Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

Майя очнулась. Рядом с сестрой тяжело дышал Паша, Васюкова стояла поодаль.

– Вы его убили, – сказала она. – Насмерть! Офигели, да? Че теперь делать?

Майя и Павел испугались, но Саша сохранила трезвую голову.

– Берите его, – начала распоряжаться она, – Майя за плечи, Пашка за ноги, бросайте в яму. Этот гараж давно пустой, сюда никто не ходит, я знаю. Главное, молчите! И рюкзак его не забудьте сбросить. Нас тут не было! Ничего, прокатит…

Спрятав труп Александра, школьники побежали домой.

Павел залез под горячий душ, потом придумал, что он скажет родителям, и решил сесть за уроки. Тут только до него дошло: его портфель остался лежать за ларьком.

Паша выскочил из дома и поторопился к Майе, понимая, что ни за какие сокровища в мире не согласится один вернуться в тот проулок. А Майя тем временем во всем призналась Вере. Тетка позвонила Роману, отец быстро свернул совещание и полетел к дочери, а во дворе увидел Пашу…

Вера Михайловна стиснула ладонями виски.

– Боже, что нам пришлось пережить! Павел остался тут, он не успел сказать про портфель. Роман поехал к Инне, у них состоялся жуткий разговор. Рома пообещал жене, что дети, убившие Александра, будут наказаны им лично: Паша отправится в интернат, Майя и Саша Васюкова уедут из Москвы навсегда и никогда не вернутся. Только на этих условиях Инна согласилась молчать, но все равно у Романа не было уверенности в том, что жена сдержит слово. Чтобы Инна не устроила истерику, Хитрук дал ей тройную дозу снотворного, уложил в кровать и поспешил к Ирме.

– К кому? – переспросила я.

– К матери Саши Васюковой, ее звали Ирма, – уточнила Вера.

Я сцепила пальцы в замок. Ярослав – Ростислав – Станислав. Римма – Мира – Ирма. Сколько еще родителей любит играть с именами? Сестер было три! И я почти догадалась, почти решила загадку.

Вера Михайловна потерла ладонями щеки и продолжила:

– …Вот уж кто имел стальные нервы, так это Саша Васюкова. Майя с Павлом почти потеряли рассудок, а третьеклассница попыталась изобразить полнейшую непричастность к убийству и упорно повторяла:

– Ничего не знаю, ни с кем не была! Паша и Майя меня оговорили!

В конце концов Роман заорал:

– Дура! Неужели ты не понимаешь, что вас посадят в колонию? Я пришел тебя не наказывать, а спасать! Не дай бог милиция правду узнает!

Саша примолкла, а Ирма кинулась на колени, стала целовать Хитруку руки, лепеча:

– Вы святой человек… Потеряли сына и пришли к убийце…

– Я никого не трогала! – опять взвизгнула Саша. – Один раз только его пнула! Майка с Пашей озверели! Это они! Буду так говорить везде!

Ирма вцепилась в колени Хитрука, заговорила сбивчиво:

– Я должна вам рассказать… Саша – исчадие ада, но она мой ребенок. Я знала, что все так закончится! Александр сообщил классной руководительнице о воровстве, он следил за дочкой, хотел взять ее с поличным… Майя поговорила с моей дочерью, велела ей оставить Пашу в покое… Саша очень мстительная, она придумала, как убить Александра чужими руками. Она чудовище! Но что делать? Нельзя ее в милицию сдать, девочка исправится, я ее лечу… Вы святой! Помогите нам!

Роман поднял Ирму.

– У меня трое детей, двое из них убили своего брата. Александру уже не помочь, надо вызволять Майю и Павла, ради их блага придется и Сашу вытаскивать. Необходимо найти психиатра, младших виновников убийства лучше уложить в такую клинику, куда ни под каким видом не пустят милицию.

Ирма кинулась к столику и схватила растрепанную телефонную книжку.

– Есть такой специалист! Она Сашей с рождения занимается. Рогачева Людмила Павловна, служит в НИИ психической коррекции детей и подростков.

– Звоните ей немедленно, – приказал Хитрук, – все расходы я беру на себя.

– Людмилочка божий человек, такой же, как вы, – всхлипывала Ирма, набирая номер, – она нам поможет бескорыстно, поймет, что дети не хотели ничего плохого, просто драка зашла слишком далеко.

Роман, с трудом сдерживая гнев, исподлобья посмотрел на спокойно сидящую в кресле Сашу. Та, поймав взгляд Хитрука, быстро изобразила на лице плаксивое выражение и стала суетливо тереть сухие глаза кулаками. И бизнесмен понял: Ирма отлично знает, на что способна ее дочь. Мать права, Саша хотела отомстить всем: Александру, который приметил воришку, Майе, отругавшей ее, и Паше, показавшему старшей сестре часы. С недетской расчетливостью Васюкова составила план, который с блеском осуществила. Майя и Паша находятся в шоке, Саша же вполне довольна произошедшим. Его дети в момент совершения преступления впали в состояние аффекта, ничего не помнят и готовы сейчас признать: да, это они забили брата до смерти. Саша же сохраняет хладнокровие. Девчонка талантливая актриса, сумеет изобразить перед следователем невинную овечку, скажет: «Я испугалась, стояла в стороне и видела, как они брата палкой колотили». Чтобы спасти своих детей, ему придется выводить из-под удара и мерзавку, спланировавшую преступление.

– Людмила Павловна не берет трубку, но я буду ей звонить, обо всем договорюсь и всем сообщу. Оставьте свой телефон, – попросила Ирма.

Роман позвонил Вере, приказал той всю ночь не спать, не сводить глаз с Майи и Павла, а сам поторопился домой. Сейчас самую большую угрозу для детей представляла Инна, которая потеряла любимого сына. Да, жена вроде согласилась молчать, но обещание дала в минуту шока, не вполне осознав, что случилось. Как она поступит утром, очнувшись от тройной дозы снотворного?

Когда Хитрук вошел в квартиру, Инна крепко спала, Роман сел на кухне, и тут позвонила Майя.

– Папа, – плакала девочка, – портфель Паши! Он его там забыл!

Хитрук стойко вынес новый удар.

– Доченька, – зашептал он, – успокойся, я поеду и привезу сумку.

Не успел Роман произнести эти слова, как до него вдруг дошло: тело Саши лежит в каком-то гараже. Спасая двух своих детей, он даже не вспомнил о трупе! Вот когда ему стало по-настоящему жутко. Хитрук на досуге любил смотреть полицейские сериалы и нахватался из них обрывков знаний по криминалистике. Тело найдут, быстро установят причину смерти, непременно обнаружат улики, указывающие на Майю и Пашу. И нельзя же оставить Александра просто так! Мальчика необходимо похоронить.

Не дай бог кому-нибудь оказаться на месте Романа. Отец очень любил своих детей, но, если быть до предела честным, Александра меньше других. Старший сын обожал мать и всячески подчеркивал, что к отцу не испытывает особых чувств. А вот Майя с Пашей нежно относились к папе. Хитруку было безумно жаль Александра, но он не мог отправить дочь и второго сына за решетку.

А еще он понимал: в том, что произошло, виноваты Светлана с Инной и он сам. Вторая жена ухитрилась посеять между мальчиками ненависть, истерики первой добавляли масла в огонь. Это Инна приучила Александра шпионить за Пашей, докладывать ей о его шалостях, а потом получать награды за доносительство. Роман же, великолепно осведомленный о положении дел, предпочитал не замечать вражды между сыновьями, занимался бизнесом, говоря себе: «Вырастут – подружатся, мне надо семью содержать, а не детские дрязги разбирать. Хватит того, что я, кормилец, занимаюсь еще ворохом бытовых проблем».

– Доченька, – Хитрук постарался придать своему голосу уверенности, – попытайся успокоиться и точно опиши место, где вы оставили… ну…

– Я ничего не помню, – прошептала Майя.

– А ты попытайся, иначе беда случится, – настаивал отец.

– Будка, – залепетала дочь, – там направо… Или гараж слева? Нет справа… нет, прямо… Папа, я забыла!

– Я сейчас приеду за тобой, одевайся, – приказал Роман, – покажешь, где лежит Александр. Очутишься в том районе, и память сразу вернется.

– Я боюсь, – пролепетала Майя.

– Деваться нам некуда, – вздохнул Хитрук.

Вера Михайловна вцепилась руками в край кресла и замерла. Я молча смотрела на нее, переваривая услышанное. Вот почему Роман не сразу пошел в милицию с заявлением об исчезновении Александра. Он заметал следы, хоронил сына, прятал Майю, Пашу и Сашу Васюкову, решал проблемы с мороженщицей Татьяной Лапиной. Вот почему он сказал следователю неправду о любви Александра к побегам и никак не стимулировал поиски мальчика. Вот по какой причине спешно поменял квартиру и уехал на противоположный конец Москвы. Но каким образом он уговорил Инну хранить молчание? Все, что я знаю об этой женщине, свидетельствует о ее полнейшем неумении владеть собой. Неужели мать осознала свою вину в произошедшем и поняла, что у нее есть еще один сын, которого она подтолкнула к убийству?

– Мне трудно вам объяснить, как потекла наша жизнь дальше, – бормотала Вера Михайловна. – Спасибо Рогачевой и Евдокии Матвеевне Константиновской. Второй даже больше, чем первой, именно она вытащила Майю из глубочайшей депрессии. Но наши с девочкой трудности ничто по сравнению с тем, какое испытание выпало Роману. Видно, его судьба окончательно добить решила. Сначала беда приключилась с Инной. Помните, я говорила, что Хитрук жену снотворным накормил, дал ей тройную дозу, чтобы та не проснулась и не помешала ему детей спасать?

Я кивнула, Вера Михайловна всхлипнула.

– В медицине столько хитростей! Оказывается, лучше дать сто пилюль, чем четыре-пять штук.

Я снова кивнула и пояснила:

– В некоторых случаях да. У многих людей организм бурно реагирует на препараты, при попадании в желудок огромной дозы лекарства начинается рвота, шансы на выживание сильно повышаются. А не очень большая доза, превышающая терапевтическую, допустим, в полтора раза, усваивается полностью и убивает человека. Нельзя сказать, что это происходит всегда и со всеми, но такой эффект врачам известен.

Собеседница еще немного посидела молча, затем заговорила:

– …Инна спала сутки. Роман насторожился, вызвал «Скорую», жену увезли в больницу, и выяснилось, что она в коме.

Почти неделю Инна провела в отключке, потом, совершенно неожиданно, пришла в себя и даже смогла восстановить кое-какие навыки. Она сама себя обслуживала и временами походила на обычную мать семейства. Маленькая деталь: после выхода из комы жена Хитрука практически ничего не помнила, заново знакомилась и с мужем, и с сыном. Роман удалил из квартиры все, что могло напомнить ей об Александре, рассказал сильно адаптированный вариант семейной истории: якобы у Романа была первая жена, которая, заболев психически, выпрыгнула из окна, от брака осталась дочь. Инна, выйдя замуж за Хитрука, родила Пашу, и все жили счастливо, пока она не очутилась в больнице. Боясь соседских сплетен, Роман поменял квартиру, на новом месте жильцы ничего не знали о Хитруках. Спустя год семья снова перебралась в другое место, потом в следующее, пока, наконец, не произошло новое несчастье.

Почему он зайцем петлял по Москве? Оказывается, доктора его предупреждали: если с Инной спорить, нервировать ее, последствия могут быть непредсказуемыми. У жены Ромы иногда бывали припадки буйства, а еще она приобрела привычку громко петь по ночам. Вот Роман и снимался с места, когда жильцы в подъезде начинали возмущаться. Очутившись в очередной новой квартире, он догадался оборудовать спальню жены, как радиостудию, обить стены звуконепроницаемыми панелями. Роман очень устал мотаться с места на место, хотел наконец-то осесть и жить более или менее спокойно. С момента смерти Александра прошло более пяти лет, тело мальчика не нашли, признали его умершим, о вине Майи и Паши никто даже речи не заводил. Хитрук начал успокаиваться. Его дочь училась в институте, сын посещал школу, жизнь вроде налаживалась, но тут судьба вновь нанесла ему удар.

Как-то раз, в субботу, Роман отправился на рынок за картошкой. Инна, которая в последнее время была непривычно оживлена, возилась с книгами в библиотеке, Паша находился в школе. Был тихий, обычный день, ничто не предвещало кошмара. Но когда Хитрук вернулся домой, в квартире стояла странная тишина. Встревоженный отсутствием членов семьи, Роман заглянул в спальню к сыну, потом на кухню, затем вошел в комнату к Инне, увидел небольшое пламя и бросился тушить огонь. Пожару не удалось разгореться, Хитрук появился дома вовремя, он погасил разведенный на полу костер из книг.

Сначала Роман не понял, что случилось, потом увидел в углу комнаты тело Павла, из груди сына торчал нож. Инна лежала на кровати. Едва муж подбежал к ней, как она села и показала ему фотографию. Глянцевый снимок запечатлел Инну и Александра незадолго до его убийства.

– Где Саша? – неожиданно спросила супруга.

Это были ее последние разумные слова. Роман не успел моргнуть, как жена вскочила и бросилась на него, издавая нечленораздельные вопли. С огромным трудом Хитруку удалось скрутить обезумевшую Инну, затолкать в туалет и запереть. Потом пришлось вызывать врачей и милицию. Специалисты вынесли вердикт: Инна Хитрук после исчезновения старшего сына страдала психическим заболеванием. Болезнь прогрессировала незаметно для окружающих, и в конце концов Инна, впав в буйство, убила Пашу, а потом, не владея собой, устроила поджог.

Инну увезли в лечебницу, к ее мужу претензий не было. Хитрук в очередной раз сменил квартиру, он-то понимал, что лишило Инну рассудка, – уничтожая все следы пребывания в доме старшего сына, Роман не перелистал книги, в одной из них жена обнаружила фотографию, которая послужила катализатором беды. Инна вспомнила все, что случилось в тот день, когда она впала в кому, осознала, что убийца ее любимого сына жив и здоров, да еще обманывал мать, скрывая от нее произошедшее, и схватилась за нож. Ну, а потом ее рассудок не выдержал нагрузки, костер Инна разожгла уже в безумном состоянии. Роман был уверен, что дело обстояло именно так.

– Он так и не рассказал в милиции правды о судьбе Александра? – уточнила я.

– Конечно, нет, – ответила Вера Михайловна. – Отец защищал Майю. У него осталась одна дочь, он не мог и ее лишиться!

– А что случилось с Сашей Васюковой? – спросила я, желая до конца размотать клубок.

Веру Михайловну передернуло.

– Есть бог на свете! Она погибла на следующий день после того, как умер Александр. Я абсолютно уверена: все придумала эта девчонка, подлая, хитрая, не по-детски лживая. Вот Господь ее и покарал. В их доме случился взрыв газа, так рвануло, что все здание рассыпалось. Много народа погибло, Ирма и Саша оказались в их числе.

Я постаралась сохранить на лице нейтральное выражение. Если, по мнению Веры Михайловны, высший разум поспешил наказать девочку-убийцу, то почему он вместе с ней отправил на тот свет ни в чем не повинных жильцов, среди которых были и другие дети? И можно ли обвинять в убийстве Александра одну Васюкову? Да, похоже, это она спланировала преступление и умело спровоцировала драку, но ведь Майя и Паша согласились участвовать в «темной» и били своего брата. Только медицинская экспертиза могла определить, кто нанес Александру смертельный удар. Да, Роман уводил от правосудия других своих детей, но мы знаем, что отец прохладно относился к Александру и нежно любил Майю с Пашей. Не этим ли объясняется его странное равнодушие к кончине старшего сына?

Вера Михайловна протяжно вздохнула, я вернулась к беседе:

– Значит, Васюковы погибли, Пашу убила мать, сама Инна очутилась в психбольнице, сухой из воды вышла только Майя?

Тетка укоризненно покосилась на меня.

– Майечка стала ходить в церковь, она молилась и за Пашу, и за Александра, и за маму, и даже за Васюковых.

– Надеюсь, им помогли ее молитвы, – не удержалась я от ехидства. – А что стало с Романом?

Собеседница сложила руки на коленях и стала похожа на испуганную первоклашку.

– Рома ушел в монастырь. Удалился от мира, живет в обители далеко от Москвы, стал схимником.[9]

– Но он прописан в столице, – напомнила я.

– Да, – подтвердила Вера Михайловна. – Он оформил со мной брак, фиктивный, чтобы я получила возможность распоряжаться его имуществом, потому у меня теперь фамилия Хитрук. И свой бизнес на меня оформил. Дело небольшое, но на жизнь хватает.

– Ясно, – кивнула я, – значит, мне с Хитруком не поговорить.

– Васюкова многим людям жизнь сломала, – всхлипнула Вера Михайловна, – чтоб ей в аду гореть.

– Но не она устраивала склоки между женами Романа и воспитывала ненависть друг к другу у родных братьев, – не выдержала я. – И без девочки Саши у Хитруков все плохо было. Ну а когда в вашей жизни появился Артем? И кто он такой?

Вера Михайловна съежилась.

– За Майечкой как раз Фред ухаживать начал. Она его всерьез не воспринимала, старый очень, но англичанин не отставал, цветы носил, конфеты.

Майя честно объяснила кавалеру: она к нему относится как к другу, но тот ответил:

– Ничего, я подожду, когда дружба перерастет в любовь.

Вера разрешала племяннице проводить время с Фредом и не ругала ее, если она задерживалась с ним в театре или на концерте.

Однажды Майя прибежала домой в слезах.

– Что случилось? – забеспокоилась тетя. – Фред тебя обидел?

Майя, с трудом справившись с истерикой, рассказала невероятную историю. Сегодня после занятий ее встретил у ворот института худощавый молодой человек и без длительных предисловий заявил:

– Неси десять тысяч долларов, и тогда я никому не открою твоей тайны.

Студентка рассмеялась парню в лицо:

– Ты перепутал объект. У меня нет никаких секретов, тем более таких, за сохранность которых я стану платить такую сумму.

Юноша, не моргнув, протянул:

– Привет тебе от Саши Васюковой. Думаешь, раз она на кладбище и Паша с матерью померли, истории конец? Ошибочка вышла, я все знаю и готов молчать за деньги! Так как? Платишь или иду в милицию? Есть улики вашего преступления, Сашка мне их передала перед смертью.

– Какие? – дрожащим голосом спросила Майя.

Парень криво ухмыльнулся.

– Настоящие. Ты их в том сентябре за будкой мороженщицы оставила, а Сашка подобрала и мне вручила. Я Артем Васюков, ее двоюродный брат. В общем, пришло время платить за прошлые дела.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *