Диета для трех поросят

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 26

До сих пор меня толкало на решительные действия желание найти несчастную Лиду, которая, очутившись на улице, позвонила мне, поскольку именно я опрометчиво посоветовала ей изменить свою жизнь. Честно говоря, не могу назвать себя очень уж жалостливым человеком. Я спокойно прохожу мимо бомжа, спящего на картонке, и не подаю милостыню бабке, которая, закутавшись в платок, бьет с протянутой рукой земные поклоны.

Проявить христианское милосердие, скажем, к последней, мне мешают простые размышления. Ну почему старушка, завернувшись в рванину, позаботилась надеть на ноги почти новые качественные сапоги из натуральной кожи? Ответ прост: пенсионерка боится простудиться и понимает, что наивным прохожим в первую очередь в глаза бросится ветхая верхняя одежонка, на ее обувь спешащий по своим делам народ внимания не обратит. А в них-то вся правда! Бабка вовсе не божий одуванчик, она вполне молодая женщина, умело загримированная под столетнюю нищенку, поэтому и надвинула платок до кончика носа. По какой причине я должна поддерживать ее «бизнес»?

Что же касается лица без определенного места жительства, то тут тоже все не так просто. Каким образом мужик лишился квартиры? Он пьет с горя, из-за потери жилплощади, или попросту пустил по ветру квадратные метры из-за страстной любви к зеленому змию? Даже рискуя показаться кому-то злобной, скажу: я не верю в то, что алкоголизм – болезнь. Вернее, после определенного количества лет, проведенных в обнимку с бутылкой, пьянство становится недугом, но, простите, кто вынудил ханурика браться за огненную воду в самом начале «карьеры»? Его привязывали к стулу и насильно вливали в рот несчастного водку? Нет, мужик сам тянулся к «пузырю», забыв о семье и работе. Ну и почему надо умиляться, глядя на оборванца? Он собственными руками превратил себя в то, чем сейчас является. В Москве полно по-настоящему несчастных людей, инвалидов, которых злая болезнь лишила трудоспособности, но они не клянчат рубли на перекрестках. Если уж и проявлять милосердие, то надо помогать им!

Я потрясла все еще слегка гудевшей головой. Что-то меня унесло в размышлизмы… Всего-то хотела сказать: нужно найти Ирину-Лиду, пока бедняжку не обидел злой человек. Но сейчас к этому желанию прибавился охотничий азарт и ранее неизведанное мною ехидное злорадство. Похоже, Вера Петровна посчитала меня полной дурой – позвала участвовать в спектакле, наврала с три короба, а потом быстро замела следы и смылась. Мадам просчитались, думая, что наивной работнице «Прикола» никогда не найти обманщицу. Она решила так: дом снят по украденному паспорту деда Пихто, сам Борис Гурьевич умер, Анекдотическая улица расселена, соседи, знавшие Гамавердию Патовну, разлетелись по Москве, да и вообще психотерапевт не Вера Петровна, в документах стоит другое имя. Представляю, как вытянется лицо у дамочки, когда она увидит меня на пороге! Ни за что не уйду, пока не вытрясу из мерзавки все сведения об Ирине-Лидии. Гама должна знать о ней достаточно информации…

Минуточку! Я притормозила, вытащила мобильный и, поглядывая в полученную от Ирины бумажку, набрала номер.

– Да, – недовольно протянул сонный, определенно знакомый голос.

Первым моим желанием было заорать: «Попалась, негодяйка!» Но, сами понимаете, этого делать было никак нельзя. Прикрыв носовым платком трубку и зажав нос пальцами, я загудела:

– Аварийная беспокоит. До часу дня приедем размечать трубы.

– Что? – уже более внятно осведомилась психотерапевт.

– Газовая служба. Составляем план разводки коммуникаций. Убедительная просьба дождаться нашего инженера-геодезиста, он придет до обеда, – сердито частила я.

Не успел рот захлопнуться, как я адекватно оценила сказанную глупость. Геодезист не имеет никакого отношения к бытовому газу, это человек, который стоит на дороге с таким приборчиком на треноге. Ей-богу, не знаю, что он измеряет или ищет, но уж точно не газовое месторождение.

Вера Петровна протяжно простонала:

– На часы смотрели? – Психотерапевт тоже явно не знала, кто такой геодезист, и поверила мне.

Люди, будьте бдительны! Ну почему основная масса из нас доверяет чужим словам? «Кто звонит? Районная поликлиника. Проводим анкетирование, ответьте на вопросы. Где вы храните деньги?» И ведь большинство, услышав подобное, честно сообщит правду!

– Вот черт! – сердито сказала Вера Петровна. – Наплевать мне на ваши обмеры, у меня свои планы на сегодняшний день. Даже не надейтесь, что я останусь дома!

– Пожалуйста, – бесстрастно ответила я, – бригаде без разницы, где станете готовить жрачку. Авось с голоду не помрете! Купите электроплитку, на ней щи и сварите.

– Не поняла? – насторожилась психотерапевт.

– Объясняю ишо раз для малограмотных людей: газовая служба делает план разводки труб.

– И чего?

– Не со скуки же наши парни прикатят? Спустя неделю в доме установят новую магистраль, старую отключат. Ежели ваша квартира будет не обмеренной, рабочие ее минуют, останетесь без газу, – нарисовала я малоприятную перспективу.

– Что за безобразие!

– Не ругайтесь, – откликнулась я, – в подъезде десять дней объявление висело.

– Я не видела! – заорала Вера.

– Наверное, уезжали, – предположила я, – вот и не в курсе теперь. Мы давно жильцов предупреждали. Короче, сами решайте, а нам по барабану, с газом вы или без оного. У меня дома плита отлично горит, остальное не колышет. Просто как диспетчер я обязана бригаде наряд выписать, вот и обзваниваю людей, составляю расписание, к кому в какую очередь идти.

– Извините, я вспылила, – замела хвостом собеседница, – спросонья я всегда злая. Конечно, посижу дома, дождусь ваших служащих. Маленькая просьба, не могут ли они начать с моей кухни? Я работаю в послеобеденное время.

– Хорошо, – тщательно скрывая радость, согласилась я, – примерно через час они приедут. Мы всегда идем навстречу гражданам, которые по-человечески просят, не отказываем.

На лестничной клетке блочной башни было полутемно. Вера Петровна, распахнув дверь, прищурилась и с легким недоумением спросила:

– Мосгаз?

– Угу, – буркнула я.

– Вы женщина? – задала она идиотский вопрос.

– Ага.

– Я думала, все газовщики мужчины, – изумилась хозяйка.

– Если вы ждали парня, я могу уйти, – пробасила я.

– Ну что вы! – засмеялась хозяйка. – Извините за глупые слова. Вот она, эмансипация во всей своей красе – мы, несчастные женщины, теперь выполняем самую тяжелую работу!

Я вошла в прихожую, тускло освещенную маленьким бра, и, снимая ветровку, встала лицом к вешалке. Вера Петровна тщательно заперла дверь, навесила цепочку и щелкнула выключателем. Под потолком празднично вспыхнула хрустальная люстра.

– Может, перед началом обмера чайку выпьете? – гостеприимно предложила хозяйка.

– С удовольствием, – согласилась я и повернулась к ней. – Если учесть, что разговор нам предстоит долгий и нелегкий, то чаепитие весьма кстати.

Психотерапевт вытаращила глаза.

– Ты? – ахнула она.

– Не рады встрече? – спросила я.

Вера Петровна шагнула к двери.

– Но… это… меня… здесь… Немедленно убирайся!

– Очень мило, – засмеялась я. – Вы, однако, непоследовательны. Пару секунд назад предложили гостье чаю и тут же гоните ее вон. Это свидетельствует о поведенческих проблемах. Не пора ли вам обратиться к психологу? Давайте поговорим об этом.

– Как ты меня нашла? – нервно воскликнула хозяйка.

Я пожала плечами.

– Легко!

– И зачем пришла?

– Не люблю, когда из меня делают дуру, используют втемную, врут, втягивают в криминальную ситуацию.

– А что, собственно, такого произошло? Я наняла актриску в агентстве «Прикол», – возмутилась Вера Петровна, – оплатила ее услуги. Какие проблемы?

– Никаких. Но если учесть, что Олега Михайловича убили…

– Его смерть была случайной! – возмутилась психотерапевт. – От инфаркта. Эй, куда поперла?

Я, не обращая внимания на негодующие восклицания хозяйки, пошла в глубь квартиры. Сейчас найду кухню, спокойно сяду, вот тогда и побалакаем!

– Стой! – затопала ногами Вера Петровна. – Я милицию вызову! Тебя арестуют за вторжение на частную территорию.

Мне стало смешно.

– Замечательно. Приезд милиции в форме сильно облегчит мою задачу. В присутствии официальных лиц мне будет легче добиться ответов на ряд вопросов.

– Каких? – неожиданно мирно осведомилась психолог.

– О! Их много. Почему дом в «Изумрудном» был снят по паспорту, украденному у Бориса Гурьевича Пихто, ныне покойного? Коим образом Лида Фомина превратилась в Ирину? Зачем вы обманули Ренату Логинову, хозяйку агентства «Прикол», а потом и ее сотрудницу, Татьяну Сергееву, представившись супругой Олега Михайловича?

Вера прижала руки к груди, я склонила голову набок.

– И это только начало. Желаете, чтобы «интервью» происходило в кабинете у следователя? С моей стороны протеста не последует!

Психотерапевт рухнула на табуретку и обхватила голову руками.

– Меня саму обманули.

– Кто?

– Жена Олега.

– Да? В чем же?

Вера подняла голову.

– Я отличный специалист!

– Не сомневаюсь.

– Знаешь, какая сейчас конкуренция среди психотерапевтов?

– Понятия не имею, никогда не обращалась к душеведам, – призналась я.

Вера Петровна поежилась.

– В любой газете полно бесплатных объявлений, вроде: «Помогу решить любые ваши проблемы, сделаю вас успешным и богатым. Курс сеансов изменит вашу жизнь». У народа нынче новая забава – общение с психотерапевтом. Но настоящих специалистов в стране раз, два и обчелся! Остальные окончили двухмесячные курсы, получили красивый диплом, но на деле ничего не умеют. Да сама посмотри!

Хозяйка вскочила, подошла к буфету, схватила лежавший на нем журнал и протянула мне.

– Поинтересуйся! Это научно-популярное издание, рассчитанное на массового читателя. Еще пару лет назад люди стеснялись обращаться к психологу, потому что путали его с психиатром, но теперь ситуация кардинально изменилась. Вот, смотри… «Академик космобиологически-психологической академии сохранит брак на любой стадии развала», «Сексуальные проблемы – это не навсегда. Ваш личный психосексопатолог», «Достичь высот в бизнесе легко, надо лишь обратиться в департамент психологического управления сознанием» [19]. Дальше еще лучше! «Обучим психотерапии за месяц. Гипноз, НЛП, работа с детьми», «Диплом психолога в любом возрасте, стань специалистом за три недели». Недоучки плодят недоучек! Настоящим профессионалам, таким, как я, невозможно работать! Сбивают цены! Я, в отличие от «профессора космобиологической психологии», не обещаю скорого результата, говорю клиентам: «Мигом от проблемы вы не избавитесь, понадобятся месяцы упорного труда». Но люди глупы, поэтому, услыхав честное заявление, убегают к шарлатану, который им обещает: «За один раз превращу вас в молодого, удачливого, здорового…»

19

Автор взяла подлинные объявления из прессы.

– Нельзя ли поближе к теме? – бесцеремонно сказала я.

Вера Петровна снова села. И полился ее рассказ…

Закончив институт и защитив диссертацию, Гамавердия пристроилась на службу в одну из немногих по тем временам консультаций «Семья и брак». Очень скоро женщина поняла, что нужно поменять имя, и стала представляться всем Верой Петровной. А еще она сообразила: выбранная профессия может быть в прямом смысле слова золотой. Вера занималась со своими клиентами упорно и тщательно. Вкратце ее методика выглядела так: приходит мужчина и жалуется на отсутствие сексуального влечения к жене. Психолог тщательно расспрашивала клиента и нащупывала ниточку, ведущую к проблеме. Оказывается, мальчика в детстве соблазнила домработница. На женщине, обучившей подростка азам плотских утех, было зеленое платье и синие туфли, и весь процесс проходил под аккомпанемент симфонического концерта, звучавшего из радиоприемника. Докопавшись до необходимой информации, Вера начала действовать. Она оборудовала комнату, достала соответствующую музыкальную запись, одела жену импотента в зеленое платье и синие туфли… И происходил перенос – теперь супруга вызывала у мужа необходимые эмоции. Вера отлично знала: мужская недееспособность редко имеет физиологические причины, как правило, она гнездится в мозгу.

Конечно, сейчас психотерапевт описывала мне свой метод грубо, в реальности Вера действовала гораздо тоньше, процесс излечения подчас занимал месяцы. Но, как правило, пациенты оставались довольны. Вера Петровна нравилась людям. Всем, кроме коллег.

– Знаешь, чем занимаются психологи, оказавшись в тесной компании друг с другом? – вдруг спросила собеседница. И, не дожидаясь ответа, заявила: – Выясняют, кто из них гениальнее…

А еще остро стоял вопрос денег. Клиенты платили Вере немалые гонорары, что очень злило остальных сотрудников «Семьи и брака». На Веру начали строчить доносы, упрекали ее в использовании служебной площади с целью личного обогащения. В конце концов она уволилась и пустилась в свободное плавание.

У дурной славы быстрые ноги, но и сведения о хорошем специалисте распространяются мгновенно. Вера не имела недостатка в клиентах. Она сняла небольшую квартирку в спальном районе и стала практиковать частным образом. Довольно долго психотерапевт не знала горя, затем на нее наехала налоговая инспекция: кто-то «капнул», что Вера не платит налоги государству.

Женщина сумела отбиться, отказалась от снятой по своему паспорту жилплощади. Пораскинула мозгами и стала арендовать новое помещение для каждого отдельного случая. Но теперь, опасаясь встречи с налоговиками, она действовала хитро – использовала паспорт Пихто, попросту украденный у Бориса Гурьевича.

В последнее время дела у Веры Петровны шли неважно. Появилось слишком много жадных конкурентов, ритм жизни убыстрился, народ более не хотел обстоятельных спектаклей, а Вера Петровна действовала по старинке – погружала клиента в «пьесу» на дому и просила за работу весьма приличный гонорар. Ручеек желающих вылечиться мелел и в конце концов высох. За последний год к ней никто не обратился. Вера Петровна подрастратила подкожные запасы и откровенно приуныла. Понимаете теперь, как она обрадовалась, когда у нее внезапно появилась работа?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *