Диета для трех поросят

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

– Понимаешь, как тебе повезло? – фанатично возопила Кира. – Люди за год сюда пишутся, у доктора ни секундочки свободной нет, а ты сразу к нему попадешь… Через час худеть начнешь!

– Сколько стоит прием?

– Десять тысяч рублей.

– Так дорого?

Кира презрительно хмыкнула.

– Ну и ходи жирной! Потом на липосакцию побежишь и отдашь в сто раз больше. Скупой платит дважды! Игорь Максимович работает себе в убыток, только на оплату энергии деньги собирает, лазер много электричества жрет. Ну, решайся! Или денег нет?

– Есть, – призналась я, – но…

– Сапоги купить хотела? – понимающе посмотрела администратор.

– Угу.

– Небось уже сто точек обошла, – опять хмыкнула Кира, – лапы в голенище не лезут.

– Мне не всякая модель подходит, – призналась я.

– Со мной можешь не кокетничать, – засмеялась Кира, – я отлично помню, как по магазинам металась. Куда ни загляну – везде одежда для гномиков. И где девочке с ее пятьдесят восьмым размером прибарахлиться? С обувью еще хуже. В «Дюймовочке», где товар для толстушек, одни отвратительные чехлы на танки серо-коричневого цвета и дерьмодавы типа «Нюрина калоша». Ты вот тут про нижнее белье пела… Ха! Легче в Москве на улице брильянт найти, чем бюстик пятого размера, да еще красивый. Че у тебя под кофтой?

– Лифчик, – вздрогнула я.

– Розовый? На толстых лямках? Сзади три крючка? Жуткий? Перед мужем раздеться стыдно? – насела на меня Кира.

– Я не оставляю попыток найти красивый комплект, – решила отбиться я.

– Красоту лишь для стройных производят! – подхватила Кира. – Им и стринги, и бюстики, и пеньюары кружевные! В какой магазин ни зайди: платье в обтяжку, джинсы крохотные, майки на котят. Остается один выход – худеть.

– У меня не получится. Сто раз пыталась.

– Кира Анатольевна, приглашайте даму, – прогудело из селектора.

– Иди! – торжественно сказала администратор. – Это перст судьбы. Налево, вторая дверь.

Игорь Максимович оказался подтянутым старичком лет семидесяти, этаким крепеньким грибом-боровичком, одетым в белый халат и круглую шапочку. На шее у него висел стетоскоп, на столе стояла черная штука с ртутными столбиками – старомодный аппарат для измерения давления.

– Очень рад! – искренне воскликнул доктор. – Прошу, садитесь. В чем проблема?

– Я толстая. Сколько ни пыталась похудеть – не выходит.

– Сидели на диете?

– Да.

– Исключали жирное, сладкое, копченое, соленое?

– Да, да.

– Эффект незначительный? – склонил голову к плечу Игорь Максимович. – Сначала вес немного падает, а потом съедаете кусок хлеба и – оп-ля, вот они, потерянные килограммы, вернулись, да еще прихватили с собой парочку-тройку приятелей?

– Точно, – улыбнулась я. – Наверное, моя судьба умереть слонихой.

– С животными я не работаю, – не принял шутку врач, – а человек легко исправим. Видели Киру Анатольевну?

– Я не хочу такого эффекта, мечтаю убрать для начала десять кило.

Игорь Максимович кивнул.

– Сейчас объясню суть лечения. Волновая теория поля… Вы кто по образованию?

– Я преподаватель русского языка и литературы, работала в разных местах, сейчас служу в агентстве «Прикол».

– Ясненько. Значит, попытаюсь обойтись без технических терминов.

– Уж пожалуйста, – попросила я. – Если честно, я абсолютно безграмотна в области физики, математики, химии. Кстати, и с географией у меня плохо, и с датами по истории.

Игорь Максимович поднял руку.

– Спокойно! Как вас зовут?

– Таня, – жалобно ответила я.

– Солнышко, не расстраивайтесь, – участливо сказал врач. – Сначала я заполню карточку, а потом займемся вашим весом. Ну, начнем?

На меня накатила волна радости. Скелетоподобная Кира права, это перст судьбы. Мне феерически повезло! Милейший врач! Заботливый! Приятный! Он мне поможет! Лазер! Это вам не овсянка на воде!

– Фамилия? – поинтересовался доктор, раскрывая тетрадь.

– Сергеева.

– Вес при рождении?

Я растерялась.

– Не знаю.

– Но как же? Это самый важный параметр!

– Наверное, три пятьсот.

– Необходима точность! – раздраженно заметил Игорь Максимович.

Я испугалась, что он откажется лечить тупую клиентку, и заявила:

– Как сейчас помню, акушерка положила меня на весы и крикнула: «Три килограмма пятьсот граммов».

– Отлично, – пришел в хорошее настроение Игорь Максимович. – Была ли в вашем роду клеточная мимбрахия? [9]

Я вновь растерялась.

– Простите, о чем речь?

– Клеточная мимбрахия, – спокойно повторил эскулап. – Мне необходимо отрегулировать длину волны лазера сообразно катохондриям ядер белковых соединений. Иначе рецептор придет в несоответствие и жиры преобразуются в сальные отложения. В принципе, клеточная мимбрахия наличествует у всех… э… так сказать… крупных людей. Мне не встретился ни один пациент без нее, но спросить я обязан.

– Да! – гаркнула я. – Прямо все мои родичи поголовно ею мучились!

– С какого века?

– Э… э… Когда Наполеон Москву взял?

– В тысяча восемьсот третьем [10], – немедленно отреагировал Игорь Максимович.

Я прониклась к врачу еще большим уважением. Образованного человека сразу видно! Вот я, дурочка, не способная запомнить ни одной даты.

– В то самое время мой пращур и заболел, – лихо соврала я.

А что тут раздумывать? Раз врач сказал, что у всех толстяков имеется эта болячка, следовательно, она была и в роду Сергеевых. Кстати, мои родители и бабушка правда были полными. Только они не испытывали ни малейших комплексов по поводу своего веса. Зато Этти, свекровь, мать моего первого, ныне покойного, мужа отличалась замечательной стройностью. Этти… [11] Усилием воли я прогнала неуместное воспоминание и сосредоточилась на анкете.

9

Здесь и далее. Будь Танечка чуть поумнее, она бы поняла, что доктор несет невероятную чушь. Врач откровенный шарлатан! (Прим. автора.)

10

Наполеон взял Москву в 1812 г.

11

Об истории жизни Тани Сергеевой читайте в книге Дарьи Донцовой «Старуха Кристи – отдыхает!», издательство «Эксмо».

– Вес вашей бабушки при рождении?

– Ой, не знаю!

– Как? Она вам о себе не рассказывала? – поразился Игорь Максимович.

– Три двести! – гаркнула я.

– Прадедушка курил?

– Нет!

Игорь Максимович нахмурился.

– Да, – быстро изменила я показания.

– Так дымил он или нет?

– Сначала баловался табаком, потом бросил, – ловко вывернулась я, уж очень мне хотелось похудеть.

– Сколько раз в день питался ваш отец?

– Три, – храбро предположила я. – Завтрак, обед, ужин.

– В семье имелись алкоголики?

– Вот это точно нет!

– Уверены?

– Стопроцентно! Ни папа, ни мама, ни бабуля даже не прикасались к спиртному, – заверила я.

– Меня интересуют более далекие предки. Можете гарантировать, что в тринадцатом веке ваш прапрадед не увлекался медовухой? – прищурился врач.

– Ну… э… э… А как надо? Что лучше для вас? Алкоголик или трезвенник?

– Мне без разницы, – вздохнул Игорь Максимович. – Но если я дам неверную длину волны, ген алкоголизма соединится с красными тельцами в крови и вы станете неустойчивой к вирусу Клоди-Маршаль.

– Он опасный? – испугалась я.

– Нет, не особо. Вызывает кариес.

Я выдохнула. Вот уж ерунда, у меня и без Клоди-Маршаля в зубах полно дырок!

– Спиртное в роду не употребляли, – подтвердила я. – Никто из предков.

– Редкий случай, – оживился Игорь Максимович. – До сих пор такое встречалось лишь у лабораторных свиней.

– Свиней? Я полагала, что науке служат мыши, – поразилась я.

– Хрюшки более близки к человеку, – охотно пояснил доктор. – Нуте-с, пока я готовлю аппарат, вкратце сообщу о его действии. Мимикрия жирового процесса тесно связана с трансцендентальным направлением камней желчного пузыря и ингибитора желудка. Если активизировать элерон мозга, отвечающий за разгон кровяного обмена клеток, то, как всем известно, ускорится и клаер. Вам понятно?

– Естественно, – заверила я.

– Конечно, я зря задал вопрос, – смутился Игорь Максимович. – Клиенты часто обижаются на меня за то, что я объясняю известные со школьной скамьи, прописные истины, вроде толщины клаера и его зависимости от бужинирования. Но, думается, лучше напомнить человеку информацию, так?

– Да, – пискнула я, ощущая себя полнейшей кретинкой. И почему у меня из головы начисто вымыло знания, которые упорно насаждали педагоги в школе, а? Вон другие люди, оказывается, ничего не забыли.

– Метаболический анаруз взрывается, и жир разлетается. Вес падает, вы худеете, – завершил Игорь Максимович.

– Ой, – напряглась я, – не хотелось бы очутиться в эпицентре взрыва.

– Вы ничего не почувствуете, – заверил Игорь Максимович и сдернул простыню, прикрывавшую громоздкий ящик, весь утыканный непонятными пупырышками. Игорь Максимович щелкнул здоровенным красным тумблером, выпуклости замигали разноцветными огнями. Я испытала странное ощущение: смесь страха и почтения. В ту же секунду на стене заморгало табло «Внимание, лазерная терапия».

– Встаньте сюда, – велел врач и ткнул пальцем в пол, где был намалеван краской белый крест.

Я покорно выполнила его указание.

– Теперь закройте глаза и не шевелитесь, пока я не разрешу. Стойте спокойно, веки не разжимайте, иначе получите ожог роговицы, – предостерег врач.

Страх стал сильнее почтения. Ну зачем я сюда пришла? Может, просто следовало попробовать новую диету?

Аппарат загудел, защелкал, засвистел, по моему телу пронесся ветерок – и все стихло.

– Готово, садитесь на место, – приказал Игорь Максимович. – С вас десять тысяч рублей.

Я обвалилась на стул и достала кошелек. Ученый быстро спрятал ассигнации и устало сказал:

– До свидания.

– Это все? – изумилась я.

– Да, через три часа пойдет падение веса.

– Можно есть любые продукты?

– Несомненно.

– И сладкое?

– Конечно, – кивнул Игорь Максимович. – Ох, простите, забыл вас предупредить! Ни в коем случае не прикасайтесь к еде, в которой содержится хлористый натрий [12].

– Кто содержится? – не поняла я.

– Вещество такое, хлористый натрий, – повторил врач. – Хлор соединяется с жиром, а натрий его аккумулирует. Короче, читайте информацию на всех упаковках, и если там указан хлористый натрий… От него после лазерной терапии вы еще больше поправитесь. Хлористый натрий – ваш враг.

12

NaCl – хлористый натрий или хлорид натрия – это поваренная соль.

Я закивала. До сих пор таинственное вещество мне не попадалось. Ну не знаю я его вкуса, и все тут. Никогда не пробовала, даже не нюхала. Значит, проживу без него и дальше.

– Спасибо, спасибо! Спасибо вам, доктор!

– Не стоит, – смутился Игорь Максимович. – Ступайте домой, и помните: хлористый натрий для вас хуже террориста.

Женщина со странным именем Мальвина совершенно не походила на девочку, в которую был влюблен Буратино, – никаких голубых волос, кружевных платьев и бантиков. Отсутствовал и пудель Артемон.

– Вы кто? – без особых церемоний спросила хозяйка, распахнув дверь.

– Я ищу Мальвину Петрову, – объяснила я.

Из глаз дамы ушло напряжение.

– Слушаю.

– Меня зовут Татьяна Сергеева.

– Приятно познакомиться, – без всякой радости откликнулась собеседница.

– Я приехала от Фаины Климовны, из «Никитского парка».

Лицо Мальвины не дрогнуло, но ее зрачки расширились и заняли всю радужную оболочку.

– Она умерла? – воскликнула Петрова.

– Нет, нет! – быстро сказала я. – Жива, здорова, передает вам привет и просит узнать: где Лидочка, не приходила ли она в гости.

Мальвина сделала шаг назад, споткнулась о груду ботинок под вешалкой и стала падать. Я, проявив чудеса ловкости, поймала ее.

– Вы сумасшедшая? – вдруг спросила женщина.

– Аля, кто там? – донеслось из комнаты.

– Не знаю, Леша, – крикнула Мальвина, – похоже, квартирой ошиблись.

– Вовсе нет, я ищу Мальвину Петрову! – возмутилась я.

– Что случилось, Аля? – спросил мужчина, выходя в коридор.

– Ерунда какая-то, – ответила Петрова, – пришла незнакомка…

– Я представилась! Меня зовут Татьяна Сергеева.

Но женщина как будто не слышала моих слов.

– Назвала меня по имени: Мальвина – и завела странный разговор. Я ничего не поняла.

– Что вам надо? – обратился ко мне Алексей.

– Фаина Климовна из «Никитского парка» просила узнать адрес Лидочки.

– Слышишь? – вздернула брови Мальвина.

– Кто такая Фаина Климовна? – изумился Леша.

– Понятия не имею, – быстро ответила Петрова. – Никогда не слышала ни о ней, ни о Лидочке!

– Неужели вы забыли, за кого платите немалые деньги? – спросила я. – Содержание старухи в элитном доме престарелых обходится в копеечку.

– О чем она говорит? – растерялся Алексей.

Мальвина только фыркнула и вдруг начала кашлять.

– Девушка, вы ошиблись, – твердо заявил мужчина, – перепутали адрес.

– У вашей жены очень редкое имя – Мальвина, его трудно перепутать. Правда, фамилия простая – Петрова. Но в сочетании с именем… Одним словом, я направлялась именно к ней. Сейчас, когда я сказала, откуда и от кого приехала, Мальвина поинтересовалась: «Она умерла?» Следовательно, ошибки нет. Мне абсолютно все равно, какие отношения связывают Фаину Климовну и вашу жену, я ищу Лиду!

– Что она несет? – еще больше изумился Алексей, поворачиваясь к супруге. – Ты понимаешь?

Мальвина повертела пальцем у виска.

– Осень на дворе, шиза обостряется.

– Однако ей известно твое имя, – справедливо заметил муж.

Я хотела было возмутиться, но внезапно увидела глаза Мальвины – в них плескался откровенный ужас, смешанный с мольбой.

– Так… Что тут происходит? – не успокаивался Алексей. – Объяснит мне кто-нибудь наконец?

Он повернулся спиной к жене, и я, очутившись с ним лицом к лицу, судорожно соображала, как поступить. А Мальвина, воспользовавшись тем, что супруг ее не видит, быстро прижала палец к губам, потом сделала движение рукой… Надеясь, что поняла ее жест правильно, я попыталась исправить ситуацию.

– Простите, давайте сначала. Я работаю в пансионате «Никитский парк». У нас проживает очень пожилая дама, Фаина Климовна, за которую плату вносит некая Лидия. Очередной взнос почему-то не поступил, и администрация пытается выяснить, в чем дело? В карточке старушки имеется телефон, мы установили, что он зарегистрирован на имя Мальвины Петровой, вот поэтому я сюда и явилась.

– Теперь понятно! – подхватила хозяйка. – Леша, похоже, в этой квартире давным-давно проживала какая-то Лидия. Затем она съехала, а жилплощадь получили отец и я.

– А-а-а… – облегченно протянул мужчина. – Ну слава богу, все прояснилось, а то я забеспокоился.

– Папуля, – запищал из глубины квартиры тоненький голосок, – куда голову клеить? А когда дедушка из поликлиники вернется?

– Подожди, Мишаня, – крикнул в ответ отец и быстро мне сказал: – Чего стоите? До свидания! Мы ни о какой Фаине не знаем.

Мне не оставалось ничего другого, как выйти на лестничную клетку. Дверь со щелчком захлопнулась, но я осталась стоять возле квартиры. Интуиция меня не подвела: не прошло и пяти минут, как из-под двери выполз клочок бумаги. В записке значилось: «Супермаркет „Страна еды“, за углом, кафетерий возле рыбного отдела».

Сжимая листок в руке, я отправилась искать магазин.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *