Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 32

— Подожди! — перебила я Костина. — Кто рассказал тебе так подробно историю отношений Маши и Михаила? Антонов-то умер!

Вовка кашлянул.

— Неужели не понимаешь, что найти Машу было легко? Мы оттолкнулись от сведений, хранящихся в отделе кадров НИИ, и довольно быстро выяснили судьбу женщины. Она родила дочь…

— Лауру! — закричала я. — Лауру Михайловну Иванову! Хотя… Нет, как же так… Я искала ее по имени, но подобной гражданки в Москве не оказалось.

— Верно, — кивнул Вовка, — но зато в столице живет Лаура Геннадиевна Попова. Маша, будучи беременной, встретила гитариста Гену Попова и вышла за него замуж. Муж удочерил ребенка, вернее, он просто записал девочку на себя. Маша стала петь, они с супругом довольно долго выступали на сцене.

Потом Геннадий умер, скончалась и Маша, но перед смертью она рассказала Лауре правду о ее рождении и о своих отношениях с Антоновым. Кстати, там было много чего интересного. Оказывается, в день, когда Лауре исполнился год, Маша написала письмо Анне. Зачем она это сделала, осталось непонятным. Может, все еще испытывала злость к Антонову, отказавшемуся жениться на ней, может, хотела причинить боль Анне… Текст послания был примерно таким: «Дорогая Анна, сообщаю вам, что девочка Лаура Михайловна Иванова, рожденная мною от Михаила Петровича Антонова, является лишь моим ребенком. Антонов от нас отказался и никаких прав в дальнейшем на дочь иметь не будет. Мне от вас ничего не надо, живите спокойно. Маша Иванова. Кстати, ребенка я назвала в честь сестры Михаила».

— Странное послание, — пожала я плечами.

Костин развел руками:

— Маша вообще была оригинальной.

— Получается, Антонов рассказывал ей о сестре?

— Да, — подтвердил Вовка, — открывая дочери тайну ее рождения, мать сообщала: «Михаил в детстве потерял сестру. Ему очень нравилось ее имя, Лаура, мне оно тоже пришлось по вкусу, поэтому я и назвала тебя так. Таня, Наташа, Лена, Света, Даша, Катя — это все пошло. А Лаура шикарно».

— Нестыковка выходит! — воскликнула я.

— Где? — насторожился майор.

   — Ты мне сказал, что муж Маши удочерил девочку и она Лаура Геннадиевна Попова?

— Верно.

— Но в письме любовница Антонова написала — Лаура Михайловна Иванова. Зачем?

Костин хмыкнул.

— А ты спроси! Мало ли какие мысли бродили в голове бесшабашной Машеньки! Зачем она вообще настрочила свое послание? Вышла замуж — и живи спокойно. Но нет, ей требовалась африканская страсть, эмоции, переживания! Есть такие люди, ну не способны они радоваться тихой жизни, охота им существовать на вулкане. Думается, Маша из этой породы. Впрочем, наиболее правильным мне представляется подобное объяснение: Мария хотела «укусить» Анну, надеялась, что та, потрясая письмом, кинется к мужу. А чтобы Антонов, приди ему в голову желание отыскать девочку и предъявить на нее права, потерпел неудачу, Маша решила запутать следы и сообщила неверные сведения о ребенке. Имя Лаура она написала истинное, эта информация должна была убедить Анну: в письме сказана правда, девочка названа в честь сестры Миши.

— Очень глупо! — фыркнула я. — Антонов легко мог отыскать бывшую любовницу.

— Мы же сейчас не обсуждаем умственные способности девицы, — улыбнулся майор, — а просто ищем объяснение, зачем она вдруг написала письмо. Естественно, на взгляд нормального человека, поступок глупый, но такова была Маша, ей собственное поведение нравилось.

— А еще Нина Леонидовна отправила дочери анонимку, — напомнила я.

— Да, — кивнул Костин, — и Анна получила оба послания.

— Она их прочитала?

— Угу.

— И не разругалась с Михаилом?

— Нет, — ответил Вовка. — Анна очень разумный человек, обладающий редким качеством: сначала она всесторонне обмозгует ситуацию, только потом действует. Развод с супругом не входил в планы Анны, и она решила не затевать скандала. Тем более что Маша не требовала денег или женитьбы на себе, не подсовывала дочку Антонову, а просто, так сказать, информировала жену любовника. Это что касается ситуации семейной, теперь побеседуем о науке.

В отличие от Михаила, человека довольно пассивного, Анна энергична и деятельна. Антонов, выпустив «Анин», сначала спокойно почивает на лаврах, на него дождем льются награды и почести. Анна же продолжает экспериментировать, и через некоторое время появляются всякие разновидности «Анина»: для беременных, для детей, для физически активных людей. Но не это главное.

Изучая в очередной раз неразборчивые записи Марка Генриховича, Анна натыкается на интересное, не замеченное ранее исследование. Оказывается, «бессмертник» ухитрился создать некий комплекс, принимая который человек становится во много раз физически сильней, причем одновременно возрастает его выносливость и умение концентрироваться. Марк Генрихович не придал открытию внимания, он-то искал другое средство.

Анна показала бумаги мужу, но Михаил Петрович отмахнулся.

— Ерунда, — заявил он, — ни к чему влезать в дебри, на наш век «Анина» хватит. И вообще, я устал, хочу жить спокойно, ходить в театр, на концерты, читать книги, а не чахнуть сутки напролет в лаборатории. Я уже отметился в науке, создал «Анин», великое средство, лучший комплекс витаминов.

Анна, с тоской отметив, что супруг делается все апатичней, сама решает поэкспериментировать с новым препаратом и в конце концов обращается к мужу своей подруги Ивану Маслову. Мужчина тренирует пловцов, молодые парни, амбициозные, честолюбивые юноши, естественно, мечтают о медалях.

Анна предлагает Ивану протестировать никому не известную добавку. Чтобы быть честным, надо здесь упомянуть: женщина пока не думает ни о каких деньгах, ею движет лишь научный интерес. И еще одно: прежде чем то или иное средство разрешают дать группе добровольцев, проходит не один год лабораторных экспериментов. Анна могла официально заняться разработками, но сколько придется ждать результатов клинических испытаний комплекса? Десять лет, не меньше, пока оно дойдет до людей. Не надо считать Анну злодейкой, всучившей Маслову неопробованное средство. Нет, Марк Генрихович самым тщательным образом провел исследование, старик был методичен и чудовищно работоспособен. Изучил добавку и отложил в сторону, убедившись, что она не способствует бессмертию. Марк Генрихович был воинствующий максималист: либо таблетки для вечной жизни, либо ничего. Обнародовав исследования старика, Анна легко могла найти группу добровольцев, но женщина не хотела оповещать мир о том, что куст, на котором вырос цветок открытия, посажен Марком Генриховичем, она желала в одиночестве собрать урожай славы. В конце концов, почему бы ей тоже не стать доктором наук, профессором? Ровная, спокойная внешне Анна на самом деле вовсе не ровный и спокойный человек, просто она всегда умела отлично «держать лицо».

Иван Маслов согласился на рискованное предприятие и очень скоро был поражен результатом: его пловцы стали легко побеждать соперников, а допинг-контроль оказался не способен «выловить» препарат.

— Делай таблетки, — велит Анне Маслов, — открывай подпольное производство, помогу в организации. За это станешь мне давать добавку по минимальной цене. И еще — продавай чудо кому хочешь, но не другим пловцам!

Анна не спит всю ночь, размышляя. Михаил Петрович на износ работать не станет, он сибарит, гедонист, больше всего ценящий свой покой семья не достроила дом — их финансовое положение после смерти ее отца, Валерия Сергеевича пошатнулось… Где взять денег? А Маслов обещает средства. И Анна решается — соглашается на предложение Ивана. В короткий срок энергичная женщина организует подпольное предприятие по производству допинга. Действует Анна очень хитро, она осторожна, словно лисица. Незаконная добавка маскируется под «Анин», и если не знать, в чем дело, ни за что не отличить допинг от витамина.

— Неужели одна женщина была способна на такое? — усомнилась я.

Костин потер затылок.

— Пару лет назад Москву наводнил наркотик, очень опасный, действенный и… дешевый. Специалисты сбились с ног. Поговаривали о западных спецслужбах, которые, используя лабораторные мощности, объявили войну России, травят молодое поколение. Дурь в основном распространялась по дискотекам, клубам, там, где толкутся подростки. В общем, поймали тех, кто производил дрянь. Знаешь, кем они оказались? Не поверишь — парой студентов! Они сами его разработали, затем просто на коленке, почти в кустарных условиях наладили почти промышленный выпуск дурмана, продавали и охватили огромный контингент [14 — Это реальная история. (Прим. автора.)]. Так-то вот! Анне же энергии не занимать, вот она и развернула активную деятельность, но очень осторожно, чтобы дети и Михаил Петрович ни о чем не догадались. Анна настойчиво всех уверяла, что Валерий Сергеевич коллекционировал раритеты и находил потерянные полотна великих мастеров, а теперь она, его дочь, продает уникумы.

— И зачем ей это? — скривилась я.

— Лампудель! — укоризненно воскликнул Вовка. — А деньги?.. Ей ведь нужно было как-то объяснить хотя бы своим, откуда взялись средства на отделку нового дома, на хорошую жизнь. Да, в семье все работали, но простые вычисления показывают: Антоновы тратили больше, чем получали.

Анна заказала разным художникам написать с десяток картин в манере великих живописцев. Валерий Сергеевич на самом деле собирал произведения искусства, но ничего особо стоящего не имел, Анна же, развесив под самым потолком пейзажи и натюрморты якобы известных мастеров, сообщила:

— Папа хранил особо ценное в банке, теперь картины будут находиться дома.

— Поняла! — закричала я. — Она разместила полотна как можно выше, чтобы люди не сумели детально изучить их! Вдруг кто поймет правду? Потом хитрюга просто уничтожала «живопись» и, показывая на пустой крюк, говорила: «Удачно продала». Домработница Марина видела, как хозяйка ночью, в отсутствие домашних, жгла то ли пейзаж, то ли натюрморт. Значит, Михаил Петрович не знал о допинге?

— Нет, — помотал головой Костин, — это бизнес Анны. Представь же ее удивление, когда однажды к ней приехала… Лаура Петровна Антонова из города Новоклимовска. Женщина сказала, что является сестрой Михаила, что родственные связи давно потеряны, брат стал ей чужим, но Лаура тренер по гимнастике и желает приобретать тот самый «Анин». Сначала Анна испугалась, но Лаура сослалась на Маслова, сказала, что Иван ее хороший знакомый, тут же позвонила ему и протянула Анне трубку.

Поговорив с подельником, Анна успокоилась и даже попыталась ласково поговорить с незнакомой родственницей. Сообщила той, что мать Михаила и Лауры давно умерла, больше предмета ссоры нет. Но тренер моментально оборвала разговор.

— Мы совершенно чужие друг другу, — заявила она, — я не желаю никакого общения с Михаилом, мне нужна добавка. О том, что являюсь сестрой Антонова, сообщила вам лишь по одной причине: понимаю, допинг всем не продаете. Так вот, мне можно, умею держать язык за зубами и, что бы ни случилось, не выдам вас или Михаила. Кстати, скидок не требую.

— Допингом занимаюсь лишь я, — пояснила Анна.

— Ну и отлично, — кивнула Лаура, — значит, Михаилу о моих визитах и знать не надо. Нам с ним не о чем говорить.

Костин схватил чашку с водой, одним глотком осушил ее и спросил:

— Пока все ясно?

— Более чем, — кивнула я.

Вовка потер руки.

— У добавки есть отрицательные стороны, о них Анна честно предупреждала тренеров. Во-первых, она плохо совместима со сладким. Могут возникнуть галлюцинации, причем очень яркие, четкие, у человека будет полное ощущение, что с ним происходят реальные события. Во-вторых, при длительном употреблении псевдо-«Анина» вероятно увеличение веса. В-третьих, «соскакивать» с допинга следует постепенно, по схеме, иначе возможны серьезные осложнения. Кроме того, он способен провоцировать некоторые заболевания. И, наконец, последнее: все вышеперечисленное необязательно, лишь вполне возможно, многие спортсмены, принимая допинг, не ощущают никакого дискомфорта.

— О-о-о! — закричала я. — Ясно! Лаура Петровна, в отличие от Андрея Максимовича, отца Никиты, не пожалела свою внучку, кормила ее допингом. Потом Лаура Михайловна скоропостижно скончалась, а Лариса стала полнеть, у нее начались галлюцинации — девочке пригрезился грабитель, она ощущала запах его одеколона.

— Верно, — согласился Вовка. — Бедная Лариса прекратила прием препарата внезапно, отсюда и беда. Хотя, думаю, рано или поздно девочка бы испытала на себе последствия приема стимулятора.

— Я знаю, кто убил Михаила Петровича!

— Ну?

— Мэри! Она специально приехала в Москву — решила отомстить за дочь. Помнишь, рассказывала тебе про колесо?

— Нет, — помотал головой Вовка, — не так. Мэри не знала, что мать кормит Ларису допингом. А вот девочка…

— Что? — занервничала я.

— Лариса очень хотела стать чемпионкой, — грустно сказал Костин, — и, как это ни печально звучит, бабушка решила помочь внучке. Лара знала, что и для чего пьет.

— Кошмар! Не может быть! Ни одна женщина не станет травить… — начала было я.

— А Лаура Петровна сделала ставку на внучку, — оборвал меня Костин. — Из всех учениц Антоновой Ларочка была самая талантливая, работоспособная, честолюбивая, активная — сплошные плюсы. Вот бабушка с девочкой и решили: авось пронесет. Если Лара станет олимпийской чемпионкой, Лаура Петровна получит всемирное признание, а вместе с ним придут и очень большие деньги, Ларочка заработает на рекламных контрактах. Но не вышло. Одним словом, девочка очень хорошо знала, что с ней происходит, и это она подбила маму переехать в Москву. У Лары имелся свой план.

— Но почему она не призналась доктору?

Вовка скривился:

— Не верила, что он ей поможет, знала, где искать помощь, и, что главное, не хотела марать память бабушки. Ларочка обожала Лауру Петровну, вот почему внучка крепко держала язык за зубами, вот по какой причине дала врачу самый обычный «Анин» и спокойно вручила ему для исследований травяной сбор. Лара не надеялась вылечиться при помощи Герасима Семеновича Кугайлова, который, кстати, сразу заподозрил нехорошее. Нет, у нее имелись иные планы, и осуществлять их ей помогала Лизавета.

— Наша? — тупо спросила я.

— А чья ж еще? — ухмыльнулся Вовка. — Лиза у нас девица решительная, с обостренным чувством справедливости и сильно развитой жалостью.

Когда неуклюже толстую Лару, опрометчиво похваставшуюся своими былыми спортивными успехами, начали травить в школе, Лиза встала на защиту новенькой. В знак благодарности Лариса позвала Лизавету в гости, показала ей свои медали и открыла страшную тайну: она пила специальные таблетки, дававшие ей преимущество перед соперницами.

— Обычное дело, — растолковывала Лариса обалдевшей Лизе правду, — весь большой спорт на стимуляторах сидит, это плата за победу. Просто бабушка нашла уникальный комплекс, его пока в организме обнаружить не могут, нет такого теста. Я поэтому и в Москву приехала!

— Зачем? — насторожилась Лиза.

— Отправлюсь к этой Анне Валерьевне… Мне бабушка рассказывала, где «Анин» покупала… — пояснила Лара. — Заявлюсь к ней и скажу: видите, какая я страшная? Ясное дело, спорт уже мимо меня, теперь верните вес на место.

— Думаешь, она умеет? — засомневалась Лиза.

— Конечно, — уверенно сказала Лара. — Во всяком случае, Анна Валерьевна единственный человек, который четко знает, что со мной. Завтра к ней в НИИ отправлюсь!

И Лариса осуществила задуманное. Лиза очень заволновалась, когда ее подруга вдруг не пришла в класс. Еле-еле дождавшись конца занятий, девочка понеслась к Ларе домой и застала ту в слезах.

— Она со мной и разговаривать не стала! — рыдала Лара. — На порог не пустила! Типа, пошла прочь, тут лаборатория, нечего сюда шляться…

— Ах, гадина! — возмутилась Лиза. — Ну ничего, мы ей хвост прижмем…

— Дальше знаю, — перебила я Вовку. — Мэри подслушала разговор и…

— Перестань, — устало сказал Костин, — мать Лары тут ни при чем.

— Но колесо… — не хотела я отказаться от столь привлекательной версии.

— В тот день, когда «Лаура» пришла нанимать тебя, Мэри была в Новоклимовске, ее там видела прорва народа.

— Колесо!

— Да что колесо-то?

— Как она ухитрилась его проколоть в Москве в воскресенье и одновременно быть в Новоклимовске? А?

— Эх, Лампудель, — тяжело вздохнул Вовка. — Очень уж непрофессионально это — упираться в одну версию и не видеть других. Самые таинственные ситуации имеют простые объяснения. На гвоздь Мэри наехала в три часа ночи по дороге в аэропорт. Чуть на самолет не опоздала, очень нервничала, а в полдень уже была на переговорах в Новоклимовске. Никаких чудес, сплошной научно-технический прогресс, в семь взлетела, в одиннадцать приземлилась, и вперед, переводить переговоры.

— Но кто тогда приходил ко мне? Зачем?

— Слушай дальше, сейчас поймешь, — пообещал Вовка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *