Фигура легкого эпатажа

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 4

Я вздрогнула.

— На что согласна?

— Вы же готовы мне помочь!

— В чем?

Лаура вскинула брови, потом вдруг громко засмеялась.

— Ну не дура ли я, самое главное не сказала! Поедете вместо меня к Антонову.

— Я?!

— Вы, вы, — закивала Лаура.

— Что-то никак не пойму… — покачала я головой. — Не доходит до меня, чем заниматься-то надо? Где тут преступление, которое вы хотите расследовать? Кого убили?

Лаура быстро перекрестилась:

— Господь с вами! Все живы.

— Четко изложите дело! — рявкнула я. — Без экивоков!

Лаура потерла пальцами виски.

— Значит, так! Я хочу денег, хорошую квартиру, машину, богатого мужа. Это ясно?

— Более чем.

— Самой мне столько не заработать и супруга соответствующего не найти.

— Дальше.

— Но Антонов может устроить счастье дочери…

— Уже слышала.

— …если соглашусь притвориться племянницей и понравлюсь его домашним. Михаил боится нервировать Анну, но та разрешит помочь ближайшей родственнице…

— Угу, — кивнула я, — вы это рассказывали, незачем повторяться.

— Племянница должна прийтись по вкусу жене Антонова, иначе Анна может запротестовать и запретит мужу тратить средства на невесть откуда взявшуюся девицу.

— Кто у них в доме хозяин? Кто деньги приносит?

— Капитал заработал Антонов, — терпеливо растолковывала ситуацию Лаура, — но довольно долгое время он жил за счет тестя. И вообще, не хочет семейного скандала. Ситуация с племянницей — компромисс. Понятно?

— В принципе, да.

— Есть одно «но»! — с жаром воскликнула посетительница.

— Какое?

— Я!

— Вы? — удивилась я.

Клиентка дернула плечом.

— Характер у меня не отцовский, похоже, в этом смысле я пошла в цыганскую родню. Вообще-то я спокойная и стараюсь держать себя в руках, но иногда, в самый неподходящий момент, из меня вылезает прапрадедушка Яков. Мама рассказывала, что он трех жен убил — темнело у мужика от ярости в глазах, неуправляемым делался, стопроцентно бешеным. И со мной подобное происходит. В школе меня учителя побаивались, я пару раз на них с кулаками кидалась. Представляете, поставили по математике за контрольную «два» несправедливо — училке показалось, что списываю, она выхватила тетрадь с парты и накорябала там «неуд». Ну меня и понесло… Страх вспомнить! Класс под парты попрятался. Мама потом еле-еле дело замяла. И еще пара подобных ситуаций в моей жизни произошла, когда прямо-таки голову у меня срывало. Но это не самое плохое!

— Да?

Лаура немного помолчала, а потом продолжила:

— Понимаю вашу иронию. Но уж дослушайте. Еще во мне порой просыпается и бабушка Шура, непроходимая, дремучая идиотка. Вот где беда! Начинаю пороть чушь, глупо хихикаю, корчу рожи. И ведь умом понимаю: надо остановиться, а не могу! Еще я подчас демонстрирую мамину бескрайнюю гордыню, способна завестись от неосторожно брошенного кем-то вполне обычного, но мне показавшегося обидным слова. Язык впереди ума бежит. А ведь у меня еще и руки имеются — я дерусь, как кошка! И как полагаете, сумею я понравиться новой родне? Скажет Анна что-то неприятное или, допустим, Лана, никогда не виденная сестричка, физиономию в мою сторону скроит, мигом развернусь и влеплю ей по морде. Думаете, славно получится?

— Нет, — вздохнула я.

— Верно, — кивнула Лаура. — Выгонят племяшку вон, к чему им такая радость, и я безо всего останусь. Вот и придумала отличный выход из положения.

— И какой же? — осторожно поинтересовалась я.

Лаура заулыбалась:

— Вы вместо меня к Антонову в дом поедете. Поживете на всем готовом, понравитесь Анне с детками. Вам-то они люди чужие, раздражать не будут.

— Вы с ума сошли! — подскочила я.

— Вовсе нет.

— Вам следует обратиться к какой-нибудь актрисе.

— Да уж пробовала, — отмахнулась Лаура. — С тремя беседовала и не договорилась.

Мне стало интересно.

— Почему?

Клиентка вынула из сумочки сигареты.

— Никак не брошу, — пожаловалась она, — держусь, держусь, а потом бац — и снова закурю.

— А ты не носи с собой пачку, — отчего-то фамильярно сказала я.

— Толку-то… — пожала плечами Лаура. — Если мне чего захотелось, так все! Умру, но достану необходимое. А с актрисами что получилось… Они в один голос твердили: «Хорошо, согласны, только нам сценарий нужен. Давайте роль, выучим и в добрый путь». А как я им слова напишу, если там сплошная импровизация потребуется? Нет, здесь нужна умная, ловкая, талантливая, не теряющаяся ни при каких обстоятельствах женщина. Такая, как ты.

Не скрою, мне было приятно слышать объективную оценку своих способностей.

— Теперь о гонораре, — подытожила Лаура.

— Я еще не дала согласия на участие в комедии!

   — А я еще не изложила, что ты получишь в случае успеха, — слегка покраснев, воскликнула Лаура. — Вот смотри.

Мои глаза уперлись в фотографию. Несмотря на стекла с диоптриями, мне стало ясно: снимок запечатлел изумительное место — большая, квадратная поляна, по краю которой стеной стоял смешанный лес.

— Мама довольно давно купила участок, — пояснила Лаура, — расположен он в старом дачном местечке под названьем Птичье. Там всякие знаменитости живут, начну перечислять, закачаешься от имен…

Я, затаив дыхание, слушала клиентку.

— Птичье — большое, и не вся его территория считается элитной. Мама приобрела сотки в самом отдаленном углу, на границе с лесом. От станции сюда и за час не дойти, надо ехать на машине. Дорога узкая, неосвещенная, разбитая, но, преодолев трудности, в конце концов оказываешься вознагражден, выруливаешь к небольшим домикам (их всего-то семь штук), стоящим в изумительно спокойном месте. Там вообще-то все готово под застройку, — добавила Лаура, — есть и коммуникации. Просто у мамы денег не было, чтобы строительство затевать. Сейчас цена на землю быстро растет, получишь лакомый кусочек.

Я вздрогнула.

— Предлагаешь в качестве гонорара участок?

— Ага, — кивнула Лаура. — Постараешься, сумеешь очаровать Анну и ее деток-конфеток — получишь землю, переоформлю ее на тебя.

Я молча смотрела на фото. Тот, кто решил возводить дом, очень хорошо знает: найти подходящее место под застройку крайне сложно. Подмосковье большое, а выбор для будущего земле — и коттеджевладельца ограничен. А для нашего семейства в особенности.

Начнем с того, что мы хотим перебраться за город на постоянное место жительства, следовательно, всякие «Лебеди», «Сказки», «Земляничные поляны», расположенные дальше чем за сорок километров от Московской кольцевой автодороги, отпадают. Во-вторых, нас много, и у каждого свой прибабах. Юлечка мечтает жить в сосновом лесу, Сережка в березовом, Вовке хочется иметь поблизости речку, Кирюша не отказался бы летом бегать на футбольное поле, а зимой на каток, Катюша не мыслит фазенды без цветов, а я намереваюсь просто сидеть на террасе, дышать свежим воздухом и смотреть на весело играющих во дворе собак. Исполнить все желания очень трудно. Один раз, правда, нам попалось отличное место, с уже готовым домом, но закончилась та история совсем не радостно [2 — См. книгу Дарьи Донцовой «Принцесса на Кириешках», издательство «Эксмо».].

— Маме крупно повезло, — продолжала тем временем Лаура, — место восхитительное. Сосна вперемежку с березами, а если пройти чуть влево, выйдешь к реке, там, говорят, рыбы полно. Справа, правда, любители устроили футбольное поле, но до участка крики спортсменов не долетают. Зимой мяч никто не гоняет, там заливают каток, но народу немного, поэтому шуму никакого. Очень удобный участок: с одной стороны солнечный, там можно цветник разбить, с другой тень, а упирается надел в лесное хозяйство, деревья никто рубить не разрешит, поэтому свежий воздух и тишина обеспечены.

Я, как завороженная, продолжала смотреть на фото. Надо же, какое замечательное место. Воображение тут же развернуло картинку…

Теплый июньский день, на веранде уютного кирпичного дома в кресле-качалке с книгой в руке мирно сидит госпожа Романова. Рядом столик, на котором стоит чашечка с замечательно заваренным цейлонским чаем и коробка шоколадных конфет. Чуть поодаль, на раскладушке, мирно похрапывают мопсы. Из сада слышен громкий лай — Рейчел и Рамик устроили игру в догонялки.

— Эй, потише! — летит над садом голос, это пытается остановить расшалившихся собак Катюша. — Цветы помнете, не бегайте по клумбам!

Я поднимаю глаза от книги и вижу Костина, который с удочкой на плече идет в сторону кухни, в руках у Вовки ведро, полное рыбы. По дорожке, стуча футбольным мячом, бежит Кирюша, со второго этажа доносятся веселые голоса: к Лизе приехали в гости подружки. А в воздухе витает запах жареного мяса — это Сережка на заднем дворе затеял шашлык. Я счастливо вздыхаю, и в ту же секунду меня обнимает Юлечка.

— Ах, Лампа, — говорит она, — это все ты! Заработала такой замечательный участок…

— Вот еще пятьсот баксов, — долетел до меня голос Лауры.

Я вздрогнула, видение исчезло.

— Эй, — окликнула меня клиентка, — ты чего? Сидишь, словно замороженная, в одну точку уставилась. Про пять сотен слышала?

— Хватит участка, — сказала я. — Да и его слишком много, мои услуги столько не стоят.

Лаура тяжело вздохнула.

— У меня наличных денег не особо много, строить дачу не буду никогда, земля просто пропадает. Если сумеешь понравиться Антоновым, я такие дивиденды получу, что по сравнению с ними сотки в Птичьем — сущая ерунда. Естественно, составим договор дарения — поедем в нотариальную контору и все честь по чести оформим. А пока суд да дело, возьми пятьсот баксов на расходы.

— Боюсь, мне будет трудно тебя изобразить, — попыталась трезво оценить ситуацию я.

— Почему? Мы очень похожи внешне, — радостно воскликнула Лаура, — цвет волос, кожи. У тебя, наверное, в роду молдаване были?

Я хотела сказать, что у меня в роду имелась аллергия, но по непонятной причине промолчала.

— Тебе даже гримироваться не придется, — радостно тараторила Лаура.

— Внешняя схожесть — полдела, — попыталась я спустить клиентку с небес на землю. — У каждого человека есть некие индивидуальные особенности: манера разговаривать, походка. Михаил моментально заметит подмену.

Лаура покачала головой.

— Каким местом ты меня слушала? Антонов видел меня один раз в жизни, мельком, когда я была крошкой. Откуда ему знать о моих особенностях? Не идиотничай, лучше соглашайся. За ерунду участок получишь! Дело пустяковое: недельку-другую в доме потолкаешься, всем по сердцу придешься, и до свидания. Главное, улыбайся им и сюсюкай. Ну? Согласна? Если нет, пойду по другому адресу.

— Ладно! — воскликнула я. — А когда начинать?

— Завтра! — ажиотированно сообщила Лаура. — Ровно в восемь утра в аэропорту Домодедово у справочного бюро племяшку будет ждать шофер Антонова.

— Какое странное место для встречи, — удивилась я. — Зачем в подобную рань, да еще в аэропорту? До него два часа ехать.

Лаура прищурилась.

— Похоже, у тебя не слишком хорошая память! Забыла, что являешься племянницей Антонова, живущей во Владивостоке? Так, еще раз повторим. Михаил вовсе не собирается потом со мной поддерживать отношения, он хочет лишь избежать скандала, поэтому решил отстегнуть дочке бабки и пристроить замуж. Насколько я поняла, Анна имеет доступ ко всем счетам, поэтому незаметно взять большую сумму папочка не сможет, следовательно, надо понравиться его супруге и отпрыскам, чтобы они не протестовали, когда папочка отщипнет от миллионов крохи родственнице. Теперь давай решим формальности и обговорим детали. Держи.

— Это что?

— Неужели не понятно? — раздраженно воскликнула Лаура. — Коробка конфет!

Я покосилась на клиентку. Похоже, у нее и впрямь излишне вспыльчивый характер, если, услыхав простой вопрос, она начинает вскипать. Ну, сморозила собеседница глупость, зачем же злиться… А Лаура вон уже начинает краснеть, хорошо хоть, она умеет трезво посмотреть на себя со стороны. Да уж, столь вспыльчивой девушке и впрямь лучше отправить к незнакомым родственникам подставное лицо.

— Имела в виду другое: зачем мне конфеты? — улыбнулась я.

Лаура медленно побледнела.

— Это сувенир из Владивостока, конфеты из дробленых орехов и меда, называются «Метеорит». Мне их недавно приятель привез, и очень кстати. Смотри, на коробке написано «Владивосток». Скажешь, что привезла из дома презент, для достоверности. Здорово я придумала?

Спустя некоторое время я, страшно довольная собой, притормозила свою крошку-машину около большого торгового центра, сбегала в обменник, превратила полученные от Лауры пятьсот долларов в рубли и направилась в магазины. Через две недели Новый год, следует купить всем подарки.

Не знаю, как вы, а я не слишком люблю длительные праздники. Нет, обожаю елку, запах хвои и мандаринов, разноцветные гирлянды — все это напоминает детство. Я совсем не прочь тридцать первого декабря выпить пару бокалов шампанского и упасть в кресло перед телевизором. Сейчас модно ругать праздничные программы, но я их благодарный зритель, мне нравится все: Киркоров в костюме зайчика, Фриске в роли ведьмы, Пугачева в качестве ведущей концерта, Глюкоза на санках с доберманом, Моисеев с подтанцовками, Галкин с шутками… Я готова в сто семьдесят пятый раз смотреть фильмы «Чародеи» и «Ирония судьбы», прихожу в экстаз от новой развлекательной программы в канун праздника. Но после конца декабря наступает начало января, и приходится мыть посуду, пылесосить полы и приводить в порядок комнаты. Впрочем, первое января еще тоже ничего день, есть в нем определенная прелесть. Просыпаешься к обеду, садишься вся взлохмаченная в кресло, ставишь на колени миску с салатом «оливье» и начинаешь быстро доедать остатки, тупо уставившись все в тот же телевизор. Но вот второе января уже значительно хуже.

А теперь мы имеем длительные рождественские каникулы. Очень хорошо помню, как некий высокопоставленный чиновник, комментируя решение депутатов о введении десятидневного отдыха, с восторгом восклицал: «Наконец-то у народа будет возможность провести побольше времени с семьей. Можно поехать куда угодно — в Эмираты, Египет, Испанию, на Канары… Ну а те, кто решил остаться дома, встанут на коньки и лыжи, сядут на санки, снегокаты, одним словом, займутся спортом, что очень хорошо для здоровья…»

Помнится, меня очень посмешило сие радостное заявление. Чиновник забыл сказать, где людям взять денег на зарубежные путешествия. Что же касается лыж, коньков, санок и всяких там экзотических снегокатов, то никто из наших знакомых ни к чему подобному не приближается. В основном народ сидит дома, пьет и ест, постоянно хлопая дверцей холодильника, и результат данного, простите за выражение, отдыха не слишком утешителен для поправки здоровья. Десятого января на улицах столицы появляется множество опухших личностей, в чьих глазах застыло изумление, а с губ готовы сорваться вопросы: «Где я? Какой сегодня день, месяц, год? Как меня зовут? Что делал последнюю неделю?»

Нет, зимние каникулы нам явно вредны, лучше уж отдыхать на майские праздники, с лопатой и граблями в руках, на грядках собственных участков.

В последние годы появилась еще одна проблема: подарки. Тот, кто сейчас, после моих последних слов, удивленно воскликнет: «Экая задача! Да в магазинах чего только нет, нынче не советские времена!» — на самом деле не понимает суть данной проблемы.

Раньше-то как раз было намного проще. При тотальной пустоте на прилавках за подарок сходило все: баллончик болгарского дезодоранта, коробка с немецким мылом, китайское махровое полотенце, заварочный чайник, красные пластмассовые крючки для кухни, пачки любого импортного стирального порошка, комплект постельного белья, эмалированные кастрюли, чугунные сковородки, губки для мытья посуды… Последние, кстати, рачительные хозяйки тщательно берегли, в обычные дни они терли тарелки и чашки куском старого чулка или связанным из «сеточек», в которых продавалась картошка, лоскутком, а замечательно яркую губочку выкладывали лишь перед приходом гостей, так сказать, для дизайна. Все советские хозяйки знали: если пришла к подруге на день рождения и, вознамерившись помочь, надумала помыть посуду, то не смей трогать губку! Она испачкается, а где людям вторую взять? Правило соблюдалось свято. Впрочем, встречались отдельные особи, для которых не существовали никакие законы. Очень хорошо помню, как ко мне заявилась одноклассница Вика Самохина. Попив чаю, она ничтоже сумняшеся схватила заветный кухонный прибамбас и мигом пустила его в дело. Мне потом крупно влетело от мамы за испорченную, потерявшую девственную желтизну губку. И вот интересно: с Викой я общаюсь до сих пор, вернее, мы перезваниваемся, поздравляем друг друга со всякими праздниками. Самохина не сделала мне ничего плохого, наоборот, пару раз давала денег в долг и постоянно повторяет: «Я всегда к твоим услугам». Но стоит мне услышать в трубке ее торопливое: «Привет, надеюсь, все в порядке», — как мигом оживают воспоминания о той губке и тут же помимо воли портится настроение.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *