Человек-невидимка в стразах

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 36

Когда в январе Рогачева вернулась в Москву, Тема уже постоянно находился в образе Саши. Людмила Павловна попыталась войти в квартиру Васюковых, но больной не впустил врача и не выпустил мать.

– Вам больше не удастся насильно делать из меня мужчину, – достаточно спокойно сказал он, – я буду тут сидеть, пока снова не стану девушкой.

Неизвестно, как бы развивалась ситуация дальше, но на помощь испуганной Римме Марковне и изрядно растерявшейся Людмиле Павловне пришла болезнь. То ли от большого количества сладких карамелек, то ли от стресса у Артема под мышкой вздулся фурункул. Гнойник приносил страдания, а Рогачева постаралась запугать парня, красочно описала заражение крови, которое неминуемо ждет Сашу-Артема. И тот согласился обратиться к хирургу. Но решительно заявил:

– Я даже близко не подойду к НИИ психической коррекции, ищите врача в обычной больнице.

Римма Марковна, успевшая воспрянуть духом, снова испугалась, но Рогачева справилась с новой задачей. За один день Людмила договорилась с главным врачом клиники, где работала консультантом, и Сашу-Тему положили в вип-палату. Более того, доктор сумела уговорить Васюкова снять женское платье и прийти в больницу в образе мужчины.

– Сашенька, – ласково говорила врач, – я понимаю, что ты девушка, и готова помочь тебе сохранить этот облик навсегда. Но что сказать хирургу? Оцени ситуацию правильно: паспорт у больного на имя Артема Петровича Васюкова, внешне он имеет все признаки мужского пола, но именует себя женщиной. Ну согласись, это странно.

– Я не лягу туда как «Артем»! – заорал больной. – Ненавижу Тему!

– Хорошо, – согласилась Людмила Павловна, – я запишу тебя под другим именем, но оно должно быть мужским. Ты же не хочешь вызвать у постороннего врача град вопросов?

И Саша-Тема неожиданно согласился с ее доводами.

– Вот почему по документам в палате находился Карекин Геннадий Викторович, – кивнула я, опять перебив рассказчицу. – Думаю, при оформлении пациента, за которого просила сама Рогачева, у него даже не попросили документы. Людмила Павловна выдумала имя и назвала от балды номер никогда не существовавшего сотового. Артему удачно вскрыли фурункул и наложили швы. После вмешательства у Васюкова поднялась температура, и его решили оставить в клинике на пару дней. И надо же было такому случиться, что в палату случайно заглянула Элеонора, которая тотчас же узнала Тему!

Константиновская вздохнула.

– Верно. Именно ее визит и послужил катализатором дальнейших событий. Людмила очень надеялась, что ей удастся привести Тему в порядок. Медсестра колола ему антибиотики и лекарства, которые велела вводить Рогачева. Артем ничего не заподозрил. Но после визита Элеоноры он ушел из больницы и пропал, как в воду канул. Людмила с Риммой испугались. С одной стороны, они не могли заявить в милицию об исчезновении Темы, пришлось бы слишком многое объяснять, с другой – они понимали, что душевнобольной человек опасен и для окружающих, и для себя самого. И вдруг Тема объявился. Позвонил Людмиле, пожаловался на свое психическое состояние и согласился приехать к ней, но не в институт, а на дачу. Свое желание он мотивировал просто: «Хочу встретиться на нейтральной территории».

Рогачева, естественно, не стала спорить. Она сообщила Римме о предстоящей встрече с юношей, а потом… потом случился пожар.

– Думаю, я знаю, кто чиркнул спичкой, – мрачно сказала я. – Артем решил уничтожить врача, способного подавить Сашу. Вам повезло, вы находились в Японии и поэтому остались живы.

Константиновская вздрогнула.

– Ну да. На утро после кончины Людмилы Артем позвонил Римме и заявил: «Объяви всем, что я умер от гриппа, и прощай навсегда». Римма побоялась спорить с любимым «малышом», выполнила его приказ и окончательно растерялась. Она не понимала, как себя вести, и в конце концов позвонила Мире, рассказала ей все, спросила совета.

Мира, забыв о ссоре, переехала к сестре. В отличие от Риммы она понимала, что Саша-Тема очень опасен, и хотела уберечь родственницу. Мира побаивалась, что сама Римма натворит глупостей. «Ну зачем ты наврала соседям, что Артем умер, – упрекала она сестру. – Поменьше общайся с людьми в подъезде, сведи контакты к нулю. И разорви дружбу с Мальковой. Ей ни в коем случае нельзя знать правду!» Римма плакала, говорила, что Нора хорошая, и, может, наоборот, надо ввести ее в курс дела. «Ни за что!» – стояла на своем Мира.

Я обхватила колени руками.

– Вот почему Мира старалась не оставлять сестру и Элеонору наедине и соврала Мальковой про родителей, разлучивших при разводе своих детей. Об Ирме Мира даже не упомянула!

Константиновская опять принялась ломать скрепку.

– Римма от горя совсем потеряла разум. Как только я приехала, сразу позвонила ей. Это было буквально на днях. Мира оказалась на работе, а Римма, рассказав мне все, закричала: «Я ищу Тему! Хожу в больницу, пытаюсь отыскать там следы мальчика. И мне повезло: я встретила в клинике телезвезду Тараканову, она обещала сделать о Теме сюжет. Сын увидит эфир, услышит, как я его люблю, и вернется!»

Мне стало до слез жаль бедняжку Васюкову.

– Она так хвалила своего сына! И конечно же, Римма Марковна не открыла мне правды. Неужели действительно она надеялась, что Артем расчувствуется, посмотрев дурацкую программу? Я пыталась объяснить Васюковой, что не имею никакого отношения к телеведущей, просто фамилии одинаковые, но она меня словно не слышала. Плела свою историю, кстати, относительно складную. Даже придумала про визит в милицию и попытки подать заявление о пропаже сына. А кто ей прописал сильное лекарство?

– Я велела Римме прекратить беготню и непременно принять что-то из ряда успокаивающих, а она сказала: «Мне Мира уже купила таблетки, вроде они помогают», – ответила Евдокия Матвеевна.

– Ясно, – кивнула я. – Думаю, правды мы не узнаем, но подозреваю, что Васюкова рассказала сестре о своей удаче: встрече с телезвездой. Той стало понятно, что Римму Марковну надо временно лишить активности, и она дала ей снотворное. Наверное, хотела продержать бедняжку некоторое время в бессознательном состоянии, чтобы отыскать хорошего психиатра, вам она не доверяла. Потом появилась я, ворвалась в спальню, Мире Марковне пришлось на ходу выдумывать историю. Она мне соврала про фантазии сестры, мол, та считает мертвого мужа живым. Ей-богу, Мире следовало писать фантастические повести… А пожар в квартире Риммы Марковны устроил Артем. Сначала он убрал Рогачеву, потом обеих теток, следующая на очереди вы. Единственное, что мне непонятно, так это почему парень так долго не трогал Римму Марковну. Конечно, она фактически стала ему второй матерью, но, подозреваю, эти обстоятельства Сашу-Артема не слишком волновали. Ведь парню, мечтавшему опять стать девушкой, слишком навязчивая в своей любви приемная мать мешала. С вами-то все ясно, вы находились в Японии.

Евдокия Матвеевна нервно дернулась.

– Вот потому-то я сейчас и нарушила врачебную этику, рассказала историю болезни Васюкова. Сашу-Тему необходимо найти, он опасен. Я не хочу умирать!

– И где его искать? – пригорюнилась я. – Москва огромна, навряд ли Васюков использует паспорт на имя Артема или представляется Александрой.

– Александриной, – педантично поправила Евдокия, – в метрике указано: Александрина Васюкова. Ирма хотела звать девочку Риной, но та…

Я уставилась на Константиновскую, в мозгу замелькали обрывки сведений, услышанных в разное время от разных людей. Затем схватила в руки мобильный и набрала трясущимися от возбуждения пальцами номер. Едва абонент откликнулся, я закричала:

– Юра! Это Вилка! Я знаю все!

Эпилог

На шашлык мы с Юрой выбрались в начале июня. Свою машину я уже получила из ремонта, но ехать Шумаков предложил на его тачке. У него, к моему удивлению, оказалась новая дорогая иномарка. В пути мы болтали о всякой ерунде, потом Юра сказал:

– Ты была права. Артем начал принимать большие дозы гормонов, которые сам себе прописал, и у молодого художника совсем съехала крыша. Рогачеву он убил на даче и сжег ее домик, очень не хотел, чтобы она помешала ему выполнить задуманное – превратиться в девушку. От Риммы Марковны Васюков плохого не ждал, знал, что та скорей умрет, чем предаст свою детку. Вот почему он не трогал ее до мая. Но потом гормоны окончательно свели его с ума, и Артем, вновь приняв мужское обличье, приехал домой. А там Мира! Думаю, дальше можно ничего не объяснять. Слава богу, ты уже успела уйти, разминулась с убийцей буквально на десять минут. Следующей в списке у него была Константиновская, ее спасла командировка в Японию.

Я передернулась.

– Что теперь будет с Артемом-Сашей?

Юра пожал плечами.

– Это решать психиатрам. Полагаю, Артем попадет в стационар, и надеюсь, что его запрут там надолго. А ты молодец! И как только догадалась, где и под чьим именем сейчас живет Тема?

Я гордо вздернула подбородок.

– Да, я очень умна и сообразительна. Когда Константиновская вскользь упомянула о том, что девочку Васюкову зовут не Александра, а Александрина, и сократить имя можно не только как «Саша», но и как «Рина», я мигом вспомнила сведения, которые узнала от разных людей. Тема учился в институте и подрабатывал в издательстве «Элефант»… Гарик Ребров жаловался, что лишился молодого художника, который умер от гриппа… В кабинете издателя, куда я вошла без стука, находилась привлекательная блондинка, и Гарик потом сказал, что Рина замечательная рисовальщица, доделала комикс за умершего парня, и никто даже не понял, что художники разные. К тому же она отлично вникла в его стиль и придумала тему про мужеженщину…

Довольная собой, я сделала короткую паузу. Посмотрела на Юру и продолжила:

– Фирсова была единственным другом Темы, но она уехала в Америку, а свою квартиру сдала. Я беседовала со съемщицей, пыталась выяснить у нее, как связаться с Катей. Внезапно у моей собеседницы зазвонил мобильный, вместо мелодии был записан голос: «Рина, возьми трубку». Девушка ответила: «Игорь, может, попозже поговорим?» Еще я видела в руках у ребенка комикс с ужасными картинками про Эллу-Элла, мужчиноженщину, его выпустил «Элефант»… В туалете ресторана мне встретился трансвестит Серджина, он рассказал, как гормоны могут изменить внешний облик человека…

Я опять остановилась. И посмотрела на Шумакова. Он внимательно слушал.

– Вроде все узнанное было бесполезным. Но тут Константиновская сообщила про Александрину. Калейдоскоп обрывков внезапно сложился в четкую картинку: Артем живет на квартире Кати Фирсовой, принимает гормоны, изменившие тембр его голоса и лишившие растительности лицо, он гримируется, носит парик и работает в «Элефанте». Полное имя Реброва – Игорь. Он и звонил художнице Рине на мобильный в тот момент, когда я общалась с ней по городскому телефону. Как она оформилась в издательство, где так легко подхватила манеру предыдущего иллюстратора? Да они просто один человек! Сам знаешь, что нынче раздобыть поддельное удостоверение личности легче, чем чихнуть, надо лишь зайти в Интернете на определенный сайт, и получай, что хочешь. Я искала Тему, а нашла Рину. Артем – человек-невидимка, он вроде бы есть, но его нет.

– Человек-невидимка, – повторил Шумаков, – прикольно. Никто о нем понятия не имеет, а он существует. Да уж, не следует украшаться стразами, если желаешь остаться незамеченным.

– При чем здесь стразы? – не поняла я.

– Наверное, я поэт в душе, – засмеялся Юра, – надо начинать писать стихи. Как-то утром в углу, увидал я кенгуру! Нравится рифма? Ну зачем Рина пошла работать в издательство? Да еще рисовала серию комиксов про Эллу-Элла? Это же глупо, как украсить человека-невидимку блестящими камушками.

– Но почему Тема решил стать Риной, а не Сашей? – пробормотал Юра, сворачивая с шоссе на проселочную дорогу.

– Думаю, этот вопрос следует задать его психиатру, – пожала я плечами. – Могу лишь предположить, что парень боялся расследования старого преступления, убийства Александра Хитрука, и на всякий случай решил забыть про Сашу Васюкову. Кстати, о Хитруке. Бедная, бедная Римма Марковна… Даже большое ведро воды способно вытечь через маленькую дырочку!

Шумаков с удивлением посмотрел на меня, и я пояснила свою мысль:

– Иногда человек случайно или по глупости выдает крошку крайне важной информации. Васюкова назвала в разговоре со мной имя – Павел Хитрук. Ей не следовало его упоминать, но так уж вышло. Не скажи Римма Марковна о Хитруке, раскопать правду оказалось бы намного труднее. Или даже вообще невозможно. Мораль: хочешь сохранить свои тайны – крепко запри рот на замок.

– Все совершают ошибки, – согласился Шумаков и резко перевел разговор на другую тему. – Ты поймала в своей машине хомяка?

– Да, – засмеялась я. – Правда, Николай Николаевич продемонстрировал огромное недовольство, ему понравилось жить в багажнике. Скажи, кто будет на шашлыках?

– Несколько человек, все мои друзья, – все так же туманно пояснил Юра. – А вот и наш дворик…

Машина въехала на участок, я вылезла, полной грудью вдохнула свежий воздух, увидела мангал, нескольких женщин и мужчин, упоенно нанизывавших мясо на шампуры и… Билли, который нес эмалированное ведро.

– Кто это? – ткнула я в него пальцем.

– Эй, топай сюда! – загремел Шумаков. – Знакомьтесь – это Виола, моя девушка. Билли – мой бывший одноклассник и лучший друг.

– Одноклассник? – ахнула я. – Сколько же тебе лет?

– Сто, – серьезно ответил Юра и пошел к костру.

– Ну круто! – бурно обрадовался Билли. – Вообще-то ты мне самому понравилась, но раз у вас с Юркой все тип-топ, то я очень рад. Честно! А я себе еще кого-нибудь найду.

– Ничего у нас не тип-топ, – промямлила я, – просто я на шашлык приехала. И… ну… в общем…

– Что? – заморгал Билли.

– Знаешь, какая дата рождения стоит у меня в паспорте? – грустно спросила я. – А еще сестра Юры, Анна Наварро, работает с моим бывшим мужем.

– И чего? – не понял парень.

– Расскажет Куприну…

– Ты его боишься? – прищурился спортсмен.

– Конечно, нет! – рассердилась я. – С какой стати?

– Тогда чего дергаешься? – спросил Билли. – Юрка в тебя влюбился, вон как пялится! Уж поверь, я его тыщу лет знаю. А он тебе нравится? Только честно!

– Симпатичный, – признала я. – Если бы не мой возраст…

– А это тут при чем? – заморгал Билли. – В кровати паспорт не спрашивают.

– Страшно связываться с человеком, который на столько лет тебя моложе, – нехотя объяснила я.

Билли покрутил пальцем у виска и громко сказал:

– Никогда не позволяй страху завладеть тобой. Если боишься выйти ночью из дома, то через некоторое время струсишь ступить за порог днем. Нельзя кормить свой страх, он разжиреет и тебя задушит.

Я заморгала: кто бы мог подумать, что Билли философ? Но в чем-то он прав.

– Вилка! – закричал Юра. – Если хочешь шашлык, помоги его приготовить!

Я продолжала стоять на месте, Билли толкнул меня в спину.

– Иди, перестань комплексовать. Страшно стоять перед запертой комнатой, из которой доносятся странные звуки, но стоит в нее войти, как ужас пропадает. И вообще, ты ведь уже была замужем? Второй раз с дерева падать легче. Давай, топай к мясу. Не в дате рождения дело!

Я посмотрела на Билли и пошла к мангалу. Действительно, парень прав, возраст никакой роли не играет, не надо обращать внимание на пустяки. Если боишься встретить в своей квартире призрака, то просто не верь в него, а если хочешь оставаться молодой – считай, что тебе всегда восемнадцать лет.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *