Добрый доктор Айбандит

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

Вот и получены ответы на многие вопросы: почему синяя «десятка» вдруг обернулась вишневой «девяткой», откуда у Федора Волкова взялись средства на строительство больниц, каким образом Марина Евгеньевна в возрасте, когда актрисы в основном уже завершают карьеру, добилась огромного успеха. И так далее. Ясно даже, почему в загородном доме Волковых все снимки хозяйки с великими мира сего сделаны относительно недавно. До той аварии Марина Евгеньевна была никому не нужна. Слова Евгении о том, что мать некогда отказалась от съемок в культовом фильме, дабы заниматься детьми, – беспардонная ложь. Никто «заднице лошади» заманчивых предложений не делал, и о детях она, похоже, не особенно думала. Не зря же Женя Волкова оговорилась, что в детстве проводила все лето с детсадом на даче, а потом в лагере.

Короче, Женечка наврала мне с три короба. В том числе и про Николая, якобы читавшего учебники в момент смерти Олега. Не было парня дома, как я и думала… Только лгать надо уметь, а Евгения, в отличие от маменьки, не особенно искусна в лицедействе. Поэтому, с одной стороны, ее рассказ изобиловал неточностями и нестыковками, а с другой – она, сама того не желая, сообщила чистую правду: про то, что отец схватил ключи и уехал к месту аварии на своей обожаемой «девятке».

Понятно теперь, почему в «Барабане» был опубликован снимок «десятки», возле которой сидела девочка в неподобающей возрасту одежде. Следователь Ласкин отнял у папарацци фотоаппарат, но у репортера был при себе второй.

Предвижу ваш вопрос: на лице Элеоноры есть яркая примета – родинка чуть повыше переносицы, так? Почему же девчонку никто не опознал? Так номер-то не вышел в продажу! Помните надпись, сделанную рукой Никиты Васильева? «Барабан» умирал, вышло два последних выпуска: в первом был снимок настоящей аварии, во втором – фальшивой, но и та, и другая газеты остались на складе. Листок прекратил свое существование. Отару Милия фантастически повезло.

Прояснилась ситуация и с водительским креслом, и с количеством пассажиров в «Жигулях». Я, увидев на снимке смятые пакеты из-под бургеров и пустые пластиковые стаканы, решила, что в салоне находилось три человека. То, что их могло быть больше, просто один отказался есть, не пришло мне в голову.

Кстати, Борис Николаевич Ласкин тоже не обратил внимания на мусор в салоне. А еще он не снял с шеи пассажирки медальон с надписью «Э. Милия». Те, кто оказывал девочке в машине «Скорой» первую помощь, прочитали гравировку как «Эмилия», и следователь, естественно, не стал никого в этом разуверять. Вот так на свет появилась Эмми. Вульгарную одежду, которую юная оторва нацепила для клуба, чтобы эпатировать окружающих, легко было выдать за наряд проститутки. Про запасные трусики в ее сумке Ласкин явно выдумал, желая как-то обосновать свою версию о ремесле пострадавшей. Ну а Евгения, общаясь со мной, повторила его ложь. Значит, Эмилия – это Элеонора… Ее мать Лиана умерла вскоре после того, как дочь взял под опеку Волков. Думаю, останься она жива, не смогла бы прожить в разлуке с дочкой и сумела бы уговорить мужа вернуть девочку в семью. Но у Отара теперь другая жена, во втором браке появилась новая дочь, Элеонора не нужна ни мачехе, ни отцу. И понятно, почему Эмми любит вязать – малышка с детства этому научена. Мозг отключил после аварии память, умственное развитие остановилось, а вот приобретенные навыки остались.

Ну и что мы имеем в сухом остатке? Я теперь знаю, кто такая Эмилия, выяснила правду об аварии, но это ни на сантиметр не приблизило меня к разгадке гибели пациентов Федора Николаевича. Митя Пасынков покончил с собой, потому что боялся стать сумасшедшим, Юра Винников и Костя Борисов повесились, Игорь Родионов вроде случайно погиб в аварии. И почти все мальчики перед смертью несли вздор про монстров и чудовищ. Как будто они впали в безумие. Но почему? Что повлияло на ребят? Лекарства, которыми потчевал Волков наркоманов, дают побочный эффект и вызывают проблемы с психикой? Но отчего недуг поразил лишь тех, с кем была близка Джина? И по какой причине девочку выдают за Лору Гаспарян?

– Офигеть, да? – ворвался в мои уши голос Владимира. – История с аварией – прямо сюжет для детективного романа или кинофильма.

Я вздрогнула и внезапно ощутила тошноту.

Официантка поставила перед Цыганом чашку с латте, я вдохнула аромат кофе и передернулась.

– Чего-то ты побледнела, – немедленно заметил мою реакцию собеседник.

Я попыталась улыбнуться.

– Все в порядке. Сейчас закажу себе крепкого чаю. Наверное, давление упало. У тебя есть мысли по поводу нападения на Розу?

Цыган откинулся на спинку стула.

– Точно знаю: ее ранил кто-то из Волковых. Думаю, Николай. Федор мог бы, конечно, ударить женщину головой о край бака, но поднять тело, забросить в мусорный контейнер… Это вряд ли, физически тяжело.

– Откуда ты знаешь столько подробностей о происшествии? Про помойку и прочее, – удивилась я. – О них никому не сообщалось.

Владимир пожал плечами.

– Это моя профессия – добывать сведения. Информатора не назову.

– И не надо, – быстро отреагировала я. – А почему ты заподозрил Николая?

Цыган хмыкнул и выпил содержимое высокого стакана.

– Сейчас поймешь. Розка нацарапала свой опус и сдала владельцу библиотеки. Сестра ни секунды не сомневалась, что победит в конкурсе, но Васильев отдал пальму первенства самому юному «писателю», двадцатитрехлетнему блондину Костику, который вручил ему плохонькое сочинение о том, как жена стукнула мужа по башке скалкой. И только тогда до Розы дошло, почему Никита никак не реагировал на ее заигрывания: он просто не интересовался женщинами, положил глаз на смазливого парня.

Я подавила вздох. Да уж, не повезло владелице оранжереи, влюбилась не в тот объект. А Цыган продолжал подробный рассказ.

…Алахвердова в негодовании бросилась к брату. Рассказала ему в мельчайших подробностях всю историю и заявила:

– Отдам тебе собранный материал, а ты свяжись с Федором и предложи ему купить мои наработки. Иначе они попадут в прессу.

– Я подобным не занимаюсь, – решительно отверг ее предложение Владимир.

– Эй, ты ведь частный детектив, – напомнила сестра, – вечно копаешься в отбросах.

– Верно, – не обиделся брат, – такова специфика моей профессии. Но я не шантажист. И тебе не советую увлекаться этим стремным бизнесом. Такие дела обычно плохо заканчиваются.

– Ага, я потратила тысячу долларов и кучу времени, – зашипела Роза, – меня унизил Никита. А тебе наплевать? Должна же я получить материальную компенсацию!

– Никогда не практикую вымогательство, – повторил Владимир.

Слово за слово, они поругались, и Цыган ушел, не оплатив свой кофе.

– Глупо, конечно, – признался он сейчас, – но мне жадность Розы поперек горла стала, вот я и решил ее проучить.

– Не получилось, однако, – констатировала я, усмехнувшись, – Алахвердова так и не отдала за тебя деньги. Вы больше не встречались?

У Цыгана непроизвольно дернулась щека.

– Розка настырная, она мне потом перезвонила, хвостом замела. В общем, было так…

– Вовка, прости, – затрещала Алахвердова в трубку, – сама все сделаю. Завтра поеду к Марине Евгеньевне. Уже договорилась с ней о встрече, представилась ландшафтным дизайнером, ее страстной фанаткой, и сказала, что хочу своему кумиру бесплатно, в качестве подарка, цветочные композиции по дому расставить. Волкова сразу согласилась. Обожает звездень халяву!

Цыган насторожился и спросил:

– Зачем тебе актриса?

И сестрица изложила свой гениальный план. Оказывается, она не оставила мысли о шантаже. Для воплощения задуманного раздобыла мобильный номер Николая Волкова, позвонила ему и без долгих предисловий заявила: «Знаю правду про Элеонору Милия и о том, как синяя «десятка» стала вишневой «девяткой». Информация продается, цена пятьдесят тысяч евро. Если не купите ее, сведения попадут в прессу».

Услышав слова сестры, Владимир схватился за голову и высказал Розе все, что о ней думает. Затем спросил:

– Надеюсь, ты воспользовалась телефоном-автоматом? Или купила на рынке одноразовый мобильник?

А она в ответ:

– Нет, звонила со своего сотового.

– Вот ведь дура! – не удержался от комментариев частный детектив. – Да еще с гонором!

Алахвердова, услышав реакцию брата, давай вещать:

– Я прекрасно в людях разбираюсь! Николай не из тех, кто бандитов нанимает. Да и его отец предпочтет деньги заплатить и все по-свойски уладить. Точно знаю.

Цыган совсем разозлился, но спросил:

– Так зачем тебе наносить визит Марине Евгеньевне?

А тут самодеятельная сыщица (внебрачная дочь Шерлока Холмса, как выразился Владимир) выложила свою новую гениальную идею:

– Волков мне не перезвонил, значит, я должна ускорить процесс. Завтра на самом деле расставлю у актрисы букеты, уж пойду на новый расход, но вместе с цветочками разложу по комнатам «жучки», которые купила через Интернет, и узнаю, о чем тетка дома разговаривает. Потом звякну Николаю и пригрожу: «Вы под колпаком. Мне известно все! Вот ваша мама, например…» И дальше выложу, о чем актриса трепалась. Думаю, Николай испугается и точно раскошелится.

– Ну и как тебе ее идея?

Последний вопрос адресовался мне.

– Глупее не придумаешь, – оценила я. – При чем здесь Марина Евгеньевна? Логичнее уж подслушивать диалоги отца с сыном. Или их беседы с Женечкой. С какого бока тут актриса? Ее муж и дети не часто наведываются в загородный дом.

Цыган махнул рукой.

– А это еще одна особенность моей сестрицы. Вроде она не идиотка, вполне способна шевелить мозгами, но если никак не может заполучить то, что хочет, начинает тупить с такой силой, что диву даешься. Ее главная фишка – хитрость превращается в натуральный идиотизм. Сколько раз она умопомрачительные глупости совершала, когда понимала, что не достанется ей сладкий персик, другие его слопают! Вот и тут – с Никитой вышел облом, хотя она так старалась, деньги и силы израсходовала, ну и разозлилась моя сестрица, мозг атрофировался. Я велел ей ничего не предпринимать и навсегда забыть про вымогательство. Куда там! Вскоре Роза мне опять перезвонила – в голосе счастье, тараторит, аж захлебывается. «Жучки» она в доме актрисы удачно разместила, но не это главная удача. К Марине Евгеньевне явилось телевидение, и бешеная баба – я сейчас о сестре, а не об актрисе – мигом изменила план. Николай так и не перезвонил, значит, надо продать информацию журналистам. Роза познакомилась с кем-то из съемочной группы, ей пообещали гору бабок. Все время твердила: деньги, деньги, деньги… И вдруг отсоединилась. Я сто раз пытался с ней связаться, так эта дура трубку не брала. А потом один из моих информаторов сообщил: Алахвердова в больнице, без сознания, у палаты дежурит полицейский…

Владимир перевел дух и вновь позвал официантку, а я молча смотрела на Цыгана.

Знаю, как развивались события дальше. Розе неожиданно, во время нашей с ней беседы, звякнул Николай. Владелица оранжереи вмиг передумала связываться с телевидением и ринулась на встречу с младшим Волковым в надежде, что тот отсыплет ей больше бабок. Я же слышала, как она назначила цену – пятьдесят тысяч евро. Полагаю, узнав детали, Волков-младший потребовал отдать ему не только рукопись повести, но и газетные подшивки или хотя бы грозящие им разоблачением номера «Барабана» и «Горна». Алахвердова привезла доктора в библиотеку, а тот, заполучив компромат, ударил шантажистку головой о мусорный контейнер, забросил тело в помойку и удрал. Только одно странно: как же это врач не понял, что жертва жива? Хотя… Николай ведь не киллер, не часто убивает людей. Он, наверное, элементарно запаниковал. А может, подумал: женщина пока дышит, но если бросить ее в контейнер, она вскоре скончается.

– Что хотите? – спросила подбежавшая официантка. – Десерт?

Я повернулась на звук ее голоса и вскрикнула. Из головы девушки торчали рога, симпатичное личико стремительно обрастало волосами, зубы превратились в клыки, с которых капала кровь. В воздухе неожиданно резко запахло серой, начал гаснуть свет, потолок быстро поехал вниз, пол ему навстречу. Вдруг раздался вой, который перешел в оглушительный визг, мой мозг словно взорвался. Потом наступили тишина и темнота…

– Лампуша! – выплыл из мрака баритон Макса. – Вижу, ты очнулась.

Я открыла глаза, увидела над собой лицо мужа и спросила:

– Что случилось?

– Ничего особенного, если не считать, что пару суток назад ты с криком «Убейте монстра-оборотня!» свалилась в кафе в обморок, – объяснил Макс. – Спасибо, Владимир сразу позвонил мне, и сейчас ты в надежных руках врачей.

– Продрыхла два дня? – ахнула я.

– Временами ты просыпалась, – уточнил Макс, – но окончательно пришла в себя только сейчас.

Я тут же вспомнила свою встречу с братом Розы.

– Цыган рассказал мне много интересного!

– Знаю, – кивнул супруг, – мы с ним уже поговорили.

– Что со мной стряслось? – запоздало испугалась я. – Девушка-официантка неожиданно превратилась в оборотня, а незадолго до этого на меня накатила тошнота. И, поверь, накануне ночью я не разыгрывала тебя, а реально видела бомжа с монтировкой.

Макс вынул из кармана небольшую, размером со спичечный коробок пластиковую коробочку и вытащил из нее вязаный лоскут.

– Если я правильно понимаю, именно этот талисман, велев его держать ночью под подушкой, дала тебе Эмми?

– Верно, – кивнула я. – Сама не знаю, почему послушалась и взяла подарок в постель. Только сейчас, как я вижу, подаренный Эмми «дружок» пуст, а был туго набит. Но при чем здесь изготовленный девушкой оберег?

Макс поправил одеяло на кровати.

– Я долго думал, что общего было у умерших ребят. Все они спали с Джиной? Так ведь нет! Митя-то Пасынков не вступал с ней в интимные отношения. А потом до меня дошло: у подростков были «дружочки», с которыми они не расставались. Игрушки Винникова, Родионова и Борисова не сохранились, а вот Дима своего Буми отдал Анюте, и девочка вскоре заболела. А тебе, человеку нормальному во всех отношениях, начали вдруг после посещения клиники Волкова мерещиться чудища. Мне сразу вспомнилась поделка, подаренная тебе Эмми, о которой ты рассказывала. Ладно, не стану долго растекаться мыслью по древу, сразу скажу: у медведя Пасынкова в грудь вшито шелковое сердце, а в нем мы обнаружили капсулу, ранее наполненную спиртовой настойкой из сбора трав.

– Ну и что? – не поняла я. – Мне известно, что Эмми вкладывает во все поделки сердца.

– Ты не дослушала, – остановил меня Макс. – И Буми, и твой подарок были набиты особой смесью трав, главная составляющая которой гор… гон… Черт, постоянно хочу сказать горгонзола, но ведь это сыр. Вкусный такой, с голубой плесенью.

– Горгонзия! – воскликнула я. – Видела пучок в кабинете у Эмми, мне показалось, что он пахнет укропом. Девочка сказала, что эта трава в России не растет, ее привозят издалека.

– Ну, теперь-то я специалист, просто горгонзиевед, – усмехнулся Макс, – изучил все, что можно найти об этой дряни. Горгонзией[12] пользовались жрецы майя, если хотели быстренько отправить кого-то неугодного в мир предков. Вообще-то эта травка безобидна, ее можно спокойно съесть, и ничего не случится. Более того, горгонзия используется при некоторых болезнях желудка, ее заваривают и пьют люди во всем мире. Но вот если сделать особую настойку из некого сбора, а потом соединить с ней горгонзию, то травка примется источать приятный аромат, вдыхая который человек сначала потеряет аппетит, ощутит тошноту, дискомфорт в теле и решит, что он заболел гриппом. Правда, неприятные симптомы пройдут достаточно быстро, но на смену им явятся галлюцинации, жертва будет слышать голоса, подталкивающие к суициду. Даже если человек поймет, что такое состояние спровоцировано подаренной ему «добрым другом» вещью и выбросит ее, психика не сразу придет в норму. А мальчики держали «дружочков» в своих постелях или рядом и никогда не расставались с талисманами. Евгения прибегла к иезуитской хитрости – помещала настойку в капсулу, зная, что жидкость разъест стенки не сразу, а когда пациенты уже покинут клинику. Да и на отравление испарениями содержимого капсулы нужно время, никто не заподозрит Волковых – из больницы ведь подростки ушли в добром здравии.

Я не поверила своим ушам.

– Женя убивала бывших пациентов? Но что они ей сделали дурного?

Макс поудобнее устроился в кресле.

– Джина перестала заниматься сексом с теми, кто учился с ней в одной школе, переключилась на ребят из клиники и думала, что никто не знает о ее забавах. Да только Евгения быстро догадалась о хитрости доченьки и решила ее припугнуть. Мать поняла: никакие уговоры и лекарства не действуют на девочку, надо пойти иным путем.

– Бабка-гадалка! – закричала я. – Вот почему девочка в полицейской машине говорила: «Они все умерли, я приношу несчастье».

– Верно, – кивнул муж. – Мать, зная о том, как Джина относится к предсказаниям, наняла актрису, которая мастерски исполнила свою роль. А потом Евгения, чтобы убедить дочь, будто секс с ней приносит смерть, дала для набивки «дружочка» Юры Винникова горгонзию и сердце с начинкой в виде особой капсулы. Но ее план не сработал – Джина не сразу узнала о смерти парня и спокойно завела шашни с другим. Пришлось матушке повторить процедуру.

– Она сумасшедшая? – прошептала я. – Убить четырех мальчиков, чтобы отвадить дочь от секса… Не знаю, чем лечат нимфоманию, но явно не так. Вот почему заболела Анюта Пасынкова!

– Ну да, ей же достался от брата медвежонок Буми, – кивнул Макс. – Горгонзия, смоченная настойкой, не может действовать вечно, запах выдыхается. Как правило, трава «работает» месяц, а потом теряет способность ввергать человека в безумие. Тридцати дней обычно хватает, чтобы жертва свела счеты с жизнью, хотя многое зависит от физического состояния обреченного на смерть. Например, от его веса. Чем он меньше, тем скорей пойдет процесс. Анюте повезло – когда Буми попал в руки девочки, горгонзия уже была практически безвредной, но даже крошечной дозы отравы хватило, чтобы ребенок заболел. Хорошо, что малышку увезли в больницу, а Буми остался дома. Сейчас опасности для здоровья девочки нет, она поправляется. Что же касается Евгении и твоего вопроса про сумасшествие… С Волковой будут работать специалисты, они вынесут вердикт о ее вменяемости, но мне, человеку, ничего не понимающему в психиатрии, кажется, что вся их семья с левой резьбой. Марина Евгеньевна готова на что угодно, скажем, согласна изображать любящую бабушку чужой девочки, лишь бы вести телешоу, – актриса болезненно, патологически тщеславна и ради славы пойдет на все. Вспомни чучела животных в ее доме. Разве это нормально? А Николай… Он, между прочим, врач, но бьет Розу головой о контейнер, потом швыряет тело в мусорку и уходит, оставив ее умирать. В своем ли он уме? Знаешь, что милейший Коля сказал, когда ему начали задавать вопросы про Алахвердову и ту аварию? «Все неправда, меня там не было, с женщиной не встречался!» – твердил Волков-младший. Огромным потрясением для доброго доктора Айболита стало появление официантки из кафе «Сотый этаж», которая его мигом опознала и сказала, что он разговаривал с Розой. Поняв, что его уличили, Николай ляпнул: «Да, я хотел просто купить материал, собранный владелицей оранжереи. Но про аварию все вранье, ничего такого не было, Алахвердова все выдумала. И вообще, она сама поскользнулась и, упав, ударилась о бачок головой».

12

Травы горгонзия не существует, есть растение с иным названием, о котором здесь рассказана правда. Из этических соображений автор заменил его наименование.

– Он не доктор Айболит, – возмутилась я, – а доктор Айбандит! И к тому же полный дурак! Если Роза «все выдумала», то зачем Николаю платить ей деньги? И каким образом Алахвердова оказалась в контейнере с мусором? Случайно разбила себе лоб, а потом залезла в помойку?

– Сейчас рядом с Николаем постоянно находится адвокат, и младший Волков молчит. Его отец тоже не дает комментариев, – вздохнул Макс. – Думаю, что Федор, к сожалению, выскочит сухим из воды. ДТП было давно, хозяина клиники не привлекут к ответственности. Получается, будто Федор Николаевич просто согласился участвовать в спектакле, поставленном следователем Ласкиным. Можно, конечно, считать, что отец спасал сына от тюрьмы. Но на самом деле Волков-старший хотел денег, высокого общественного положения, уважения и даже зависти окружающих. Он использовал семейную трагедию, смерть Олега, чтобы обрести известность и стать богатым. И ему это в полной мере удалось. Федор получал от Отара столько денег, сколько ему требовалось. Олигарх более чем щедро платил за удочерение Элеоноры и молчание Федора с Николаем про то, что в машине еще был Гиви. Скажи, это нормально для отца – удочерить чужого ребенка и покрывать того, кто устроил аварию, во время которой погиб его собственный сын, чтобы обзавестись капиталом? И почему тебя удивляет поведение Евгении? Она – дочь своих родителей, член семьи, где старательно соблюдают внешние приличия, очень зависят от мнения окружающих, патологически жаждут славы и денег и не имеют никаких моральных принципов. Женя элементарно испугалась, что слушок о ее дочке-развратнице побежит по Москве, ударит по репутации Волковых и поток наркоманов, отпрысков богатых людей, поредеет, отчего у Федора Николаевича начнутся финансовые неурядицы. Учти еще такой момент: мать Джины, взрослая женщина, по-прежнему, как и много лет назад, мечтает добиться любви родителей. Но Марине Евгеньевне и раньше не было дела до дочери, в ее детстве и юности, и сейчас актриса не особенно ею интересуется. А Федор Николаевич, похоже, больше любит Николая, к Евгении же относится снисходительно. Ее не считают умной и талантливой, панибратски называют Женечкой. Вот доктор Волкова, не желая, чтобы ее Джина доставила родным неприятности, в кои-то веки и решила поступить по-взрослому – попыталась самостоятельно справиться с проблемой. Она по-своему любит дочь и хочет перевоспитать ее. Джина – родная кровиночка, а мальчишки-наркоманы ей чужие, их не жалко. Знаешь, что Евгения сказала во время допроса? «Все равно они бы скоро умерли. От наркомании не излечиваются. Парни спустя годы после курса лечения вернулись бы снова к своему пристрастию. Они не жильцы».

– Но Джину в конце концов все-таки заперли! – воскликнула я.

– Это Карелия Львовна виновата, – вздохнул Макс. – Она не просто помощница главврача, а давний друг семьи. И знала, что Джина страдает нимфоманией. Евгения советовалась с ней, когда выяснила, что дочка спит с пацанами, а вот отцу не рассказывала. Боялась, что он взбесится от злости, поэтому врала ему, будто Джина вылечилась. Карелия Львовна считала, что Федора Николаевича необходимо поставить в известность. У них с Женей по этому поводу постоянно шли споры. В конце концов дама сказала: «Джина продолжает свои художества, и надо решать проблему, а не прятать голову в песок. Я пойду к Федору». Женя упросила ее отложить визит, заверила, что будет давать дочери некое лекарство и та успокоится, перестанет даже думать о сексе. Только никаких таблеток у матери не было, она решила воплотить в жизнь план с применением горгонзии. Она надеялась на испуг Джины. Та должна была понять, что все ее любовники умирают, и перестать спать с парнями. Но Карелия бдительно следила за Джиной и нашла у нее сотовый, на который Дима Пасынков присылал эсэмэски. Терпение Карелии лопнуло, и она помчалась к своему шефу. Федор Николаевич пришел в ужас: не дай бог слух о том, что его сексуально озабоченная внучка соблазняет пациентов, разлетится по Москве! Тогда родители наркоманов потеряют доверие к врачу, который неспособен обуздать собственную внучку да еще смотрит сквозь пальцы на растление подростков. Глава клиники велел посадить Джину под замок под именем Лоры Гаспарян и начал лечить девочку.

– Он приказал сбрить ей волосы! – возмутилась я.

Макс протянул мне руку, продолжая говорить:

– Можешь встать? В палату, где держали дочь Жени, имели право заходить лишь Волков-старший, Николай и Карелия Львовна, да еще верная им, как собака, медсестра. Но дедуля решил подстраховаться – без роскошной гривы Джина стала неузнаваемой. А Евгения, встревоженная твоими слишком настойчивыми расспросами про давнюю аварию, в которой погиб ее младший брат, решила избавиться от излишне любопытной корреспондентки. Убийство подростков, бывших пациентов клиники, сошло ей с рук, поэтому она набила предназначенную для тебя подушечку своей фирменной начинкой. Но эффект был нужен быстрый, вот отчего она, набивая талисман для тебя, не капсулу положила, а натолкала одну обработанную определенным составом горгонзию. И тебе стало плохо почти мгновенно. Воздействие было кратковременным, ты скоро поправишься.

Мы с мужем медленно пошли к двери.

– Я могла ведь не положить мешочек под подушку… – задумчиво произнесла я. – У Евгении не было гарантии, что я воспользуюсь подарком Эмми. Я же не ребенок, который связал себе «дружочка» и не расстается с ним.

– И все же ты устроила талисман под подушкой. Кстати, почему ты так поступила? – спросил Макс.

Я остановилась.

– Не знаю. Может, потому, что от него исходил очень приятный запах. Аромат поделки похож на тот, что был у лосьона после бритья моего папы. Отец умер много лет назад, и вдруг такой родной, любимый запах… Не хотелось с ним расставаться.

Макс обнял меня за плечи.

– Евгения не знала про одеколон генерала Романова, просто решила, что ты используешь подарочек. Откуда такая уверенность? Нет ответа. Вот тебе образец человеческой логики: решила, и точка.

– Да уж, – поморщилась я. – Замечательная семейка – не знаешь, кто гаже и глупее. Хотя… Все-таки Федор Николаевич помогает бесплатно детям с улицы.

Макс скорчил гримасу:

– Я тут уточнил кое-какие цифры. Знаешь, сколько бесплатных пациентов было в клинике «Жизнь» за все годы ее существования? Двадцать человек. А платная больница пропустила через себя несколько тысяч. О милосердии Волков очень много говорит. Вопрос, сколько он делает!

Эпилог

Домой меня Макс забрал в понедельник и по дороге рассказал, что Николай и Евгения находятся под замком, а вот Федор Николаевич и Отар Милия избегнут наказания – срок давности по ДТП, в котором погиб Олег, давно истек. Кстати, олигарх сначала попытался врать, что Эмми не имеет к нему никакого отношения, но анализ ДНК подтвердил: девушка – его родная дочь Элеонора. Что теперь с ней будет, пока неясно. Как непонятна и судьба Джины. Вот кому скандал пошел на пользу, так это Марине Евгеньевне. Семья Волковых стала активно обсуждаться желтой прессой, а ведь плохого пиара не бывает, об актрисе говорят все, ее рейтинг растет, слава ширится.

Мне стало противно, но я задала вопрос:

– А почему Женя все-таки назвала своего отца «санитаром общества», ты уточнил?

– Дочь Волкова не вкладывала в эти слова тот смысл, который в них увидели мы, – пояснил Макс. – Она имела в виду, что папочка заботится об обществе, искореняет наркоманию, выполняет тяжелую работу санитара, вывозит грязь.

– Тогда уж он уборщик, – возразила я. – Знаешь, у меня от семьи Волковых самые неприятные ощущения. Как думаешь, Федор Николаевич продолжит свою деятельность?

Макс не ответил на мой вопрос. Он молча припарковался у подъезда и вдруг воскликнул:

– Егор!

Я выскочила из автомобиля и бросилась к сидевшему на скамейке мальчику. Он увидел меня и встал.

– Здрасте. Вот, приехал. Принимаю ваше предложение. До окончания школы поживу у вас. Нахлебником не стану – сдал квартиру в Дамбове. Держите, тут деньги, которые жильцы мне за месяц заплатили. Буду вам каждое пятое число всю сумму отдавать.

Я взяла протянутые купюры и серьезно сказала:

– Спасибо. Для нас эти деньги не лишние.

Потом осмотрелась в поисках кошачьей перевозки и спросила:

– А где твоя киса?

– С малышами у качелей, – ответил Егор. – Сейчас приведу.

Мальчик пошел в сторону расположенной неподалеку игровой площадки.

– Странная у него кошка, – удивилась я. – Играет с детьми, одна, без хозяина…

– Очень серьезный парень, – улыбнулся Макс. – Небось и мурка у него воспитана как ни у кого другого. Что такое? Слушай, ведь это совсем не то, о чем мы с тобой думали!

Мы оба примолкли и смотрели, как Егор приближается к нам, держа за руку девочку лет трех.

– Знакомьтесь, Киса, – громко сказал паренек. – Киса, поздоровайся.

– Очень приятно! – слишком радостно, явно пытаясь скрыть смущение, произнес мой муж. – А как Кису по-настоящему-то звать?

– Ариша, – ответил Егор. – Но она откликается только на Кису. Спасибо, что ее тоже пригласили. Без нее я никак.

– Ой, у нас дома в холодильнике шаром покати! – спохватилась я, пытаясь справиться с удивлением. – Сбегаю в супермаркет, он тут в двух шагах.

Слава богу, Макс сообразил, что мне необходимо прийти в себя, и сказал:

– Конечно-конечно, иди. И не торопись, мы пока будем думать, как лучше оборудовать комнату для Кисы.

Я пошла в сторону магазина. Значит, у Егора не кошка, а сестричка. Надеюсь, он никогда не догадается, что мы приглашала его вместе с кисой, а не с крошечной девочкой. Но теперь обратного пути нет, в нашем доме появилось двое детей. Странно, почему Наташа в своем письме к Максу не упомянула про дочь? Ответа на сей вопрос не было. Интересно, а что скажет Капа, когда узнает, что давно уже бабушка? Ну, полагаю, скорей всего моя свекровь не ощутит особых эмоций, ведь вся ее любовь отдана Микки.

Я вошла в супермаркет, быстро набила тележку, подъехала к кассе, выложила на резиновую ленту покупки и вдруг услышала радостное:

– Привет, Лампа! Здорово, что мы снова встретились!

Я оглянулась – позади меня никого не было.

– Не узнаешь? – заулыбалась кассирша, женщина лет пятидесяти с виду.

– Простите, нет. Мы встречались? – спросила я.

– Мышь! – загадочно ответила сотрудница супермаркета.

Меня охватило недоумение.

– Я Онитка, мышь, – уточнила тетка за кассой. – Ты меня подвозила.

Пакет сахара выпал из моих рук.

– Онитка? Я думала, тебе… вам двадцать еще не исполнилось.

– Не, уже шестьдесят, – захихикала Нитка. – Повезло мне. Помнишь, я села в мусоровоз? У водителя мать в этом гастрономе управляющая, она меня к себе взяла. Больше не бегаю грызуном у метро. Давай тебе скидку сделаю…

Я лишь моргала. Ну почему я решила, что моя неожиданная пассажирка – студентка? Да очень просто – у нее звонкий голос и поведение отнюдь не как у пенсионерки.

– Хм, кто будет подрабатывать в качестве ростовой фигуры? Ясное дело, молодая девушка, – непроизвольно пробормотала я вслух.

Нитка, пробивавшая чеки, замерла. А потом сказала:

– Молодость не зависит от прожитых лет. Можно в двадцать быть старухой, а в девяносто ощущать себя юной девушкой. И надо почаще смеяться да пореже ворчать. Я всегда, даже на тех, кто обо мне дурно говорит, приветливо смотрю. Поэтому не чувствую возраста.

Я молча складывала покупки в пакеты.

Нитка права. Обычно-то молодость радуется, а старость брюзжит и всем недовольна.

Если какой-то человек самозабвенно распускает о вас сплетни и говорит гадости, никогда не пытайтесь выяснять с ним отношения. Просто весело улыбнитесь ему при встрече – завистник этого точно не переживет. И помните: чужая зависть – не что иное, как признание вашего успеха.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *