Диета для трех поросят

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Зря я, однако, вспомнила про пампушку. Во рту моментально скопилась слюна, желудок сжался и напомнил о том, что его сегодня не кормили. Голод напал на меня раненым тигром, голова закружилась, и я узрела вывеску «Бистро».

Как человек, постоянно борющийся с лишним весом, я отлично знаю, сколь губительно действуют на фигуру «перекусы». Нет ничего коварнее бутерброда. Вроде совсем невинная вещь – хлеб, масло, сыр, колбаска, а по сути настоящая бомба из больших калорий. Еще хуже орешки, вафли, мороженое, то есть все то, что сжевывается в одну секунду и не считается нами едой. Про чипсы я даже не упоминаю, они для человека, как атомная война против землян, от картофельных ломтиков, жаренных во фритюре, вас разнесет за считаные дни. Желаете уменьшиться в размерах? Ешьте здоровую пищу!

Сдерживая желание цапнуть в вагончике с надписью «Восточные грезы» шаурму, я добежала до приличного с виду кафе, вошла в небольшой, заполненный людьми зал и приуныла. Похоже, о правильном питании никто из посетителей никогда не слышал, на столиках дымились тарелки с пельменями или макаронами, а меню на стене у кассы радовало взор широким выбором блюд. «Вареники с бараниной». Это что такое?

– Девушка, вареники с бараниной из чего сделаны? – осторожно поинтересовалась я у здоровенной бабищи, возвышавшейся над прилавком.

– Из яблок, – последовал ответ.

Я растерялась.

– А при чем тогда мясо?

– Ой, народ! – закатила глаза барменша. – На пьяную ты не похожа, а дурничаешь. Шутканула я. Взяли тесто, на него фарш шлепнули, слепили, сварили – жрать подано, пожалуйста! С майонезом!

– С майонезом? – эхом откликнулась я. – Жуть!

– Бери со сметаной, – меланхолично предложила она. – Тоже ничего, если кетчупу плеснуть.

– Нина, – загремели от одного столика, – дай еще порцию флотских макарон! Да хлеба прихвати, я не наелся!

– Айн момент! – крикнула в ответ подавальщица.

Я, как завороженная, наблюдала за действиями хозяйки бистро. Она зачерпнула из кастрюли бело-коричневую, вполне аппетитно пахнущую массу, шмякнула ее в глубокую тарелку, щедро полила сверху белой субстанцией из бутылки с надписью «Провансаль», отрезала от батона четыре толстых куска и рявкнула:

– Егорыч, хватай, пока не остыло!

Очевидно, в бистро паслась постоянная клиентура, потому что никто из посетителей не удивился, а от столика у окна кинулся к прилавку тощий мужичонка, чуть крупнее собачки породы той-терьер. Ну как можно есть макароны и оставаться почти прозрачным? Может, у него глисты?

– Выбрала? – повернулась ко мне барменша.

– Нет, – пролепетала я.

– Лапша хорошая, с сыром и творогом.

– Спасибо, мне лучше чего попроще.

– Денег нет? – прищурилась Нина. – Можно полпорции.

– Слишком жирная еда, – ответила я.

– Ты больная? – нахмурилась тетка.

– Здоровее слона, – заверила я. И пояснила: – Я сижу на диете.

– Тогда бери салат, наш фирменный, «Герб Москвы».

– А он из чего?

– Отварная колбаса, крутые яйца, картошка, морковь, лук и зеленый горошек.

– С майонезом? – безнадежно осведомилась я.

– Не волнуйся, могу тебе двойную порцию положить, – пообещала Нина.

– Другого салата нет?

– Есть. «Цезарь».

Я обрадовалась: белое куриное мясо и зеленый салат вреда не нанесут, а сухари можно выковырнуть.

– Давайте.

Нина открыла другую кастрюлю.

– Ой, погодите, – расстроилась я. – И «Цезарь» с майонезом?

– Не с кетчупом же, – начала злиться Нина. – Соус «Цезарь» сделан из майонеза.

– И листьев нет, – машинально констатировала я.

– Так осень, облетели все!

– Я про салат.

– Какие-такие листья? – уперла кулаки в бока Нина. – Не кроликов кормим, людей. В «Цезаре» отварная колбаса, крутые яйца, картошка, морковь и лук.

– И чем же он отличается от смеси «Герб Москвы»? – удивилась я.

– Горошку нет, – справедливо заметила Нина. – Берешь? Вкусно! Сами готовим!

– У меня аллергия на майонез, – не желая обидеть приветливую Нину, ответила я.

– Бедняжечка, – от всей души пожалела меня барменша. – Не можешь поесть по-человечески, эк тебе не повезло.

– Нет ли в меню простой еды?

– А че тут сложного?

– Вегетарианского, с постным маслом.

– Не, за таким в аптеку беги, – засмеялась Нина. – В нашем ресторане все для обычных людей!

Я вышла на площадь и с тоской стала изучать точки быстрого питания. Вагончиков у входа в подземку была тьма. «Блины по-московски», «Пироги от Красной Шапочки», «Лапша китайская», «Корейские котлеты»…

Я вздрогнула. Вот уж к последней лавке я точно не приближусь. Люблю собак, но не в жареном или отварном виде.

– Девушка, вы, я слышал, искали вегетарианскую столовую? – Рядом остановился бородатый мужчина, вышедший из бистро.

– Тут есть такая? – обрадовалась я.

– За углом, – объяснил незнакомец. – Я каждый день мимо хожу, вижу вывеску «Еда на здоровье».

И правда, в нескольких метрах от шумной площади я обнаружила стеклянный павильончик, в отличие от бистро совершенно безлюдный.

– У нас постная еда, – не отрывая взора от газеты, сообщила буфетчица.

– Замечательно! Именно то, что мне нужно.

– Дежурное блюдо вареники с бараниной, – не потеряла суровости тетка.

– Минуточку, с каких пор баранина стала растением? – изумилась я.

– Это соя. – Коротко прозвучало в ответ.

– Беру! – заорала я.

Несколько желто-серых комков плюхнулось в миску, сверху шлепнулся соус.

– Не надо майонеза! – завопила я.

– Это соя.

– Все равно не хочу.

– Соя!

– Уже поняла. Но вкус-то майонезовый. И калорийность, соответственно, не маленькая.

– Значит, не хочешь?

– Нет.

– Во народ! То дай, то назад забери. Сто рублей!

– За что? Я ничего не ела!

– Тарелка запачкана?

– Да, – признала я, – вы же на нее пельмени плюхнули.

– Мыть надо?

– Конечно.

– Сто рублей.

– За что?

– Фу, – выдохнула буфетчица, – за помывку!

– Но я не пробовала блюдо!

– Этак мы до Нового году проболтаем! Если жаль денег, могу тебе блинов дать. С творогом.

– Вегетарианский творог?

– Соя! Из нее все что хочешь делают.

– Салатику не найдется? – робко спросила я. – Травка, листочки…

– Ступай к метро.

– Уже была, там одна выпечка.

– Заверни налево, увидишь супермаркет, перед ним клумба, надери ботвы и ешь! – рявкнула буфетчица и ушла в подсобное помещение.

Я уныло покинула «вегетарианскую» столовую. Может, Россию переименовать в страну «Майонезия»? Делать нечего, куплю шаурму и покачу к чудо-доктору Радживу.

Адрес, который дала «американке» Наташа Иголкина, оказался не офисным, а домашним, а молодой человек, открывший мне дверь, совершенно не походил на индуса – обычный российский парень с круглым лицом и носом картошкой.

– Заходите, – без всякого удивления сказал он. – Туфли не снимайте, натяните бахилы, идите в комнату, садитесь на стул. Курите?

– Спасибо, сигарет не надо.

– Никто вам и не предлагает. Вы курите?

– Нет, не балуюсь.

– Бросили?

– И не начинала.

– Плохо, – пригорюнился Раджив.

– Почему? – изумилась я. – Пытаюсь вести здоровый образ жизни.

– В мегаполисах нет горожан без патологий, – нараспев произнес Раджив. – Вот если бы вы курили, а бросили по моему приказу… Это хорошо способствует решению проблемы. Пьете?

– Нет.

– Совсем?

– Бокал шампанского на Новый год.

– Неразборчивы в связях?

– Я замужем!

– И кому мешает штамп в паспорте?

– Мне. Я очень люблю супруга.

– Он импотент?

– Конечно нет!

– Почему «конечно»? Сейчас поголовно у всех мужчин проблемы с эрекцией.

– Наш брак безупречен во всех смыслах.

– Значит, наркота, – явно обрадовался Раджив. – Какие стимуляторы предпочитаем: герыч? снежок?

– Что?

– Нюхаем, колемся, лижем, жуем? – распалялся Раджив.

Хорошо, что Наташа предупредила меня о начисто съехавшей крыше целителя, иначе я могла бы испугаться. Чудо-доктор выглядел странно и вел себя нелепо.

– Грибочки употребляем? – ворковал он. – Плесень хаваем? Клей «Минутка» [15] употребляем?

– Иногда, – обрадовалась я знакомому названию.

– Супер! – кивнул Раджив. – Почему сразу не сказали?

– Не думала, что это важно.

– Как часто применяете? Вспоминайте случаи.

– Все?

– Желательно. И не стесняйтесь, – откинулся на спинку кресла Раджив, – медик, как бог, должен знать все подробности.

Я призадумалась. Так, дня три назад я приделывала в ванной крючки: доставать дрель не решилась – сверло затупилось, а нового я не купила, и вообще, вдруг расколю красивый кафель… На помощь пришел клей «Минутка». В понедельник ремонтировала ручку у сумки – тот же состав хорошо справляется с кожей. Еще я попыталась соединить вместе части разбитой лампы, но потерпела неудачу. Считать ли последний случай? Наверное, да.

– Три раза, – сообщила я.

– Ну, не страшно! Опишите ваши ощущения от общения с клеем!

Я замялась.

– Не могу. Их не было.

– Дальше! И подробнее, пожалуйста.

– Я достала тюбик.

– Так.

– Выдавила клей на ручку сумки.

– Так, так.

– И все.

– Как? – забеспокоился Раджив. – Галлюцинации вспомните.

– Их не было, – пискнула я, осторожно сползая на край кресла и готовясь встать.

– Не может быть! – отрезал Раджив. – Не смейте мне врать! Эй, вы куда?

– Д-домой, – прозаикалась я. – До свидания.

– Сидеть! Какие же вы все трусы…

Я вжалась в кресло.

– Начнем сначала, – более ласково предложил врач. – Ну?

– Я достала тюбик.

– Ваши мысли при этом?

– Э… хочу выдавить пару капель на ручку сумки.

– Далее?

– Намазала кожу.

– На лице?

Дикость предположения меня ошарашила.

– Вот уж идиотство! Зачем?

– Многим нравится, – бесстрастно обронил Раджив. – Понял, вас заводит сумка. Говорите!

– О чем? – пролепетала я.

– Куда дели ридикюль?

– Поставила в шкаф.

– Первый раз сталкиваюсь со столь своеобразным способом получения кайфа, – заморгал Раджив. – Как вы нюхали клей?

– Я им просто клеила! У сумочки порвалась…

– Фу! Так в чем же ваша проблема? – возмутился парень. – Притопали и гоните хрень! Не пьет, не курит, не колется, по мужикам не шастает… Я-то вам зачем?

15

Название придумано автором.

– Наташа Иголкина сказала, что вы умеете снижать вес, – прошелестела я, – продаете таблетки энергетической чистки.

– О боги! – закатил глаза Раджив. – Тысячи, миллионы людей на земном шаре погибают в корчах, а я трачу силы и время на пустяки. Жрать надо меньше.

– Я ничего не ем!

– Врете!

– Честное слово! Если не хотите мне помочь, я пойду…

– Десять тысяч, – глядя в стену, процедил Раджив.

Я быстро полезла в кошелек. Грубость врача вдруг произвела на меня положительное впечатление. Ну подумайте сами: Раджив не принял меня за клиентку, более того – он заметно расстроился, когда сообразил: у ночной гостьи особых поведенческих проблем нет. Если шарлатан хочет срубить с вас денежки, он, наоборот, проявит к вам любовь и ласку. Или, вроде того мошенника – врача с лазером, станет детально растолковывать принцип работы своего ноу-хау, чтобы сбить пациента с толку и заставить его выложить деньги…

– Дурак же я был… – запричитал Раджив, встав и направляясь к письменному столу, заваленному толстыми томами. – Помог одной корове, дал ей таблетку, так пол-Москвы прибежало! Я, между прочим, отличный нарколог, справляюсь с самыми запущенными случаями. А тут тетки с неконтролируемым аппетитом, гастрономические монстры… И когда только у меня запас пилюль закончится? Сделал на свою голову… Нате!

– Это она? – благоговейно спросила я, рассматривая нечто небольшое, коричневое, похожее на пуговицу. – И как этим пользоваться?

На лице Раджива появилось выражение муки.

– Идете в аптеку и покупаете целлюлозу.

– В смысле пластмассу? Из которой кукол делают?

– Боже, дай сил мне вытерпеть! – взмолился доктор, возведя взор к потолку. Быстро сделал короткую серию вдохов-выдохов и заорал: – Не целлулоид, а целлюлозу, микрокристаллическую! Она в таблетках! Хватай ее побольше, добавка принимается из расчета одна доза на пять кило веса. Ясно?

– Да, да!

– Съела нужное количество целлюлозы и запила литром – подчеркиваю: тысячью миллиграммов! раствора Редигера. [16]

– Кого?

– Скажешь провизору, он поймет. Покупай бадью. Или бери порошок, дома сама разведешь.

– Да, да! – попугаем талдычила я.

– Целлюлоза, раствор, потом жрачка.

– Какая?

– Любая, какую захочешь.

– И торт?

– Хоть взбитые сливки.

– Что-то я не пойму…

– А тебе и не надо!

– Таблетку куда девать? Вот эту, энергетическую.

– Глотай прямо тут.

– Класть в рот?

– Ты умеешь жрать другим местом? – обозлился Раджив.

– Нет.

– Тогда запихивай орально. Не тяни время, меня ждут более важные дела! Не желаешь, уматывай, уговаривать тебя не собираюсь.

Я живо положила «пуговицу» на язык, с некоторым усилием отправила ее в желудок и поинтересовалась:

– Она одноразовая?

Раджив захохотал.

– Хочешь ее многократно использовать?

– Нет, нет, – сообразила я.

– Топай в аптеку, – нарколог потерял ко мне всякий интерес, – покупай целлюлозу и раствор. Принимай их шесть раз в день. Потом хоть обожрись! А меня оставь в покое, больше сюда не суйся, не пущу. Покедова, меня ждут великие дела.

– До свидания, – тихо вякнула я и бочком-бочком стала пробираться в прихожую.

– Эй! – вдруг гаркнул Раджив. – Стоять.

– Что случилось? – испугалась я. – Вы решили отобрать у меня таблетку?

– Боже! – снова закатил глаза врач. – Нет, оставь ее себе. Хотел тебя попросить: когда начнешь худеть, никому про меня не рассказывай. Договорились? А то придется вечно жиртресты лечить, а у меня другое предназначение в жизни!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *