Чудеса в кастрюльке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

Пришлось потратить почти весь вечер на создание «документов». Сначала я сделала на компьютере бланки. Они получились как настоящие, очень красивые. Разлинованные бумажки, а сверху шапка: «Штаб по выборам Ковалева Е. Г. в депутаты Мосгордумы». Фамилия мужика, желавшего сходить во власть, была настоящей. Более того, в моем распоряжении имелась сорванная со стены листовка с фотографией претендента и его краткой биографией. Я внимательно изучила сведения, которые кандидат решился обнародовать. Так, в свое время он трудился в райкоме комсомола, затем работал секретарем партийной организации на заводе. Вполне хорошее начало для карьеры в приснопамятные, социалистические времена.

Не случись в 85-м году прихода Горбачева к власти, милейший Евгений Григорьевич пошел бы вверх по служебной лестнице и закончил где-нибудь в горкоме партии, может, даже заведующим отделом… Личная «Волга» с шофером, дача в ближайшем Подмосковье, продуктовый спецпаек, дети, учащиеся в МГИМО… Что еще нужно человеку, чтобы спокойно встретить старость? Но жизнь сложилась иначе, система райкомов рухнула, погребя под обломками сотни партийных функционеров. Однако Ковалев выжил. Более того, защитил сначала кандидатскую, потом докторскую диссертации, стал яростным демократом и сейчас являлся членом партии Немцова.

Я пропустила листовку с портретом толстомордого кандидата через сканер и включила принтер. Стопка «прокламаций» росла, а я тем временем разбирала карманные календарики с фотографиями кошек и собак, купленные в ларьке «Союзпечати» за копейки. Давно заметила: получив даже самый крохотный подарочек, люди становятся добрее.

На следующий день ровно в восемь вечера я позвонила в квартиру номер один кирпичного дома. Время обхода я выбрала не случайно. Как правило, после семи москвичи прибегают домой, в особенности сейчас, когда холодная, снежная погода не располагает к длительным прогулкам. Это летом хочется ходить по проспектам, лакомиться мороженым и сидеть на лавочке. Сегодня же, закутавшись в дубленки и шубы, народ летит на теплые кухни к чайникам с обжигающим напитком и включает боевики.

Дверь распахнулась без всяких вопросов. На пороге стояла бабка, качающаяся от старости.

– Вам кого? – дребезжащим голосом поинтересовалась она.

Я выставила вперед разграфленные листы:

– Вот, выборы скоро, пришла агитировать.

– И, милая, – засмеялась старуха, – мне помирать пора, а не по избирательным участкам шляться, да и холодно! Дома останусь.

– Все равно, ответьте на вопросы анкеты, тому, кто участвует в опросе, полагается подарок.

– Какой? – живо заинтересовалась бабуська.

– А вот, хорошенький календарик. Хотите, с кошкой или берите с собакой.

– Входи, – кивнула хозяйка.

Квартира оказалась однокомнатной, никого, кроме бабки, в ней не было, и я быстро ушла, подарив старухе два календарика, потому что пенсионерка никак не могла решить, какой взять.

Очевидно, я очень удачно выбрала время и предлог, чтобы попасть к людям. Двери всех квартир распахивались, меня впускали внутрь и охотно вступали в разговор. Пару раз в комнатах показывались подходящие по возрасту дети, но не Ляля. Кстати, я не слишком хорошо помнила лицо Асиной дочки. Так, в общих чертах, голубоглазая блондиночка с крохотным носиком. Никаких особых примет у Ляли не имелось, и я сомневалась, сумею ли узнать ее при встрече. Но девочки, которых я увидела, оказались шатенками с карими глазами.

К десяти вечера я прошла два подъезда и, устав как собака, уже хотела ехать домой, но потом, поколебавшись, все же отправилась дальше. Убью еще час на, похоже, совсем бесполезное занятие и финиширую. После одиннадцати не стоит звонить в квартиры. Все шло по плану, двери открывались, в большинстве своем люди были приветливы, но я начала унывать. Наверное, ошиблась. Ну с чего я решила, будто Ляля тут? Похоже, в голову взбрела очередная идиотская идея, послушалась своего внутреннего голоса…

Один раз Олег, укоряя меня за какой-то поступок, воскликнул:

– Ну какого черта ты отправилась туда?! Я попыталась отбиться:

– Мне показалось, что я поступаю правильно!

– Кто же тебе подсказал, как следует себя вести? – злился муж.

Я сначала растерялась, потому что привыкла всегда рассчитывать только на себя и действовать без чьей-либо подсказки, но потом нашлась:

– У своего внутреннего голоса спросила, он и посоветовал!

Внезапно Куприн засмеялся:

– Анекдот знаешь?

– Какой?

– Идет человек по лесу, – начал мой майор, – видит огромное, высоченное дерево. Ну остановился полюбоваться и слышит, как тихий внутренний голос ему говорит:

– А ты залезь!

– Зачем? – удивился мужик.

– Давай, давай, хорошо будет! Ну дядька послушался, добрался до середины, посмотрел вниз и испугался.

– Сейчас упаду.

– Нет, – подбадривает тихий внутренний голос, – поднимайся выше.

Мужичок вновь послушался, поднялся вверх, совсем страшно стало.

– Ой, упаду.

– Да ты чего, – успокаивает внутренний голос, – вперед, к вершине.

Кое-как достиг парень макушки, качается на вершине, жуть берет.

– Господи, вот сейчас шлепнусь и насмерть расшибусь.

– А вот теперь точно упадешь, – подтвердил тихий внутренний голос.

Олег замолчал и захихикал. Я сначала обозлилась на мужа, но потом улыбнулась. Следует признать, определенная доля истины в дурацком анекдоте есть.

Вот и сейчас я послушала свой внутренний голос и шляюсь по подъездам…

Очередная дверь распахнулась, на пороге замаячил мужчина в спортивном костюме. Я привычно начала:

– Здравствуйте, вас беспокоит агитатор от штаба депутата Ковалева Е. Г.

Дядька никак не отреагировал. Я подняла глаза, увидела его изумленное лицо и попятилась.

– Сережа? Ты? Здесь? Откуда? Передо мной, совершенно растерянный и вроде даже испуганный, стоял муж Аси Бабкиной.

– Отчего ты не дома? – накинулась я на него. – В вашей квартире Светка орудует. Кстати, она мне сказала, будто ты в командировке… Сергей молчал.

– Что случилось? – наседала я, влезая в прихожую.

Сергей пробормотал:

– Ну так, в общем, понимаешь, вышло…

Отстранив блеющего мужика, я вошла в комнату и наткнулась глазами на диванчик, закрытый клетчатым пледом. В углу сидел… розовый мишка. На шее игрушки виднелась ленточка с бубенчиком. Сергей продолжал бубнить:

– Ерунда получилась, короче, я решил давно от Аськи уйти, только Ляля останавливала, ради девочки с женой жил!

– Чем же тебе Аська плоха? – пробормотала я, усаживаясь на стул. – Чем не угодила? Отличная хозяйка, хорошая мать, не пьет, не гуляет… В чем причина?

Сергей побагровел:

– Много ты знаешь! Не гуляет! Завела шашни с нашим соседом! Дрянь! Даже хотела от меня уйти. Но я не дал!

– Странная позиция, – покачала я головой, – что же ты ее удерживал около себя, раз недоволен? Сергей замялся:

– Не твое дело.

– Ну уж извини, похоже, что мое. Небось боялся потерять источник доходов. Насколько понимаю, в вашей семье финансовое благополучие зависело от жены.

– Я не альфонс! – взвился Сергей.

– Может быть, только Аська зарабатывает на порядок больше тебя и имеет огромную квартиру в центре, а у тебя ничего нет.

– Ты сейчас находишься на моей жилплощади! Я изумилась:

– Да ну? Помнится, Ася рассказывала, что тебе негде жить? Впрочем, я никогда особо не интересовалась подробностями.

– Мы сдавали эту халупу, – буркнул муж Бабкиной, – за двести баксов, нам были деньги нужны. Я кивнула:

– Понятно, знаешь, до сих пор не встретила ни одного человека, которому бы не потребовалась «зелень». Вот только один нескромный вопросик: когда ты решил украсть ребенка, Лялю?

Сергей упал в кресло и прошептал:

– Ты знаешь!

Я почувствовала, что мои щеки вспыхнули огнем, и постаралась как можно более равнодушно ответить:

– Конечно.

– Откуда?

– Навестила в больнице Аську, и она мне сказала…

– Врешь, в реанимацию никого не пускают. Я хмыкнула:

– Сережа, неужели ты сомневаешься в моей способности проходить сквозь стены?

– И что сообщила тебе Бабкина? – напряженно поинтересовался муж подруги.

Я тяжело вздохнула. Вот оно как. Не Ася, не Асенька, не Аська, а… Бабкина. Видно, Сергей и впрямь решил уйти от жены. Тихая ненависть начала заползать в мою душу. Ну почему подруге так не везет? Отчего ее обходит стороной женское счастье? Сначала вышла замуж за Андрея, билась как рыба об лед, пытаясь прокормить семью, мечтала о ребенке… А когда поняла, что надеждам не сбыться, развелась. Хотела успеть родить дочку. Времени у Аськи было в обрез, все-таки после тридцати уже трудно рожать, вот и не стала особо выбирать, выскочила за Сергея. И надо же! Бывший муж моментально разбогател и сделал другой бабе девочку.

Аська очень переживала, хотя старалась не подавать виду. В конце концов, она сама была виновата в создавшейся ситуации. Ну изменил ей Андрюшка, и что? Подумаешь, не в этом дело! Масса женщин знают о своих супругах такое!!! И тем не менее умные жены не бегут сразу с заявлением о разводе. Мужчина по своей сути полигамен, но одновременно и ригиден, то есть боится резких изменений в судьбе. Очень многие парни, накотовавшись, приходят к очень простому выводу: жена лучше. И вообще, перед супругой не надо ничего изображать, примет таким, какой есть.

Господь иногда ставит человека в тяжелое положение, чтобы просто проверить, как тот себя поведет. Предлагает, так сказать, испытание, и если личность «держит удар», она потом, как правило, получает награду. Аська же сломалась, убежала от супруга… Потерпи она еще пару годков, безумные деньги, норковые шубы, бриллианты и отдых на Карибах достались бы ей. А так все получила Светка, непонятно за какие заслуги. Впрочем, иногда мне кажется, что полнейшее благополучие – это не награда для Светланы, а наказание для Аськи. Бабкина очень завидовала второй жене своего первого мужа, порой мне казалось, что она бы с удовольствием вернулась назад, да и Андрей недавно, на дне рождения матери, так глянул на Аську, что Света налилась краснотой и начала ругаться со всеми. Вот ведь как фишка легла.

Не принес Бабкиной счастья и брак с Сергеем, единственная радость – Ляля, любимая, обожаемая доченька.

– Делать нечего, – грустно сказала Аська, – ради девочки надо жить вместе.

Бедная, бедная моя подружка! Закрутила от тоски роман с Ежи, и вот что вышло! А теперь еще выясняется в придачу, что Сережка был в курсе дела.

Я посмотрела на бледного мужика, сидевшего в кресле.

– Ася очень плоха. Она только смогла прошептать: «Передай Сергею, что знаю все, пусть вернет Лялю!»

– Но откуда? – подскочил муж подруги. – Господи, как она догадалась?

Я помолчала немного и вдруг по какому-то наитию ответила:

– Ей Рита рассказала, рентгенолог из больницы, которая расположена напротив. Ты ведь знаешь Маргариту Федоровну?

Внезапно Сергей закрыл глаза руками. Плечи его затряслись, кое-как справившись с рыданиями, он сказал:

– Господи, я запутался совсем! Она так страшно подлетела, потом упала…

– Кто? Рита?

Сергей вытер лицо рукавом рубашки.

– Да. Я сидел тут дома, уже после того как потеряли Лялю. Знаешь, в полном отчаянии. Тут она звонит, в истерике, ничего не понимаю, бормочет, как безумная, связь постоянно прерывается, по мобильному говорит. Только и разобрал: «Бегу к тебе, спрячь!» Ну я и вышел на балкон, смотрю, белый халат через дорогу метнулся, потом стук… Господи, как она закричала…

– Почему Рита бежала к тебе? Откуда вы знакомы? Где Ляля?

Вопросы посыпались из меня, словно горошины из дырявого мешка. Сережа вновь затрясся.

– Запутался напрочь, словно в липкой паутине сижу!

Я встала, принесла из кухни стакан воды, протянула парню и сказала:

– Выпей, успокойся и расскажи все по порядку, авось придумаем, как поступить!

– Что же тут придумать, – забубнил Сергей, залпом опустошая емкость, – кошмар вышел, я просто поседел весь!

– Одна голова хорошо, а две лучше, – сказала я. Аськин муж сходил в ванную, умылся, притащил сигареты и немедленно попросил:

– Слышь, Виола, ты никому ничего не рассказывай! Я тебе сейчас все постараюсь объяснить, мне так хреново, даже в церковь пошел, к батюшке, совета просить, хоть некрещеный и в храм никогда не заглядываю.

– И что же тебе священнослужитель сказал? Сергей хмыкнул:

– Идиот! Обратись к жене и все ей объясни! Как он, интересно, предполагал, я это сделаю? Господи, господи…

– Слушай, – обозлилась я, – хватит устраивать истерики! Давай говори по порядку.

– Но ты никому ни гугу? Да?

– Ага, молчу, словно кастрюля. Сергей глубоко вздохнул и завел:

– Рита моя первая жена.

От удивления я чуть не свалилась со стула.

– Врешь! Аська говорила, будто у тебя в паспорте никаких штампов не было.

– Правильно, – кивнул Сергей, – ничего не было, жили гражданским браком… Впрочем, давай по порядку.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *