Чудеса в кастрюльке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 25

Утром я не торопилась вылезать из-под одеяла. Спешить было решительно некуда. Расследование зашло в тупик. Ляля явно где-то спрятана, но куда отвез ее Ежи? Может, раздобыть записную книжку доктора и начать прозванивать всех по алфавиту? Не самая плохая идея, если учесть, что других у меня просто нет!

Зевая, я выползла на кухню, сварила себе кофе, поджарила в тостере хлеб и принялась намазывать на него свою тезку «Виолу». Идея, конечно, замечательная, но как попасть в квартиру к Ежи? Дверь в нее заперта и, скорей всего, опечатана. Впрочем, бумажная полоска меня не остановит, но где взять ключ? Интересно, может, у Аськи есть дубликат? Они ведь встречались в его квартире. Проще всего спросить об этом у самой Бабкиной, но только я звоню каждый день в больницу, осведомляюсь о ее здоровье и слышу в ответ:

– Свидания запрещены, состояние тяжелое.

Впрочем, может, оно и к лучшему, что я не могу пока увидеться с Аськой. Первый вопрос, который задаст мне подруга, будет: «Где Лялька?»

И что я отвечу? Нет, надо действовать по-другому. Я схватила трубку, набрала хорошо знакомый номер и услышала голос Светы, второй жены Андрея, сына Розалии Никитичны:

– Слушаю.

– Это Вилка.

– Что тебе нужно?

– Вы еще живете на квартире у Аськи? Послышался сдавленный шепот, шум, потом в ухо ворвался злобный визг:

– Воровка! Немедленно верни драгоценности старухи!

– Они завещаны Аське!

– Еще чего, все ей…

Вновь понесся шорох и заговорил Андрей:

– Виола, ты поступила неправильно.

– Послушай, – возмутилась я, – ты сам великолепно знаешь, что Розалия Никитична терпеть не могла Свету. Аська ухаживала за твоей матерью, та ее любила, переписала на бывшую невестку квартиру. Кстати, почему вы до сих пор не уехали к себе?

– Да веши мамины разбираем, – пустился в пояснения Андрей, – тут барахла немерено.

Понятно. Жадная Света хочет до возвращения из больницы Аськи утянуть все мало-мальски ценное. Хорошо, что я успела припрятать «золотой запас», иначе бы Бабкина вернулась к разбитому корыту, то есть обворованной квартире.

– Нечего с ней говорить, – раздался гневный женский голос, сопровождаемый сердитым детским плачем, и в ту же секунду раздались частые гудки.

С красным от негодования лицом я ринулась к шкафу с одеждой. Нужно, не теряя ни минуты, мчаться на квартиру к Аське и посмотреть, что же там происходит. Где Сергей? Почему он разрешил Свете и Андрею шуровать в вещах?

Полная злобы, я вылетела на проспект, схватила бомбиста и оказалась на месте через десять минут. С неба валили крупные хлопья снега, и большинство владельцев машин, испугавшись метели, предпочли воспользоваться муниципальным транспортом.

Дверь открыл Андрей.

– Вилка? – делано удивился он. – Зачем? Но тут из коридора выскочила Светка и, затопав ногами, завизжала:

– Немедленно верни драгоценности, ты обокрала мою дочь!

Я молча стала стаскивать куртку.

– Голодранка, – шипела Светка, то бледнея, то краснея от злости, – все нищие – воры!

Я посмотрела на Андрея, тот обозлился и довольно грубо велел милой женушке:

– Заткнись.

Светка мигом захлопнула рот. При всем своем беспредельном хамстве она боится мужа, от которого зависит целиком и полностью.

Когда много лет тому назад Аська выходила замуж за Андрея, жених был мальчиком из хорошей семьи, с папой профессором. Но вскоре свекор Бабкиной скончался, и его родственники остались нищими. Никаких денежных накоплений доктор наук в долларах не делал, а рубли сгорели на костре перестройки. Андрюша по образованию театральный критик, страшно «нужная» профессия в «интересное время». Пару лет он вообще был без работы, и всю семью тянула Аська. Затем Андрей пристроился в какую-то фирму, начал получать зарплату, но до дома рубли он, как правило, не доносил. У Андрюшеньки, который провел детство в полном благополучии, и привычки были соответствующие. Он любит ездить на такси, покупать дорогие рубашки и стричься на Калининском проспекте в «Чародейке». Бедная Аська не могла себе позволить лишнюю пару колготок, а муженек вечно щеголял в обновках. О Розалии Никитичне он совершенно не заботился и по хозяйству не помогал. Уборка квартиры, покупка картошки, стирка белья, масса бытовых проблем решались Аськой. Андрейка лишь лениво приказывал супруге:

– Пора за телефон заплатить, ну-ка сбегай.

У него всегда, даже в годы тотального безденежья, были замашки падишаха. Мне казалось странным, что Аська мирится с подобным положением вещей, но чужая семья потемки. Андрюша никогда не казался мне симпатичным, но это, в конце концов, был не мой муж, поэтому я довольно мило общалась с Андреем на уровне простых фраз типа «как дела» или «передай мне салат». Было еще одно, что раздражало в мужике. Обладая достаточно большим количеством свободного времени, он заводил себе любовниц, имена которых знали все вокруг, кроме Аськи, которая день-деньской ломалась на работе, чтобы прокормить семью. Андрюша совершенно не стеснялся появляться с дамами сердца у общих приятелей. Он отчего-то полагал, что никто из ребят не шепнет Аське неприятную правду, и надо отметить, так оно и было, пока сама Бабкина один раз не прибежала в неурочный час домой и не застала муженька в недвусмысленной позиции с хорошенькой брюнеткой. Развод последовал незамедлительно.

И здесь свекровь оказалась на стороне невестки. Розалия Никитична сняла Андрею квартиру, куда он и переехал, обзывая Аську самыми разными словами, в основном непечатными. А потом… Потом произошло чудо. Жутко ленивый, никогда ничего не делавший Андрюша открыл свою фирму. Называется она «Арт-розыгрыш» и приносит сейчас своему хозяину такой доход, что и сосчитать трудно. Начиналось все очень просто.

Женщина, у которой он снимал квартиру, пришла с очередной проверкой к жильцу, разговорилась и вывалила семейную тайну. Ее дочь – лесбиянка, живет с подругой и чувствует себя совершенно счастливой. Странное дело, но мать поведение девушки не смущало, ей даже нравилось сложившееся положение вещей.

– Оно и хорошо, что без мужиков, – болтала тетка, прихлебывая чай, – подумаешь, был у меня муж, и чего? Пил да дрался, слова хорошего за всю жизнь не услышала, а тут словно голубки воркуют. Одно плохо, свадьбу не сыграть, а хочется.

Внезапно в голове Андрюши зародилась идея, и он предложил:

– Давайте сделаем шуточное бракосочетание.

Так родилось предприятие, зарегистрированное под названием «Веселый ЗАГС». Естественно, никакой юридической силы раздаваемые ее сотрудниками «свидетельства о браке» не имеют, но от клиентов просто отбоя нет. Андрюше без разницы, кого с кем «регистрировать», хоть кастрюлю с чайником. К нему приходит много однополых пар, приносят животных. Большинство владельцев очеловечивают своих питомцев и с огромным удовольствием участвуют в церемонии. В ЗАГСе имеется солидная костюмерная, где вы можете взять напрокат любые подвенечные наряды. Один раз сюда притащили двух хомяков, и ничего, сотрудницы справились. Соорудили для «дамы» из кружевного носового платка такой прикид, что хозяйка прослезилась.

Количество «брачующихся» тоже не играет тут никакой роли. Два парня и девушка, четыре мужчины и дама, три болонки и бабушка… Желание клиентов закон. Дальше больше. На базе «Веселого ЗАГСа» возникла фирма «Арт-розыгрыш». Основная ее задача устроить клиенту такой праздник, чтобы человек запомнил его на всю жизнь. Один раз для бизнесмена, который отправлялся в Питер, в день его рождения приятели заказали «День варенья». Андрюша, недолго думая, скупил все места в вагоне, кроме того, на котором ехал бизнесмен, и устроил самую настоящую фантасмагорию. Не успел мужчина сесть на полку, как дверь купе хлопнула и влетела красавица-блондинка. Заламывая руки, она прошептала: «Бога ради, спрячьте меня!»

И началось! По коридорам бегали люди с пистолетами, чай разносила обнаженная проводница, соседние места по купе заняли красавицы-стриптизерши. Одним словом, когда утром в Санкт-Петербурге бизнесмена встречал медведь, держащий в лапах огромную бутылку виски, парень совершенно не удивился.

Один раз в фирму обратилась экзальтированная дамочка и заказала «убийство». Андрюша не ударил в грязь лицом. Когда объект розыгрыша вышел из дома, он увидел, что на капот его джипа уселся пьяноватый бомж, закусывающий помидорами. Охранники начали стаскивать его на землю, но маргинал цеплялся за «Лексус» и сопротивлялся. Тогда один из парней достал пистолет и выстрелил в нищего. Хозяин с ужасом наблюдал за происходящим. Приехала милиция, завязалась перестрелка. В результате на асфальте оказалось восемь трупов и лужи крови. Несчастный мужик пребывал в шоке. Он ничего не понял даже тогда, когда зазвучала песня «Хеппи бездей» и «мертвецы», сев, начали отряхиваться. Патроны оказались холостые, кровь – невинной краской, милиционеры – переодетыми актерами. Вот охранники и впрямь были настоящими. Андрюшка с ними просто договорился.

За короткое время фирма «Арт-розыгрыш» приобрела большую известность, и к Андрею потоком полились деньги.

– Кто знал, – вздыхала Аська, пересчитывая очередную свою получку, – кто мог подумать, что Андрюха так разбогатеет, а? Ей-богу, иногда обидно делается, тащила, тащила его в зубах, а толстый слой шоколада другой достанется. Долго он в холостяках не проходит, приберут к рукам лакомый кусочек.

И точно, вскоре Андрей женился на Свете. Менее подходящей кандидатуры было просто не найти. Все-таки Андрюша происходил из профессорской семьи, мать была врачом, сам он имел высшее образование и читал не только газету «Скандалы». Света оказалась диаметральной ему противоположностью. За плечами у невесты было восемь классов и училище. Когда она, одетая в слишком обтягивающее голубое мини-платьице, появилась в доме у Розалии Никитичны, старуха не дрогнула и была с будущей невесткой более чем любезна. Но едва за парочкой закрылась дверь, бывшая свекровь задумчиво спросила у Аськи:

– Интересно, почему все же он хочет на ней жениться?

Бабкина лишь развела руками. Честно говоря, она решила, что у первого муженька случилось временное помешательство, поэтому попыталась успокоить Розалию:

– Ерунда, не обращайте внимания. Сегодня одна, завтра другая.

– Нет, Асенька, – покачала головой пожилая дама, – чует мое сердце, неспроста он ее нам показал!

И точно, через месяц сыграли до неприличия пышную свадьбу, а спустя еще три стало ясно, отчего Андрей так торопился. Света оказалась беременна.

Новость ошеломила Аську и Розалию, они-то точно знали, что Андрюша не способен стать отцом. Ася настолько обозлилась, что приехала к бывшему супругу и попыталась открыть тому глаза. Но Андрей вспылил, и они поругались. Розалия повела себя умней, просто тайком взяла у новорожденной внучки кровь и отдала на анализ.

– Экая ты глупая, – укорила она Аську, – понеслась напролом, с шашкой наголо, хитрее надо быть. Вот покажем дураку результат и посмотрим, где Света окажется.

Но когда из лаборатории отдали заключение, Ася и Розалия лишились дара речи. Получалось, что Ниночка родная дочь Андрея. Следовало признать: произошел уникальный случай, медицинский казус…

Первое время Света держалась тише воды ниже травы, но потом, увидев, до какой степени муж обожает дочь, осмелела и стала чувствовать себя хозяйкой. По-крестьянски жадная, она устраивала Андрею скандалы из-за денег, потраченных на Розалию, а когда стало ясно, что свекровь перевела свою квартиру на Аську, Светка чуть не лишилась рассудка.

– Твою дочь обокрали! – кричала она. Муж попытался ее урезонить:

– Да ладно тебе! У нас шестикомнатные хоромы, подрастет девочка, я ей другую квартиру куплю, пусть мамина Асе останется.

Но Свете все было мало. Шкафы в ее спальне ломились от одежды, комод от драгоценностей, но она не могла остановиться… Мы с Аськой только удивлялись: ну как Андрей может жить с такой бабой и при этом вполне счастливо выглядеть?

Уверенность в стабильности их брака была поколеблена у меня только один раз. В этом году Андрей явился на день рождения матери в одиночестве, Ниночка подцепила грипп, и Света осталась с дочерью. Основательно выпив, Андрей заявил, показывая на мои уши:

– Бриллианты у тебя хорошие, несколько карат. Я рассмеялась:

– Ты опьянел! Откуда у меня алмазы? Серьги я купила в переходе у метро, за триста рублей, в них горный хрусталь.

– У моей Светки похожие, – бормотнул Андрей, – «малинка».

– Ну у твоей-то точно бриллианты.

– Да уж, одеваю падлу! – хмыкнул Андрей. – И разукрашиваю. Впрочем, жена – витрина семьи, пусть носит, чтобы люди завидовали.

– Я думала, что ты любишь Свету… Мой собеседник опрокинул очередную стопку водки и с чувством произнес:

– Надоела хуже горькой редьки. С матерью общего языка не нашла, к приятелям с ней не пойти, вечно глупости болтает, жадная, завистливая, в общем, мрак!

Я удивилась до крайности.

– Зачем тогда с ней живешь? Разведись.

– Ничего ты не понимаешь, а дочка?

– Алименты платить будешь.

– Э нет, чтобы мой ребенок без отца рос? Да еще, не дай бог, с отчимом?

– Отсуди у нее девочку.

– Нинуша привязана к матери, как ребенку объяснить, что та стерва? Эх, если бы не дочка… Мигом бы разъехались, но ребенок.

Впрочем, в тот вечер он был сильно поддатый и болтал ерунду. Хотя говорят: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Но больше Андрей никогда мне не жаловался.

Я молча повесила куртку на вешалку и повернулась к Свете:

– Все из шкафов вытащила? Аськино нижнее белье оставила?

– Дрянь! – завизжала Света и попыталась лягнуть меня ногой, а когда потерпела неудачу, вытянула ручонку, унизанную пудовыми перстнями, растопырила короткие пальцы и явно захотела вцепиться мне в волосы.

Но мое детство прошло на улице, и навыки кулачного боя у меня отшлифованы. Не успела Света и охнуть, как я вывернула ей руку назад, крепко приложила хулиганку лбом о вешалку и сказала Андрею:

– Или ты уберешь мадам отсюда, или я сломаю ей руку.

– … – завизжала Света.

– Скажите, пожалуйста, – хмыкнула я, – ну и выражения! Твои речи здорово сочетаются с изумрудными серьгами Розалии Никитичны. Насколько помню, они были у нее в ушах в день смерти. Ты не побоялась вытащить украшения из мочек покойной? Браво, дорогая, любая банда мародеров с удовольствием примет тебя в свои ряды.

– Светлана, иди в спальню, – велел муж.

Я отпустила руку. Наглая баба явно хотела сказать мне гадость, но наткнулась глазами на лицо мужа и осеклась.

Я подождала, пока она исчезнет в бывшей спальне Розалии Никитичны, и схватила Андрея за рукав:

– Как тебе не стыдно!

– А что? – попятился мужчина.

– Квартира принадлежит Асе и Сергею. Кстати, где он?

– Понятия не имею, вроде в командировку укатил.

– Почему ты разрешил своей жене рыться в чужих вещах?

Андрей побагровел:

– Ты пришла, чтобы читать мне мораль?

– И за этим тоже. Отчего бы вам не уехать домой?

– Держи свои пожелания при себе, а сейчас до свиданья!

– Ну уж нет! Мне нужны ключи!

– Какие?

Я на секунду задумалась. Сказать ему про Аську и Ежи! Да ни за что. Андрей мигом поделится новостью с гадкой женушкой, а та разболтает Сергею. Светка ненавидит Аську и ни за что не упустит возможности насолить первой жене своего мужа.

– Оля Лапшина, наша бывшая одноклассница…

– Я знаю Ольгу, – буркнул Андрей, – очень хорошо с ней знаком.

– Олька оставила у Аськи запасные ключи от своей квартиры, на случай потери. Безголовая Лапшина третий раз ломает дверь.

– И где они лежат? Я пожала плечами:

– Кто же знает? Может, в шкафу у Аси, а может, в письменном столе.

– Стой тут, – распорядился Андрей, – пойду посмотрю.

Я рассмеялась ему в лицо:

– Если боишься, что я унесу нечто ценное, то зря. Твоя жена уже обчистила квартиру. Хорошо хоть мне удалось припрятать драгоценности Розалии Никитичны. Кстати, кто вытаскивал изумрудные серьги из ушей трупа? Надеюсь, что не ты, а Света!

Андрей скрипнул зубами и, ничего не сказав, ушел.

Я же не стала покорно поджидать его в прихожей, а назло мужику отправилась в туалет, не снимая грязных сапог. За мной на светлом паркете потянулась цепочка черных следов. Московские дворники, несмотря на строгое запрещение мэра, высыпают на тротуары тонны соли, и под ногами у жителей столицы чавкает противная желто-коричневая каша. Испачкай я случайно пол у любого другого человека, то мигом бы схватила тряпку и убрала безобразие, приговаривая при этом:

– Извини, пожалуйста! Ну и свинство с моей стороны.

Но Светку я возненавидела до такой степени, что специально посильней топала измазанной обувью, желая, чтобы на полу осело побольше черноты.

Туалет в Аськиной квартире соседствует с ванной, в стене имеется довольно большое вентиляционное отверстие, прикрытое мелкой решеткой. Бабкина панически боится тараканов и делает все возможное, чтобы рыжие гости не посещали ее квартиру.

Не успела я поднять крышку унитаза, как из ванной донесся раздражительный голос Светки:

– Давай мой руки. Детский голосок возразил:

– Не надо!

– Живо, – прошипела Света, – ща получишь по заднице!

– Не хочу, – закапризничала девочка. Послышался шлепок, потом всхлипыванье, затем удовлетворенный голос матери:

– Сразу надо слушаться, а не ждать, пока я обозлюсь. Ясно, дрянь?

– Ты где? – донесся из коридора голос Андрея. – Куда подевалась? Эй, Виола! Я вышла наружу.

– Здесь я, не кричи!

– Нет у Аськи никаких ключей, – злился хозяин, – ни в шкафу, ни в тумбочке.

Да уж, дурацкая идея пришла мне в голову, небось Бабкина припрятала «открывалку» от квартиры любовника подальше, наверное, побоялась, что муженек наткнется на связку и поинтересуется: «Это чьи?»

Хотя можно ведь совершенно спокойно ответить:

– Сосед оставил, Ежи, часто в командировки ездит и боится, что в его присутствии случится в квартире неприятность.

Самое смешное, что это заявление будет почти правдой.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *