Две невесты на одно место

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 30

Очевидно, Арина очень сильно любила Владю, если ей не пришло в голову задать ему крайне простые вопросы. Каким образом ей помириться потом с отцом, который, поняв, что дочь заперла его в доме, обозлится без меры? Не опасно ли лишать возможности выхода людей из дачи, а вдруг пожар случится? Что помешает Борису открыть окно, встать около решетки, дождаться, пока кто-нибудь из соседей пойдет в лес, и попросить того принести инструменты, чтобы выбраться наружу?

В голову разумному человеку могли прийти и другие несуразности их действий, но Арина не умела мыслить далеко вперед, она увидела лишь первый шаг: отец и Ольга не сумеют пойти в загс, дальше молодая девушка не заглядывала.

Расцеловав Владика, Арина села в его машину, и парочка порулила в поселок. Кавалер остался стоять в укромном местечке, а дочь побежала запирать отца. Задуманное она проделала мгновенно, Борис, мирно спавший в своей спальне, не услышал ни щелчков отпираемого замка, ни тихих шагов, ни скрипа захлопывающейся двери.

Когда страшно довольная собой Арина прибежала к машине, жениха в ней не было. В полном недоумении Арина простояла около запертого автомобиля с четверть часа, когда она окончательно растерялась, Владя появился в поле зрения.

– Что за кретинские шутки, – налетела на жениха невеста, – куда ты подевался? Прыгаю одна в лесу, вокруг темнота, народу никого, специально же такое место выбрали, безлюдное! Знаешь, как мне страшно было!

– Прости, милая, – смущенно ответил Владик, – живот прихватило, вот и пришлось в кустики драпать.

На следующий день Арине позвонили из милиции и сообщили страшную весть: на даче замкнуло проводку, начался пожар, ее отец погиб.

Девушка просто обезумела от горя, но, что интересно, себя в произошедшем несчастье она не винила, а следственные органы тоже не усмотрели ничего криминального в ситуации. Заклиненная железная дверь, увы, частое явление при пожаре, призванная охранять вас от злоумышленников преграда делается убийцей своих хозяев.

Потом Арина узнала, что Ольга в тот день не поехала на дачу, а пошла лечить зубы.

– Сам бог мою мать спас, – воскликнул Владя, и выражение на его лице было не слишком радостным.

– И когда мы сможем пожениться? – спросила Арина буквально на следующий день после поминок.

Владя опустил глаза.

– Думаю, через год.

– Почему? – подскочила невеста. – Теперь кто нам мешает?

– Неохота людские пересуды слушать, – протянул жених, – еще заподозрят чего, сообразят, что дверь снаружи заперли, подумают, убили Бориса из-за денег. А кто у нас наследница?

Арина попятилась. Тут только до нее дошла очевидная вещь: она убийца отца, пусть косвенная, но все же, если бы не украденные ключи, ювелир мог спокойно отпереть дверь. Дочь представила, в каком ужасе отец метался по этажам, пытаясь спрятаться от пламени, и разрыдалась.

– Успокойся, любимая, – кинулся к ней Владя, – давай укол сделаю, очень хороший, успокаивающий.

После первой инъекции последовала вторая, потом «лечение» стало регулярным.

Сначала Арина не знала, какое «лекарство» вводит ей Владя, потом услышала про героин, но ей уже стало все равно. Остальные, дождем посыпавшиеся на нее несчастья она воспринимала как нечто само собой разумеющееся. Сначала в квартиру влезли воры и вынесли все ценности, разбойники, впрочем, не тронули крупные вещи: картины, посуду, технику. Они унесли драгоценности, оставшиеся еще от Якова Гофмайстера, дивной красоты ожерелье, браслеты, кольца, диадему.

Сообщать в милицию о пропаже Арина побоялась, да и не было у нее полной уверенности в том, что квартиру обчистили грабители. Драгоценные камни и золото лежали в хитроумном тайнике под окном, Арина знала о его существовании, но после смерти папы ей и в голову не пришло проверить содержимое «алмазного фонда». Арина полезла в золотой запас, лишь истратив всю наличность, и нашла ящик пустым. Вдруг сам Борис вынул из тайника раритеты? Укрепил ее в этих мыслях Владя, которому Арина сообщила о краже.

– Никто брюлики не тырил, – мрачно сказал он, – скажи, там имелось колье с орнаментом из цветов? Платина и куча камней?

– Да, – кивнула Арина.

– Так вот, вчера я случайно встретил мамашу, – продолжил Владя, – у нее на шее точь-в-точь такое болталось. Гофмайстер подарил украшение любовнице, ограбил дочь ради посторонней бабы!

Не успела Арина пережить эту беду, как возникла новая неприятность – от нее ушел Владя. Разрыв отношений начался с пустяка, потом перерос в глобальную ссору, и любовь кончилась. Владя исчез, Арина попыталась отыскать его, но потерпела неудачу. Квартира, которую жених выдавал за свою, оказалась съемной. Тут только Арина с запозданием сообразила, что и место работы Влада ей неизвестно. В самом начале их знакомства он загадочно сказал:

– Служу в секретном НИИ, нам не позволяют никому давать служебный телефон.

И Арина ему поверила! Впрочем, до ссоры необходимости искать любимого на работе не было, Владя сам исправно, несколько раз в день звонил невесте. Может, кого-то из вас и поразит щедро приправленная глупостью наивность Арины, но уж такой она родилась на свет. Более того, Владик ухитрился практически ничего не сообщить о себе невесте, во время их свиданий в основном говорила Арина.

Решив не сдаваться, девушка собралась найти Владю, но тут на нее налетела ломка, и Арина забыла обо всем, в голове билась лишь одна мысль: ей срочно нужен героин.

С тех пор Арина живет на игле, она все же отчаянно пытается не показать окружающим свою пагубную страсть, но героин требует денег. Женщина потихоньку распродавала имущество, работать она не хотела, да и не могла, здоровье Арины сильно пошатнулось, а еще ее начал преследовать призрак отца.

Происходило это всегда одинаково. Арина ложилась спать, но в два часа ночи ее кто-то словно толкал в бок, Гофмайстер открывала глаза. Далее события разворачивались самым страшным образом.

С тихим скрипом распахивались резные створки гардероба, и из шкафа выходил Борис, весь черный от сажи и копоти, в рваной, грязной одежде, со связкой ключей в правой руке. Стоя около шифоньера, он молча тряс ключами, а потом с горечью говорил:

– Арина, зачем ты заперла меня? Еле нашел ключи у тебя в шкафу!

Женщина начинала кричать, видение пропадало, Арина вскакивала с кровати, подбегала к гардеробу, понимала, что створки его закрыты, и валилась в рыданиях на постель. Глюк возникал не каждый день, иногда его не было неделю. Но если случался перебой с героином, Борис буквально начинал преследовать дочь. В иные дни Арина в слезах убегала на лестницу и сидела на ступеньках до рассвета, призрак ювелира никогда не переступал порога апартаментов, он оставался внутри.

Сообразив, что дух не может выйти, Арина надумала продать квартиру и решить таким образом кучу проблем: избавиться от отца и получить некую материальную стабильность. Но сразу переменить место обитания не удалось, намечавшимся сделкам мешала сама хозяйка – то она впадала в ломку и не являлась подписывать документы, то несла какую-то чушь про заколдованный гардероб, и покупатели решали держаться подальше от невменяемой женщины. Ценой невероятных усилий Арине все-таки удалось взять себя в руки, и тут добрый боженька послал ей Ирину, которая, несмотря на профессию врача, проявила редкостную непонятливость.

Сообразив, что ей невероятно повезло, покупатели квартиры превратились в друзей, Арина попыталась скрыть от них свое пристрастие к героину.

Все деньги она по-прежнему тратила на дурь, как назло, наркодилер постоянно повышал цену на «лекарство», понял, мерзавец, что Арине некуда деваться, вот и вытягивал из подсевшей на иглу бабы рубли.

Ирина замолчала, потом с горечью продолжала:

– Я попыталась ей помочь и, используя свои связи, уложила Арину в лечебницу. Но недаром говорят, что свинья грязь найдет, она и в клинике ухитрилась прорыть ход к желанным уколам.

Андрей не одобрял жену, один раз, когда Ирины не было дома, он буквально спустил с лестницы заявившуюся в гости Гофмайстер.

– Слушай внимательно, – приказал Андрей, тряся за плечи испуганную Арину, – забудь сюда дорогу, Ира добрая дура, а я умный, но злой. Еще припрешься, сдам в милицию, скажу, ты у нас деньги сперла.

Крепкий пинок в спину довершил разговор, Арина упала и заплакала, но Андрей не стал жалеть наркоманку, просто запер дверь.

Арина запомнила полученный урок, к Ирине она более не приходила. Врач сначала занервничала и понеслась к подруге, но дверь ей никто не открыл. Не было ее и в другой раз. Ирина была готова нести заявление в милицию о пропаже человека, но тут Андрея на год отправили в зарубежную командировку, и жена поехала с ним. Находясь на другом континенте, она не забывала звонить и писать Арине, но ей ни разу не удалось связаться с ней, а та не отвечала на корреспонденцию.

Вернувшись в Россию, Ирина первым делом кинулась к Гофмайстер, но в квартире Арины был другой хозяин. На вопрос Ирины:

– А где же госпожа Гофмайстер? – молодой парень пожал плечами: – Понятия не имею, приобрел жилплощадь в агентстве.

В трешке жила теперь молодая семья с ребенком, они тоже развели руками, увидав Ирину. Муж равнодушно сообщил:

– Бумаги контора оформляла, мы с вашей знакомой всего один раз встретились, когда подписи под документом ставили. Квартира наша на законных основаниях.

Ирина пошуршала телефонной книжкой, обнаружила в ней кое-каких бывших пациентов, сотрудников МВД, обратилась к ним за помощью и узнала – женщина с именем Арина, отчеством Борисовна и фамилией Гофмайстер в столице не прописана. Куда она подевалась, осталось непонятным, в списке умерших дочь ювелира тоже не числилась.

– И вы больше не встречались? – почти с отчаянием спросил я.

– Нет, – ответила Ирина, – думаю, Арина все-таки погибла, деньги, вырученные за квартиру, она пустила на героин и докололась до смерти. А может, кто из наркоманов убил ее, тело спрятал, и концы в воду. Родственников у несчастной не имелось, кто же станет никому не нужную женщину искать!

В мрачном расположении духа я вернулся домой и отчитался перед Норой. Но мою хозяйку трудно лишить оптимистического настроя, даже в самой неприятной ситуации она видит хорошую сторону.

– Что ж! – бодро воскликнула Элеонора, вновь включая диктофон. – Лопнула с треском одна версия, зато появилась другая, даже более привлекательная, чем погибшая.

– Какая? – поинтересовался я.

– Вся такая-растакая, – пропела Нора, – вот что, Ваня, не в службу, а в дружбу, свари мне манную кашу, пока ты на кухне возиться станешь, я внимательно запись изучу.

– Я? Манку?

– Ну да, – кивнула Нора, – я не сумею уснуть без дежурного блюда, привыкла, перед тем как отдаться Морфею, обязательно каши поесть, меня она успокаивает. Ленка-то в больнице, или ты запамятовал?

– Забыл, – честно признался я.

– Временную домработницу я пока не наняла, – объяснила Нора, – не до того было, поэтому кашу варить тебе, или не сумеешь справиться?

Я кивнул и отправился на кухню. Никогда до сих пор мне не приходило в голову делать из манной крупы ужин, но если с этой задачей способна справиться наша крайне бестолковая прислуга, то я легко выполню приказ Норы. Главное – узнать последовательность действий.

Порывшись на полках, я обнаружил картонную упаковку, а на ней изображение толстомордого ребенка в красном платочке, внизу шла надпись, сделанная крупными буквами: «Ешь манку – танцуй бодрянку». Что такое «бодрянка», для меня осталось загадкой, но первая часть поставленной перед Иваном Павловичем задачи оказалась легко выполнимой – на оборотной стороне коробки имелась инструкция: «Вскипятите в чистой кастрюле два стакана молока, потом всыпьте сто граммов манной крупы. Следите, чтобы не образовались комки, сахар, соль и масло добавьте по вкусу».

Покачивая головой, я принялся за дело. Однако странные люди пишут эти указания! «Вскипятите в чистой кастрюле». Интересно, кому-нибудь приходило в голову использовать для варки каши грязную тару, из которой недавно вылили рыбный суп? Право, не надо считать потребителя идиотом!

Поставив ковшик на огонь, я решил покурить, открыл форточку, встал около окна и бездумно уставился во двор. Зима в этом году обвалилась рано и внезапно, более того, она невероятно студеная, я с трудом могу вспомнить, когда термометр в ноябре показывал…

– Ш-ш-ш, – раздалось за спиной. Я обернулся.

Из ковшика обильно лезла пена, половина плиты была залита молочной рекой. Чертыхаясь, я схватился за длинную ручку и чуть не заорал от боли, она оказалась горячей, пока до меня дошло, что следует взять простеганную рукавицу, остатки жидкости «убежали» на горелку. Я стащил ковшик и тут же понял: надо было просто выключить газ, а не цапать раскаленную посудину.

По кухне пополз противный запах горелого, я распахнул окно, закрыл дверь, потом схватил кухонное полотенце, швырнул его в молочную лужу, попытался затем поднять намокший кусок материала и мигом уронил его назад, вновь обжегши пальцы. Через секунду я понял свою оплошность – молоко-то было горячим.

Плиту удалось кое-как вытереть минут через десять. Разместив отжатое полотенце на батарее, я снова начал варить кашу, правда, изгаженный ковшик мыть не стал, сунул его в мойку, для каши взял другую кастрюльку, похожую на красный бочоночек.

Наученный горьким опытом, теперь я не спускал глаз с молока, на этот раз оно отчего-то никак не желало закипать, мне показалось, что прошло безумное количество времени, пока ровная поверхность жидкости покрылась мелкими пузырьками. Быстро повернув ручку и с облегчением отметив, что газ выключился, я приступил к следующему этапу: отмериванию крупы.

Сто граммов манки – это сколько? Стакан? Два? Может, три? Вместо того чтобы написать на коробке нормальную инструкцию, ну вроде: «насыпьте пять столовых ложки крупы», производители проявили редкостную тупость, не забыли упомянуть о чистой кастрюле и дали вес основного ингредиента в граммах. Почему на кухне нет весов? Как Ленка отмеряет необходимое количество составляющих, допустим, для пирога?

Оглядевшись по сторонам, я заметил нечто, похожее на конусообразную вазочку с делениями, над черточками стояли цифры – 20, 40, 60, 80, 100.

Схватив мерную емкость, я наполнил ее доверху, потом быстро включил огонь и единым махом опрокинул крупу в молоко. Послышался странный звук, мелкие крупинки словно растворились в жидкости, я помешал ложкой варево и понял: оно безнадежно жидкое. Либо на коробке написано неправильное соотношение крупы и молока, либо цифры «100» на мерной кружке не имеют отношения к ста граммам. Решив увеличить дозу, я вбухал в «бочоночек» еще одну мерку крупы, но каша все равно оставалась жидковатой, и пришлось насыпать третью порцию.

Сделав под кастрюлькой минимальный огонь, я потер руки. Умный, образованный, приученный читать человек легко справится с любой задачей. Вот я, например, первый раз в своей жизни превратился в шеф-повара, и вполне удачно! Осталось лишь добавить сахар и соль.

Снова пришлось удивляться глупости создателей крупы. Что значит «по вкусу»? Мне хорошо одно, Норе другое, сколько сахарного песка надо бросить в кашу?

Тяжело вздыхая, я вернулся в кабинет и спросил:

– Нора, вы любите сладкую кашу?

– Нормальную, – буркнула хозяйка, – не мешай.

Из диктофона в этот момент звучал четкий голос Ирины Леонидовны, Нора слушала рассказ о том, как Арина заперла отца на даче, но мне-то нужно закончить стряпню.

– Нормально – это как? – попытался уточнить я.

– Ни сладко, ни горько, ни кисло, в общем, вкусно! – возвестила Нора.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *