзади.

Я обернулась и совершенно потеряла дар речи, потому что из сгущающихся сумерек выступили еще два Ярика, в таких же костюмах и шляпах. Мужики были слегка навеселе, совсем не пьяны, явно приняли всего по сто граммов для хорошего настроения.

– Не сердитесь, – сказал один.

– Ярик у нас как неуправляемый землеснаряд, – подхватил второй. – Совсем бухать не умеет! Верно, Ростик?

– Тройня не без урода, – добавил брат.

– Вы тройняшки! – осенило меня. – Вот почему Ярик все твердил про тройник.

– Точно, – согласился Ростик. – Но что касается меня, то я с огромным удовольствием остался бы в двойне со Стасиком.

– Из-за Ярика у нас забот навалом, – объявил Стас. – Угораздило же его вместе с нами родиться! Да еще мама учудила, назвала нас Ярослав, Ростислав и Станислав. И так путаницы хватает, а она еще добавила.

У меня в голове будто щелкнуло. Ярослав, Ростислав и Станислав. Наверное, у тех родителей, у кого рождаются близнецы, появляется желание дать им похожие имена. Вот и Васюковы… Правда, сестры не были близнецами, они погодки. Римма и Мира! Что, если…

– Он вас не обидел? – заботливо осведомился Ростик, хватая Ярика за плечо.

– Если он матерился или одежду вам запачкал, мы заплатим, – пообещал Стасик, вцепившись в братца с другой стороны.

– Полный порядок, – ответила я, – просто ваш Ярик хотел своим брелоком мою машину открыть.

– Урод! – хором отреагировали братья, тряхнув засыпающего Ярика и толкая его вперед.

– Думаю, вам надо обратиться к психиатру, – крикнула я им вслед.

Ростик и Стасик обернулись.

– Почему? – слаженно осведомились они.

– У Ярика галлюцинации. Он с восторгом рассказывал, как гулял по лесу, ел соленые грибы и лакомился жареной медвежатиной. Это не зеленые чертики, конечно, но если не обратить внимания на его видения, то скоро он начнет читать стихи маленьким гномикам, – предостерегла их я.

Мужчины переглянулись.

– Не, все нормально, – выдохнул Ростик.

– Мы и правда в лесу гуляли, – уточнил Стасик. – Ресторан так называется – «Лес». В нем и лося подают, и кабана, и зайца…

– И медведя, – закончил Ростик. – Все хорошо было, потом мы на улицу вышли покурить, возвращаемся – Ярик егеря жрет!

– Коктейль такой, – быстро добавил Стасик, правильно поняв выражение, появившееся на моем лице. – «Егерь» делают из водки, колы, лимонного сока, коньяка, пива и сливовицы.

– Жуть! – передернулась я.

– Совершенно согласен, – в один голос пропели братья и потянули Ярика в прежнем направлении.

Я с ужасом вспомнила составляющие бодрящей смеси под названием «Егерь», и тут затрезвонил мобильный.

– Майя Хитрук, – доложил Юрий, – дочь Светланы Михайловны и Романа Андреевича. Брак между родителями был расторгнут через три месяца после рождения Александра, матерью которого является Инна Сергеевна. Обычное дело: мужчина изменял супруге, любовница забеременела, устроила ему скандал. В результате Роман совершил рокировку, стал жить с Инной. Светлана Михайловна умерла в августе того же года, когда пропал Саша.

– И от чего она скончалась? – поинтересовалась я.

– Она покончила с собой, – пояснил Шумаков, – выпрыгнула из окна.

– Давай адрес Майи! – закричала я. – И еще: Римма и Мира Васюковы.

– А с ними что?

– Выясни, не было ли у них еще одной сестры. Далее. У кого из Васюковых была дочь Саша? Когда Римма Марковна усыновила Артема?

– На последний вопрос ответ сразу не получу, – предупредил Шумаков. – Все, что связано с приемными детьми, быстро не узнаешь. С первой частью задания я легко справлюсь.

– Попробуй заехать с другого бока, – попросила я, – пробей самого Артема Васюкова, попытайся разузнать о его раннем детстве.

– А что мне за это будет? – вдруг воскликнул Юра.

Я вздрогнула, словно получила по носу мокрой тряпкой. Шумаков не произвел на меня впечатления человека, способного брать деньги за услуги. И вот, пожалуйста, я ошиблась!

– А чего ты хочешь? – я осторожно ступила на скользкий лед переговоров.

– Награды! – безо всяких экивоков потребовал Юра.

– И каков ее размер? – приуныла я.

– Большой, – алчно заявил Шумаков.

Я решила остудить его пыл:

– Послушай, я не знаю, в каких ты отношениях с Анной, которая работает у Олега Куприна…

– Она моя сестра, – пояснил, перебив меня, Юра. – Родная!

– С фамилией Наварро?

– А что странного? Она вышла замуж и перестала быть Шумаковой. Тебя такой финт удивляет?

Я рассердилась на себя за тугодумие.

– Нет. Очень приятно, что вы с Аней родственники. Так вот, я не в курсе, что обо мне она тебе сообщила…

– Только хорошее, – снова не дал мне закончить фразу Юра. – Ты ее любимая писательница, талантливая женщина, красавица, Олег Куприн до сих пор локти грызет, что не сумел удержать жену, но так ему и надо, раз дурак. Вот!

Я смутилась.

– В разводе виноваты мы оба.

– Не, как правило, мужик козел, – заявил Шумаков. – Пил, гулял или работал слишком много, за женой не ухаживал, вот и получил от ворот по морде. Ты удивительно одарена, надо было создавать тебе условия для творчества, оберегать, баловать, холить, лелеять, прощать и нежно целовать. Если нашел бриллиант, помести его в достойную оправу. Эй, ты чего притихла?

– Заслушалась, – призналась я. – Так что насчет оплаты? Сколько?

Юра засмеялся.

– Воскресенье.

– Извини? Ты о чем? – встрепенулась я.

– Целый выходной! Он мой! На дворе шикарная погода, поедем к моим друзьям на шашлык. О’кей?

– Ну… в принципе можно, – осторожно ответила я. – А твои приятели кто?

– Анька с мужем и другие люди, – ответил Шумаков.

– Я отправляюсь с тобой на пикник, а взамен могу попросить выполнить кое-какие задания? – на всякий случай уточнила я.

– Ну, это будет слишком дешево, – не согласился Юра. – Давай так! Сведения о Васюковых – шашлык. Следующий вопрос – поход в кино, ну и так далее. Все, что я делал до сих пор, бесплатный бонус, замануха для клиента.

– Лучше деньгами, – вырвалось у меня.

– Ха! Рубли отслюнить нетрудно, ты расплатись временем, – уперся Шумаков. – Не хочешь – не надо. Кстати, у меня напряга с бабками нет.

– Первый раз натыкаюсь на милиционера без финансовых проблем, – удивилась я.

– Я редкий экземпляр, – признался Юра. – Ну? По рукам? Васюковы – шашлык. Ты мне очень нравишься, талантливая и красивая! Чего я буду свое счастье упускать?

Я решила расставить все точки над i.

– Прости, в мои планы не входит заводить любовные отношения.

– В мои тоже, – крякнул Юра. – Терпеть не могу баб. Зову тебя на шашлык. Если ты не в курсе, то это всего лишь куски мяса, нанизанные на шампур, и никаких обязательств. Больше всего на свете я боюсь оказаться в загсе перед тетенькой, чей монументальный бюст украшен красной лентой.

– Наши страхи совпадают, но я не люблю мясо, – улыбнулась я.

– Рыба, курица, овощи, грибы, коренья, печень твоего злейшего врага… Делай выбор! Любой твой каприз будет выполнен! – продекламировал Шумаков.

Мне стало весело.

– И ты не будешь распускать лапы?

– Я? – ахнул Юра. – Ну ты и сказала! Это же все равно как в армии гантели сержанта из его тумбочки спереть. Нельзя на святое покушаться.

– Сильное сравнение, – откликнулась я. – Договорились.

– Супер! – воскликнул Шумаков и отключился.

Я села за руль и завела мотор. Похоже, Вилка, тебя позвали на свидание. Не могу сказать, что Шумаков сразил меня красотой и умом, но он не противный, по первому впечатлению не жадный и веселый. Кажется, он слегка моложе меня, но, думаю, разница в возрасте у нас составляет не более двух лет. И что мешает мне поехать на шашлык? Я сто лет не выбиралась за город. И, если честно, никто меня и не звал. Что надеть? Джинсы или брюки? А может, платье? Хотя у костра я буду глупо в нем выглядеть. Надо непременно сходить в парикмахерскую, сделать маникюр…

Мысли стали вертеться вокруг предстоящей тусовки, я автоматически нажимала на педали и совершенно неожиданно очутилась у дома из светлого кирпича, построенного в начале шестидесятых годов двадцатого века.

Не испытывая ни малейшего угрызения совести, я нажала на кнопки домофона и на ожидаемый вопрос: «Кто там?» – бойко сообщила:

– Я из домоуправления, принесла новую квитанцию по квартплате.

– Сейчас открою, – ответил женский голос, – бросьте ее в почтовый ящик.

– Непременно, – пообещала я, проникла в подъезд, освещенный экономичной сорокаваттной лампочкой, села в лифт, поднялась на нужный этаж и позвонила в дверь.

– Я же просила вас оставить квитанции внизу, – упрекнула меня полная шатенка лет пятидесяти. – Уже поздно, вы чего в такой час людей беспокоите?

– Извините, но документ нужно отдать в руки хозяйке, – потупилась я. – Позовите Майю Романовну.

Дама ощупала меня взглядом.

– Входите, я закрою дверь. Недавно гриппом переболела, не хочется простудиться.

Я покорно вошла в узкий коридор, женщина захлопнула дверь.

– Майи нет, можете передать квитанцию мне.

– А вы кто? – поинтересовалась я.

– Мать Майечки, – раздалось в ответ.

– А где ваша дочь? – не успокаивалась я.

– Странное любопытство, – буркнула дама. – Она в Лондоне.

– Лучше я приду, когда она вернется, – вздохнула я, – кстати, по документам Майя Романовна здесь одна прописана.

– Вам придется долго ждать, – с легким пренебрежением заявила шатенка. – Дочь вышла замуж за англичанина, у них поместье в Йоркшире, Россию Майечка навещает редко.

– А вы тут, значит, без прописки живете? – прищурилась я. – Знаем мы о таких вариантах: уедут за рубеж, квартиру сдадут, в налоговую не сообщат, все денежки себе в карман, государству фига! И как потом зарплату бюджетникам платить?

– Милочка, да вы просто пламенный трибун! – засмеялась дама. – Блестящая демагогическая речь. Но должна вас разочаровать: я на самом деле мать Майи.

– Родная?

– Конечно, – беззастенчиво солгала тетка. – Так что я имею право находиться в этой квартире. Оставляйте платежки.

– Только после того, как увижу ваш паспорт! – не дрогнула я.

Хозяйка закатила глаза, раскрыла элегантную сумочку, висевшую на вешалке, и протянула мне бордовую книжечку.

– Ознакомьтесь.

Я раскрыла документ и прочитала:

– Хитрук Вера Михайловна.

– Ну, довольны? – поинтересовалась тетка. – Майя носит фамилию Хитрук, и у меня та же.

– Но мать Майи звали Светланой, – не выдержала я, – и она давно покончила с собой.

Женщина вздрогнула.

– Вы кто?

– А вы? – спросила я. – Наверное, тетя девушки? Ладно, больше не стану ломать комедию. Я занимаюсь делом похищенного Артема Васюкова, и след привел меня сюда.

– Милиция? – резко меняясь в лице, выдохнула Вера Михайловна. – Я ничего не знаю! О людях с фамилией Васюковы никогда не слышала. И какое отношение к вашему делу может иметь Майя? Когда того человека похитили?

– Вскоре после Нового года, – ответила я.

Вера Михайловна с облегчением выдохнула.

– Фу! Майечка не приезжала в Москву с прошлого лета, можете проверить по документам. Она абсолютно не причастна к пропаже Косюкова!

– Васюкова, – терпеливо поправила я.

– Не важно, – отмахнулась Вера Михайловна. – Право слово, не надо огород городить.

Я уставилась на хозяйку.

– Вы любите племянницу?

– Очень странный вопрос. Конечно! – заявила дама.

– Насколько я поняла, вы воспитывали ее после смерти своей сестры?

Вера Михайловна прислонилась к вешалке.

– Как к вам обращаться?

– Можно просто Виола, – расплылась я в улыбке.

– Красивое имя, – кивнула Вера Михайловна. – Так вот, Виола… Света долго болела, Майечка оказалась на моих руках почти с рождения. Моя сестра была большой эгоисткой! Сначала свою семью разрушила, а потом… Ну это неинтересно! Главное – у нас нет ничего общего с Васюковым!

– Ваша сестра? – переспросила я. – Но почему тогда у вас фамилия Хитрук?

– Долго объяснять, – скривилась Вера Михайловна, – вы меня не поймете.

– У отца Майи, Романа, во втором браке родилось двое сыновей, – монотонно завела я, – Александр и Павел. Оба умерли. Вернее, Саша пропал, сбежал из дома, а Паша погиб через несколько лет от руки своей матери. Та, похоже, сошла с ума, лишившись любимого сына.

Вера Михайловна схватилась за щеки.

– Роман хороший человек, он не заслужил такого горя. Ему патологически не везло с женами.

– Некая продавщица мороженого, Лапина Татьяна, осталась одна ночевать в своем ларьке, – не обращая внимания на эмоциональный всплеск собеседницы, продолжила я, – и стала свидетельницей странного происшествия. Мужчина и девочка лет пятнадцати искали в мусоре портфель. Она называла спутника папой, а тот ее Майей… Что с вами? Вы меня слышите?

Вера Михайловна медленно сползла на пол и закрыла глаза. Я бросилась к ней, поняла, что она потеряла сознание, кинулась на кухню, принесла стакан воды, брызнула на лицо хозяйки, растерянно повторяя:

– Пожалуйста, очнитесь…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *