Две невесты на одно место

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 24

Годы неумолимо неслись вперед, родители Эни состарились и приготовились сойти в могилу, но добрый господь даровал отцу и матери убитой пиратами женщины долгую жизнь, наверное, для того, чтобы они хорошенько молились за погибшую Эни. Представьте теперь остолбенение стариков, когда жарким августовским днем в их дом постучалась абсолютно седая дама, одетая в простонародное коричневое платье. Открывшему дверь камердинеру она велела проводить себя в гостиную и, увидав там хозяйку, воскликнула:

– Мама, узнаешь меня?

Старуха взгляделась в странную гостью и рухнула без чувств, успев выкрикнуть:

– Эни пришла забрать меня с собой.

Потребовалось довольно много времени, чтобы пожилая дама поняла, перед ней не привидение, не посланец с того света, а непонятно каким образом ожившая дочь. Когда мама смогла нормально воспринимать реальность, дочь рассказала о своих невероятных приключениях.

После того как пираты напали на корабль и перебили всех матросов с пассажирами, они, сложив в лодки награбленное добро, отправились на свою базу. Трупы разбойники оставили на поле боя, разгромленное судно должно было затонуть вместе с телами.

Но по непонятной причине обреченная на смерть посудина, никем не управляемая, влекомая течением и подталкиваемая ветром, отдрейфовала довольно далеко от места встречи с негодяями. На борту оказался один живой человек – Эни. Во время боя она, потеряв от страха сознание, свалилась на палубу, прямо в лужу чужой крови, разбойники приняли ее за мертвую и потеряли к ней всякий интерес.

Боюсь, я не сумею описать состояние несчастной девушки, когда та, очнувшись, поняла, что стала вдовой, но еще больший ужас обуял леди Маунти, когда она сообразила, что ее смерть всего лишь отсрочена на небольшое время, потому как на судне никого, кроме нее, в живых не осталось.

Дальше началась совсем уж фантастическая история. Прорыдав сутки, Эни решила не сдаваться. Избалованная девушка, не умеющая даже самостоятельно зашнуровывать ботинки, неожиданно проявила настоящий героизм. Она отыскала камбуз, собрала запас еды и питья, перетащила его в спасательную шлюпку, а когда корабль в конце концов таки начал тонуть, ухитрилась столкнуть лодку на воду, более того, Эни сумела кое-как грести веслами. Очевидно, господь, тронутый столь редким мужеством и жизнестойкостью, решил помочь вдове лорда Маунти и направил шлюпку в то место, где проплывал торговый корабль.

Эни подняли на борт, капитан с командой сразу поняли, что девушка англичанка, но судно плыло в колонии, ради незнакомки, пусть даже и хорошего происхождения, никто не собирался менять курс, поэтому Эни оказалась в далекой стране. Рассудок несчастной слегка помутился от переживаний, она никак не могла назвать своей фамилии и имени. Единственное, что Эни помнила, была битва с пиратами.

В конце концов судьба Эни устроилась, она вышла замуж за хорошего человека по имени Патрик и прожила довольно долгое время счастливо. Новый ее супруг был военным, англичанином, тоже, как и покойный лорд Маунти, служившим королеве. Понимая, что любимая жена потеряла память, Патрик решил помочь ей. Учтите, что ни телефона, ни телеграфа, ни радио тогда не знали, письма возили на кораблях, которые не всегда доходили до конечного пункта назначения, поэтому Патрик лишь через несколько лет выяснил – Эни скорей всего пассажирка корабля «Мэри», пропавшего без вести. Добыв список гражданских пассажиров, Патрик узнал, что женщин среди них было всего две – молодая леди Маунти и ее горничная пятидесятилетняя Джейн.

Едва Эни услышала фамилию «Маунти», она заплакала, потом легла спать и, проведя в опочивальне почти неделю, вышла оттуда, вспомнив про себя все.

Сейчас бы специалисты сразу сумели объяснить произошедшую с леди Маунти метаморфозу, сказали бы много правильных фраз о реактивном психозе, вытеснении из памяти событий, посттравматическом шоке, но Патрик являлся простым военным, поэтому воспринял возвращение памяти жены как настоящее чудо.

Еще несколько лет супругам пришлось ждать возможности возвращения в Англию, потом им предстоял длинный путь домой, и лишь спустя этот срок Эни сумела добраться до матери.

История леди Маунти наделала в свое время много шума, Эни наперебой приглашали в гости, прося рассказать о своих несчастьях. В конце концов дама устала и ушла в монастырь, где прожила еще много лет, умерев глубокой старухой. После Эни остался дневник, в котором она подробно описала свою жизнь, страницы были украшены детальными рисунками. Перенесшая огромные испытания дама, демонстрируя просто великолепную память, описала все свои погибшие драгоценности, в том числе знаменитое колье, подаренное королевой.

Спустя пару столетий после смерти Эни один книгоиздатель совершенно случайно обнаружил в архиве ее записи. Бизнесмен сразу понял, что из находки можно сделать бестселлер. Слегка подправив записки и придав им удобочитаемый для современного человека вид, он выпустил книгу под названием «Загадка Эни, или Вся правда о пиратах». Произведение имело бешеный успех, с тех пор оно переиздавалось многократно, и всегда страницы были украшены рисунками Эни и ее портретом, тем самым, который лорд Маунти заказал перед отъездом к месту своей гибели.

Нора замолчала, потом спросила:

– Ну как?

Я пожал плечами:

– Хороший сюжет для дамского романа, даже если ушлый книгоиздатель выдумал историю Эни и выдал ее за подлинную, то он все равно молодец. Впрочем, в жизни встречаются разные коллизии, только какое отношение имеет рассказ о судьбе Эни к нашим делам?

Элеонора щелкнула мышкой.

– Смотри.

Я уставился на экран компьютера, посередине которого появилось изображение не слишком красивой особы. Высоко зачесанные волосы открывали слишком большой и широкий лоб, под слегка нависающими надбровными дугами прятались глубоко посаженные глаза, маленький ротик походил на мелкую вишню.

– Нравится? – воскликнула Нора.

Я вздохнул:

– Уже не первый раз сталкиваюсь с интересным фактом: красота весьма субъективное понятие. Вот, допустим, жена Пушкина, Наталья Гончарова, все современники взахлеб писали о ее просто небесной внешности, но если внимательно взглянуть на портрет, то и ничего особенного, я имею в виду черты лица. Живописное полотно обычно не передает шарма, обаяния, харизмы, если хотите.

– Ваня, – Нора ткнула меня острым кулачком в бок, – ты занудина, посмотри на шею, а потом на фото Арины Гофмайстер.

Я переместил взгляд ниже, увидел ожерелье, охватывающее тонкую выю[7], потом внимательно изучил украшение Арины Гофмайстер, повторил процесс…

– Можешь не стараться, – снова пихнула меня хозяйка, – я полночи с лупой просидела, изучала изображения в деталях, они идентичны.

– Прямо-таки идентичны, – пробормотал я, – просто похожи.

Элеонора сунула мне в руку лупу.

– Внимание! Колье леди Маунти состоит из цветочков с листочками. Уж не знаю, что за растение держал в уме ювелир, когда делал вещь, только, смотри, каждое соцветие имеет по пять лепестков. Увидел?

– Да, – кивнул я, – очень хорошо заметно.

– Теперь погляди в центр, там имеется один шестилистный экземпляр, то ли мастер ошибся, то ли нарочно так сделал. Нашел?

– Да, – снова согласился я.

– Изучи ожерелье Арины Гофмайстер.

– И там красуется шестилистный и на том же самом месте, – растерянно отметил я.

– Хорошо, – воскликнула Нора, – едем дальше. Колье украшено подвесками с камнями. Самый большой изумруд вставлен в оправу, у нее слегка кривая вторая «лапка», вновь недоработка ремесленника. Переведи лупу на фото Арины, и?

– Невероятно, – прошептал я, – аналогичный дефект.

– Чем ценна ручная работа, – воскликнула Нора, – именно такими мелкими оплошностями мастера, они делают украшение неповторимым, эксклюзивным. Похоже, ожерелье Арины и есть колье леди Маунти. Вопрос: как драгоценность попала к дочери Бориса Гофмайстера?

Я оторвался от компьютера.

– Можно выскажу свои соображения?

– Валяй, Ваня, – одобрила Нора.

– Федор Самойлов не ошибся, он на самом деле обнаружил клад, зарытый пиратом, и сумел вынуть из него колье. Никто из домашних не поверил полубезумному человеку, новый муж Ани, Константин, чтобы успокоить профессора, сказал: «Отнесу украшение своему соседу, Борису Гофмайстеру, он ювелир…»

– И ведь впрямь оттащил, – перебила меня Нора, – наверное, все же имел какие-то сомнения по поводу подлинности вещи. Гофмайстер сразу понял, что ему в руки попала вещь огромной ценности, он обманул Константина, сославшись на собственную некомпетентность, пообещал продемонстрировать ожерелье более опытному специалисту, а сам быстро изготовил копию и всучил подделку наивному шоферу.

Я потряс головой.

– Как он не побоялся, что заметят подмену!

Нора скривилась.

– Кто? Гофмайстер выполнил копию из серебра, он, похоже, был очень талантливый человек, правда, ювелир не сумел справиться с крошечными ажурными висюльками у застежки, но, наверное, подумал, что никто и не заметит их отсутствия.

– Минуточку, – подскочил я, – колье, отданное на проверку, было старым, камни потускнели, металл почернел.

– Ну и что?

– А Гофмайстер небось взял новое серебро и блестящие стекляшки!

Нора улыбнулась:

– Вон лежит том «Великие обманы», там в деталях описано, каким образом можно состарить то или иное произведение искусства, в принципе, если владеть методиками, это не столь и сложно! Скорей всего, Борис Гофмайстер умел обстряпывать подобные делишки.

– Ладно, – сдался я, – предположим, что ювелир поступил подло, обокрал Костю, но нам-то от этого знания не жарко и не холодно!

Нора вытащила свои отвратительные папиросы.

– Иногда ты удивляешь меня полным нежеланием думать, – едко заявила она, – значит, профессор был прав! Ему удалось отыскать клад, сокровища находятся на полузатонувшем острове. Ясно?

– Нет!

– О боги! Ваня, включи мозги, – разозлилась Нора, – на основании чего Федор принялся за поиски?

– Он раздобыл где-то карту и сумел ее расшифровать.

Нора кивнула и указала пальцем в диктофон.

– Точно, по воспоминаниям Игоря, отец обнаружил бабку, безуспешно талдычившую родственникам о несметных богатствах пращура. Ей-богу, людям иногда следует прислушиваться к старшим и не считать всех, справивших семидесятилетие, маразматиками. Значит, Федор обладал картой! И девушку Франсуазу Игорю подсунули лишь с одной целью: пакостница должна была спереть документ, вот какую ценность она искала, вот ради чего был поставлен дорогостоящий спектакль. И если мы обнаружим заказчика, то легко познакомимся с девицей, Игорь получит возможность встретиться со своей любовью.

– Оно ему надо? – воскликнул я. – Эта Франсуаза та еще штучка, никакая она не немая. И вообще, я думаю, следует порыться в этом агентстве «Вир».

7

Выя – шея, слово было в употреблении до середины XIX века, сейчас встречается крайне редко.

– Опасно, – покачала головой Нора, – хотя, если не получится по-моему, послушаю тебя. Пока же станем действовать так, как придумала я.

Плавную речь Норы прервал звонок в дверь.

– Вот и он! – воскликнула хозяйка.

– Кто? – удивился я.

– Игорь, я попросила его приехать, – ответила Нора. – Проведи его в кабинет.

Следующие два часа Нора и так и эдак пытала парня, но тот лишь недоуменно разводил руками. Да, в их доме были карты, как выяснилось после смерти профессора, не слишком ценные, в основном копии. Три подлинника Игорь продал коллекционеру Ростову, но ни о каких пиратских сокровищах в тех документах речи не шло, это были карты военных сражений, даже скорей картины, потому что на листах бумаги тщательно изображались миниатюрные фигурки воинов, пушки, ружья… И вообще эти документы датировались серединой девятнадцатого века, а клад был спрятан совсем в иные времена.

– Вы видели план острова? – наседала Нора.

Игорь растерянно забубнил:

– Да нет. Отец, впрочем, тряс какими-то бумажонками, но, поймите меня правильно, его считали в доме слегка сдвинутым, всерьез никто не воспринимал. Знаете, иногда дети кричат: «Мои солдаты победили войска Петьки». Разве можно относиться к подобным словам всерьез?

– А после смерти папы план исчез?

– Во всяком случае, я его не видел, – подтвердил Игорь.

Нора побарабанила пальцами по столешнице.

– Тут возможны два варианта. Первый – ничего не существовало, Федор, медленно терявший рассудок, все выдумал. Но поверить этому утверждению мешает ожерелье на шее Арины Гофмайстер. Второе – рассказы о несметных богатствах – правда, план находится у вас дома.

– Где? – вылупил глаза Игорь.

Нора хмыкнула.

– Вам виднее, Федор хорошо спрятал карту. Тут опять возможны два варианта. Некто, заславший к вам Франсуазу, надеялся, что господин Самойлов, увидав женщину своей мечты, мгновенно влюбится в нее и выболтает девушке все семейные тайны, покажет план местности, где спрятано сокровище, и пообещает ей его в качестве свадебного подарка.

– Но я первый раз слышу о том, что папа спрятал какие-то бумаги, – возмутился Игорь.

– Второй вариант, – невозмутимо продолжала Нора. – Франсуаза в отсутствие господина Самойлова обшаривала квартиру и таки обнаружила тайничок. Прихватив искомое, дама скрылась, а Игорь, и не подозревавший о существовании документа, пребывает в полной уверенности, что его никто не обокрал, вещи на месте, серебряные ложки тоже, копии карт не тронуты.

В кабинете воцарилось молчание, прерываемое лишь нервным сопением Самойлова.

– Есть еще третий поворот событий, – не выдержал я.

– Да? – прищурилась Нора. – И какой?

– Надо поговорить с Ариной Гофмайстер, вдруг колье существует в их семье испокон веков, передается от бабки к внучке, а мы тут нафантазировали целый роман, – попытался я спустить хозяйку с небес на землю.

– Интересненько, – пропела Нора.

– Могу, представившись журналистом, поехать к Гофмайстер, – предложил я, – попробую поболтать с Ариной.

– Продолжай, Ваня, – милостиво кивнула Нора.

– Координаты девушки я легко узнаю у Коки, та постоянно заказывает драгоценности и имеет скорей всего телефоны всех ювелиров России.

– Ну-ну, – протянула Нора, – хорошо, попытайся.

– Глупости! – вскипел Игорь. – Кто же признается, что ожерелье ворованное, набрешут с три короба!

– У некоторых людей имеются материальные свидетельства, – не сдавался я, – доказательство того, что драгоценности принадлежат именно им.

– Это какие же? – засмеялся Самойлов.

– Если Арина покажет мне фотографию своей бабки, сделанную, допустим, в начале двадцатого века, и мы увидим на шее у дамы сие колье, то вопросы о кладе отпадут!

– Хорошо, – одобрила Нора, – ты, Ваня, действуй в предложенном направлении, но будь осторожен, в особенности с Борисом Гофмайстером, если он, конечно, жив!

– А что сделается мужику? – снова начал злиться Игорь. – Воры и подлецы обычно задерживаются на этом свете, сейчас кое-кто и девяностолетие празднует. Найдите его немедленно, очень хочу посмотреть в глаза мерзавцу и спросить: «Где мое колье? Забирай свою копию, верни раритет!»

– Так чего вы хотите сильней, – поинтересовалась Нора, – встретиться вновь с Франсуазой или найти клад?

Игорь покраснел.

– Все хочу! И любовь, и деньги!

– Мило, – кивнула Нора, – но скажу честно, ваша откровенность мне симпатична. Последний вопрос на сегодня: кому вы рассказывали о девушке с календаря и о том, что назвали ее диковинным именем Франсуаза?

Заказчик вздрогнул.

– Только вам!

– Нет, похоже, был еще кто-то, посвященный в тайну, – настаивала Нора. – Поймите, Франсуазы не существует, есть девушка, специально загримированная под вашу мечту, более того, ей велели прикидываться глухонемой, дабы Игорек Самойлов не разочаровался в возлюбленной, ведь стоит неким красоткам разинуть рот, и они мигом превращаются в страшилищ. И потом, имя! Франсуаза! Слишком много совпадений на один квадратный сантиметр. Так не бывает, колитесь, голубчик, кому поведали секрет? Маме?

– Что вы, конечно, нет!

– Отцу?

– И в голову бы не пришло.

– Учителю?

– С ума сойти!!!

– Другу?

– Никогда.

– Однокласснику?

– Нет.

– Врачу-психотерапевту?

– Я к ним не обращался.

– Любовнице?

– Я похож на идиота?

– Тогда кому?

– Никому!!!

Нора стукнула кулаком по столу.

– Вспоминай! Пошли сначала! Родители?

Вдруг Игорь покраснел, да так сильно, что над его верхней губой выступил пот.

– Вообще-то… Но это было очень давно!

– Говори, – коршуном налетела на пекаря Нора.

– Ну… это не слишком удобно… при вас!

– Тебя смущает Иван Павлович?

– Нет, – выдавил из себя Самойлов.

– Я?

– Да!

– Хорошо, сейчас уйду, изложи дело господину Подушкину, – согласилась хозяйка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *