Чудеса в кастрюльке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

Похоже, что сосед Милены не слишком утруждал себя, потому как сегодня он вновь попросту спал. Мой звонок явно разбудил его. Лицо парня, открывшего дверь, было помятым, на щеке отпечаталась красная полоса, а глаза припухли.

– Вам кого? – хриплым голосом спросил он. В нос мне ударил запах кислой капусты и чего-то непонятного, сырого, тошнотворного.

– Можно Николая?

– Слушаю, – ответил юноша, отчаянно зевая.

– Меня прислала ваша соседка, Милена.

– И чего?

– В Москву мне срочно надо, отвезете? Николай почесал затылок:

– Триста рублей.

– Столько у меня нет, могу предложить двести пятьдесят.

– Ладно, сейчас соберусь.

По тому, как парень легко согласился, я поняла, что продешевила, можно было небось обойтись и двумя сотнями.

Автомобиль у Николая оказался самый простецкий. Ржавые, дребезжащие всеми частями «Жигули» темно-фиолетового цвета. Я хотела открыть переднюю дверцу, но не смогла. Николай распахнул ее изнутри.

– Садитесь, замок сломан.

– Надеюсь, тормоза в порядке? Водитель засмеялся:

– Разве я похож на самоубийцу? Не волнуйтесь, она только сверху дохлая, а внутри красавица. Ну прямо как женщина! Глянешь вначале – ни рожи, ни кожи, а познакомишься поближе – королева.

Надо же! Еще один Дон Жуан встретился на пути!

Коля, насвистывая, крутил баранку, пока я соображала, как начать интересующий мне разговор, он сам подобрался к нужной теме.

– Эх, повезло мне с соседями.

– Хорошие люди?

– Дементий – куркуль, а Милена всегда выручит, денег в долг даст и клиентов подсылает. Вы уже вторая!

– А первая кто была?

– Женщина с ребенком, черненькая такая.

– Ой, знаю, Маргарита с дочкой Алисой!

– Точно, – захихикал Николай, – вот посмотришь на них и своих детей никогда не захочешь.

– Почему?

– А то не понимаете, коли дружите.

– Мы не очень-то близки, скорей просто знакомые.

– Дочка у нее такая капризная!

– Да ну? А она всем рассказывает: «Моя Алисочка просто ангел», – подначила я парня.

– Если она ангел, то мой младший братишка отличник, – заржал Коля, – двойки охапками носит. Уж мать его била-била, за уши таскала, телевизор выключала, да только где результат? Прошлой весной приходит домой, маманя спрашивает: «Тебя перевели в следующий класс?» – «Ага, – отвечает, – перевели. Из пятого «А» в пятый «Б». Ну матушка об его спину метелку и изломала.

Я возмутилась и хотела было сказать, что отстающему школьнику следует помогать, а не угощать затрещинами, но решила не углубляться в дебри педагогики, а держаться поближе к интересующей меня теме.

– Неужели двухлетний ребенок может надоесть?

– Еще как, – хмыкнул водитель, – под конец пути у меня крыша ехала! Сначала девчонка хныкала, и мать купила ей мороженое. Так она его на сиденье уронила и заорала. Остановились, взяли новое. Девчонка эскимо проглотила, и ее мигом стошнило, вновь у ларька тормознули, воды добыть. Схватила мать бутылку боржоми, а дьяволенок ну орать: «Хочу колу!»

Та ей колу притащила и снова не угодила. Вопит: «Нет, фанту!»

Ей-богу, сам чуть не треснул девку, руки прямо чесались. Получила «Миринду» и по новой завелась. Мать ей: «Алисочка, дай ротик вытру».

А эта пакостница изо всех сил начала отбиваться и визжать.

«Не Алиса, не Алиса, не Алиса, меня не так звать, нельзя!»

«Как же тебя зовут?»

«Ляля, Лялечка, тетка противная».

И ну визжать, чисто пожарная машина. Я даже бабу эту пожалел, надо же такую дочку иметь. Ну, миновали мы Кольцевую, куда ехать в городе?

– На проезд Бирбирковского, – ляпнула я. Николай изумленно глянул на меня:

– Это где же такой? Первый раз слышу. Ща тормозну и в атласе гляну.

– А вы помните, где Маргариту с Алисой высадили?

– Да.

– Вот и мне туда, мы в соседних квартирах живем.

Водитель кивнул, и «Жигули» заплюхали по магистрали. Коля ловко крутил рулем, направо, налево, прямо, опять поворот. В голове у меня было пусто, под черепом можно играть в футбол, никаких мыслей, одно свободное пространство.

Внезапно железная доходяга резко встала.

– Все, – сообщил Коля, – приехали.

Я огляделась и тяжело вздохнула. Машина замерла в хорошо знакомом мне месте, у кафе «Блинчики». Напротив расположена больница, где работали Ежи и Маргарита. Именно сюда бежала рентгенолог, когда ее сбила машина. Что-то похожее на удивление мелькнуло в моем мозгу, но тут Николай поторопил:

– Деньги-то давайте скорей. Тут знак висит, запрещающий остановку. Я вытащила кошелек.

– Точно помнишь, что сюда привез?

– А то! Мать еще девчонке своей пообещала: «Станешь тихонько себя вести, куплю вон там блинчик с вареньем, а там мишку». Во какое воспитание! Нет бы ремня дать за капризы. Эх, ничего хорошего из девки не будет.

Я вышла на улицу, постояла у кафе. Интересно, отчего Маргарита Федоровна велела притормозить тут, почему не приказала развернуться и подкатить ко входу в больницу? Хотя понятно. Небось не хотела, чтобы коллеги увидели ее с Лялей. Я теперь точно уверена, что это была Аськина дочка. Значит, Ежи взял девочку и отвез в другое место. Куда? Однако он был подлым человеком. Знал, что Маргарита мечтает о ребенке, и решил спрятать Лялю у нее. Пообещал бывшей любовнице Алису… Но ведь через пару недель забрал бы девочку назад. И как бы объяснил Рите такое положение вещей?

Я нырнула в метро и еле втиснулась в набитый вагон. Из-за пронизывающего холода люди нацепили на себя кучу всякой одежды, и теперь на сиденье, где летом спокойно усаживается шесть человек, с трудом разместились пятеро. Я влезла в узкую щель между двумя тетками и повисла на поручне, пытаясь разобраться в спутанном клубке мыслей. Как бы Ежи объяснил Маргарите происходящее? Бог мой, никак! Просто бы сообщил:

– Мать передумала, давай Алису назад.

Кстати, вот еще одна странность. Конечно, у двухлетнего ребенка память коротка. Дочка, наверное, через пару деньков забудет несчастную Аську и начнет считать мамой другую женщину, хотя я такого не знаю, у самой детей нет, но когда один раз нам с Томой подсунули на месяц маленького мальчика, тот по истечении трех недель начал звать нас мамами. Но почему Ежи не назвал Маргарите подлинное имя девочки? Ей-то было все равно, Ляля или Алиса. Зачем создавать себе лишние трудности? Заявила же девочка в машине: «Не Алиса, не Алиса, меня не так звать, нельзя!»

Николай-то принял это высказывание за каприз, но у другого человека могли возникнуть ненужные подозрения, так зачем рисковать?

Вагон мерно покачивался на стыках. Середина рабочего дня, а полно народа. Интересно, отчего эти люди не на службе? Вон, например, тот парень в слишком легкой кожаной куртке? Или дама, держащая книгу в пронзительно яркой обложке?

Из любопытства я кинула взгляд на раскрытую страницу. Отчего-то текст показался очень знакомым, вроде я читала эту книгу. Вот только не могу припомнить ни имени автора, ни названия.

– Следующая станция… – забубнило радио.

Женщина захлопнула томик, она явно собиралась на выход. Я посмотрела на обложку. Арина Виолова «Гнездо бегемота». Это кто же такая? Надо купить, я очень люблю детективы и не пропускаю новых авторов.

Тетка сунула книжку в пакет, добралась до открывшихся дверей и приготовилась к выходу, и в этот момент мой мозг переработал полученную информацию. АРИНА ВИОЛОВА!!!

– Мамочка! – заорала я, распихивая руками и ногами пассажиров. – Мамочка! Пустите, скорей, сюда, на помощь! Хватайте же эту тетку в рыжей шубе и розовой шапке! Умоляю! Поймайте! Мужчины! Скорей!

– Кошелек украли, – зашелестело по вагону.

– Эй, держите!

– Вот она!

– А ну стой, воровка!

Ничего не понимающая тетка принялась отбиваться.

– Вы что, офигели! Отвяжитесь, я опаздываю!

Но пара парней уже выволакивала ее на платформу под злобное улюлюканье оставшихся в вагоне людей.

– Вот так тебе и надо, в милицию ее! Ишь, придумала, в давке деньги тырить!

– А еще хорошо одета!

– Так воры всегда в шубах ходят, у них заработки не наши.

– Да и кто поверит, что такая спереть может!

– По шее накостылять ей!

Женщина затравленно озиралась, бормоча:

– Вы что, все разом с ума посходили? Какой кошелек!

Толпа на перроне росла, почти всем поджидавшим поезда захотелось поучаствовать в скандале. Я бросилась на помощь бедняжке:

– Погодите, она ничего не крала! Кольцо людей разжалось и пропустило милицейский патруль.

– Граждане, – загудел сержант с красными глазами любителя выпить, – в чем дело? Отчего скапливаемся?

– Воровку поймали, – радостно сообщила старуха в драповом пальто, – вон она, шубу нацепила и думает, ей все можно!

– С ума сойти! – закричала тетка.

– Она не брала кошелек, – дернула я сержанта.

– А-а, – загундосила противная бабка, – все ясненько, сообщница ты ей! На пару работаете!

– Вовсе нет, это я первая начала кричать в вагоне!

– Значит, вы потерпевшая? – решил уточнить сержант.

– Нет.

– Тогда идите куда шли, где потерпевший? – Мент попытался разобраться в ситуации. Толпа молчала.

– Ну что не отвечаете? – Другой патрульный вышел из себя. – У кого денюжки стырили, а? Народ переглядывался.

– Эх… – вздохнул сержант, – только попусту бежали, нет потерпевшего, нет и дела!

– Кто просил ее задержать? – не успокаивался второй милиционер. Я робко пропищала:

– Тут такое обстоятельство…

– Ну, короче, – налетели на меня менты.

– Шум и впрямь подняла я, извините, так получилось, от неожиданности…

– Она у вас кошелек вытащила?

– Нет, женщина ничьих денег не брала.

– Зачем же вы орали?

– Так книга…

– Какая?

– А у нее под мышкой! Арина Виолова, «Гнездо бегемота» – это мой детектив.

– Что же вы, – укорил сержант, – такая с виду интеллигентная, а книгу скоммуниздили!

– Мне и в голову такое не придет, – ответила, бледнея, тетка, – я ее купила только что на улице, чтобы в метро почитать.

– Ну и как, интересно? – не утерпела я.

– Еще не разобралась, но первая глава понравилась.

– А-а-а, это про труп?

– Ну да, а вы читали?

– Потом поболтаете, – рявкнул красноглазый сержант, – не мешайте работать. Значит, гражданка украла у вас книгу? То есть совершила действия, предусмотренные Уголовным кодексом?

– Нет.

– Тьфу, – сплюнул второй милиционер, – обалдеть можно. Книга ваша?

– Да.

– Нет, моя! – закричала дама.

– Так чья она?

– Роман мой, но она его купила.

– Это как? Вы ей продали, а она не заплатила? Поняв, что ситуация еще больше запутывается, я решила разрубить узел одним ударом.

– Дайте по порядку растолкую.

– Давно пора, – взвился сержант, – стоим тут, словно хомяки на веслах.

Странное сравнение озадачило меня, но я решила потом спросить, что имел юноша в виду, упоминая симпатичных грызунов.

– Понимаете, я эту вещь написала, но еще не видела в продаже. Честно говоря, я думала, она появится через год, а тут, бац, уже читают. Вот и решила спросить у женщины, где она ее купила!

Секунду сержант хлопал глазами, потом велел:

– Покажите книгу.

Женщина с готовностью протянула ему яркий томик.

– Арина Виолова, «Гнездо бегемота», – медленно прочитал парень, – а ну давайте паспорт.

Я сунула ему красную книжечку. Патрульный открыл нужную страничку и по-детски обиженно протянул:

– Чего врете-то! Вы Виола Тараканова.

– Это псевдоним.

– Чего?

– Ну писатели иногда берут себе чужие имена. Маринина, например, на самом деле Алексеева. Да вы гляньте, там фото есть.

– А че, – протянул сержант, – похоже, только в жизни вы похудее будете. Значит, никто ни у кого кошелек не пер?

– Нет.

– Претензий друг к другу не имеете? Я робко глянула на даму в рыжей шубе.

– Если только она на меня обиделась…

Тетка покачала головой. Разочарованная толпа, поняв, что произошло недоразумение, быстро рассосалась.

Мы остались вдвоем с дамой.

– Вы простите, – тихо завела я, – по-дурацки вышло, мне очень хотелось на книгу посмотреть.

– Давайте сядем, – улыбнулась она.

На скамейке дама протянула мне издание. Я жадно стала изучать обложку, поражавшую яркими красками. На пронзительно синем фоне выделялась хищная блондинка в кричаще-розовом мини-платье. Из-под кургузой юбчонки торчали полные белые ноги с целлюлитными бедрами. В одной руке дамочка держала молоток, в другой мышеловку. На левом плече у нее сидел желто-зеленый попугай, а под лаковыми белыми туфлями красотки веером раскинулись стодолларовые банкноты.

Сначала я недоумевала. Ну при чем тут птица? Насколько помню, в рукописи не было ни слова ни о каком пернатом… Но уже через четверть секунды эта мысль была смыта потоком радости. Нет, какая красивая! И здорово, что Олеся Константиновна придумала псевдоним Арина Виолова! Ей-богу, звучит намного лучше, чем Виола Тараканова! И пахнет томик восхитительно!

Прижав книгу к груди, я попросила:

– Продайте ее мне.

– Ни за что, – не согласилась тетка, – сами купите, я телевизор не люблю, хотела вечером почитать.

– Где ее можно приобрести?

– А у метро, на лотке гляньте. Я с огромной жалостью протянула ей детектив. Дама, улыбаясь, вынула ручку:

– Автограф дайте.

– Кто? Я?!!

– Ну не я же, вот тут, на первой страничке. Да вы что, никогда своих книг не подписывали?

Я решила не рассказывать правду, пусть думает, что видит перед собой настоящую писательницу.

– Конечно, каждый день раздаю автографы, просто вот так неожиданно, в метро.

– Меня зовут Мария Вильямовна Трубина, – сказала женщина.

Я открыла книгу, еще раз вдохнула восхитительный запах свежей типографской краски и нацарапала: «Дорогой Марии Вильямовне с любовью. Виола Тараканова».

– Ну нет, – обиженно протянула дама, – я конечно, рада, что знаю ваше настоящее имя, но ведь никто не поверит, что это автограф автора.

Действительно! Она права. Пришлось приписать: «…и Арина Виолова».

Женщина исчезла в толпе, ее яркая рыжая шуба мелькала среди людского потока, я не отрываясь следила за первой читательницей, кому автор Арина Виолова дала автограф. Господи, сделай так, чтобы мою книгу стали читать все!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *