Чудеса в кастрюльке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 24

Домой я явилась позже, чем рассчитывала. Не найдя свою книгу на лотке у нашей станции, вновь спустилась в подземку и принялась ездить по ветке, выходя по очереди на каждой остановке. Примерно через час в душе поселилось горькое разочарование. На столиках можно было отыскать что угодно. Разноцветные томики громоздились кучей, литература предлагалась на любой вкус от Камасутры до решебников по алгебре, не было только томика Арины Виоловой. Может, мне показалось и моей книги в природе не существует? Рассердившись на саму себя, я поехала домой. Что значит показалось? Наверное, весь тираж уже раскупили. Ладно, завтра позвоню в издательство, может, подскажут, где приобрести. Сегодня же никому из своих ничего не скажу, мне попросту не поверят.

Вечер покатился по привычной колее. Проворчав:

– Эх, доча, угораздило же тебя готовый ремонт затопить, – Ленинид пошел в квартиру Марины.

Я возмутилась и хотела было парировать: «Кстати, сначала приключился взрыв из-за неправильно подключенной плиты», – но потом внезапно вспомнила про вышедшую книгу и промолчала.

Вымыв посуду, я взяла помойное ведро и отправилась на лестницу, откинула железный ковш и уже собралась отправить мусор вниз, как нос уловил запах гари, и я увидела легкую струйку дыма, поднимавшуюся из вонючей трубы. Быстрее кошки я понеслась в квартиру. Все ясно, кто-то из соседей швырнул в мусоропровод непогашенный окурок.

Один раз у нас в доме уже чуть было не начался пожар. Я даже знаю, кто занимается «поджигательством», – Рома Телегин с пятого этажа: вечно он, спасаясь от сварливой женушки, курит на лестничной площадке. Так, нужно действовать оперативно.

Я притащила из дома полное ведро воды и опрокинула его вниз, в мусоропровод. Послышался странный звук, то ли вскрик, то ли всхлип, дымок пропал. Обрадовавшись, что так легко справилась с надвигающейся бедой, я уже собралась отправить вслед за водой мусор, как из трубы вновь появилась синеватая струйка. Я вновь полетела в квартиру. Наверное, верхний слой отбросов потух, а в середине тлеет вовсю. Народ выбрасывает множество хорошо воспламеняющихся остатков, бумагу, всякую упаковку, газеты.

Следующие десять литров ухнули вниз. Вновь раздалось непонятное всхлипывание. Я подождала пару минут, потом вытряхнула мусор и снова заметила дымок. Нет, похоже, одной мне не справиться. Надо быстро спуститься на первый этаж и сказать лифтерше, чтобы она вызвала пожарных. Так и до большого огня недалеко. Накинув куртку, я поехала на первый этаж.

В свое время, обнаружив, что подъезд используют вместо бесплатного туалета местные ларечники и бомжи, жильцы возмутились и наняли охрану. Вначале люди, полные желания входить в дом, не зажимая носа, были согласны платить, но потом, когда возле лифтов стало чисто, всех обуяла жадность, и бравых парней сменили немощные, совершенно бесполезные бабульки, мирно похрапывающие в кресле. Правда, справлять естественные надобности у нас в подъезде перестали и газеты больше не пропадают из ящиков. Но, глядя на полумертвых бабушек, якобы охраняющих вход в дом, мне каждый раз делается жутко: а ну как кому и впрямь придет в голову ограбить одну из квартир? Придавят ведь старушку! Вот сегодня, например, дежурит Капитолина Марковна, крохотное существо весом чуть меньше курицы, в бифокальных очках и с тросточкой. Правда, остается шанс, что, услыхав от подобной охранницы писк: «Вы куда?» – налетчик скончается от смеха.

Спустившись вниз, я сначала испугалась. Неужели на несчастную Капитолину Марковну и впрямь напали? В центре холла стоял мокрый мужик в оранжевой спецовке и матерился такими словами, которые не знает даже Ванька.

– Что случилось, Капитолина Марковна? – кинулась я на помощь к дрожащей «охране».

– Ох, Светочка…

– Я Виола.

– Прости, детка, не признала!

– Зачем тут сидишь, моль слепая! – заорал дядька, размахивая какой-то тонкой, короткой, железной палкой. – Идиотка глухая… На фиг в подъезде топчешься? Чего не дома чай пьешь?

– Пенсия маленькая, – принялась оправдываться Капитолина Марковна, – никак не прожить! У сына двое на руках, ему мне не помочь. Кстати, лестницу я мою хорошо, очки нацеплю и…

– Вы не должны ни перед кем оправдываться, – прервала я ее блеянье, – а в особенности перед теми, кто не проживает в нашем доме. И вообще, мужчина, что вам тут надо? Уходите, нечего нам подъезд пачкать! Где только в такой холод лужу нашли, чтобы так изваляться.

– Я не мужчина! – завопил дядька, делаясь таким же красным, как комбинезон.

– Да? Извините, не знала, что вы инвалид, – съехидничала я, усаживая бабуську в кресло.

– Я не мужчина, а сварщик!

– Это еще не повод, чтобы, облившись грязной водой, топать ногами на пожилую женщину!

– Моль слепая!!!

– Прекратите.

– Идиотка ленивая!

– Если не остановитесь, – пригрозила я, – пойду наверх и приведу мужа.

– Да хоть десять сразу! – орал дядька, явно сбежавший из поднадзорной палаты.

– Мой супруг работает в милиции.

– Насрать, хоть с президентом! Виданное ли дело, так над рабочим человеком издеваться! Идешь людям навстречу, приезжаешь вечером вне графика, и что? Все из-за этой бабки! Нет, ухожу, ищите другого дурака! Я тебе что велел?

– Объявление повесить, – пискнула лифтерша, – еще с утра сделала, вон, гляди, у лифта.

– Это тут есть, а на этажах?

Капитолина Марковна горестно вздохнула:

– Что ты, сыночек, разбушевался? Везде имеется. Лично все мусорники обошла и клеем бумажки пришпандорила.

– Тогда почему мне на голову вода лилась и мусор сыпался? – взревел рабочий.

Я, похолодев, уставилась на бумажку, маячившую возле кнопки вызова лифта: «Уважаемые жильцы! В связи с ремонтом мусоропровода убедительная просьба выносить мусор сегодня с 20 до 21 прямо во двор. Внутри трубы будет находиться сварщик».

В полном ужасе я оглядела справедливо злящегося работягу. Как же я не заметила объявление? Нет, наверное, на нашем этаже его сорвали. Значит, железная палка, которой размахивает дядька, является электродом, а дымок, который вился из мусоропровода, свидетельствовал о том, что внизу ведутся сварочные работы. И как поступить? Признаться? Ни за что!

– Вы не переживайте, – кинулась я к рабочему, – больше вода не польется!

– Откуда ты знаешь? – буркнул дядька, отряхиваясь.

– Э-э-э, на шестом этаже живет сумасшедшая, сейчас поднимусь и прослежу, чтобы она больше не приближалась к мусорнику.

– Ладно, – вздохнул сварщик.

Очевидно, он был незлым, просто испугался, когда сверху хлынула вода. Да и кому понравится такая ситуация?

– Это кто же у нас из психушки? – не к месту проявила любопытство Капитолина Марковна.

– Э-э-э… Фонарева Алевтина.

– Так она на третьем!

– Хорошо, поеду на третий.

– Всегда нормальная была, – сомневалась старушка, – вежливая такая, улыбчивая, разбогатела недавно, машину купила.

Мне страшно хотелось убежать, поэтому, не подумав как следует, я ляпнула:

– Ага, улыбалась, улыбалась, а потом с ножом в руках за мужем гонялась!

Вымолвив эту фразу, я ужасно удивилась. Ну откуда в моей голове взялось такое?

– Когда же это было? – насторожилась Капитолина Марковна.

– Не в ваше дежурство, – принялась я выкручиваться, вызывая лифт.

Дома я залпом опрокинула две чашки чаю и пошла к мусоропроводу. Взгляд мигом наткнулся на объявление. Оставалось только удивляться, отчего я не заметила его сразу, оказавшись у трубы с ведром.

Вернувшись в квартиру, я услыхала, что из комнаты, где помещался Ванька, раздаются дикие, совершенно нечеловеческие звуки. Пришлось заглянуть внутрь. Раскрасневшийся мальчишка прыгал на диване.

– Так его, раз, раз, бей, отрывай головы…

На экране телевизора метались люди с ярко выраженной азиатской внешностью. Тут и там валялись отрубленные части тел, текли реки крови…

Я мигом нажала на кнопку. Хоть и понимаю, что на съемках никого не убивают, а все равно тошно.

– Ну, – заныл Ваняша, – включи.

– Тебе спать пора.

– Кино хочу.

– Оно не для детей.

– А-а-а…

– Давай расскажу сказку? Мальчик притих, потом удивился:

– Мне?

– Конечно.

– Зачем?

– Тебе мама книги читает?

– Не-а, мы их не покупаем, дорогие, заразы!

Я тяжело вздохнула. Действительно, глупый вопрос, но у нас, в отличие от Маринки, вся квартира забита литературой. Кстати, в домашней библиотеке появилось и много детских изданий. Никита еще совсем малоразумный младенец, но Тамарочка опустошает прилавки книжных магазинов, покупая впрок сказки.

Я сбегала в спальню к подруге и притащила толстый том.

– Ну, слушай. Сейчас найдем интересную историю. Кстати, можешь сказать, о каких сказочных героях ты слышал?

Ванька прикусил нижнюю губу:

– Ну про горца знаю! Во, прикольный фильм, бац, бац, и все головы поотваливались.

– А еще?

– Человек-паук! Суперски по стенкам бегает. Раз, раз, и все подохли!

Я со вздохом открыла первую страницу.

– Про Золушку знаешь?

– Не-а.

– Тогда слушай.

Малыш притих, незатейливый рассказ о бедной трудолюбивой девочке явно заинтересовал его. Я, обрадованная тем, что могу продемонстрировать ребенку наличие других, кроме телевизора, источников информации, вдохновенно читала.

– «Она поднялась по лестнице и вошла в роскошный зал. Все замерли при виде незнакомой красавицы, но больше всего изумился сын короля. Он смотрел на одетую в прекрасное платье Золушку и, как ни старался, не мог оторвать от нее глаз…»

– Жалко мне ее, – шмурыгнул носом Ванька.

– Не переживай, все хорошо закончится, принц женится на Золушке.

– Так это и плохо!

– Почему? – изумилась я.

– Он – маньяк.

– Кто? Принц? С чего тебе в голову взбрела такая мысль?

– А зачем он хотел у Золушки глаза вырвать?

– Ваняша, ты в своем уме? Принцу очень понравилась девушка.

– Ты же сама только что сказала: «…он никак не мог оторвать от нее глаз!» – возмутился ребенок.

Сами понимаете, что читать сразу дальше я не смогла. Мне понадобилось несколько минут, чтобы перестать смеяться и задуматься: а сколько еще живет в Москве детей-сирот при живых родителях, никогда не читающих книг?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *