Две невесты на одно место

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

Я поставил пустую чашку на блюдце. Так! Восстановим цепь событий: я принес Лизе пакет Веры, потом пошел к последней, та вытащила из холодильника неразобранную торбу и вручила мне, а Иван Павлович отволок покупки Лизе. Постойте, а откуда взялись икра и сардины? Получается, имелась еще одна сумка. Или нет? Понимая, что окончательно запутался, я разозлился. Значит, так, сколько было пакетов и что в них лежало, в конце концов, не важно. Главное другое – Вера опять решила напомнить Николетте о себе. Вот и придумала повод – икра, сардины…

Неожиданно во мне проснулась часть генов, полученных от Николетты. Ну сейчас позвоню сей особе и выдам ей по первое число, ей-богу, мало не покажется! Ведь просил не трогать Николетту! Глупая Вера просто не знает, какую бурю она вызвала своим звонком. Милые, интеллигентные, хорошо воспитанные, никогда не режущие котлету ножом и не надевающие после шести вечера одежды в коричневых тонах Зюка, Кока, Люка, Мака и Мисюсь способны растоптать неугодную им личность, какого бы возраста и пола та ни была. Если же к вышеназванной компании примыкает еще и Пусик, Петр Семенович Ковалевский, семидесятилетний проказник, то намеченная жертва должна сама быстренько хватать лопату и бежать на кладбище. Обаятельный, благообразный, румяный Пусик некогда пиликал на скрипке в симфоническом коллективе, а во многих оркестрах царят такие нравы, что лучше не рассказывать. Поэтому Пусик способен с самым сладким выражением на морщинистом личике убить вас взглядом, словом и прямым действием. Пусик – это тяжелая артиллерия, выкатываемая дамами лишь в крайних, форсмажорных обстоятельствах. В последний раз сие оружие было применено против зятя Мисюсь, который посмел заявить, что теща слишком повадилась ходить в гости. Пусик великолепно справился с задачей, слишком нервный зятек, став бывшим родственником, исчез в неизвестном направлении, а у дочери Мисюсь теперь новый супруг, тщательно проверенная все тем же Пусиком личность. Многих людей вводит в заблуждение манера Пусика беседовать о Моцарте, Бахе, Шостаковиче и его умение читать наизусть Пушкина, Есенина и Блока. Но я-то хорошо знаю, что приятнейший во всех отношениях старичок сначала раздавит вас, а потом, на похоронах, смахивая с румяных щечек слезы, начнет говорить: «Погиб поэт, невольник чести, пал, оклеветанный молвой, с клинком в груди и жаждой мести…» – ну и так далее, по тексту.

Следует немедленно внушить Вере, чтобы та сидела тихо, пока я не придумаю, как поступить. Я потянулся к трубке, но тут же сообразил. Постойте, ведь я отнес пакет Лизе! Значит, это она! Так, сейчас проверю!

– Это ты, Ваня? – тихо спросила бывшая любовница.

– Ну с какой стати ты звонила Николетте! – выпалил я, забыв поздороваться.

– Я?

– Ты.

– Твоей матери?

– Да.

– Зачем?

– Вот и я думаю, что подтолкнуло тебя к опрометчивому поступку? Да еще говорила ей про обнаруженную в пакете икру и сардины!

Лиза помолчала, потом еще тише сказала:

– Во-первых, я не знаю телефона глубокоуважаемой мной женщины, во-вторых, мне и в голову бы не пришло беспокоить ее, в-третьих, что за икра? Не пойму, о чем речь?

– Извини, – бормотнул я, – ошибся. Похоже, Николетту обозлил другой человек.

– Отчего же твоя мать разгневалась?

– Да ей с утра позвонили и сообщили, что в пакете с продуктами… – начал было я, но вовремя осекся. – Какая разница! Не думай о ерунде, мы сами с Николеттой разберемся.

– Ваня, – торжественно заявила Лиза, – мать мужа – это святое, ей позволено все, мы же не чужие друг другу люди, она бабушка нашего общего ребенка.

Я скрипнул зубами.

– Ты вроде хотела купить себе вещи?

– Не хотела, а вынуждена это сделать, – пояснила Лиза, – увы, я лишилась из-за тебя всего, осталась голой.

Я обрадовался, что Елизавета забыла про сумку с харчами, и бодро воскликнул:

– Давай через три часа встретимся на Курской площади, там работает огромный магазин, приобретем необходимое.

– Увы, – вздохнула Лиза, – выбирать не приходится. Ладно, делать нечего, смиренно пойду туда, где отоваривается вся провинция. Я очень хорошо понимаю, ты зарабатываешь недостаточно для того, чтобы отправить жену, беременную долгожданным ребенком, в бутики ЦУМа или Петровского пассажа. Ладно, и не волнуйся, я сама доеду в ужасно душном вагоне метро до нужной станции.

Я молча слушал монолог Лизы. До сих пор любовница поворачивалась ко мне, так сказать, иной стороной, была веселой хохотушкой, способной поесть сосисок в забегаловке и сгонять в не слишком шикарный кинотеатр. И только теперь я понял – в той, прошлой жизни Елизавета являлась женой богатого человека и воспринимала подобные походы как смешной казус, забавное приключение, она ведь хорошо знала, что вернется в шикарные апартаменты и снова станет дамой без особых проблем. Но с Иваном Павловичем ей предстоит другая жизнь. Лично мне гигантский магазин, воздвигнутый около вокзала, центр, торгующий круглосуточно одеждой, техникой и продуктами, кажется вполне подходящей и даже излишне дорогой точкой для приобретения обновок. Лиза имеет на сей счет иное мнение, она воспринимает поход в такую универсальную лавку как унижение. Потом в голову взбрела мысль, окончательно лишившая меня хорошего расположения духа. Однако судьба большая шутница, она подсунула Ивану Павловичу клон Николетты. Ей-богу, Вера с ее простонародной бесцеремонностью и пещерной глупостью лучший вариант. И вообще, что делать, а?

– Кстати, – неожиданно спросила Лиза, – кто звонил Николетте? Кому ты вчера еще продукты покупал?

– Извини, дорогая, – быстро сказал я, – сейчас занят, поговорим вечером.

Вспотевшая рука отложила трубку. Ну, началось! Главное на данном этапе – не допустить скандала. Вера не должна знать о Лизе, Лиза о Вере, Николетта… О господи, маменьке лучше думать, что девушка просто сумасшедшая, сбежавшая из поднадзорной палаты. Норе вообще не следует даже слышать о беременных подружках секретаря, если я, конечно, по-прежнему хочу работать этим самым секретарем и жить в покое, а не в одной квартире с маменькой. И потом, где я найду работу? Возраст у меня уже не подростковый… И как поступить?

Некоторое время я ощущал себя словно несчастный Полкан, которого загнали в угол шипящие от злости кошки, но потом уровень адреналина в крови упал, ко мне вернулась способность нормально мыслить.

Как поступить? Пока молчать, старательно разводя всех участниц трагикомедии по своим углам. Николетте сказать о психопатке, успокоить маменьку. Лизу одеть, обуть, накормить и убедить сидеть тихо. Веру одеть, обуть, накормить… Да уж, моих скудных накорлений может не хватить, чтобы наполнить все протянутые пустые лапки. И что делать, когда на свет явятся младенцы?

Меня сново заколотило в ознобе. С какой стороны ни посмотри – везде плохо. Внезапно на ум пришел текст из замечательной книги, рассказывающей о похождениях Ходжи Насреддина. Хитрый мужичонка взял у падишаха немалое количество золотых монет, пообещав взамен научить осла вельможи разговаривать по-человечески.

– Ты с ума сошел, – воскликнул друг Ходжи, – эмир казнит тебя, никогда животное не сумеет вести разумные речи.

– Не беда, – весело воскликнул Насреддин, – обойдется, либо падишах умрет, либо осел сдохнет, не бывает безвыходных ситуаций.

Значит, и мне не следует унывать, появятся дети, тогда и голову ломать станем. Кстати, надо побеседовать и с Верой.

– Это ты, Ванечка? – пропела девушка. – Милый, любимый, приезжай скорей! Наш ребеночек растет просто офигительными темпами, скоро разговаривать начнет! Ха-ха, шучу, конечно.

– Зачем ты звонила Николетте? – возмутился я и начал излагать историю про икру и сардины.

– Так я телефон грымзины не знаю, – воскликнула Вера, – и потом, откуда у меня икра? Такие дорогие вещи я не беру.

Минут пять мы спорили, потом девушка зарыдала, громко, с подвыванием.

– Ну что случилось? – вздохнул я.

– Кому ты еще продукты приносишь, а? Чью сумочку перепутал? – простонала Вера. – Ваня, ты мне изменяешь?!!

– Давай поедем купим тебе одежду, – быстро предложил я.

– Вау! Супер! Уже готова! Куда мотать?

– Сейчас я занят, – охладил я пыл девушки, – вечером… э… запиши время, на Курской, там круглосуточная торговля.

– Йес! Такой магазин! О-о-о! Мечта! Да-да-да! – закричала Вера. – Не опоздаю ни на секундочку, ровно прибегу, минута в минуту! Спасибо, спасибо, спасибо. Наш сыночек машет тебе ручкой. Ха-ха, шутка!

Я положил телефон на стол и заказал шестую чашку эспрессо. Так, кто-то из «невест» звонил Николетте, но кто? Может, зайти к прелестницам и посмотреть, у кого из них в холодильнике лежит икра?

Не успели губы коснуться горькой жидкости, как сотовый разразился звонком. На этот раз с той стороны провода оказался Слава Минаев.

– Как дела, Ваньша? – тихо спросил он.

Вот тут я окончательно потерял к себе всякое уважение. Минаев являет собой классический пример кабинетного ученого, чудака, способного выйти из дома в разных ботинках. Я уже рассказывал, что приятель тихо занимается своей математикой, а на досуге увлекается кулинарией. Обмануть Славу очень легко, он всегда верит тому, что ему говорят, еще проще его обидеть. Минаев абсолютно неконфликтен и старорежимно интеллигентен, если его ударят по правой щеке, он подставит левую и спросит: «Вы, батенька, не отбили руку?»

Подобным людям в нашей действительности выжить трудно, я на фоне Славы кажусь озлобленной особью.

И вот теперь я оказался просто в ужасном положении – друг попросил помирить его с любимой, и что вышло?

– Как дела, Ваньша? – повторил Слава.

– В принципе хорошо, – осторожно ответил я.

– Верочка чувствует себя нормально?

– Угу.

– Не обижай ее, Ваня!

Я закашлялся, а Слава спокойно продолжил:

– Понимаешь, она мне призналась.

– В чем? – похолодел я.

Слава испустил то ли стон, то ли вздох.

– Я ждал от тебя звонка, мучился, потом набрался смелости и звякнул ей на мобильный. Представляешь, Верочка ответила и была очень со мной мила. Спокойно объяснила, что влюбилась в тебя с первого взгляда, едва увидела и пропала. Она пережила много мучений, пытаясь избавиться от съедавшей ее страсти, а когда поняла, что чувство слишком сильно, сочла за благо уйти от меня, не объясняя причины. Верочка не хотела нанести мне травму, полагала: я быстро утешусь и найду себе другую. Слава богу, у нее все хорошо, ты ответил ей взаимностью и готов идти с Верушкой под венец. Я просто счастлив, поверь, Ваня. Знаешь, она замечательная, непосредственная, как ребенок, импульсивная, откровенная, без второго дна, настоящий, верный друг. Верочке можно доверить любые тайны и любые печали. Ваня, тебе редкостно повезло, конечно, Верушка не слишком образованна, но при нужном, правильном руководстве…

Через четверть часа, считая себя окончательным подонком, я отложил раскаленную трубку и уставился в окно. Так, Иван Павлович, положение с каждым часом делается хуже и хуже, я полный негодяй, предавший друга. Причем какого! Безответного, тихого Славу!

Мобильный зачирикал, я посмотрел на него, как на врага, нажал на кнопку и упавшим голосом поинтересовался:

– Что еще хорошего случилось?

– Ваня, ты попал в лапы к депрессии? – воскликнула Нора. – Отчего печальны речи твои, добрый молодец? Покайся в грехах, поговори с золотой рыбкой, авось поможет. Кстати, мне кажется, что старик неправильно поступил с пойманной волшебницей. Если бы он положил ее на сковородку, количество выполняемых морской обитательницей желаний возросло бы до ста.

– Очень кровожадная мысль, – ответил я.

– Так отчего ты в миноре?

– Просто голова заболела, наверное, скоро снегопад начнется.

– Лучшее средство от хандры и болезней – работа, – заявила Нора, – если мозг завален мыслями о службе, там более не живут глупости. Итак, записывай адрес рекламного агентства «Вир», рули туда, разузнай кое-какие детали о Рите, если девчонка сидит на службе, аккуратно с ней потолкуй. В общем, сам понимаешь.

– Понял, – бодро ответил я и порысил к машине.

Невысокий домик светло-зеленого цвета оказался обвешан разнообразными вывесками. Я, поеживаясь от пронизывающего ветра, начал изучать таблички. «Салон красоты «Игуана»[2]. Надеюсь, никто из посетителей данной парикмахерской никогда не видел картинку с изображением игуаны, на мой взгляд, страшнее только мадагаскарский таракан. А вот еще чудное место – «Кривые двери и такая же мебель. Авторское изготовление и эксклюзивный дизайн». Мне моментально вспомнились детские стишки: «Жил на свете человек, скрюченные ножки, и гулял он целый век по скрюченной дорожке». Еще вроде у него имелась скрюченная кошка, и проводил он свой век у скрюченного окошка. Вот такому индивидууму прямая дорога в мастерскую кривых дверей. «Магазин „Дети“. Интересно, почем у них младенцы? Дальше еще хлеще: „Автозапчасти. Ритуальные услуги“ и „Памятники. Упаковочные материалы“. Но окончательно развеселило меня сообщение „Модели для склеивания детей от семи лет“.

Посмеиваясь, я несколько раз изучил пространство справа и слева от входной двери и не нашел там никаких примет рекламного агентства «Вир». Решив продолжить поиски, я вошел внутрь и приметил у лифта огромную доску, украшенную новой порцией объявлений и табличек. Тут выделялись два сообщения. Одно, написанное от руки, гласило: «Возьму, отдам животное. Стройная, симпатичная, в/о, без проблем, познакомлюсь с мужчиной до 45 л., для создания семьи. Интим не предлагать».

Другое, напечатанное на принтере, оповещало: «Навоз от производителя. ЗАО «Путь Ильича».

Отвратительное настроение испарилось без следа, я не сумел сдержать рвущийся наружу смех и тут же заметил скромную листовку, сообщавшую: «Рекламное агентство «Вир», третий этаж, комната 311».

В нужном помещении я обнаружил парня лет двадцати, сидевшего у компьютера спиной к двери.

– Можно войти? – спросил я.

– Поставь на стол и уметайся, – прозвучало в ответ, – если опять холодная, не поленюсь сам назад принести и повару на лысину натянуть.

– Простите, я ищу Риту Воскобойникову.

Юноша оттолкнулся от стола, выкатился, по-прежнему сидя на стуле, на середину комнаты и разочарованно констатировал:

– Вы не из пиццерии!

– Увы, нет.

– Заказ принесли? – с легкой надеждой поинтересовался паренек.

– Тоже нет, я ищу Риту Воскобойникову.

– Это кто такая?

– Ваша сотрудница.

Мальчишка скривился.

– Здесь нас всего двое, не развернулись мы еще, и никаких девок на службу брать не собираемся, от них толку ноль, один визг и скандалы.

– Значит, вы начальник рекламного агентства «Вир»?

– Не, у нас продажа компутеров, – зевнул парень, – неделю всего работаем.

– Это комната триста одиннадцать?

– Ну.

– А где агентство «Вир»?

– Хрен его знает, мы место под офис сняли.

– Где же «Вир»? – глупо талдычил я.

Юноша скривился.

– Ступайте вниз, к коменданту, он арендную плату собирает, может, чего разъяснит.

И начались мытарства. На первом этаже коменданта не было, но его видели на третьем, в буфете. Я заглянул в едальню и услыхал:

– Сергей Петрович были и ушли в салон «Мир запора».

Вновь подивившись безудержной фантазии владельцев малых предприятий, называющих свои фирмы самым диковинным образом, я сгонял в нужном направлении и узнал:

– Сергей Петрович в банке, это с торца.

Но и там нужное лицо отсутствовало, неуловимый комендант, похоже, обладатель сапог-скороходов, убежал в бойлерную. Надеюсь, вы догадались, что работники, приставленные к отопительным котлам, хором ответили:

– Ен побег на чердак, тама окно разбили.

В конце концов, устав от бесцельного метания по крутым лестницам, я сел на подоконник и вытащил сигареты. Мигом, словно из-под земли, материализовался крепенький мужичок, похоже, из бывших военных. Хриплым голосом человека, приученного командовать на плацу, он возвестил:

– Тут не курят! Не положено.

2

Все приведенные ниже названия и объявления являются подлинными, автор нашла их в газетах, изучив соответствующие разделы.

– Извините, а где можно? – вежливо осведомился я.

– Нигде.

– Как же быть курильщикам?

– Завязывать со вредной привычкой.

– Право, это нелегкая задача.

– Ерунда, просто у людей силы воли нет, – гаркнул отставник. – Не сметь перечить. Шагом марш на улицу. Да, имей в виду, вокруг здания десятиметровая безникотиновая зона! Приказ коменданта! Обсуждению не подлежит! Посетитель? Сотрудник?

– Вы у меня спрашиваете?

– Да! На арендатора за нарушение правил пользования офисом налагается штраф.

– Похоже, ваш Сергей Петрович не зря хлеб ест, – вздохнул я, – все успевает, и за людьми проследить, и указания издавать.

– А как же? – неожиданно подобрел мужичонка. – Людям палка-погонялка требуется, иначе я порядок не наведу.

– Вы Сергей Петрович?

– Так точно.

– Слава богу, нашел вас, – обрадовался я.

– А чего меня искать? – удивился комендант. – Чай, не сом, под корягой не прячусь.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *