Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

В Москву меня подвез румяный, похожий на свежеиспеченный пирожок водитель «Газели».

— Ты чего так легко оделась? — полез он с разговором.

— Жарко, — коротко ответила я.

— Скажешь тоже! У тебя же зуб на зуб не попадает, — вздохнул шофер.

— А я вспотела.

— Может, заболела?

— Нет! — рявкнула я. — Не бойся, незаразная, абсолютно здоровая!

— А почему в тапках?

— Потому! — гаркнула я снова. — Отстань. Ты заработать хочешь?

— Ага, — радостно признался шофер.

— Ну и отлично! Вот и зарабатывай — вези меня, — кивнула я, страшно довольная тем, что догадалась выхватить из кучи вещей свой мобильный и кошелек. — Плачу за работу и еду спокойно.

— Мешаю, что ли, тебе? — удивился водитель.

— Слишком много болтаешь.

— Во какая… — протянул мужик, — конкретная…

— Угу, — кивнула я и стала смотреть в окно.

В голову полезли разные мысли. Кто такой обладатель баритона Андрей Львович? Судя по быстроте, с которой он появился, дядька либо находился в доме, либо маячил поблизости. И незнакомец совершенно правильно не разрешил Анне закрыть окно. Что они еще говорили? Что-то вроде: «Михаила Петровича отравили…»

Ой, мама! Значит, Антонов действительно умер? Это случилось на самом деле?

— Кто скончался? — вдруг спросил водитель.

Я вздрогнула.

— Где?

— Ты только что сказала: «Умер. Это правда».

— Не обращай внимания, — постаралась улыбнуться я, — снимаюсь в сериале, сейчас роль повторяю. Сделай одолжение, не лезь с расспросами.

Шофер заерзал на сиденье, но замолчал. Я снова попыталась собрать расползавшиеся, словно новорожденные котята, мысли в одну кучу. Пока что все складывается более чем плохо. Я удрала, бросив в доме свою сумку с вещами. Но ведь не могла же я остаться! Каким образом объяснила бы милиционерам наличие в бауле громадной суммы? Правда настолько невероятна, что она любому показалась бы стопроцентной ложью.

Так, спокойно, Лампа! Возьми себя в руки и попытайся сохранить способность соображать. Что произошло ужасного?

А ничего! В доме Антоновых валяются безликие вещи — ни на джинсах, ни на пуловерах нет меток с моим именем, фамилией и адресом. Никаких документов в сумке нет, вычислить ее владелицу — безнадежное дело. Можно перевести дух и расслабиться.

— Вроде бы ты про этот дом говорила, — спросил, вдруг прервав мои размышления, шофер. — Я тут как раз сворачивать должен.

— Спасибо, — кивнула я, — мне тут рядом, пробегусь дворами, держи деньги.

Водитель выдернул из моих пальцев честно заработанные купюры, и «Газель» растворилась в московских сумерках.

Трясясь от холода, я донеслась до нашей квартиры и ощутила огромное облегчение, когда поняла, что дома никого, кроме собак, нет.

— Потом, девочки, потом… — забормотала я, отпихивая мопсов, пытающихся облизать хозяйку. — Гулять с вами не пойду, замерзла, устала и страшно хочу есть. Но сначала позвоню Лауре, объясню ситуацию и откажусь от дела. Конечно, участок мне не достанется, и пятьсот баксов придется вернуть, но это не страшно.

Продолжая трястись в ознобе, я порылась в памяти своего мобильного телефона и нажала нужные кнопки.

— Алло, — мгновенно отозвался женский голос.

— Лаура?

— Вы ошиблись.

— Извините, пожалуйста.

— Ничего, бывает, — мило ответила незнакомка.

Я вздохнула и повторила попытку.

— Слушаю.

— Лампа Романова беспокоит…

— Девушка, вы снова ко мне попали, — слегка нервно перебило знакомое уже мне сопрано.

— Простите, совершенно не понимаю, как такое получилось.

— Не беда, будьте внимательней.

— Ладно, не сердитесь.

— И не думала злиться.

В третий раз я крайне внимательно набирала цифры, но вновь услышала все то же мелодичное:

— Алло.

— Опять вы! — вырвалось у меня.

— Ясное дело! — воскликнула собеседница.

— Но почему я постоянно к вам попадаю?

— Замечательный вопрос! — ехидно отозвалась женщина.

— Простите, — опомнилась я.

— Да ладно, — по непонятной причине развеселилась собеседница и вдруг представилась: — Меня Варей зовут. Вы чей номер набираете?

— Лауры Ивановой.

— Вроде имя знакомое… — протянула Варя. — А цифры назовите?

Услышав номер, Варя хмыкнула:

— Правильно, но только здесь я живу, и это мой телефон.

— Вы уверены?

— В чем? — хихикнула Варя. — В том, что обитаю в собственной квартире?

Мне оставалось лишь тяжело вздыхать.

— Наверное, неправильно записала номер.

— Лаура Иванова… — протянула Варя. — Нет, я с такой не знакома. Хотя… Стойте! Сейчас!

В трубке повисла тишина, изредка прерываемая треском.

— Нет, не она, — произнесла, запыхавшись, Варя. — Квартиру я купила два года назад и сейчас ходила посмотреть, как бывшую хозяйку звали. Она Луиза Каменская.

— Луиза — Лаура… слегка похоже.

— Но не то, — констатировала Варя. — Ну, покедова, недоразумение выяснилось.

— Больше не побеспокою, — тихо сказала я.

— Звоните на здоровье, — радушно предложила Варя и отсоединилась.

В полном изнеможении я опустилась на пуфик и начала гладить мопсов. Что же делать? И ведь наверняка я сама виновата, что попала в такую ситуацию. Опять в цифрах запуталась. Знаю, знаю за собой такой грешок… Вот в телефонной книжке стоит «134», но вполне вероятно, что Лаура назвала 184 или 237… Я действительно способна капитально перепутать все цифры.

Посидев пару минут без движения, я стряхнула с себя оцепенение и набрала номер Семена Крутикова.

— Слушаю, — прогудел в трубку незнакомый бас.

Я покосилась на экран сотового. Нет, сейчас не ошиблась, правильно набрала.

— Можно Сеню? — спросила я.

— Слушаю, — повторил голос.

— Что с тобой?

— Простыл, — прокашлял телефон. — Это кто?

— Лампа Романова, — вздохнула я.

— Здорово, — повеселел Семен. — Чего надо?

— Уже ничего.

— Как так?

— Хотела попросить тебя об одной любезности, но если сидишь дома…

— Кто дома, я? — изумился Крутиков. — На работе парюсь.

— В соплях и с кашлем?

— Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда мой начальник такой злой, — просипел корявыми стихами Сеня и принялся издавать лающие звуки.

— Помоги, пожалуйста, — попросила я, когда он сумел справиться с кашлем.

— Поллитра! — оживился Крутиков.

— Конечно.

— Коньяка!

— Ладно, без проблем, — пообещала я.

— Шучу, — захрипел Сеня. — Ну, излагай.

— Если есть паспортные данные человека, можешь узнать его адрес?

— Легко!

— А вдруг его нет в базе твоего ГАИ? Если это женщина, никогда не имевшая машины?

— Понимаешь, Лампец, — вкрадчиво завел Семен, — я, конечно, не такой крутой мент, как Костин. Вот Володька у нас, тот да! А мы, скромные обладатели полосатых жезлов, маленькие рабочие лошадки, ненавидимые всеми гаишники, бедняги с крохотной зарплатой и большими проблемами в голове, разве ж мы способны на розыскные мероприятия…

— Ее имя Иванова Лаура Михайловна, — перебила я ёрничанье Сени. — Адрес нужен срочно!

— Хорошо служить частным детективом… — завел новую «песню» Крутиков. — Небось гонорар заработаешь? Про меня тогда не забудь.

— Ты лучше ищи!

— Год рождения знаешь?

— Понятия не имею. Думаю… Нет, ничего не думаю.

— Старше пятидесяти?

— Нет.

— Ясненько, — подытожил Сеня, — восемнадцать есть?

— Да.

— Значит, поищем сначала в ваганьковских.

— Где? — изумилась я.

— Понимаешь, Лампец, — прохрипел Сеня, временами переходя на кашель, — бабы делятся на несколько категорий. С четырнадцати до восемнадцати — бутоны, потом до тридцати — мочалки, до сороковника — ваганьковские, вроде как уже на кладбище пора, потом до полтинника — бабуськи, а уж за ними египетские… то бишь мумии. Вот оно как!

— Нашел? — обрадовалась я.

— Не-а.

— Иванова Лаура Михайловна!

— Нет такой. В Москве не прописана.

— Не может быть.

— Почему?

— Она точно живет в столице!

— Ну и запросто. Не зарегистрировалась, и все, — спокойно пояснил Сеня.

— Лаура родилась в Москве. И мама ее тоже москвичка.

— И мать тоже? — забубнил Сеня. — Нет, нету!

— Слушай, а глянь на Антонову, а? Имя и отчество те же.

— Определись сначала, кто тебе нужен.

— Две бутылки коньяка, — повысила я гонорар.

— Литровые?

— А не сопьешься?

— В самый раз! Новый год впереди. Антоновой тоже нет. Однофамильцев как грязи, а Лаура отсутствует.

— Невероятно.

— Погодь-ка, — велел Сеня. — Ща, так… где у нас код… Ну, спасибо тебе, добрый дядя, придумавший компьютер… Вот, я в нужном месте. Иванова… Редкая фамилия, однако! Елена, Елизавета, Мария, Мария, Мария… Опс!

— Обнаружил?

— Нет. Не имеется таковой ни в живых, ни в умерших. Отсутствует. Когда коньяк принесешь?

— Ну… на днях.

— Так и знал, что обманешь, — закашлялся Семен и отсоединился.

Пытаясь по достоинству оценить ситуацию, я пошла в ванную, сняла парик и стала тщательно смывать макияж.

Если Сеня не ошибся и у Лауры Михайловны Ивановой, коренной, потомственной москвички, нет столичной прописки, то кто же тогда отправил меня к Антонову, пообещав участок и дав полтыщи долларов на расходы? Зачем была эта комедия с племянницей? Только сейчас до меня, ослепленной желанием получить участок в элитном подмосковном местечке, дошла вся бредовость ситуации. Так, так… Значит, Лаура боялась не сдержаться и устроить скандал в доме никогда не виденного отца, вот и наняла женщину, которая должна была изобразить из себя паиньку? Лампа, чем ты думала в тот момент, когда согласилась на этакую авантюру?

Я села на стиральную машину и уставилась в зеркало. Чем думала? Хороший вопрос. Я — дура! Хотя стоп, не стоит так уж ругать себя. Лаура точно попала в цель: я давно мечтаю о загородном доме, никак не могу найти подходящий участок, а она описала идеально подходящее место и предложила его практически бесплатно. Меня просто поймали! Кто? Да человек, знавший о мечтах госпожи Романовой!

Вода с тихим журчанием лилась в раковину, а я тем временем составляла в уме список тех, кто был в курсе наших дел.

Итак, первыми в нем стоят почти все соседи по дому. Я поддерживаю хорошие отношения с большинством обитателей нашей блочной многоэтажки и, задумавшись о строительстве, первым делом повесила у лифта объявление: «Куплю участок». Уже через час начались звонки с вопросами, и я охотно растолковывала наши пожелания. Катя, в свою очередь, опросила коллег по работе и даже своих пациентов, Юлечка и Сережка обзвонили всех знакомых — просто взяли телефонную книжку и прошлись от А до Я. Кирюша и Лиза тоже принимали активное участие в поисках — дети расклеили по кварталу объявления, одно поместили в школе, и со мной соединилась завуч, Нина Антоновна, у которой имелись шесть ненужных соток. Одним словом, о том, что мы ищем участок и каким он должен быть, знала вся Москва.

— Лампа, ты дома? — прокричал из коридора Сережка.

Я выключила воду и вышла из ванной.

— Да.

— Очень есть хочется, — сказал Сережа.

— Могу пельмени отварить.

— Фу, лучше подогрей пиццу.

— Пожалуйста, — согласилась я, — еще легче.

— Сейчас умоюсь и приду, — воскликнул старший сын Катюши.

Я пошла на кухню, вытащила из холодильника коробку и удивилась: почему-то пицца оказалась почти размороженной. Я сунула лепешку в СВЧ-печку, ткнула пальцем в кнопку и… не услышала привычного гула. Решив, что неплотно прикрыла дверку, я посильней нажала на нее, но до сих пор исправно работавший агрегат даже не вздрогнул.

— Готово? — закричал Сережка.

— СВЧ сломалась, — растерянно ответила я.

— Она же новая, — удивился парень.

— Видно, плохого качества.

— Надо в мастерскую отвезти, — мрачно подытожил Сережка, щелкая клавишей, включающей кофе-машину.

И снова тишина — она не начала, как всегда, мерно жужжать, перемалывая зерна.

— Чего это с ней? — вздернул бровь Сергей.

— Похоже, тоже накрылась, — растерялась я. — Ну надо же, как не повезло — и СВЧ, и кофеварка разом.

Из коридора послышался стук, потом зазвучали голоса Лизы и Кирюшки.

— На третий уровень не пройти.

— Ты просто не понял.

— Чё? Совсем дурак?

— Верно подмечено.

— Сама такая.

— Зато вход нашла.

— Где?

— Ага, так тебе и сказала!

— Лизуня, — заныл Кирюша, — сделаю, чего хочешь, только покажи.

— Ладно, — сдалась девочка, — пошли.

Забыв вымыть руки и заглянуть на кухню, чтобы поздороваться с нами, Кирюшка с Лизаветой понеслись в комнату к последней — дети спешили включить компьютер.

— Есть охота… — отмер Сергей. — И от кофе тоже бы не отказался.

— Давай сварю в турке, — предложила я.

— Гадость получится, — скривился он.

И тут на кухню вошел Костин.

— Лампудель! — обрадованно воскликнул наш майор. — Пельмешки есть?

Я повернулась к холодильнику, выдвинула один ящик морозильника, вытащила пакет, открыла его и обнаружила полуразмороженные, слипшиеся комки.

— Значит, пельменей нет, — протянул Вовка, наблюдавший за процессом. — А кстати, почему они в таком виде?

— Пицца тоже отмякла, — сказала я. — Ой, а морозильник-то не работает!

— Ну, такое могло случиться лишь с нами, — захохотал Сережка, — СВЧ, кофемашинка, теперь и морозильник!

— Лампуша, — обиженно заявила Лиза, заглядывая на кухню, — у меня ноутбук не пашет!

— Ага, — подтвердил, отпихивая девочку, Кирюшка, — и мой накрылся медным тазом.

Сережка крякнул и ушел, Вовка пожал плечами.

— Однако, странная ситуация.

— Ну вот… — заныл Кирюша. — Делать-то чего?

— Принимайся за уроки, — менторски заявила я.

— Как? — взвыл мальчик.

— Очень просто, — отчеканила я, — сел за стол, открыл учебник и тетрадь — и вперед.

— Доклад задали, — растерянно сообщил Кирюша, — по химии.

— Замечательно, — буркнула я, пытаясь включить электрочайник, — вот и составляй его.

— Как?

— Господи, Кирик, — обозлилась я, — прекрати! Теперь еще и чайник не включается!

— Мне без компа ничего не сделать, — ныл школьник.

— Если пару дней на нем не поиграешь, хуже не станет, — процедила я, тряся чайник. — Ну с какой стати он решил умереть?

Лиза и Кирюша переглянулись.

— Лампудель, — укоризненно сказала девочка, — ты не поняла: теперь никто доклады не пишет!

— Раз задано — делай, — велела я и начала крутить ручки плиты.

— Теперь все скачивают из Инета, — пояснил Кирюша. — А где мне доклад взять?

— Ой, не знаю! — пришла я в полный ужас. — Теперь даже чаю не попить — плита тоже не хочет работать! Послушай, Кирюша, мы в свое время не имели Интернета и великолепно составляли доклады. Действуй по старинке — поройся в справочниках, книгах…

— Издеваешься, да? — вскинулся Кирюшка. — Это ж я сколько времени потрачу?

— Ничего, — чуть не зарыдала я, теперь осматривая умерший тостер, — надо мозг тренировать!

Лиза фыркнула и убежала, а Кирюша занудил:

— Мне задали сочинение по литре, доклады по химии, физике и истории, сорок восемь задач по математике, перевод тридцати страниц по инглишу и таблицу по биологии. Поняла?

— Многовато, — согласилась я.

— Обычно.

— Да? Вас всегда так заваливают уроками?

— Ага. Каждый учитель уверен, что его предмет — главный, — мрачно сообщил Кирик.

— Как же ты до сих пор справлялся, бедненький? И еще даже время имел на игры!

— Так из Инета скачивал, уже готовое, — радостно сообщил Кирюша. — Всех дел на четверть часа.

Я оставила в покое тостер и попыталась включить ростер.

— Но ведь доклад еще выучить надо!

— Зачем? — искренно удивился Кирюша. — Просто сдать его, и все.

— И что, учитель станет читать целую кучу одинаковых сообщений? Если все задания из Интернета скачивают… — окончательно перестала я ориентироваться в ситуации.

— Не, — захихикал Кирик, — он посмотрит, сколько страниц, и поставит оценку.

Я пришла в негодование. Ну и порядки! Дети, ни о чем не задумываясь, скачивают готовые доклады, а педагоги лишь бросают взгляд на листы! Хорошенькое у нас теперь образование…

— Телик не пашет! — возвестила Лиза. — Ни один!

— И мой комп умер, — подхватил Сережка.

— Похоже, у нас разом сломалось все, — резюмировал Вовка.

— Или кто-то поломал в доме технику, — протянул Сережка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *