Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 29

В ту секунду, когда я уже решила вызвать «Скорую помощь», Вера Михайловна открыла глаза и посмотрела на меня.

– Вы правда тут? – прошептала она.

– Давайте, помогу вам подняться, – предложила я и протянула ей руки.

Она с трудом встала.

– Голова кружится.

– Вам надо лечь, – посоветовала я, ведя хозяйку по коридору.

– Сюда, – указала она на дверь. – Мне лучше посидеть, так я быстрее оправлюсь. Я знала, что рано или поздно правда выползет наружу, подспудно ждала человека с карающим мечом. Но со временем успокоилась. Думаете, Майечке легко? Она совсем ни в чем не виновата! Это все Саша!

– Васюкова? – уточнила я, осторожно усаживая Веру Михайловну в кресло.

– Омерзительная девочка, – передернулась женщина. – А Артем! Когда он вдруг появился, Майя так перепугалась… Но она действительно не виновата! Мы заняли денег, а потом Майя вышла замуж за Фреда. Он старше ее на тридцать пять лет, совсем не богат и с весьма непростым характером. Поместье в Йоркшире только так называется, на самом деле это небольшой, очень старый, давно требующий ремонта дом. Майечка прислала фото: потолки низкие, окна крохотные, мебель столетней давности, занавески еще бабушка Фреда шила! На наш взгляд, это куча старья, а для англичан – памятник прошлого, они там над сколотыми чашками трясутся, если из них предки чай пили! Кстати, о чае. Там обычный напиток не попробовать, только с молоком. И смесителей в ванной нет, из стены торчат два крана, нужно раковину пробкой заткнуть, набрать воды и в ней умываться. Невероятная антисанитария! Майя к Фреду никаких чувств не испытывает. Правда, для меня пыталась любовь к жениху изобразить, не хотела, чтобы я расстраивалась. А после свадьбы вдруг призналась: «Верушечка, Артем нас все равно в покое не оставит. Сейчас он деньги получил и успокоился, но они закончатся, и Тема снова объявится. Лучше мне в Англии жить, туда он не доберется. А если он решит в милицию донести, то ничего у него не получится. В Великобритании многие скрываются, я имею в виду настоящих преступников, которые у России много денег украли». Майя сама жертва, уж поверьте. И она жена лорда. Фред хоть и не богатый, но родовитый, его предки служили еще королю Артуру, в Англии это очень ценится. Майечку никто не тронет! И откуда Артем узнал? Как?

Я воспользовалась паузой в сбивчивой речи Веры Михайловны и попыталась ее успокоить:

– Майя интересует меня только как источник информации, я не собираюсь вредить вашей племяннице.

– Она не виновата, – заплакала Вера Михайловна, – это все Саша. Хоть и маленькая, а дрянь!

– Насколько я поняла, в прошлом Майя совершила некрасивый поступок, – осторожно сказала я, – но он остался безнаказанным. А потом внезапно, спустя много лет после произошедшего, появился Артем Васюков, который стал шантажировать девушку?

– Да.

– Поэтому Майя выскочила замуж за нелюбимого и уехала из России?

– Да.

– Кого еще мог шантажировать Артем?

Вера Михайловна обхватила себя руками.

– Господи! Откуда вообще он взялся? А уж Ирму как жаль!

– Кто такая Ирма? – моментально среагировала я на незнакомое имя.

– Ну, Ирма, – слегка растерялась собеседница. – Вообще-то я ничего не знаю! Ни о чем! Наболтала вам ерунды! Уж извините, у меня климакс, любой эндокринолог подтвердит, что женщина в это время как сумасшедшая, несет невесть что!

Я покосилась на Веру Михайловну.

– Вы абсолютно правы, в Лондоне и ряде других городов Великобритании преспокойно проживают люди, которых в Москве объявили в розыск. Не стану приводить фамилии бизнесменов, которые, совершив в России преступление, мирно гуляют по Гайд-парку. Наш МИД, наверное, знает, где проживают преступники, и англичане тоже, но первые делают вид, что разыскивают олигархов, а вторые разводят руками и говорят: «Ничего о них не слышали». Это такие игрушки для дипломатов и политиков. Но оставим в покое миллиардеров и обратимся к простым, средней обеспеченности людям. Музыкант К., юное провинциальное дарование, женился на дочери оптового торговца продуктами. Невеста была старше жениха на десять лет, не очень красива, и многие понимали, что брак заключен по расчету. Скрипач получил финансовую поддержку тестя, стал известен, завел себе любовницу, убил супругу и смылся в Лондон. К. рассчитывал, что талантливый исполнитель будет принят с распростертыми объятиями в любом оркестре, а рука российского правосудия до него не дотянется. И вначале его план удался, К. некоторое время концертировал, но через два года после переезда в Великобританию он упал под поезд в метро. Другой случай. Невестка одного очень известного и обеспеченного российского хирурга стала безутешной вдовой. А через некоторое время выяснилось, что сын доктора умер не своей смертью, его кончине поспособствовала жена-фотомодель, которая успела перебраться в Англию и начать там на деньги щедрого тестя карьеру манекенщицы. Увы, планы красавицы не сбылись, ее убили грабители, польстившиеся на шубу и брюлики, которые вдова по российской привычке носила каждый день с утра до вечера.

– К чему вы мне рассказываете эти ужасы? – встрепенулась Вера Михайловна.

– К тому же на государственном уровне дела решаются долго и трудно, а некоторые граждане могут сами разобраться со своей проблемой. Нанять профессионального киллера недешевое удовольствие, однако кое-кто готов отдать любые деньги, чтобы отомстить. До Лондона лету часа четыре, это совсем недалеко. Добраться до Майи не составит труда, – пояснила я, – Артем Васюков пропал. Либо его похитили, либо он сам спрятался, либо под чужим именем бродит сейчас по Лондону. Во всех случаях Майя в опасности. Чем быстрее мы найдем парня, тем больше у вашей племянницы шансов на спокойную жизнь.

Вера Михайловна съежилась в кресле.

– Да, это верно. Но Майя не виновата!

– Тем более расскажите, что знаете, – предложила я.

– Вы не поймете.

– Я постараюсь.

– У вас есть дети?

– Пока нет, – призналась я.

– Тогда тем более вы неправильно оцените случившееся.

Я пересела на диван, поближе к хозяйке.

– Вам нравятся котлеты из лягушки?

– Фу, – скривилась Вера. – Что за гадость!

– Так нет или да? – настаивала я.

– Даже пробовать эту мерзость не стану! – заявила тетя Майи.

– Но вы же их никогда не ели, – провокационно сказала я. – Вдруг это вкусно?

– Прекратите нести чушь! Какое отношение котлеты из лягушатины имеют к Майе? – рассвирепела дама.

– Вы не прикоснетесь к «деликатесу», хотя ни разу в жизни его не пробовали, потому что считаете, что он неприемлем в качестве еды, – глядя ей прямо в глаза, сказала я. – У меня нет детей, но я могу понять, на что могут пойти ради них родители. Вот так!

Вера Михайловна склонила голову.

– Оригинальный, но плохой довод. Матери бывают разные. Моей сестре невероятно повезло с мужем. Роман оказался человеком библейского терпения и кристальной честности. В том, что случилось, нет ни малейшей его вины, ответственность за сломанную судьбу Майи лежит на Светлане.

Я поняла, что собеседница начинает пространный рассказ, и, боясь ее спугнуть, замерла на краю дивана.

Роман был не очень обеспеченным человеком из небольшого подмосковного городка, а Света коренной жительницей столицы с хорошей квартирой и материальным достатком, который обеспечили ей умершие родители. Но, несмотря на финансовое благополучие, мужчины не спешили вести девушку в загс. Вера понимала, что женихов отпугивает характер ее сестры. Света была крайне авторитарна, добивалась, чтобы все было именно так, как ей хочется, и никак иначе. Доходило до абсурда: если она в туалете обнаруживала, что бумага оторвана не по перфорированной линии, то начинала орать, как раненый бизон. Два-три подобных скандала – и в мозгу любого мужчины укоренялась простая мысль: если девица таким образом себя ведет на романтическом этапе отношений, что ж она тогда учудит после свадьбы?

Обычно парень «хватал в охапку пальто и шапку» и быстро удирал от истерички. Как назло, Светлане очень хотелось замуж, она всякий раз тяжело переживала разрыв, плакала и жаловалась сестре. Верочка, хоть и была младше, пыталась научить скандалистку уму-разуму, но та отвечала:

– Я пробую сдержаться, а не получается. Злоба изнутри поднимается, у меня даже уши закладывает, перед глазами сетка трясется. Если не заору – меня от гнева инсульт разобьет.

Вера только вздыхала, с таким характером мужа не найти. Но Свете повезло, в ее жизни появился Роман, очень спокойный, терпеливый, с чувством юмора. Когда она начинала беситься, Рома пригибал голову и бормотал:

– Ну-ну, дерьмо попало в вентилятор!

Самое поразительное, что эта фраза вызывала у Светы приступ смеха, и очень часто истерика гасла в зародыше.

Вера вначале полагала, что Хитрук соответствует своей фамилии: хитрющий мужичок, задумавший поселиться в Москве под боком у обеспеченной жены. Иных причин, чтобы парень терпел закидоны Светы, младшая сестра не находила. Но через некоторое время ей стало понятно: Рома любит скандалистку!

Сыграли свадьбу, родилась Майя. Вера надеялась, что появление ребенка исправит характер сестры, но стало только хуже. Дочерью мать почти не занималась, воспитание Майи целиком легло на плечи бросившей ради племянницы работу Веры. А вечером, вернувшись со службы, с дочкой нянчился Роман. Он обожал девочку, мать относилась к ней прохладно. Светлану бесило нежелание ребенка тихо сидеть на месте, аккуратно собирать игрушки и во всем слушаться маму. Однажды Вера не выдержала и закричала сестре:

– Майя не собака, а ты не дрессировщик!

– Здесь все обязаны выполнять мои указания, потому что я главная, – отрезала та. – Не нравится – вали вон!

Вера вспылила, схватила сумку, а крошечная Майя бросилась за ней с воплем:

– Матетя, не уходи!

– Матетя? – заорала мать. – Это еще что такое? Мама-тетя?

Скандал бушевал сутки, Роман с трудом погасил пламя. И такие разборки случались часто, чем старше делалась Майя, тем масштабнее становилась война.

Однажды Роман пришел домой не вечером, а около двух часов дня, пригласил подросшую дочь и Веру в гостиную и сказал:

– Я очень любил Свету и старался сохранить семью. Но больше жить в эпицентре урагана не могу.

– Понимаю, – кивнула Вера.

– Я ухожу к другой женщине, она через пару месяцев должна родить от меня ребенка, – откровенно признался Роман. – Но я буду поддерживать вас материально. Не волнуйся, Вера, проблемы с деньгами вам не грозят. Майя, ты моя доченька, ничего не изменится, не сердись на папу.

– Нет, конечно, – закивала девочка. – Мама сумасшедшая, ей нельзя угодить.

Роман пошел в спальню и начал спешно кидать в сумку свои вещи.

– У меня есть кое-какие планы в области бизнеса, – открыл он Вере свои планы. – Если все пойдет удачно, куплю вам с Майей квартиру, заживете нормально. Эту жилплощадь Света никогда разделить не позволит. Наверное, я трус, но хочу сбежать из дома до того, как жена вернется. Вот здесь, на столе, я оставил заявление о разводе.

Наверное, не стоит описывать скандал, который устроила Света, когда поняла, что потеряла мужа. Разрыв проходил долго и мучительно. Светлана не спешила признать себя побежденной, начала полномасштабную войну, в ход пошли все средства: Майе она категорически запретила общаться с отцом; чтобы вытрясти из Романа побольше денег, добыла себе справку об инвалидности и потребовала от бывшего мужа средств на содержание не только ребенка, но и покинутой супруги. Вскоре после второй женитьбы у Хитрука пошли в гору дела в бизнесе, и Светлана окончательно распоясалась. Она звонила его второй жене Инне, материла ее от души, желала их детям болезней и горя, могла приехать к дому Романа и исцарапать его машину. Инна оказалась достойной соперницей. Она категорически не желала видеть Майю и тем более Веру, с которой Романа связывала крепкая дружба, закатывала скандалы из-за алиментов, выплачиваемых мужем Светлане и дочери, звонила своей предшественнице и орала в трубку: «Когда ты, сука, сдохнешь и своего выродка с собой прихватишь?»

Роман метался меж двух огней. У каждого мужчины есть свои предпочтения, очень часто, разведясь с женой, он спустя короткое время женится на ее клоне. Ну тянет его на определенный тип баб, и ничего он с этим поделать не может. Романа угораздило дважды попасть в один капкан.

В пылу войны женщины начисто забыли о детях. Вернее, Светлана никогда и не заботилась о Майе, девочка служила лишь педалью давления на Романа. Инна оказалась еще более странной матерью, она обожала Сашу и терпеть не могла Павлика. Мальчики постоянно конфликтовали друг с другом и делали исподтишка гадости родителям. Саша мог спрятать ключи от папиной машины и, тихо посмеиваясь, наблюдать, как Роман, чертыхаясь, бегает по квартире. А Паша залезал в сумку к маме, находил там тюбик с кремом для рук или флакончик с лаком для ногтей, отвинчивал у них крышки и закрывал ридикюль. Наградой безобразнику было огорчение матери, сокрушавшейся над испорченными рабочими бумагами и сумочкой.

Майя же, в отличие от мальчиков, очень хотела с ними встретиться. Ей удалось упросить отца познакомить ее с Пашей. Роман тайком привел младшего сына в кафе (старшего он взять поостерегся, знал, что Саша настучит о свидании матери).

Майя с Павлом подружились за пять минут. Девочка была намного старше второклассника, но у нее был спокойный характер, как у отца, и она дружелюбно предложила брату:

– Давай помогу тебе с уроками.

Дети стали встречаться тайком. Поскольку Саша с Пашей не дружили и ходили в разные классы, старший мальчик и предположить не мог, чем занимается Паша. А тот попросил отца написать записку для учительницы продленного дня и вручил ее педагогу. С тех пор Павел около четырех часов выскальзывал из школы и бежал в расположенную неподалеку детскую библиотеку. Туда же приезжала Майя, и брат с сестрой спокойно делали уроки, болтали. Для них это были самые счастливые минуты, на них не орали истеричные мамаши, их не шпыняли педагоги. Ни в школе, ни дома у Майи с Пашей не было своего угла, чтобы спрятаться от взрослых, ребята постоянно находились в состоянии напряжения, а библиотека оказалась тихим оазисом. И никто из старших, кроме Романа, целый год не знал об их встречах. Инна и Саша предполагали, что Павел на продленке, учительница, прочитав записку от отца, считала, что Паша посещает музыкальную школу. Майя же сказала дома:

– Я записалась в театральную студию.

Мать не среагировала на ее слова, а Вера обрадовалась, что племянница проявила интерес к искусству, и со спокойной душой занималась хозяйством.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *