Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

Никита родился в семье профессиональных тренеров, поэтому и оказался в спортивном зале, еще не умея ходить. И мама, Лидочка, и папа, Андрей, домой приходили только спать — бабушек у Никиты не имелось, вот пара и таскала младенца с собой. Первой игрушкой для Никиты стал теннисный мячик, а ракетку он взял в руки года в полтора. Лида тренировала девочек-гимнасток, Андрей мальчиков-теннисистов, поэтому Никита чаще оказывался на корте с папой, и когда именно отец начал заниматься с ним, подросток не помнит. Но одно знает твердо: он был самым маленьким среди юных спортсменов.

Сначала бегать с мячиком казалось весело, потом стало трудно, затем почти невыносимо. Только тот, кто профессионально занимался спортом, поймет сейчас Никиту. Увы, век атлета недолог, как правило, к тридцати годам он уже пенсионер, и это еще благоприятный прогноз. В спортивной гимнастике, по большому счету, нечего делать после двадцати, в теннисе можно продержаться дольше, но, как правило, шагнув в четвертый десяток, «ракетка» начинает медленно скатываться к «подножию» рейтинга. Человеческий организм имеет предел как физической, так и моральной выносливости.

Поскольку лучших результатов спортсмен добивается, когда он, по сути, еще является ребенком, то, сами понимаете, тренер для него заменяет и отца, и мать, и педагога. О какой напряженной учебе может идти речь, если утром до школы, встав в шесть, ты уже отзанимался в зале? И каким образом можно великолепно приготовить домашние задания, ежели после уроков у тебя снова приседания со штангой? И потом, у будущих героев Олимпиад случаются разнообразные соревнования, присутствовать на которых необходимо, значит, переезды, гостиницы… Нечего удивляться тому, что очень многие ребята, став мастерами спорта, с трудом умеют читать и писать.

Не всякий ребенок способен выдержать подобный прессинг. Иногда девочка, подходящая для спортивной гимнастики по всем параметрам, оказывается элементарно ленивой и не желает добиваться цели. Многие не хотят терпеть физическую боль, которая неизбежно сопровождает тренировки, не слушают тренера и в результате сходят с дистанции. Случается и обратная ситуация — подросток, оставленный в спортзале из милости, мальчик, о котором спортивное начальство с легким неудовольством говорило: «Чистый балласт, зачем он нам?» — вдруг начинает занимать первые места и становится яркой звездой. История спорта помнит имена олимпийских чемпионов, которых взяли на игры в качестве запасных участников, не рассчитывая на их победу. Выпущенные из-за болезни основного члена сборной на ковер, беговую дорожку или лыжню, эти «темные лошадки» неожиданно для всех оказывались на высшей ступени пьедестала. Настоящий спортсмен должен быть целеустремлен и работоспособен, словно молодой верблюд. И еще, многие тренеры скажут вам: тренировать собственного ребенка очень трудно.

Никита не обладал силой воли, и как папа ни старался, сын особо не утруждал себя на тренировках, работал, что называется, вполноги, а проигрывая соревнования, совершенно не мучился: подумаешь, какая беда, эти «слил», на других сумею победить. Андрей переживал проигрыш острее сына, Никите, если честно, спорт был по фигу. Нет, ему нравилось, помахивая ракеткой, выйти летом на корт и сыграть с кем-нибудь из любителей, парней своего возраста, купивших абонемент на обучение теннису. Вот таких «спортсменов» Никита, провожаемый восхищенными взглядами девушек-болельщиц, разделывал под орех, но против настоящих профи он выстоять не мог. И все из-за своей патологческой лени.

Андрей только вздыхал, наблюдая за тем, как сын откровенно филонит на тренировке.

— Что же с ним делать? — однажды спросил он у Лиды. — Ума не приложу!

Жена кивнула:

— Сама не понимаю. Может, наплевать на теннис?

Андрей помотал головой:

— Спорт хоть как-то держит парня в узде. Если перестанет тренироваться — живо свяжется с плохой компанией. И потом, посуди сама: в школе у лентяя одни двойки, ну что его ждет? Учиться он хочет еще меньше, чем тренироваться. Нет, пусть ходит в зал, дотяну до мастера, потом пристрою в фитнес-клуб инструктором, нормальное место работы. Впрочем, попытаюсь поговорить с лоботрясом в последний раз.

Никита хорошо запомнил ту беседу. Собственно говоря, отец не стал произносить привычных, давно надоевших парню слов, Андрей просто показал сыну на Леню, подростка чуть старше, чем Никита, и спросил:

— Знаешь, по какой причине Леня в зале мяч гоняет?

— Не-а, — зевнул Никита.

— Он ведь может уже домой идти, — продолжил Андрей, — а не торопится.

— А чё ему дома делать? — ухмыльнулся сын. — Сам знаешь, там у него ничего хорошего: мама бухает, бабка тоже. Леньке лучше тут.

— С одной стороны, ты прав, — вздохнул Андрей Максимович, — с другой… Леня отлично понимает: ему никто в жизни не поможет, лестницу не подставит, самому выкарабкиваться надо, в сотню [12 — Сотня — сто лучших теннисистов мира, элита этого вида спорта, получающая очень хорошие призовые. (Прим. автора.)] пробиваться.

— Ты меня упрекаешь? — плаксиво протянул Никита. — Намекаешь на что?

— Леня сегодня проиграл из-за слабой подачи, — не обращая внимания на надутый вид сына, продолжил Андрей, — вот и отрабатывает удар. Знаешь, у Леньки особых данных нет, но упорство слоновье и огромное желание победить. Кабы тебе его характер, выграл бы Уимблдон [13 — Уимблдонский турнир — один из самых известных теннисных турниров. (Прим. автора.)].

— Так и знал, — завздыхал Никита, — любой разговор у нас к скандалу заруливает. Ну и тренируй своего замечательного Леню, похоже, ты его больше сына любишь!

Андрей Максимович стиснул кулаки и ничего не сказал.

С тех пор он больше не делал Никите никаких замечаний, махнул на отпрыска рукой. А тот был страшно рад сложившейся ситуации — наконец-то отец перестал орать на весь зал:

— Никита, не сачкуй, выкладывайся по полной!

   Примерно через год после той беседы Леня начал подниматься вверх со скоростью ракеты. Оказавшись на одном международном турнире под номером «98», он неожиданно обыграл всех и поскакал вверх по позициям рейтинга. Вместе с победами пришли и деньги. Плохо одетого раньше Леньку стало не узнать. Парень устроил на лечение мать и бабку, сделал в квартире ремонт, приобрел дорогую иномарку. Затем на него посыпались рекламные контракты.

Как-то раз после тренировки Никита подошел к отцу и попросил:

— Па, дай на кино.

— Сколько тебе? — привычно спросил Андрей Максимович, вытаскивая кошелек.

— Ну… на билеты и буфет.

Андрей протянул купюру.

— Это мало, — скривился Никита.

— Больше нет, — ответил папа.

Слегка обозленный, Никита пошагал в раздевалку, где столкнулся с Ленькой, разговаривающим с кем-то по мобильному.

— Ща в банк заеду и сниму, — объяснял тот. — Тебе сколько? Десять тысяч? Чего? Рублей, долларов или евро?

Последняя фраза заставила Никиту окаменеть. В голове моментально возник вопрос: какое количество «бабок» на счету у Леньки, если он так легко сейчас говорит про доллары и евро? Небось не последнее снимет. А ведь сын алкоголички! Еще два года назад у Лени не имелось копеек на булочку, и Андрей Максимович кормил парня.

Пока Никита пытался справиться с собой, Леня сунул мобильник в сумку и начал, насвистывая, завязывать кроссовки.

— Перестань! — злясь по непонятной причине на парня, рявкнул Никита. — Денег не будет!

— Ничё, — засмеялся неконфликтный Леонид, — еще заработаю, только ж начал.

И тут Никиту словно обухом по голове ударили: деньги Ленька получил благодаря ракетке! Может, это вам покажется странным, но Никита, отлично знавший о доходах элиты теннисистов, впервые взглянул на занятия спортом именно с финансовой точки зрения. Естественно, парню хотелось иметь звонкую монету, но, с другой стороны, не слишком-то она и была нужна: одежду Никите покупали родители, они же кормили-поили подростка, и до сегодняшнего дня Никита был всем доволен. А сейчас он глянул на ухмыляющегося Леньку, бросил взгляд на его кошелек, набитый кредитными карточками, посмотрел на ключи от дорогущей иномарки и сообразил: то же самое могло быть и у него, у Никиты. Ленька, сын алкоголиков, которому никто ничего не подарил, сам все заработал, теперь раскатывает на роскошном джипе, а Никита ездит в метро, и ему ничего круче «десятки» не светит, да и то неизвестно, захочет ли отец приобретать сыну даже «Жигули». Ленька же сам себе хозяин! Почему до Никиты только сейчас дошла простая мысль о том, что он тоже способен заработать на крутую иномарку и золотую кредитку, непонятно.

Андрей Максимович неоднократно говорил сыну:

— Не балбесничай, я в твои годы землю копытом рыл, хотел из барака вылезти. Эх, кабы у меня твои условия были, заткнул бы всех за пояс! А то ведь приходилось вертеться, из штанов выпрыгивать, суетиться, ждать, авось заметят и начнут продвигать…

Только Никита пропускал отцовские слова и вздохи над головой, а теперь, услыхав ненароком разговор Лени, понял: господи, как просто, нужно лишь выиграть парочку-тройку турниров, и катайся на джипе. Ну ничего, Никите не так много лет, успеет поднапрячься и откусить шматок от счастья, Андрей Максимович еще пожалеет, что забросил сына, очень скоро папенька начнет смиренно просить у Никиты рублишки на обед, вот тогда и отольются кошке мышкины слезки. По какой причине отец сейчас усиленно поднимает Юру Левитина? Значит, сделал из Леньки звезду, теперь Юрку «зажигает»? А родной сын брошен, как бесперспективный… Ладно, Никита последнее время не особо старался, филонил, но кто виноват, что парень не понял необходимости упорных тренировок? Ясное дело, Андрей Максимович! Он тренер, вот и должен тянуть за уши подопечных, а не отшвыривать сына ради Левитина. Впервые в жизни в Никите взыграло честолюбие, да еще к нему примешалась жажда денег, крепко посыпанная солью обиды на отца.

Решив во что бы то ни стало утереть окружающим нос, Никита поселился в спортзале и с остервенением начал тренироваться. Если Андрей Максимович и удивился, то виду он не показал, и довольно скоро его сын начал занимать… четвертые места. Для Никиты, всегда топтавшегося в самом конце рейтинга, парня, который неизменно оказывался на соревнованиях последним, это был огромный рывок. Никита еще сильней вцепился в ракетку и… понял — на пьедестал ему не встать. На самых верхних ступенях маячат Ленька и Юра Левитин, которые попеременно «делают» всех, их «подпирают» два брата — Сергей и Егор Кругловы, а остальные обречены ходить в четвертых, пятых, шестых. Никита знал, что его физические данные идеальны для корта, Юра проигрывает ему по всем параметрам, но, выйдя к сетке, Левитин превращался в помесь тигра с танком, он невесть откуда получал физическую мощь и начинал носиться по корту, словно голодный хищник. Та же метаморфоза случалась и с Кругловыми. Никите оставалось лишь швырять оземь ракетку и упорно повторять про себя:

«Ладно, еще не вечер!»

Потом Левитин неожиданно начал чудить. Один раз он налетел на фанатов с воплем:

— Пошли прочь, собаки!

Андрей Максимович замял скандал, но не успели обиженные болельщики замолчать, как случился новый казус. Юра поехал на соревнования в Челябинск и там в гостинице устроил настоящий тарарам. Поздно вечером он вылетел в коридор с воплем:

— Пожар!

Постояльцы отеля, среди которых имелось много детей, перепугались и бросились к выходу, возникла давка. Левитин, заваривший кашу, рванул к окну и сел на подоконник, продолжая орать:

— Спасите, горим!

Представьте себе удивление пожарных, которые, прибыв на вызов, не обнаружили в отеле никаких неполадок: ни дыма, ни огня.

Взбудораженных людей отвели по номерам, а Юре устроили допрос с пристрастием.

— Ковер пылал, — не моргнув глазом, заявил Левитин, — потом занавески занялись, мебель!

— Ты это всерьез? — возмутилась директор отеля. — Посмотри вокруг! Все цело, нигде ни пятнышка!

Юра вздрогнул и начал озираться.

— Действительно… — прошептал он удивленно и тут же добавил: — Но полыхало-то как! Страх смотреть!

— Он пьян, — категорично заявило гостиничное начальство.

— Не пахнет ничем, — задумчиво протянул врач.

— Кровь на анализ возьмите, — велела директор. — И ущерб возместить надо: двери разбили стеклянные, несколько окон. Пусть спасибо скажет, что люди у нас не конфликтные, в суд подавать не приучены, иначе б завалили этого, с позволения сказать, спортсмена исками. Ночью бежали, с детьми, полуголые…

Андрей Максимович снова сумел замять скандал. Больше Левитин не идиотничал, зато он начал толстеть, а потом попал в больницу.

Если честно, Никита обрадовался чужому несчастью: дорога к пьедесталу расчищалась. Всем было понятно, что Юрик уже не сумеет подняться на прежние позиции, настал час других победителей.

И тут совершенно неожиданно, как из темного леса, выполз никому не известный зверь — Витя Махонькин и принялся легко, словно детсадовцев, обыгрывать всех, кто попадался на пути. Никита вновь не попал в тройку лучших.

Понятно, какие эмоции испытал юноша, и не последней из них была злость на отца. Ну какого черта Андрей Максимович пригрел этого Махонькина? Отчего не дал сыну возможность стать призером? Настолько не верит в работоспособность Никиты? Неужели отец не видит, что он стал другим?

Некоторое время Никита мучился, пытаясь найти ответы, а потом решил откровенно покалякать с родителем.

— Откуда ты взял Махонькина? — прямо спросил он у отца.

Андрей Максимович удивился.

— Разве не знаешь? Витек раньше у Лебедева занимался, но особых успехов не демонстрировал, вот тренер и махнул на него рукой. Витек ушел от наставника, вернее, Лебедев его бросил.

— А ты, значит, подобрал, грязь с него стер и вывел в люди?

Андрей Максимович погасил улыбку.

— Верно, подобрал ключик к Вите, и сейчас он ракетой взлетел. Лебедев небось всю мебель дома сгрыз: бесперспективный, по его словам, Махонькин скоро в первую десятку влезет.

— Витя от одного тренера ушел, — зло ответил Никита, — гляди, как бы и от тебя не смылся.

— Нет, — весело возразил отец, — никуда не денется. Витя не дурак, хорошо понимает, что его подняли мои методики, ими никто не владеет.

— Мог бы и ко мне их применить, — фыркнул Никита.

— Зачем? — вдруг тихо спросил папа. — У тебя иной путь!

— Какой? — прищурился сын. — Я тоже хочу славы и денег.

Андрей Максимович потрепал сына по плечу.

— Эх, молодо-зелено… Дай ему все сразу, положи в одну тарелку щи и мороженое… Стошнит ведь! Ну, постоишь с медалью на шее, пару лет продержишься на коне, а дальше что, через десять годков как жить станешь?

— Я так далеко не заглядываю, — буркнул Никита.

— Балбес, — ласково ответил папа. — Еще поиграешь немного и в тренеры пойдешь, станешь со мной работать, всему научу. Спортсмен уходит, а тренер остается. Слушайся меня. Видишь, как мы хорошо жить стали в последнее время? И еще лучше будет, я скоро новую машину куплю.

— Я тоже хочу, — наступился Никита.

— И ты получишь, — пообещал папа. — Через пару лет…

Лицо Никиты вытянулось. Но совсем кислым оно стало после того, как папа докончил фразу: «приобретем тебе «Жигули», «восьмерку».

— Вот гадость! — воскликнул парень.

— Чего же хочешь?

— Внедорожник, — честно признался юноша.

— Губа не дура, — покачал головой отец. — Ну что ж, хоти дальше. Желания развивают личность. Когда-нибудь купишь!

— Мне сейчас надо, — чуть не зарыдал Никита.

— Не получится, — ухмыльнулся Андрей Максимович.

— Но у Леньки-то есть, — прошептал сын.

— Тебе до него далеко, — заявил папа.

— Ага, — завопил Никита, — а все потому, что ты мною не занимаешься! Чужих к деньгам и медалям тащишь! Уйду к другому тренеру!

— Идиот! — разозлился Андрей Максимович. — Я лучший, остальные рядом не стояли.

Вспыхнув огнем, Никита, не забыв крепко стукнуть дверью о косяк, вылетел на улицу и, не разбирая дороги, понесся к ближайшему магазину. В голову парню пришла замечательная идея напиться до поросячьего визга. Если отец не желает помогать сыну-спортсмену, то пусть возится с алкоголиком!

Внесясь в супермаркет, Никита случайно толкнул трясущегося от старости дедушку. Несмотря на относительно теплую осень, на пенсионере красовались валенки, ушанка и теплое пальто с меховым воротником. От столкновения с молодым парнем старичок пошатнулся, уронил пакет с продуктами, а затем начал медленно заваливаться сам.

Хорошо воспитанный, сердобольный спортсмен поддержал немощного старца, чье лицо было прикрыто низко надвинутой шапкой, и бормотнул:

— Извините, я нечаянно…

— Я не обижаюсь, — вдруг очень хорошо знакомым голосом ответил дедушка. — Рад, что встретились. Не узнал меня?

— Нет, — удивленно ответил Никита. — Разве мы знакомы?

«Божий одуванчик» то ли засмеялся, то ли закашлял и стащил шапку. Сын Андрея Максимовича разинул рот — перед ним, похожий на привидение, стоял Юра Левитин, в недавнем прошлом успешный спортсмен, пропавший с кортов примерно полтора года назад.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *