Диета для трех поросят

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

Так ничего и не узнав о нынешнем месте жительства Лиды, я медленно шла по улице в сторону метро. Теплая, почти летняя погода радовала, влезать в душный, набитый людьми микроавтобус совершенно не хотелось. На воздухе мне хорошо размышлялось.

Почему Ирина сбежала? Неужели ей, нигде не работающей и любящей выпить, было плохо в элитном поселке? Насколько я могу понять, ни Вера Петровна, ни Олег Михайлович ее не притесняли, при нашей встречи Ирина показалась мне вполне довольной жизнью. Никаких синяков, следов от битья или изможденности от отсутствия пищи я не заметила. Так по какой причине младшая сестра Ефремова пустилась в бега? Или она ему все же не родственница? Ох, похоже, я заварила еще ту кашу, посоветовав Ирине начать новую жизнь!

Я остановилась у входа в метро, потом решительно вытащила телефон. Пусть Вера Петровна считает меня бесцеремонной нахалкой, но мне просто необходимо заглянуть в комнату к Ирине. Вполне вероятно, я обнаружу там какие-нибудь зацепки…

Я очень хорошо понимаю, что вы сейчас подумали:

«Тело Олега Михайловича еще не предано земле, его вдова в слезах собирает вещи для похорон, а Татьяна лезет к ней со своими дурацкими разговорами».

Конечно, вы правы. Но Ирина может погибнуть! Она не приспособлена к жизни на улице, легко станет жертвой плохого человека, а мне очень некомфортно от мысли, что именно я подтолкнула ее к решительным действиям.

Вера Петровна опять не торопилась снять трубку. Хорошо, наберу ее мобильный номер, ведь речь идет о спасении человека, тут можно отбросить церемонии. У меня накопилось к вдове много вопросов, и первый из них звучит так: имеет ли Ирина похожую на нее родственницу по имени Лидия? И если нет, то каким образом Ефремова стала младшей сестрой Олега? Она, определенно, женщина с уголовным прошлым по фамилии Фомина.

«Набранный вами номер не зарегистрирован в сети», – прозвучал равнодушный голос. Я ошиблась при наборе, ткнула пальцем не в ту кнопку! Попробую еще раз. «…номер не зарегистрирован в сети». Опять то же самое! Но я не привыкла сдаваться. Итак, обратимся в справочную.

– Пятьдесят восьмая. Наталья. Слушаю.

– Скажите, номер, начинающийся с цифр пятьсот семнадцать, обслуживается вашей компанией?

– Да, – сухо ответила оператор.

– Девушка, – заныла я, – помогите! Моя подруга плохо себя чувствует, поэтому я названиваю ей по несколько раз в день. А сейчас слышу после набора цифр, что этот номер не зарегистрирован в сети. Что это значит?

– Что данный номер не зарегистрирован в сети!

– Но еще вчера я преспокойно соединялась по нему с Верой! – соврала я.

– И что? Сегодня она отказалась от наших услуг.

– Не может быть!

– Почему не может? – спокойно отреагировала девушка. – Разные бывают обстоятельства. Может, она сменила номер, обратилась в иную телефонную компанию, в конце концов, уехала за границу и решила там приобрести местную симку.

– Может, она выключила телефон? – с надеждой поинтересовалась я.

– На такой случай предусмотрено другое сообщение, – пояснила Наталья. – «Абонент находится вне зоны действия сети». Когда речь идет об отсутствии регистрации, это значит, что номера вообще нет.

– Господи, что могло случиться?

– Не волнуйтесь, – вдруг по-человечески сказала Наталья, – некоторые абоненты по пять номеров за год меняют.

– Наташа, милая, проверьте, какой номер теперь у Веры Петровны Ефремовой!

– Не имею права.

– Умоляю!

– Это невозможно, – отрубила оператор и отсоединилась.

Я топнула ногой и стала яростно тыкать пальцем в кнопки.

– Балакайте, – прогудело в ухо, – ваш личный джинн на связи.

– Мне нужен Дмитрий Коробков.

– О единственная и неповторимая Татьяна, слушаю и повинуюсь! – продолжал дурачиться парень.

– Вы меня узнали?

– Вижу лицо гурии и падаю ниц!

– Ты можешь говорить серьезно? – перешла я на свойский тон.

– И че те надо? – подхватил собеседник.

– Телефон проверить.

– Диктуй. Тэкс… Какую инфу хочешь получить?

– Владелец сменил номер, мне нужен ее новый сотовый.

– Чей?

– Веры Петровны Ефремовой.

– Ни фига подобного.

– Она не заключила новый контракт? – расстроилась я. – Может, сменила телефонную компанию?

– Можно везде проверить, – лениво протянул Дмитрий, – да токмо энта твоя Петровна ваще тем телефоном не владела. Ен на басурмана записан!

– На кого? – оторопела я.

Коробков противно заржал.

– На деда Пихто!

Вот тут я обозлилась:

– Роман Ильич сказал, что сведет меня со специалистом, который способен оказать помощь при получении не особо секретных сведений. Мне опять обратиться к телебоссу и попросить его дать другой контакт?

– Лучше меня в России никого нет, – вдруг с обидой заявил Дмитрий, – и любое желание Романа Ильича для меня закон.

– Тогда очень прошу, разговаривай нормально! Без ерничанья! При чем тут дед Пихто? Глупая шутка, в особенности если учесть, что речь идет о жизни человека! – вспылила я.

– Оно, конечно, звучит по-дурацки, – незлобливо согласился Дмитрий, – да только это правда. Озвученный тобой телефон записан на Пихто Бориса Гурьевича, тысяча девятьсот семнадцатого года рождения. И кто он, если не дед Пихто? Понимаешь, он типа существует. Остается лишь поверить в реальность коня в пальто. Прикольно!

– Что еще?

– У деда Пихто прописка по Анекдотической улице. Так в телефонной компании указано.

– В Москве есть такая?

– Прикинь, да! Район Хорошево-Мневники. Около шлюза.

– Спасибо, – бормотнула я. – Значит, дедуля отказался от номера.

– Помер, небось, – откликнулся Коробков. – За фигом жмурику мобила?

– Ты уверен в достоверности информации?

– Стопудово.

– Вдруг напутал?

– Я?

– Ты.

– Я? Напутал? Сие абсолютно невозможно! Я знаю все про всех! – Хвастливо воскликнул Дмитрий.

– Сомнительно, – буркнула я.

– Погодь! – велел Коробков.

Я замерла в ожидании. Сейчас этот павлин закричит: «О! Посмотрел не туда! Пихто не имеет ни малейшего отношения к Ефремовой».

– Зуб не болит? – вдруг заботливо осведомился собеседник. – Справа, в верхней челюсти. Там временная пломба, один канал не заделан, нерв-то удалили, но не зацементировали нору. Ха-ха!

Я машинально потрогала языком клык и призналась:

– Слегка ноет от горячего… Эй, откуда ты узнал про зуб?

Коробков расхохотался:

– Выделил твой мобильник, выяснил владельца, тута тебе и прописка, то бишь регистрация. Затем заглянул в поликлинику, нашел твою карту и – опаньки! Зубки-то у тебя червивые… Нехорошо! Выпадут корни, запихнут в пасть хрень на присосках.

– Ты проделал это за пару минут?

– Фу, это я еще долго провозился. Компьютер замечательный друг, но он еще и шпиён подлый, – продолжал веселиться Дмитрий. – Коли отметился в нем, усё, наследил. Карточкой расплатилась? Я тебя найду. В поле зрения камеры слежения попала? Считай, ты у Коробка в лапах! Андестенд?

– Что?

– Поняла?

– Да, – ощущая головокружение, ответила я.

– Суперски, киска! Ну, звони, когда зоркий глаз понадобится, – фыркнул Дмитрий и отсоединился.

Я еще раз нащупала языком зуб. Ну и ну! Так, и что хорошего я выяснила? Телефон Веры Петровны зарегистрирован на деда Пихто. Может, сей персонаж народного фольклора родственник Ефремовой? Ладно, еще одна попытка соединиться с вдовой по-домашнему номеру мне не помешает. Может, она уезжала на кладбище, выбирала место для могилы?

– Алло! – бойко ответил девичий голосок.

– Позовите Веру Петровну, – обрадовалась я.

– Девчонки! – закричала незнакомка. – Кто у нас Верка?

– Нету такой, – донеслось издалека.

– Хозяйка дома, – уточнила я, – ее фамилия Ефремова.

– Ща, секундочку погодите! – приказали на том конце провода.

Я стояла на улице, наблюдая за людьми, которые торопились к метро. Кого только не увидишь в толпе! Вон вышагивает буддист, замотанный в оранжевую простыню. Шлепает босиком по грязному асфальту, улыбается солнцу, и никто не обращает на него внимания. Как, впрочем, и на девушку лет восемнадцати с бритой головой и с татуировкой на макушке.

– Эй, народ! – заорал вдруг мужчина с большим портфелем. – Кто пистолет потерял?

Я вздрогнула. Это уж как-то слишком, огнестрельным оружием просто так не разбрасываются. Думаю, лучше мне на всякий случай забежать за ларек с курами-гриль.

– Люди! – надрывался дядька. – Наган или браунинг валяется! Че, никому не нужен?

Толпа замерла. Я, ожидая, что прохожие перепугаются и начнут на разные голоса звать милицию, была поражена поведением горожан. Многие начали хлопать себя по карманам, полезли в сумки, стали оглядываться. Ладно бы им сообщили о потерянном бумажнике… Но пистолет! Или оружие теперь имеется почти у каждого?

– Ой, это наш! – завопила старушка лет семидесяти, облаченная в элегантный серый костюм. – Кто его обнаружил? Не трогайте! Он Витин! Беги, маленький, вон тот дядя глазастый! Ну ты растеряха…

Семилетний мальчонка понесся через толпу, а я почувствовала себя действующим лицом фильма про суперагентов. У входа в подземку потеряно огнестрельное оружие, никто, кроме меня, не испугался, а «ствол», оказывается, принадлежит ребенку!

– Не забудь поблагодарить дядю, – надрывалась старушка. – А то бы нас с тобой вечером мама отругала, мол, опять Сережа хорошую вещь обронил. Между прочим, эта дрянь немалую сумму стоила…

– Спасибо, дяденька! – послушно проорал мальчонка и поднял с асфальта большой ярко-зеленый игрушечный наган.

Мне стало смешно. Ну что я за человек такой? Обладаю даром замечать разные нестыковки, способна порой, сложив два и два, получить четыре, но иногда проявляю редкостную тупость!

– Женщина, вам чего надо? – донеслось из трубки.

Я оторвалась от созерцания действительности.

– Веру Петровну позовите, пожалуйста.

– У нас нет сотрудницы с таким именем.

– Ефремова – хозяйка дома.

– Особняк, как и весь поселок «Изумрудный», принадлежит агентству «Сотисити», – заученно пояснила незнакомка.

– Простите, а вы кто?

– Бригадир уборщиц, готовим здание для новых клиентов.

– Ой! Стойте!

– Что вы хотите?

– Мне необходимо осмотреть коттедж. Вы еще долго будете там работать?

– За неделю управимся, – деловито пояснила женщина. – Пока их мусор вынесем, почистим тут все, отскребем…

– Ничего не трогайте, умоляю! Уже спешу в поселок!

– Мы сегодня только коробки и моечные средства завозим, – сообщила собеседница. – А посетить дом вы сможете лишь в присутствии менеджера, Иголкиной Натальи, он за ней закреплен.

– Дайте телефон риэлтора! – запрыгала я. – Немедленно!

– Пишите… – по-прежнему равнодушно ответила бригадирша.

Прижимая к груди мобильный, я вошла в громадный торговый центр, раскинувшийся у метро, села у эскалатора на скамейку, подумала пару минут и быстро соединилась с Иголкиной.

– Значит, вы хотите снять дом? – обрадовано уточнила Наталья.

– Да, да, в поселке «Изумрудном», – зачастила я. – Вроде там есть свободный.

– И верно… – протянула Иголкина. – Жильцы вчера внезапно от аренды отказались. Ну что ж, такое случается. Хорошо, я покажу его вам через семь дней. Сейчас в здании идет уборка.

– Нет, нет, это поздно! Я очень тороплюсь.

– Ладно, давайте в четверг.

– Сегодня, сейчас!

– Но помещение не отмыто.

– Плевать!

– Особняк не имеет товарного вида, – упорствовала Наталья.

Я набрала полную грудь воздуха и начала самозабвенно лгать, поражаясь полету собственной фантазии.

– Через восемь дней в Москву из Америки прибывает мой муж, миллионер Джонсон. Мы живем в Нью-Йорке, а теперь решили провести десять лет в России. Поскольку экономическое положение вашей страны нестабильно, муж не желает покупать жилье, он намерен снять особняк. Оплата за десятилетие вперед! Естественно, если арендная цена увеличится – мы добавим. Но у меня мало времени. Вам ясно?

– Вы говорите по-русски как москвичка! – восхитилась Наталья.

– Мы эмигранты, родились и выросли в столице. Или едем смотреть особняк сейчас, или я обращаюсь в другое агентство.

– Зачем же так! – испугалась Иголкина. – Я готова вас сопровождать! Куда за вами заехать?

Я на секунду замолчала. Ну где может находиться обеспеченная американка? Тут же в голову пришло решение:

– Посольство США знаете?

– Естественно.

– Ну и отлично. Жду вас на площади Восстания. Там перед высотным зданием разбит небольшой сквер, я буду на скамейке, самой ближней к Садовому кольцу.

– Отлично! – воскликнула Иголкина. – Уже еду.

Я сунула телефон в сумочку и опрометью бросилась к метро. Очень надеюсь, что прибуду к месту встречи первая. В Москве километровые пробки, подземка, несмотря на духоту, толчею и отвратительные запахи, остается самым удобным, а главное, мобильным видом транспорта!

Очевидно, Иголкина навидалась всяких клиентов, потому что она ничуть не удивилась, увидев меня, а я лишний раз похвалила себя за сообразительность – образ выбран безупречно. Американки, как правило, более тучные, чем россиянки, и им, в отличие от москвичек, наплевать на одежду – натянут бесформенные джинсы, футболку, ветровку, кроссовки, соберут волосы в хвост и чапают по улицам. А я выгляжу именно так. Лет двадцать назад в таком виде прикинуться гражданкой США было бы затруднительно, а сейчас… Мои джинсы и впрямь сшиты за океаном, кроссовки тоже фирменные, футболка без заморских ярлычков, зато на ней написано «Women» (это шутка такая, чтобы окружающие сориентировались, какого пола встреченный ими на улице бегемот).

– Ох и жарко же! – пропыхтела Иголкина, когда мы, обе нехилые тетеньки, втиснулись в ее крошечную иномарку. – Октябрь на дворе, а похоже на август.

– Хотите мороженого? – решила я наладить дружбу. – Вон там ларек. Лично мне нравятся вафельные стаканчики.

Наталья засопела.

– Я на диете, – наконец нехотя призналась она, – худею.

– Получается?

– С переменным успехом, потеряла пятнадцать кило.

– Вот здорово! – оживилась я. – Мне такое не удалось ни разу, хотя я перепробовала множество диет. Допустим, очковая…

– Ерунда, – отмахнулась Иголкина, – это обман. Я ее месяц придерживалась, потом сообразила, пирожок – десять единиц, а кусок сала – две. Так не бывает! Перешла на яичную.

– А это что за зверь такой?

– Три яйца на завтрак, одно на обед, четыре на ужин. И бутылка минералки без газа. Все! И так двадцать дней.

– Жестко, – поежилась я.

– Я выдержала неделю и попала в больницу, – вздохнула Иголкина. – Печень взбунтовалась.

– Много желтка вредно, – деловито подхватила я. – Вот капустная диета, которую еще называют иногда испанской, это здорово.

– Жрешь белокочанную, цветную, брокколи и савойскую? – засмеялась Наталья. – Знаю, проходила, ноль эффекта. Мне больше «три цвета» понравились. В понедельник лопаешь помидоры, красный сладкий перчик, мясо, семгу, свеклу, клюкву, во вторник абрикосы, сливочное масло, сыр, желток; в среду листья салата, авокадо, зелень… Красный-желтый-зеленый, вроде светофора. Очень хорошая вещь. Одна незадача – я на ней дико поправилась. Пришлось на гречку переходить.

– Диета доктора Капниста!

– Слышали про нее?

– Конечно! Гречка и селедка. Только два ингредиента. Смешать и есть восемь раз в день.

– Помогло?

– Выдержала всего сутки, – призналась я.

– А я десять выстояла, – похвасталась Наталья. – И опять в клинику загремела – желудок умер. Еле оклемалась! Врачи у нас бездушные – капельниц понаставили, с кровати вставать запретили… Тоска зеленая, на меня депресняк навалился, пришлось конфетами спасаться. В результате из-за докторов восемь кило налипло.

– Одной моей знакомой помогла арбузная разгрузка, – перебила я. – Три месяца на бахче – и стройняшка! Но у меня не получилось. Вернее, сами арбузы хорошо пошли, но из дома без памперса не выйти.

– А, – махнула Иголкина, – все это ерунда. Есть лишь один верный способ. Я его применила, и пятнадцать кило вмиг слетели.

– Можете рассказать?

– С удовольствием. Таблетка энергетической чистки!

– Что? – не поняла я.

– Вы никогда не задумывались, почему одни бабы жрут в три горла и остаются тощими, а другие, вроде нас с вами, с диеты на диету скачут без результата?

– Встречаются счастливцы с быстрым обменом веществ.

– Нет! У них энергия, прана, течет правильно, а у нас криво. Мне Раджив объяснил, – пустилась в подробности Наталья. – Могу дать его координаты. Он устанавливает, где у тебя в защите брешь, ты принимаешь таблетку, заедаешь целлюлозой, и оп-ля – ты газель!

Я покосилась на проезжавшую мимо маршрутку. Лично мне ни эта машина, ни антилопа с жилистыми ногами, толстой попой и широкой спиной не кажутся образцом красоты.

– Одна незадача, – вздохнула Наталья, – Раджив принимает поздним вечером, вам выспаться не удастся. Зато через короткое время жир испарится без следа!

– Давайте его телефон, – загорелась я, – я легко обойдусь без сна.

– Приехали! – обрадованно воскликнула Наташа. – Вот и «Изумрудный».

Я изобразила удивление.

– Быстро домчались!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *