Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

Человека, впервые попавшего на запись телепрограммы, всегда поражает, насколько закулисье отличается от красивой картинки на голубом экране. Хорошо, что зрители не видят мрачных лиц операторов и не слышат ругани режиссера. Людей телевидения отличает нездоровый цвет лица, лихорадочный блеск глаз, истерические реакции и патологическое желание спать. Есть они давно разучились, перебивают аппетит сухарями, баранками и заветренными бутербродами. Иногда, правда, им перепадает «телекорм» – нечто типа салата «Оливье», утопленного в дешевом майонезе и разложенного в пластиковые коробочки.

Войдя внутрь полутемного помещения, по полу которого змеились провода, я спросила у парня, сидевшего перед монитором:

– Где Лариса?

Юноша махнул рукой влево.

Я сделала пару шагов, наткнулась на стройную девушку в белом платье и улыбнулась.

– Вы Лариса?

– Слава богу, нет, – фыркнула та. – А что, похожа? Вот уж замечательный комплимент, ничего приятнее в жизни не слышала!

– Не знаю, как она выглядит, – объяснила я красотке.

– Ищи самую жирную, – захихикала та. – Думаю, она там, где гримерки.

Попетляв по темным закоулкам, я очутилась в просторной, хорошо освещенной комнате, стены которой были увешаны зеркалами. В высоком кресле возле столика, заваленного косметикой, дремала полная тетка, одетая в оранжевую майку и длинную темно-коричневую юбку. Футболку, угрожающе натянутую мощным бюстом, украшало трогательное изображение собачки в гламурном розовом ошейнике.

– Здравствуйте, – сказала я.

Дама не шелохнулась.

– Добрый день. Вернее, уже вечер, – прибавила я звук.

– Без приказа грим не кладу, – прошептала толстуха, – ступайте к Леониду.

– Вы Лариса?

Баба открыла глаза.

– Что? – с негодованием спросила она. – Кто?

– Вы Лариса? – повторила я.

– Надеюсь, что нет, – вздохнула собеседница, – хотя ваше предположение пугает. Че, похожа?

– Вы уже вторая женщина, которая приходит в ужас от того, что я называю ее Ларисой, – не выдержала я.

Гримерша выпрямила спину:

– А ты ее знаешь?

– Нет, никогда не видела.

Хозяйка гримерной посмотрела на себя в зеркало.

– Утешающая информация, – зевнула она. – Меня Викой зовут, Ларка скорей всего жрет в гостевой.

– В гостиной? – не поняла я.

– В гостевой, – поправила меня Вика. – По коридору налево. Там собираются основные действующие лица программы – випы, не публика. Ларка админ по звездам. Очень она любит с селебрити болтать, ей душу греет чужая слава. К тому же там бутеры всякие, конфетки-бараночки. Увидишь Ларисона – поймешь, о чем я пою. Если Дюймовочки в гостевой нет, то не уходи, ее на запах жрачки принесет.

– Викуся, – нежно заговорила стройная блондинка, врываясь в гримерку, – глянь, пожалуйста, у меня морда не блестит?

Я невольно заулыбалась – под мышкой незнакомка держала крохотного йоркширского терьера, забавное существо, похожее на игрушку.

С неожиданной для своей комплекции прытью Вика вскочила с кресла и засуетилась.

– Садись, Полиночка, – зачирикала она, – давай чуток пудрочки добавим, на лобик.

– Спасибо, – улыбнулась Полина и посадила в соседнее кресло свою лохматую собачку.

Несколько минут гримерша порхала вокруг блондинки, размахивая кисточками. Наконец та посмотрела на себя в зеркало и встала.

– Вот теперь шикарно. Мерси! Кстати, мне притащили здоровенную коробку конфет, килограммов пять, не меньше. Я и не предполагала, что таких шоколодных монстров делают! Оставила ее у чайника, идите, пока все не съели.

Помахав нам на прощание рукой, Полина убежала, я вдохнула оставшийся после нее аромат дорогих духов и не удержалась от комплимента:

– Красивая женщина.

– И хорошо воспитана, – подчеркнула Вика, вновь устраиваясь в кресле. – А то у нас чем звездее, тем больше понтов. Некоторые два часа под камерой постоят – и уже крутые, давай меня шпынять, бегай к ним с гримом. А Поля сама приходит. И я никогда ее в плохом настроении не видела. Мастерство не пропьешь!

– Почему-то мне кажется, что я хорошо ее знаю, – протянула я. – Может, встречались раньше?

Вика снисходительно посмотрела на меня:

– Это Полина Яценко, наша ведущая. В эфире она Ульяна. До «Интервью» работала в шоу «Ответ без вопроса», а начинала на проекте «Власть».

– Милая у нее собачка, – улыбнулась я.

– Жужу, йоркширский терьер, – пояснила Вика. И вдруг воскликнула: – Вот урод!

– Ты не любишь животных? – удивилась я.

– Обожаю! – закатила глаза гримерша. – Жужу суперпсинка, ласковая, всех целует. Но есть жуткие люди – суки. Я вспомнила, как приходил тут к нам один, Ветров.

– Который умер в эфире?

– Ага, – кивнула она. – Сел в кресло, я его пудрой посыпаю, а тут дверь открывается, вбегает Жужу и к нему на колени лезет.

– Прикольно.

– А он, мерзавец, как ее пнет! – Вика аж покраснела от возмущения. – Изо всей силы! Да еще заорал: «Уберите эту пакость! У меня аллергия!» Красиво?

– Мда, – крякнула я. – Милый человек. Мог бы и сдержаться.

– Полина теперь Жужу из рук не выпускает, – продолжала Вика, – и правильно делает.

– Яценко здорово выглядит, – отметила я. – Но очень уж она худая.

Вика вздохнула:

– Поля ваще не жрет! Слышала про конфеты? Ни за какие деньги к шоколадкам не притронется. Вес у нее никогда не меняется, на экране все толще смотрятся. Еще от света многое зависит. А насчет молодости… Так ведь всякий там ботокс-шмотокс существует! Ну, давай, топай! Лариса уже точно в гостевой, а мне надо отдохнуть.

Я улыбнулась и пошла по коридору дальше. Мимо то и дело пробегали люди – похоже, тут никто не ходит с нормальной скоростью. Минут через пять ноги снова привели меня к гримерной – очевидно, коридор шел по кругу. Вика похрапывала в кресле, будить ее мне не хотелось, пришлось остановить несущуюся мимо девушку в джинсах.

– Простите, где находятся гости?

Девица пару секунд смотрела на меня пустым взором, потом встряхнулась и переспросила:

– В смысле випы?

– Да, да, – закивала я, – они самые!

– Вы на передачу?

– В некотором роде, видите ли, Лариса…

Завершить фразу мне не удалось, юная особа поднесла к лицу рацию и заорала:

– Блин! Дайте Ларке под жирную задницу! Бросила человека в восьмом коридоре! Живо! Айн-цвай-драй! Сюда, пожалуйста, следуйте за мной!

Последняя фраза относилась ко мне. Девушка порысила вперед, я старалась не отставать. Очевидно, спутница была начальником, потому что на ходу она ухитрялась раздавать указания по рации и шпынять сотрудников, попадавшихся навстречу.

– Валя, где вода? Света, почему неправильно поставили стулья? Вера, отнеси Семену подносы! – шипела девица, не забывая поглядывать на меня. – Ну сплошной геморрой… Яценко пропуск, блин, посеяла, я новый ей сделала, так никак не возьмет. Некогда нашей звезде в отдел кадров зайти, а мне его не отдают. Голова кругом идет!

В конце концов со скоростью тайфуна мы домчались до квадратной комнаты, заставленной диванами. Посреди гостевой возвышался стол с пустыми тарелками и шкурками от бананов, рядом стояла…

Сначала мне показалось, что помещение перегораживает шкаф, наверху которого спит небольшая собака. Я даже удивилась: ну каким образом животное ухитрилось взгромоздиться на такую высоту? Маловероятно, что кудлатый пегий двортерьер умеет столь ловко прыгать.

– Ларка! – гаркнула моя провожатая. – Последний раз предупреждаю: увижу гостя без присмотра – уволю тебя на хрен!

Собака повернулась, шкаф тоже и обиженно загундосил:

– Анечка, я же не виновата, что у тебя зуб болит! Гостей я проводила, новых только через полтора часа встречать. У всех перерыв, а мне даже поесть нельзя?

Тут до меня с запозданием дошло: передо мной вовсе не шкаф, а женщина невероятных размеров, кудлатое животное наверху – ее голова.

– Если ты не пожрешь, будет только лучше, – отрезала Аня. – А насчет гостьи, то вот она бродила по восьмому коридору, разыскивая тебя. Разберись!

В отдалении послышался звон, потом разноголосые крики, скрежет, треск.

– Разбили! – завопила Аня, выскакивая из гостевой. – Сволочи, гады, мерзавцы…

– Дурдом, – резюмировала Лариса, когда начальство испарилось, – поесть не дадут. Вы кто?

– Полковник Романова, – сурово представилась я и осеклась: вроде во время телефонной беседы я назвалась майором. Или нет?

Со мной всегда так: сначала совру, а потом забуду, что наплела, и оказываюсь в идиотском положении. Но Лариса не заметила нестыковки.

– Ладно, милиция, садитесь, – хмуро кивнула она.

Я опустилась на диван.

– Кофе хотите? – предложила администратор. – Бутербродов нет, новые лишь через час привезут. Никакой заботы о людях! Пашешь трактором, а покушать нечего. Ну, чего вы хотели?

– Вы помните программу с Олегом Ветровым? – спросила я. – Владелец фирмы, выпускающей детское питание, скончался во время эфира.

Лариса открыла небольшую тумбочку, стоявшую в углу, и издала победный клич:

– Супер! Так и знала! Здесь затырили! Будете сэндвич?

Я посмотрела на тарелку, которую администратор обнаружила на полке, и покачала головой:

– Спасибо, я не голодна.

– Нас обедом не кормят, – трагично заявила Лариса и откусила одним махом три четверти от толстого куска белого хлеба, на котором розовел солидный шматок докторской кобасы.

– Так что насчет Ветрова? – напомнила я.

Лариса оживилась:

– Рейтинг передачи после того эфира зашкалило! На повторном показе, утром следующего дня, народ по всей стране нас смотрел! На первом, вечернем, эфире присутствовал корреспондент газеты «Желтуха», так он постарался – разнес новость всем, кто телик не включал. Такой заголовок выдал: «Смерть в прямом эфире». Чумовой эффект! Главный очень доволен был, на совещании сказал: «Ведь можете, когда захотите. Надо творчески мыслить, креативность проявлять. А то катитесь по накатанной колее, ничего впечатляющего не в состоянии придумать!»

– Действительно, убивать людей во время шоу еще не додумались, – согласилась я. – А что, программу показывают дважды?

– Ну да, – кивнула Лариса. – Вечером она в прайм-тайм в прямом эфире идет, а наутро повтор – без купюр, мы ничего не подчищаем. Смотрели нас когда-нибудь?

– Простите, – стала оправдываться я, – ни разу не видела. Работы много, времени не хватает.

– Ерунда, – усмехнулась Лариса. – Сейчас принцип передачи объясню. Есть два блока. В первом приходит гость, представитель малого бизнеса, стилист, модельер, косметолог, врач. В общем, зовем кого-нибудь… э… Лучше на примере! Сегодня записывали шоу с Петром Водопьяновым, он пластический хирург. Сначала Полина, она в эфире под псевдонимом Ульяна работает, очень приветливо с ним беседовала, комплиментами засыпала, нежных слов наговорила. Петруша растаял, спел оду своей клинике. Ну прямо сироп с оладьями вышел: больница у него супер, медперсонал супер, подтяжки супер, цены низкие… в общем, все бегом к Водопьянову, получите новую грудь, нос, рот, попу… Похоже на рекламный ролик, правда?

– Да, – согласилась я. – Думаю, большая часть зрителей телик выключила, народ недолюбливает откровенный пиар. Нынче надо действовать тоньше!

Лариса ухмыльнулась:

– Наоборот, все у экрана дыхание затаили, потому что знали – будет продолжение. Зрители в студии хлопают, Водопьянов довольным котом щурится, Полина тоже улыбается, она у нас пушистый зайчик. И вот, когда панегирик в адрес врача достиг апогея, Яценко говорит: «У нас есть небольшой сюрприз! Хотим, Петр, задать вам еще пару вопросов. Согласны?» Водопьянов кивнул, и тут в студию вводят тетку! Мама родная! – Лариса передернулась. – Жуть ходячая! Лицо перекошено, один глаз не открывается, нос на боку, рта ваще как будто нет, кожа в каких-то язвах… Не дай бог ночью такое чудище приснится – описаешься! Зрители в шоке! Одна старуха чуть в обморок не грохнулась, другая заорала! Петр дар речи потерял, сидит, не шевелится. А Полина, белый наш пушистый зайчик, воркует: «Знакомьтесь, Елена Краснова, сорок лет. Петр, вы вспоминаете эту клиентку?» И понеслось…

Водопьянов пытался что-то вякнуть, но не сумел.

– Забыли? – с фальшивым удивлением осведомилась Полина. – Давайте я напомню. Леночка, садитесь, моя дорогая. Не плачьте, сейчас мы вам поможем. Вы только кивайте, если я говорю правду… Елена обратилась в клинику Водопьянова с пустяковой проблемой. Носогубные складки, так?

Монстр наклонил голову.

– Леночка собиралась замуж, – продолжала Полина, – хотела быть на свадьбе неотразимой и отправилась к пластическому хирургу. Петр ввел Красновой гель и пообещал: «Эффект продлится год». Верно?

Несчастная женщина еле слышно ответила:

– Именно так.

– Но через день после общения с хирургом у бедняжки поднялась температура, – вещала Яценко. – Возникло воспаление, Лена пришла к Водопьянову, и тот попытался ее лечить… Результат, простите за ужасный каламбур, налицо! Несколько операций, задет нерв, красота потеряна. Посмотрите на экран: такой Елена Краснова пришла в широко разрекламированную клинику к Петру, а так она выглядит сейчас.

Зрители, увидев на огромных мониторах снимок милого, чуть курносого личика, заахали, а Полина задала иезуитский вопрос:

– И как такое случилось?

– Редкое осложнение, – попытался оправдаться Петр. – Одно на десять тысяч! Аллергия на…

– Минуту, – перебила хирурга Полина. – Вы разве не делаете пробу?

– Она не нужна, – сглупил Водопьянов, – никакого риска нет. Даже если гель не так себя поведет, он рассасывается.

– Но не в случае Красновой! – напомнила ведущая.

– Повторю, это очень редкая патология. Единственный случай в моей практике, – начал отбиваться Петр. Но Полина вцепилась в него, как терьер в крысу.

– Думаю, Елена не испытывает восторга от того, что стала медицинским раритетом. И как вы решили исправить ситуацию?

– Провел операцию и…

– Она не помогла, так?

– Мы вновь столкнулись с уникальной…

– Нас не интересуют подробности!

– В них вся суть! – взвился Водопьянов. – Нельзя рассматривать проблему однобоко! Медицине известны случаи, когда люди умирали из-за неправильного диагноза, но врачи были ни при чем! Зеркальное расположение органов!

– У Красновой такое?

– Нет, но…

– Неинтересно! – «Белый пушистый зайчик» стукнул кулаком по столу. – На экране фото, на диване женщина. У меня конкретный вопрос: как можно помочь несчастной? Что скажете, Петр?

Водопьянов посерел:

– Никак.

– Это у нее на всю жизнь? – безжалостно уточнила Полина.

– Ну… скажем так: пока пластическая хирургия бессильна, но пройдет время и…

– Ах, оставьте! – возмутилась Полина. – Много радости будет Елене, когда она, отметив девяностолетие, узнает: наконец-то медицина способна справиться с ее трагедией. Нельзя ли поискать такую возможность сейчас, а, Петр?

Хирург с ненавистью посмотрел на Полину.

– Я сделал все, что мог! Увы, я не Бог!

Яценко кивнула и обратилась к зрителям:

– Наш главный герой недоговаривает. Он таки предпринял ряд шагов. Лена, расскажите о предложении Водопьянова.

– Прекратите немедленно! – вскипел хирург. – Вы нарушаете закон, нельзя разглашать врачебную тайну. Я покину студию!

– Пожалуйста, – не испугалась Полина, – шоу дальше пойдет без вас. Мы привыкли к резкой реакции наших героев на правду. Но, думаю, вам лучше остаться, иначе вы лишитесь возможности высказаться. И никаких тайн мы не разглашаем, Лена сама изложит события. Начинайте…

Краснова ткнула рукой в сторону хирурга:

– Он сначала с гелем напортачил, потом в операции накосячил, затем позвал меня к себе в кабинет и сказал: «Извини, лучше не будет. Мой тебе совет: продай квартиру в Москве, приобрети дом в сельской местности, переезжай в него, на свежий воздух. Я тебе тысяч пять баксов подкину, и разойдемся по-хорошему». Хотел меня из столицы убрать, чтобы глаза в его клинике пациентам не мозолила, народ не пугала. Стращал, что в столице моя морда еще хуже станет. Вот гад!

Зал задохнулся от возмущения.

– Правду ли говорит Лена? – повернулась к Петру Полина. – Вы и впрямь хотели отослать несчастную в село?

– Глупости! – заорал Водопьянов. – Я ей посоветовал временно – подчеркиваю, временно! – пожить на свежем воздухе. Иногда столь простая мера оказывается невероятно действенной. И пять тысяч отстегивал на съем дома! Я был готов ей помочь.

– Ну да, ну да, – удовлетворенно закивала Яценко. – Значит, вы хотите исправить ситуацию, но вам не хватает мастерства!

– Во всем мире нет такого специалиста! – рявкнул Петр.

– Оплатите операцию, если мы найдем хирурга? – в лоб спросила Яценко. – Который вернет ей прежнюю внешность?

Водопьянов криво ухмыльнулся:

– Охотно! Но вам не удастся найти ни одного человека, способного вернуть Красновой прежнее лицо, у нее редкая…

– Это мы уже слышали! Я про деньги. Возьмете на себя расходы?

– Да.

– Без дураков?

– Конечно!

– От обещания не откажетесь?

– Что за бред…

– Вы уже пошли на попятный, – ехидно заметила Полина.

– Ерунда! Я не пятюсь… то есть не пячусь… Готов на все! – воскликнул Петр.

– Подпишете при зрителях обязательство? – ведущая помахала листом бумаги. – Текст простой: я, имярек, согласен оплатить счет, ну и так далее. Побоитесь? Или вы мужчина?

Водопьянов выхватил у Полины документ, живо черканул на нем автограф и заявил:

– Вот. Если обнаружите хирурга – звоните. С величайшим почтением встану у операционного стола, чтобы поучиться у гения, способного творить чудеса.

– Сюрпри-и-из, – кокетливо протянула Полина, – внимание на экран.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *