Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Мэри оказалась человеком решительных действий — она мгновенно устроила переезд в Москву. Для начала мать привезла Лару в столичный медицинский центр, где было сделано полное исследование состояния здоровья ребенка. Одновременно с бывшей спортсменкой работали и психологи.

Выяснилось много пугающего. Кроме больной щитовидной железы, у девочки обнаружились странные изменения в крови, поражение почек, печени. Слава богу, до онкологии дело не дошло.

— Значит, Лариса профессионально занималась спортом? — спросил профессор Герасим Семенович Кугайлов, который взялся лечить ребенка. — Скажите честно, она принимала запрещенные препараты?

— Что вы! — замахала руками Мэри.

— Тренер мог не рассказывать родителям о добавках, — вздохнул Кугайлов.

— Ларочку тренировала ее бабушка, — пояснила Мэри. — Впрочем, спросите сами у дочки, хотя я знаю совершенно точно: моя мама никогда не применяла химию, она добивалась от спортсменок результата честным путем.

Ларочка тоже отрицала прием каких-либо лекарств.

— Постойте, бабушка давала ей витамины, — вдруг вспомнила Мэри. — Самые обычные, из аптеки. Девочка их курсом пила.

— Витамины? — нахмурился Кугайлов. — И как они выглядели? Много разноцветных таблеток?

Лара засмеялась.

— Нет, всего по одной пилюле надо было принимать. Длинная, желтая штучка, ее еще глотать тяжело. А делают их в Москве. В Новоклимовске их даже не продавали, бабуля в столицу каталась, на фирму, брала сразу ящик и привозила.

— Ящик? — вздернул брови Герасим Семенович. — Зачем столько?

Ларочка снисходительно улыбнулась.

— Нас же много, целая школа. Бабушка не могла только меня одну витаминами подкармливать, она раздавала упаковки девочкам и велела пить утром, после завтрака.

— На банке имелась этикетка и был обозначен состав? — не успокаивался ученый.

— Ага, — кивнула Лара.

— У вас не осталось этих витаминов?

— Дома в аптечке есть, — кивнула девочка.

Кугайлов потер затылок.

— Сделайте одолжение, садитесь в мою машину, скажите шоферу адрес и привезите сюда таблетки.

— Хорошо, — кивнула Лара.

Когда Мэри и врач остались одни, Кугайлов сказал:

— Увы, большинство тренеров сейчас используют допинг. Последствия приема препаратов непредсказуемы.

— Моя мама не такая! — возмутилась Мэри. — Она очень любила детей.

— Но Лауре Петровне платили деньги за результаты, — напомнил Кугайлов. — Кроме того, смею предположить, имелись рекламные контракты от фирм, производящих спортивную одежду, обувь и инвентарь. Производителей интересуют лишь чемпионы, никому не нужно видеть свой логотип на майке аутсайдера.

— Воспитаницы мамы ни разу не попались на допинге, — продолжала возражать Мэри. — Весь спортивный мир знал: ученицы Антоновой никогда даже не прикоснутся ни к каким стимулирующим средствам.

Кугайлов тяжело вздохнул:

— Дорогая моя… Наука движется вперед семимильными шагами, и речь сейчас уже идет, увы, о генном допинге. Есть множество различных уловок, вплоть до использования беременности.

— Чего? — подскочила Мэри.

Герасим Семенович вытащил из кисета трубку.

— Не возражаете? Кстати, курение по большому счету тоже можно отнести к средствам допинга. А насчет беременности… Тут важно уловить момент: в женском организме после зачатия, на раннем сроке, имеется короткий период резкого всплеска энергии. Если соревнования произойдут в этот момент, то шансы спортсменки на победу сильно возрастают. Потом просто делают аборт.

— Какой ужас! — прошептала Мэри. — Мама таким точно не занималась, дети просто пили витамины.

Кугайлов выпустил изо рта клуб ароматного дыма и тихо сказал:

— Когда речь идет о гигантских деньгах, люди забывают о принципах. Новоклимовская гимнастическая школа известна во всем мире — какой почет, какая слава для провинциального городка… и какие деньги! Только контракт с «Леопардом» [6 — «Леопард» — название фирмы придумано автором, совпадения случайны. (Прим. автора.)], о котором шумела вся спортивная элита, принес, предполагаю, миллионы.

— Дети принимали лишь витамины, — упорно повторила Мэри. — Мама умела тренировать гимнасток, весь секрет в ее методе, поэтому после того, как Лаура Петровна скоропостижно скончалась, девочки по показателям скатились вниз. Если согласиться с вашими рассуждениями, то гимнастки должны были по-прежнему демонстрировать высокие результаты. Коли дело в допинге, что мешало им пить пилюли и дальше?

Герасим Семенович отложил трубку.

— Ох уж эти витамины… Был у меня разговор с одной мамочкой, Люсей Гликоновой, между нами говоря, совершенно тупой особой. У Люси есть сын Гарик, восходящая звезда тяжелой атлетики. Мальчик еще юн, но уже успешен, к тому же целеустремлен и амбициозен. За год до нашей встречи тренер подростка начал давать ему витамины — маленькие такие ампулки, утром следовало выпить одну, в обед вторую…

Гарик послушно употреблял добавки и быстро начал набирать силу, радуя своими успехами тренера и маму. Кроме любимого сына, у Люси имелся обожаемый попугай Кеша. Как-то раз птичка удрала в форточку и оказалась в лапах дворовой кошки. Люся отбила Кешу, отвезла к ветеринару, вылечила, но попугай все равно оставался слабым, сил у Кеши не имелось даже на прогулки по клетке, весь божий день он, болезненно нахохлившись, сидел на жердочке. И тут мать юного спортсмена осенило: надо угостить любимца витаминами, которые принимает Гарик, они придают организму энергию.

Повторю еще раз, Люся была дурой, ей и в голову не пришла мысль о крайней вредности человеческих лекарственных средств для животных и птиц. Более того, она не сообразила, что содержимое ампулы следует уменьшить соотносительно с весом «больного». А дамочка, особо не рассуждая, влила в Кешу розовую жидкость.

Попугай вздрогнул и упал на дно клетки, задрав кверху лапы. Люся сначала опешила, но потом испугалась — птица лежала неподвижно, похоже, она умерла. Утешал лишь факт, что в свой попугайский рай несчастный, невинно убиенный хозяйкой Кеша отправился мгновенно, без мучений.

   С Люсей случилась истерика. Она рыдала у клетки, поливая крошечное тельце слезами. И тут началось невероятное, Кеша встрепенулся и взлетел на жердочку.

— Живой! — закричала Люся.

Попугай зло глянул на хозяйку, потом повернул голову, приблизил ее к прутьям и очень легко, словно паутину, перекусил железную преграду, отделявшую его от свободы. Люся оцепенела. Кеша вылетел в комнату и сделал по ней круг почета, причем летел он с невероятной скоростью, издавая при этом странный рокочущий, совершенно несвойственный попугаям звук. Люся вжалась в стену — маленькая птичка смотрелась угрожающе.

Не успела глупая баба окончательно испугаться, как Кеша поравнялся с балконом и ударил клювом в стекло двери, на пол дождем посыпались осколки. Попугай исчез на улице. Люся, постояв некоторое время в оцепенении, ринулась на лоджию и онемела: внизу на тротуаре разыгрывалась битва — на маленькую, беззащитную птичку вновь напал жирный кот.

С воплем: «Оставь его в покое!», обращенным, естественно, к коту, Люся кинулась вниз, выскочила из подъезда и ахнула. Абсолютно целый и невредимый Кеша улетал прочь, а окровавленный кот с оторванным ухом несся к подвальному окну. Крохотное пернатое легко побороло здоровенное млекопитающее!

Потом по району поползли слухи о птице-убийце, которая ловко расправлялась с кошками. Когда же одна газета напечатала рассказ мужчины, который стал свидетелем того, как попугай победил в драке с бродячей собакой, да еще сопроводила повествование снимками, сделанными в момент невероятной битвы, Люсенька схватила ампулы и принесла к Герасиму Семеновичу с требованием сказать: что за витамины такие в них содержатся, если пташка размером чуть больше спичечного коробка после их приема превратилась в Геракла…

Но, несмотря на мрачные прогнозы Кугайлова, в пилюлях, которые привезла Ларочка, обнаружился лишь классический набор витаминов: А, Е, С, В1, В2, В6, В12.

Пришлось Герасиму Семеновичу согласиться с Мэри: Лаура Петровна не травила своих подопечных. Но, видно, ученому очень не хотелось признавать свое поражение, поэтому он продолжил расспросы, велел девочке в мельчайших подробностях вспомнить, что она ела и пила.

Ларочка покорно начала загибать пальцы.

— Завтрак: овсянка с сухофруктами, какао, сок и витаминка. В полдень травяной чай.

— Стоп! — воскликнул доктор. — Это что еще за зверь?

— Бабушка сама составляла, — пояснила девочка. — И тоже всем давала, для профилактики заболеваний, мы его до и после тренировок пили.

— Так, — потер руки Кугайлов, — вези банку. Сохранилась заварка?

— Немного осталось, — кивнула Лара, — я его теперь редко употребляю.

— Почему? — насторожился Герасим Семенович.

— Бабуля умерла, — грустно напомнила Ларочка, — а кто еще такой составит… Она одна рецепт знала!

— Срочно за травкой! — приказал врач. — Думаю, мы нашли источник зла.

— Зря вы так уверены в нечестности мамы, — вскипела Мэри, — чай абсолютно безвреден. Лаура Петровна была энтузиасткой, она постоянно читала разные научные журналы, хотела своих девочек сделать лучшими. Рецепт травяного сбора она нашла в какой-то заметке. Чистая ерунда — чай для поднятия иммунитета. Я сама точный состав не знаю, честно говоря, считала чай полной дурью, но мама в него истово верила и внимательно следила за тем, чтобы гимнастки пили настой.

— Где же Лаура Петровна брала заварку? — нахмурился Кугайлов.

— Сама составляла, — пояснила Мэри. — Приобретала в аптеке необходимые травы и смешивала их в нужной пропорции. Кстати, Ларочка жаловалась, что чай очень горький, а мама не разрешала гимнасткам его подслащивать, уверяла девочек: «Травы следует пить в естественном виде, иначе они теряют ценность. Не капризничайте, речь идет о вашем здоровье. Ну-ка, раз, два, и проглотили. Или хотите накануне соревнований заболеть?» Кстати, она вообще запретила детям даже смотреть на сахар, называла его «белым негодяем». После кончины бабушки Лара некоторое время поддерживала привычный режим, она ведь тренировалась, хотела выигрывать, поэтому и употребляла чай. Только дочка решила сделать себе послабление и клала в чашку пару ложек варенья. Сладкий настой был намного вкуснее и пился легче. Но потом вес Ларочки стал катастрофически расти, и о тренировках пришлось забыть. И упаковка с травяной смесью пылилась на кухне.

— Вы сами использовали заварку? — поинтересовался Герасим Семенович у Мэри, получив из рук Ларочки банку.

— Нет, — мотнула головой мать.

— Почему? — насторожился Кугайлов.

— В сбор входят листья малины, — пояснила женщина, — а у меня аллергия на эту ягоду. Кстати, Лаура Петровна тоже от нее покрывалась пятнами.

— Следовательно, и она не прикасалась к сбору, — потер руки Герасим Семенович.

— Естественно, — кивнула Мэри.

— Понятно! — ажиотированно воскликнул Кугайлов.

Но снова домыслы профессора оказались неверны. Герасим Семенович явно надеялся найти в банке нечто этакое, но, увы, в емкости оказалась, как и предупреждала Мэри, ерунда: сушеные листья малины, крапивы, черной смородины, вяленые ягоды черники, полынь, последняя и придавала настою горечь. Но никакого вреда сбор принести не мог. Правда, и пользы от него не могло быть много, но это уже иная сторона вопроса.

Страшно разочарованный, Кугайлов еще раз допросил Лару:

— Чай был один?

— Да!

— Брала из банки?

— Именно из этой? Нет, — ответила девочка.

— Почему? — навострил уши Герасим Семенович.

— Допивала остатки из другой упаковки, — пояснила Лара.

— Немедленно вези и ее!

— Она закончилась, как раз вчера последние листочки вытряхнула, — спокойно сообщила девочка.

— Где пустая банка? — не успокаивался профессор.

— Выбросила.

— Куда?

— Ясное дело, в ведро.

— Принеси!

— Помойку, что ли? — вытаращила глаза Лара.

Мэри, никогда не позволявшая дочери хамить взрослым, на этот раз не сделала ребенку замечание за недопустимый тон. Более того, внутренне согласная с девочкой, она решительно заявила:

— Герасим Семенович, не там ищете. Понимаю, что вам, всю жизнь имеющему дело со спортсменами, трудно понять: Лаура Петровна была великим тренером, она добивалась результатов честно, не калеча детей. Мама очень любила своих гимнасток, а уж Ларочку, внучку, никогда бы не стала сажать на допинг. Думаю, мама великолепно знала правду о стимуляторах и понимала, какую опасность они представляют для человека. Вас рекомендовали как светило медицины, помогите моей дочери.

— Я и пытаюсь это сделать, — сердито ответил Кугайлов. — Но прежде чем начинать лечение, следует поставить диагноз. Надо понять, так сказать, откуда у болезни ноги растут.

Мэри замолчала, потом посмотрела мне прямо в глаза.

— Очень хорошо понимаю, отчего вы пришли. Это Белинская…

— Кто? — не поняла я.

— Лена Белинская, — пояснила Мэри. — В классе учится ее дочь Катя. Когда Ларочка оказалась в этой школе, то сначала девочку нормально приняли, но потом Катя начала издеваться над новенькой, а ее мать, Лена Белинская, пришла к директору и категорично заявила: «Уберите от нас Ларису, у нее СПИД».

— Ну и ну! — ахнула я. — Она так и сказала?

Мэри кивнула.

— Да. А директор школы, Александр Григорьевич, моментально вызвал меня и велел: «Вам следует забрать от нас девочку». Я показала документы, в том числе и анализы, удостоверяющие, что Ларочка не инфицирована страшным заболеванием, и пообещала идиоту: «Если станете глупости болтать, подам на вас в суд!» Александр Григорьевич притих, но Лена Белинская не успокоилась — гадкая баба распространяла о Ларисе сплетни. По школе ползли невероятные слухи, распускаемые Белинской: Лариса беременна, у нее был сифилис, девочку привезли в Москву, чтобы лечить от последствий заболевания, она подрабатывала на трассе проституткой…

При этом, увидав Мэри в школе, Лена ласково улыбалась и говорила так, чтобы та ее слышала:

— Ой, как мне Ларочку жаль! Такое несчастье… Надеюсь, в Москве найдется врач, который сумеет подобрать девочке диету. Главное — не отчаиваться…

Бедная Мэри не могла понять, по какой причине Лена Белинская, милая при личном контакте, брызжет злобой, разговаривая с другими. Ну чем досадила ей Лара? Ответ на свой вопрос она получила внезапно, причем от самой сплетницы.

Столкнувшись в очередной раз с пакостной теткой и выслушав ее фальшивые соболезнования, Мэри резко сказала:

— Я знаю, кто разносит гадости о Ларисе, в частности — ложь про СПИД. Это вы!

— Я? — вытаращила круглые, цветом похожие на гнилые сливы глаза Белинская. — Как вам такое в голову пришло?

— Александр Григорьевич, директор, рассказал, — лихо соврала Мэри. — Одного не пойму: отчего вы избрали мою дочь объектом своих нападок?

И тут Белинскую прорвало.

— А не надо в школу брильянтовые сережки носить! — завизжала она. — Да еще объяснять, что дома другие есть. Ишь, богатая выискалась! У меня вот, у взрослой женщины, таких украшений нет. И моя красавица Катенька не может, как ваша туша, драгоценностями обвешаться…

У Мэри потемнело в глазах. Тоненькая белокурая Антонова больше походит на соломинку, а смуглая, жирная, толстозадая Лена Белинская издали запросто сойдет за кучу угля, но в тот момент в Мэри проснулась звериная ярость. Она схватила мерзкую бабу за плечи, с отвращением почувствовала, как пальцы проваливаются в рыхлое кашеобразное тело уже немолодой женщины, и, с силой прижав Белинскую к стене, сказала:

— Слышишь, квашня, еще одно слово о Ларе, и я за твою жизнь не ручаюсь! Знаешь, скольким людям кирпичи на голову падают? Или в подъездах их хулиганы встречают… Ноги переломают, потом на инвалидной коляске рулить станешь. Дошло?

Белинская, как все подлецы, оказалась труслива, в воздухе неожиданно поплыл неприятный запах.

— Обосралась, — констатировала Мэри. — Правильно, бойся меня, я на многое способна. И молчи! Иначе всем расскажу, как дерьмо не удержала!

Толстая тетка жалобно закивала.

— Да я… да никогда…

— Молодец, — похвалила Мэри и, брезгливо сморщившись, ушла.

После этого радикального разговора ни мамочка, ни дочка Белинские более не вымолвили ни слова о Ларочке, но сплетни, запущенные ими, уже пошли гулять по школе, и остановить их Мэри не могла.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *