Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 10

Я прижалась к кухонному шкафчику. Затем быстро открыла дверку и вытащила небольшую коробочку.

— Смотрите, что у меня есть! «Твикселз»! Замечательное печенье, в шоколаде, с апельсиновой начинкой. Угощайтесь, очень вкусно!

Домашние переглянулись и потянулись за палочками, и я, страшно радуясь тому, что сумела при помощи «Твикселз» купировать назревавший скандал, тоже схватила печенье. Ну, Лампа, ты настоящий психолог, правильно рассчитала!

Коробочка живо опустела, мое радостное настроение стало улетучиваться с той же скоростью, с которой только что исчезли палочки в шоколаде. Да, домашние любят «Твикселз», но печенье съедено. Настал мой час…

— Да почему вы на меня так смотрите? — дрожащим голосом решилась я задать вопрос.

— Просто так, — дипломатично ответил Костин.

— Кто позавчера чайник без воды поставил? — напомнил Сережка. — Хорошо, я вовремя увидел.

— Хочешь сказать, я виновата в произошедшем сейчас безобразии?

— А кто? — усмехнулся Сережка. — Лучше сразу скажи: что ты натворила?

— Только-только пришла, за пару минут до тебя, — начала отбиваться я.

— Не надо налетать на Лампу, — встала на мою защиту Лиза, — ничего она не ломала, просто приборы отключились.

— Сами собой? — скривился Вовка. — Все разом?

И тут мне стало жарко. Блокатор электроники! Вчера вечером, почти ночью, я лихо вывела из строя ноутбуки детей. Встала в холле, откуда видны двери почти всех комнат, и нажала на большую красную кнопку. Эффект превзошел ожидания — компьютеры моментально погасли, а я, страшно довольная собой, отправилась спать. Утром убежала рано, не заглядывая на кухню…

— А вы завтракали? — дрожащим голосом осведомилась я.

— Мы с Юлькой проспали, — признался Сережка. — Даже умыться не успели, так торопились. А Юлька ругалась — у нее фен сломался.

— Я утром не ем, — в один голос ответили Лиза и Кирюшка.

— Не до кофе было, — отмахнулся Вовка.

Понятно, утром никто не заглядывал на кухню, телевизор проспавшие домашние не включали, компьютеры тоже. Напрашивается лишь один вывод: я, желая заблокировать ноутбуки, ухитрилась вывести из строя все бытовые приборы. Следовательно, печалиться не о чем. На злополучном устройстве имеются всего три кнопки — красная, желтая и зеленая. Я нажала первую, значит, сейчас незаметно воспользуюсь второй, а если не поможет, третьей, и в квартире воцарится порядок. Главное, проделать все втайне от домашних.

— Пойду цитрамон выпью, — промямлила я.

— Незачем никуда ходить, — остановил меня Вовка, — вот он. На столе лежит.

— Лучше анальгин, — быстро поправилась я.

— Можешь у меня взять, — протянул мне Сережка упаковку, — пять минут назад сам глотал.

Я только головой покачала и уставилась на детей — вдруг и у них имеются таблетки? Но Лиза с Кирюшкой были заняты приготовлением бутербродов. Провожаемая подозрительными взглядами Вовки и Сережки, я, держась за виски, вышла в коридор и опрометью бросилась к себе.

Ну, и куда делся блокатор? На тумбочке нет, подоконник пуст, стол завален книгами, но никаких устройств на нем не видно. Где же он, где серо-голубой прямоугольник, похожий на пульт от телевизора? В последний раз я видела его… видела его… видела его… В своей сумке, оставленной в особняке Михаила Петровича Антонова!

Я рухнула на кровать и застонала.

— Так болит? — с легким недоверием поинтересовался Вовка, входя в спальню.

— О-о-о, — вырвалось у меня.

— Лежи, лежи, — моментально начал проявлять заботу Костин, — не стану мешать.

Когда Вовка испарился, я приняла сидячее положение. Так, отчаиваться нельзя, случались в моей жизни и более сложные ситуации. Подумаешь, забыла блокатор, эка ерунда. Сейчас побегу куплю новый. Торговый центр-то круглосуточный.

Обежав просторный торговый зал, я отыскала отчаянно зевающую продавщицу и налетела на нее коршуном.

— Мне нужен блокатор, штука, которая отключает всякие приборы.

— Нету, — коротко ответила девушка.

— Вчера купила один, и в витрине оставалось еще минимум две штуки.

— Кончились.

— Совсем? — глупо поинтересовалась я.

— Нет, — издевательски ответила продавщица, — наполовину.

— Посмотрите на складе, пожалуйста, — заныла я.

— Весь товар в зале.

— Очень надо!

— Приходите через три недели.

— О боже! — вырвалось у меня.

— Хотите, оставьте телефон. Позвоню, когда подвезут, — решила проявить человеколюбие продавщица.

— Понимаете, — сбивчиво принялась я объяснять ситуацию, — вчера хотела…

Девушка с интересом выслушала меня и спросила:

— На какую кнопку жали?

— На красную.

— Ой, ой, она же все полностью блокирует! Для избранного отключения предусмотрена желтая.

— Но ваша коллега…

— Алиса? — захихикала продавщица. — Она дура, вечно все путает. Вы в другой раз инструкцию читайте.

— Другого раза может и не случиться, — сокрушенно пожаловалась я. — Не дай бог, домашние узнают — убьют. Да и не было ее.

— Если не расскажете, то и не догадаются. А что вам мешает включить приборы?

— Блокатора нет, забыла его… Ну, в общем, не важно, можно сказать — потеряла.

— Плохо, — покачала головой продавщица.

— Милая, — чуть не заплакала я, — родная, дайте координаты поставщика, сама к нему скатаюсь, объясню проблему.

— Не поможет.

— Почему?

— Блокатор — хитрое устройство, — пустилась в объяснения девица, — Алиса вас, конечно, не предупредила? Ну, корова, ей лишь бы продать, только о своем проценте думает… Если вы одним аппаратом технику из строя вывели, то только им назад «оживить» можете.

— Какая глупость, — пролепетала я.

Продавщица развела руками.

— Не мною придумано, хотя определенный резон в этом есть. Устройство покупают, чтобы лишить ребенка возможности в телик или монитор компьютера пялиться. И если с любого пульта приказ отменить можно, то ведь подросток вполне способен другой блокатор приобрести. А так «убили» технику, сунули пульт в сумку — и на работу со спокойной душой. Сейчас же повсюду электроника. И посудомойка, и стиралка, и холодильник буквально ею начинены. Даже тостер с чайником. Видите вон те модели?

— Красненькие? — пролепетала я. — Очень симпатичные, мы недавно подобные приобрели.

— Суперские, — кивнула девушка. — Это новое поколение бытовой техники, так называемые «умные» вещи, их можно запрограммировать так, что утром они сами, без вашей команды, и воду вскипятят, и хлебушек пожарят. Вот поэтому их и вырубило. Электроника.

— Ага, — закивала я, — ничего теперь не работает, а блокатора нет…

— Чип запасной не потеряли?

— Что?

— В коробке должен лежать запасной чип. Если вдруг посеяли или сломали аппарат, чип можно впихнуть в новый, и заработает, как старый.

— Такой маленький кусочек пластика, коричневый, с выемками?

— Да.

— Так я же его выкинула! Думала… просто… Значит, мне во что бы то ни стало надо найти свой блокатор? — уточнила я.

— Ага, — кивнула девушка.

— Иначе никак?

— Ну, теоретически в ремонтной мастерской с проблемой могут справиться, — с некоторым сомнением произнесла продавщица, — но блокировка новая забава, наши в сервисных центрах пока ее не изучили. Если вы потеряли «ключ», придется всю технику менять. Кстати, посудомойка со стиралкой и пылесосом пашут?

— Не знаю, — простонала я.

— Думаю, тоже каюкнулись, — радостно сообщила продавщица. — Знаете, вы за новой техникой ко мне приходите, меня Лена Рыгалина зовут, я в среду работать теперь буду. Подберу весь комплект и скидочку организую!

Вернувшись домой, я тихонько прокралась в свою комнату. Мастера вызывать опасно, вдруг он слышал про новомодную забаву и моментально, в присутствии домашних, заявит:

— Зачем заблокировали приборы?

Тогда до конца жизни мне станут поминать произошедшее, а Кирюшка с Лизаветой навсегда вычеркнут Лампу из числа своих друзей.

Тайком поменять технику я не сумею, хотя бы потому, что у меня нет такого количества денег.

Остается один выход: отправиться в дом Антоновых и попытаться отыскать прибор. Надеюсь, его никто не тронул, ведь с виду блокатор очень похож на пульт от телика или видеомагнитофона. Нелегкая задача, но я не привыкла сдаваться и уже знаю, что надо делать.

В десять утра я нажала на кнопку домофона у ворот особняка Михаила Петровича.

— Кто там? — глухо прозвучало из динамика.

— По объявлению, — пропищала я, — по поводу прогулки собачки.

Замок щелкнул. По дорожке, выложенной темно-красной плиткой, я дошла до парадной двери и была допущена в холл.

— Ну, — уперла руки в бока нянька Ася, — ты, что ли, прогульщица?

— Да, — кивнула я. — Разрешите представиться — Евдокия. Имя, конечно, странное для нынешних времен, но так уж получилось. Близкие люди зовут меня Дусей.

— И кем работаешь? — приступила к допросу Ася, ощупывая меня глазами.

Я совершенно спокойно стояла под ее изучающим взором. Вчера я явилась к Антоновым в черном парике и в затемненных очках. На лицо, шею и руки, я нанесла тональный крем цвета «очень сочный персик». А сейчас находилась в своем истинном облике голубоглазой и белокожей блондинки. Асе ни за что не понять, что вчерашняя племянница Лаура и сегодняшняя Дуся — одно и то же лицо.

— Я преподаю в школе музыку.

— Ну? — удивилась Ася.

— Платят мало, а тут целых триста баксов. Для меня это состояние.

— Больно худая, — покачала головой нянька.

— Вы же меня не на котлеты берете, — не утерпела я.

Ася засмеялась:

— Верно, только, боюсь, тебе с Белочкой не справиться. Собачка с характером.

— Кусается? Можно намордник надеть.

— Нет, — замахала руками Ася, — Белочка ласковая, но очень непослушная. Упрется и идти не желает, похоже, у нее в дедушках осел был.

— Ерунда, — улыбнулась я, — справлюсь.

— Своя собака есть?

Я расстегнула сумочку и вынула приготовленный снимок.

— Вот.

— Господи, — воскликнула Ася, — стая! Сколько же их?

— Четыре мопсихи, Рамик и Рейчел.

— И со всеми разом гуляешь?

— Если начну поодиночке водить, то придется жить на улице, — усмехнулась я. — Когда последнего после утренней пробежки в квартиру подниму, первому выходившему уже на вечерний променад пора будет.

— Я бы с таким количеством псов не справилась, — покачала головой Ася.

— Дело привычки. Думаю, налажу с вашей Белочкой контакт, у меня большой опыт общения с животными.

— Хорошо, — согласилась нянька, — попытка не пытка. Получится — отлично, не справишься — без обиды расстанемся. Жди тут.

Ася повернулась и ушла, я осталась в просторном холле. Отлично, первая часть задачи выполнена с блеском. Вчера я придумала изумительный план. Сначала выгуливаю собачку. Дело нехитрое, наверное, у Антоновых болонка, пуделек или шпиц. Ну кого еще могут звать Белочкой? Пошляюсь со зверушкой по лесу, потом приведу ее назад и заботливо спрошу:

— Где Белочке лапы помыть?

Мне покажут ванную, ну а дальше… дальше найду способ проникнуть в спальню, где оставила блокатор.

Если честно, заключительная часть моего плана выглядела неубедительно, но ведь первая была замечательной, и она удалась полностью — Ася пошла за милой собачкой.

— Привет, — раздался тоненький голосок, и я увидела Китти. На этот раз девочка выглядела цветущей, на ее щеках играл ровный румянец. — Ты кто? — спросила она.

— Буду гулять с Белочкой, — осторожно ответила я.

— А-а, — протянул ребенок, — смотри, чего мне подарили. Целый мешок. Это самая лучшая косметика, «Принцесса». Вот! Тени, блеск, помада. Я ее по щекам растушевала, так все делают. Здорово? А? Скажи: я красавица?

— Обворожительно, — совершенно искренне ответила я. У Китти врожденный вкус, блеск для губ смотрится очень естественно. А как ловко девочка наложила тени, просто как профессиональный визажист.

— Супер, — констатировала Китти, отходя от большого зеркала. — Я так давно мечтала о «Принцессе». Моей лучшей подруге Ниночке подарили такую на день рождения. А теперь и у меня тоже есть!

Я попыталась скрыть улыбку и спросила:

— Кто же тебе эту косметику подарил?

— Бабушка купила, — ответила Китти. Пойду накрашу ногти! Представляешь, если лак надоест, его можно смыть водой с мылом! Ну все, пока!

Подпрыгивая и напевая, юная кокетка убежала.

Потом из коридора послышался цокот, топот, тяжелое сопение, хрип, и наконец дверь в холл распахнулась.

— Мам-ма, — вылетело у меня изо рта, руки машинально вцепились в вешалку. — Ой, мамочки!

В холле сразу стало тесно — огромное серо-желтое чудище размером с хорошего теленка село, и, вывалив из чемоданоподобной пасти язык, напоминающий совковую лопату, чихнуло.

— Будьте здоровы, живите богато, — машинально прошептала я.

— Гав, гав, — гулко, словно из бочки, прозвучало в ответ.

— Ну, идешь? — спросила Ася. — Или чего?

— Г-г-где поводок? — заикаясь, поинтересовалась я.

Нянька открыла шкаф, вытащила железную цепь, прицепила ее к широкому ошейнику, обхватывающему шею монстра, и протянула мне «поводок». Я обреченно сжала в кулаке холодные кольца. Белочка неожиданно послушно встала.

— Гулять! — возвестила Ася, распахивая дверь. — Белка, рули к калитке, не смей срать на участке!

Похоже, собака понимала человеческую речь, потому что, еще раз оглушительно чихнув, стремглав кинулась вперед. Цепь натянулась, и псина поволокла меня следом за собой.

«Хорошо, однако, что я не ношу узкие юбки и обувь на высоком каблуке», — вихрем промелькнуло в голове. Но эта мысль была последней, потому что уже через секунду все мои физические и умственные усилия были направлены лишь на то, чтобы устоять на ногах, не споткнуться, не упасть…

Забор приближался с неимоверной быстротой. Оказавшись вплотную около изгороди, Белочка притормозила, осела на задние лапы и снова расчихалась. Я, сообразив, что собачища сейчас одним прыжком преодолеет преграду, отделяющую ее от вожделенного лесочка, где ей наконец-то можно будет совершить свои делишки, испугалась до одури. Белочка весит намного больше меня, если она перемахнет через кованые прутья, то с «прогульщицей» случится настоящая беда — либо я впечатаюсь всем телом в заграждение, либо псина перетащит меня на цепи через забор. Может, я и перелечу, словно бумажка, привязанная к веревочке, а может, повисну на одном из металлических кольев. Славная перспективка!

— Белка, — заорала я, — стоять!

Монстр чихнул и повернул голову.

— Умница, — дрожащим голоском сказала я и продолжила: — Приличные, воспитанные собачки из интеллигентных семей пользуются калиткой.

Псина по непонятной причине проявила послушание. Не веря своей удаче, я нашарила негнущимися пальцами задвижку и распахнула дверцу. Очень медленно, с кошачьей грацией Белочка «вытекла» в лес и аккуратно побрела по тропинке, проложенной в снегу.

— Молодец! — нахваливала я собаку, испытывая всеобъемлющую радость.

Безостановочно чихая, Белочка взошла на некое подобие холма, быстро пописала и глянула на меня.

— Еще немного походим и вернемся, — пообещала я. — Ты, конечно, не замерзла, а вот у меня зуб на зуб не попадает.

И тут случилось непредвиденное.

Внизу, у подножия горы, невесть откуда появились… кажется, две собаки, издали я плохо разглядела. Но были они довольно странного вида — покрытые длинной серо-белой шерстью. Не успела я ахнуть, как Белочка напряглась, вытянулась в струнку, поджала переднюю правую лапу, а потом, издав угрожающее рычание, рванула вперед.

Действия моей подопечной заняли доли секунды. Я, не успев понять, что происходит, упала и, словно на санках, понеслась, лежа на животе, за, похоже, обезумевшей Белочкой. В мгновение ока мне стало страшно холодно — куртка задралась, под пуловер начал набиваться снег… А потом цепь выскользнула из моих пальцев. Проехав еще пару метров по инерции, я остановилась, кряхтя встала на ноги и с ужасом увидела, как Белочка треплет одну из длинношерстных собак.

— Фу! — заорала я ей, бросаясь вперед. — Брось, плюнь, немедленно отстань от нее!

— Почему вы не разрешаете им поиграть? — пропищал снизу чей-то тоненький голосок.

Я замерла с раскрытым ртом, потом повернула голову и увидела крохотную девочку, чуть выше валенка.

— Белочка всегда с Машей возится, — пояснил ребенок, — а Дуська смотрит.

— Это не грызня, а веселье? — растерянно спросила я, глядя, как в разные стороны летят клочья грязной шерсти.

— Ага, — закивала малышка, — мои козочки дружат с Белочкой.

— Козочки?

— Ну да! Машка и Дуська, — мирно продолжал ребенок. — Я с ними с горки каталась.

— На козах?

— А чего странного? Вон санки привязаны.

Я перевела дух. Так, значит, длинношерстные существа — не собаки? Ой, действительно, их головы украшают рожки, а лапы заканчиваются копытами…

— Эй, Манька, — позвала девочка, — пошли!

Валявшееся в снегу животное вскочило и побежало вперед. Вторая коза ринулась следом, за ней волочились привязанные на длинной веревке санки.

Белочка замерла, я схватила цепь и заорала:

— Домой!

Но не тут-то было. Собачий переросток снова чихнул и пулей рванул в обратную от особняка сторону. На этот раз я устояла на ногах, но «поводок» удержать не сумела.

Вздымая кучи снега, Белочка неслась по полю — она явно торопилась к деревьям, росшим в отдалении. Я ринулась за псиной. Однако… Если подобную прогулку требуется совершать утром и вечером все триста шестьдесят пять дней в году без отпуска, то триста долларов в месяц действительно кажутся копейками. Впрочем, я и за триста тысяч рублей не согласилась бы на подобную авантюру во второй раз. Понятно теперь, отчего деревенские жители не хотят служить у Антоновых.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *