Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

Зрители и герои уставились в огромные плазменные панели, установленные в студии, на них появилось изображение мужчины лет пятидесяти, в синей хирургической пижаме. За кадром зазвучал женский голос:

– Доктор Эндрю Нов, работающий в госпитале Святого Лазаря в США, не является коренным американцем. Тридцать лет назад его звали Андреем Новиковым, и он учился в одном из медвузов СССР. Был изгнан из института и страны по политическим мотивам, в результате оказался за океаном, получил диплом хирурга, долгие годы работал в лучших частных клиниках США, теперь Андрей ведущий специалист госпиталя Святого Лазаря. Ему слово…

Изображение ожило.

– Я готов помочь Елене Красновой. Российское телевидение переправило мне историю ее болезни, анализы и прочую необходимую документацию. Мы проведем оперативное вмешательство и курс реабилитации. Посмотрите сюда.

На экране возникло два снимка: страшное лицо и вполне симпатичная физиономия.

– Правое фото сделано до лечения у нас, – пояснил Эндрю, – а вот как девушка выглядит сейчас. Она вышла замуж. Фамилию пациентки не могу назвать из этических соображений. Поскольку Краснова не является гражданкой США и не имеет медицинской страховки, которая могла бы частично покрыть расходы, операция будет платной. Но, учитывая состояние Елены, администрация согласилась максимально сократить счет. Двести тысяч долларов. Сюда включены расходы на операцию, на пребывание в больнице и курс восстановления.

– Ну, Петр, мы вас удивили? – с ликованием воскликнула Полина.

Водопьянов покраснел, потом побледнел.

– Хотите порвать договор? – вскинула брови Яценко.

– Нет! – резко ответил хирург. – И, как уже говорил ранее, я готов лететь вместе с Красновой. Хочу посмотреть на работу найденного вами врача.

Зал зааплодировал, женская часть публики рыдала в голос.

Полина вновь схватилась за микрофон:

– Все мы совершаем ошибки, но не у каждого есть возможность их исправить. Петр Водопьянов доказал свою порядочность. Что ж, даже у большого мастера случаются неудачи. Сотням людей хирург помог, а на Красновой споткнулся. Но теперь, благодаря нашей программе, и он, и Елена получили свой шанс на исправление ситуации. С вами была Ульяна, шоу «Интервью».

Я тяжело вздохнула.

– Водопьянов не убил Яценко после передачи?

– Нет, – усмехнулась Лариса. – Полина сразу убегает, а гостей просят посидеть в студии, якобы для досъемки. Впрочем, у нас охраны полно, мигом скрутят.

– И давно идет шоу?

– Стартовали прошлым летом, рейтинг до сих пор чумовой.

– Не сомневаюсь. Хотя, если честно, не понимаю, почему гости соглашаются на интервью. Знают ведь, что во второй части передачи их ждет засада.

– Нет, – покачала головой Лариса, – в том-то и весь фокус.

– Позвольте вам не поверить. Ладно, во время первых двух-трех передач народ не разобрался, но теперь-то!

Лариса плюхнулась на жалобно заскрипевший диван.

– Мы храним тайну. Весь сюжет знают лишь режиссер и Полина. Остальным сообщают суть, когда гость уже сидит на диване. Впрочем, в курс дела вводят еще админа по випам – то есть мне говорят: «Лариса, разведи этих по разным комнатам, чтобы не передрались!»

– Почему Водопьянов согласился на шоу? Он же понимал: ему устроят засаду, – повторила я.

Лариса расстегнула пояс на юбке.

– Давит, – пожаловалась она, – вещи теперь стали дрянного качества. Раньше я носила шмотки долго, а недавно купленные через неделю даже без стирки садятся.

– Может, надо поменьше есть? – неделикатно ляпнула я.

– Я клюю, как птичка, – заявила Лариса.

Перед моим мысленным взором моментально возникла картинка. Выхожу из дома, лениво потягиваюсь на крыльце и вижу тучу, которая с быстротой молнии закрывает небо. Поднимается ветер, гнутся верхушки елей, крыша особняка трясется. Я понимаю, что это подлетает птичка-Лариса, и в ужасе закрываю глаза. Ба-бах! От звука глаза распахиваются. Двора нет, вместо него огромная яма, в которой отряхивается от земли Лариса. Птичка благополучно приземлилась!

– А бутерброды? – напомнила я. – На тарелке лежало штук шесть.

– Это не жратва!

– Вернемся к программе. Почему же гости соглашаются?

– Они не знают, каким будет окончание шоу! Существует два варианта: жесткач, как с Петром, или мармелад, когда Полина так захваливает человека, что у того прямо в студии крылья отрастают и нимб отпочковывается.

– А каких вариантов больше?

– Пятьдесят на пятьдесят. И логики в их очередности нет. Может три или четыре слюнявых шоу подряд прокатить, а потом бац – бомба с дерьмом. Говорю же, только двое в курсах – Сеня и Полина. Я лишь в момент прихода гостей суть узнаю.

– Но кто же ищет компромат на героев?

– Отдел Машки Литвиновой. Но они партизаны, блин, – скривилась Лариса. – С нами не общаются, в головном офисе сидят. Молчат, как Муму. Хотя я бы за их зарплату тоже языком не шевелила. Люди идиоты, надеются на сироп, поэтому прут на съемки. А потом, знаете ли, отрицательный пиар – тоже слава!

– Ясно… – протянула я. – А в случае Ветрова какая подлянка намечалась?

– Один шоколад планировался, – отрицательно покачала головой Лариса, – молодая мамаша с детьми. Малыши – дикие безобразники, спать их уложить было невозможно. Но мамочка им «Успокойку» стала покупать, и все пошло суперски: лягут в кроватку да сразу сопят!

– Сколько, говорите, у нее было малышей?

Лариса задумалась.

– Вроде… э… трое. Забыла. Вертелись тут под ногами, их с трудом во второй гостевой удерживали.

– Не было ли с женщиной девочки-подростка?

– Откуда вы знаете? – изумилась администратор. – Больная совсем!

– Я здорова!

– Да я не о вас говорю, – объяснила Лариса. – У нас гость списком идет. Чтобы випы у бюро пропусков не маячили, выходит мой помощник и сует охране лист. Менты по головам считают. Перед шоу с Ветровым нам снизу позвонили, что Малявина Римма одного лишнего притащила. Пришлось мне спускаться. Сказала охране: «Простите, ребята, я ошиблась, указала меньшее количество детей». А парень в форме заявляет: «С малышами все правильно, а девчонки в списке нет», – и тычет пальцем в школьницу, уже вполне взрослую. Я к Римме, мол, кто такая.

А она в ответ: «Это Ксюша, ее нельзя дома одну оставить. Она никому не помешает, очень тихая». Я сначала не разобралась, вписала подростка, а уж когда в гостевой они устроились, поглядела на девчонку, и мороз по коже пробрал.

Лариса и сейчас поежилась и вдруг замолчала.

Я в нетерпении воскликнула:

– Девочка была столь уродлива?

– Нет, вполне симпатичная. С густыми волосами, глаза, правда, глубоко посаженные и какие-то… собачьи, что ли, и нос чуть великоват. Но не это меня смутило.

– А что?

– Она дебилка! – выпалила Лариса. – Типичная уо!

– Кто?

– Умственно отсталая, даун. И ходит косо, ногами загребает.

– Дауны имеют специфическую внешность, – заметила я, – но передвигаются вполне нормально.

– Значит, шиза.

– Дочь Риммы вела себя неадекватно? Орала, шумела?

– Нет, наоборот, тихая, покорная, молчала все. В гостевой, когда малыши орать начали, старшая сестра на них никакого внимания не обращала, вытащила из сумочки…

– Вязание! – подскочила я.

– Вы что, экстрасенс? – восхитилась Лариса. – Точно, она достала клубок со спицами и давай ими стучать. А я от мелких визгунов чуть ума не лишилась. Тараканы крикливые! Да тут еще эта Римма попросила присмотреть за ними пять минут, пока она в туалет сходит. Утопала и пропала, нет ее и нет. Прямо заколбасило меня, голова кругом пошла. Ну зачем людям столько пискунов? Вот пару недель назад к нам на шоу обезьян приводили. Дрессировщик их на диван усадил и приказал: «Ни с места!» Так те даже не вздрогнули. Сбились кучей на софе, все в памперсах, мирно в носу ковыряли. А дети! Один чуть чайник не опрокинул, другой по полу на четвереньках ползал, третий сыр с бутербродов сожрал, четвертый… Нет, их было трое. Просто очень шумные. Ясный день, маманька в сортире отсидеться решила, отдохнуть от ребятишек. Я, в принципе, готова помочь, но ведь каждый свои денежки должен сам зарабатывать, не фиг за чужой счет выезжать. Стала ей на мобилу звонить…

– Минуточку! О каких рублях идет речь?

– Некоторым участникам шоу приплачивают, – приоткрыла завесу тайны Лариса. – Не основному гостю, а его оппонентам или похвальбушникам. Дают немного, только кое-кому и сотня хорошо. Та Римма прямо от радости прыгала, когда я ей конверт сунула. Боялась, что из-за смерти Ветрова ее гонорара лишат. Только бабки уже выписали, не нести же их назад. Не разорится канал, а у мамаши, похоже, каждая копейка на счету.

– Давайте еще раз по порядку, – попросила я. – Малыши безобразничали, Римма пропала в туалете…

– Гостей заранее зовут, за час до начала передачи. Грим, то да се. Римма приперла, потом в туалет пошла и будто испарилась. Позвонила я ей – мобилу не берет. Хотела уж за ней в сортир сбегать, а только мелочь-то ее куда деть? С собой тащить? Ну никак нельзя! – частила Лариса. – Шоу, правда, уже стартовало, Ветров тайны не узнает – он в студии сидит. Но, не дай бог, один из крысят убежит или поранится, тогда второй блок сорвется, и меня по головке не погладят! Прямо вспотела я от проблемы, и про странную девчонку вспомнила. Пусть, думаю, она за родственничками приглядит. Повернулась – а на диване пусто! Небось с мамашкой ушла. Ну, блин! Гляжу на малышню и ругаю себя: за фигом Римму отпустила? А тут еще Анька, змея крикливая, по рации меня дергает: «Гость готов? Звук повесили? Морду ей запудрили? Дети в приличном виде?»

Я молча слушала Ларису, а про себя думала: если во время рабочего дня только и ждешь мгновения, чтобы поесть, а потом поспать, то никакой радости служба не принесет…

Не успела Лариса окончательно обозлиться на Римму, как та наконец материализовалась в гостевой.

– Где шлялась? – налетела на нее администратор.

– Курила на лестнице, – без тени раскаяния призналась многодетная мамаша.

– Сиди тут и не высовывайся! – приказала Лариса. – Эй, а старшая твоя куда подевалась?

– Не знаю, – оглянулась Римма. – Разве девочки нет?

– Думала, она с тобой в туалете, – вздохнула Лариса. – Ладно, девочка нам для программы не нужна, найдется. Звякни дочке на мобилу!

Римма заморгала.

– Ну… э… у нее сотового нет!

Лариса кивнула. Конечно, у нищей Малявиной нет средств для покупки телефона еще и для дочери. Следовало пойти поискать молчаливого подростка, но тут издали долетели крики. Администратор сообразила, что приключился форс-мажор, и кинулась в студию.

Первой, на кого натолкнулась Лариса, была Ксюша, стоявшая в одном шаге от съемочной площадки. Девочка быстро-быстро работала спицами, покачивала в такт их движению головой, дергала губами и походила на сумасшедшую.

Громкие вопли: «Врача! Умер! Помогите!» – никак не действовали на подростка. Ксюша словно впала в гипнотическое состояние.

Лариса попятилась и наступила на ногу Ане.

– Посторонних вон! – завизжала начальница. – Никаких лишних глаз и ушей! Зрителей не отпускать! Пошевеливайтесь! Лариска, это кто?

– Дочь гостьи, – прошептала та.

– Живо отсюда! – продолжала орать Аня.

Лариса схватила Ксению за плечо:

– Пошли!

Девочка подняла от вязания взор, и по спине Ларисы пробежала толпа мурашек в шипованных кроссовках: глаза подростка не имели радужной оболочки, вместо нее чернел один зрачок.

– Тебе плохо? – еле выдавила из себя Лариса.

Ксения помотала головой.

– Мама ждет, – сказала администратор.

– Нет, – неожиданно произнесла школьница. – К ней? Да, хорошо. Мамочка самая лучшая, я ей помогаю.

– Римма в гостевой, отведу тебя к ней, – преодолевая невесть откуда взявшийся ужас, бубнила Лариса.

Ксюша протянула руку:

– На.

Администратор, окончательно уверившись в умственной неполноценности Ксении, взяла ее за кисть и передернулась от отвращения. Ладонь Ксюши напоминала на ощупь дохлую рыбу – такая же холодная, скользкая, вялая.

– Вы еще здесь! – испустила очередной вопль Аня, проскакивая мимо. – Подними жирный зад и займись гостями из второго блока! Не фиг тут жаться!

Лариса повела покорную Ксюшу в комнату, где орали ее малолетние родственники.

– Что случилось? – засуетилась Римма.

– Съемок не будет, – ответила Лариса.

– Почему?

– Технические проблемы, – выдвинула привычный аргумент Лара.

– Значит, денег не дадут, – чуть не заплакала Римма. – Тащилась к вам с детьми! Зря только время потратила!

– Не волнуйся, – успокоила ее администратор, – вот гонорар, как договаривались.

– Спасибочки! – оживилась мамаша. – Эй, мелочь, вперед!

Малыши вопя бросились в коридор. Ларису, несмотря на неудачную программу, охватила эйфория: слава богу, ужасная семейка наконец-то уходит. Лариса отвечает за гостей, «косяки» на съемочной площадке не ее головная боль, сейчас Малявина укатит, и можно будет отдохнуть, поесть, подремать на диване.

Шумная семья была уже у выхода, когда Ларису осенило:

– А где Ксюша?

– Черт! – притормозила мамаша. – Напрочь про нее забыла.

Лариса заторопилась назад в гостевую, надеясь, что Ксения сидит там, а не отправилась бродить по павильону. Больше всего администратор боялась увидеть пустую комнату – тогда прощай, мечта о мирном отдыхе.

Но Ксюша молча сидела в углу дивана.

– Тебя мама ждет, – задушив злость, сказала Лариса.

– Я устала, – заявила девочка.

– Пошли! – настаивала администратор.

– Спать хочу.

– Дома отдохнешь.

– Нет!

– Милая, не капризничай, – продолжала уговоры Лариса.

– Спать.

– Мама ждет.

– Спать, – монотонно твердила девочка.

И тут негодование Ларисы достигло критической точки. Ох уж эта мамаша! Ну кем надо быть, чтобы привезти на съемки идиотку, забыть ее в гостевой и даже не вернуться за дебилкой? Лариса схватила Ксению за ледяную руку и с силой подняла дурочку с дивана.

– Я с тобой церемониться не стану! – заорала администратор. – Матери сцены устраивай. Вали отсюда живо, не то охрану позову, кретинка чертова!

Ксения неожиданно вскочила и пошла к двери, выставив вперед правое плечо. Ларисе сразу стало стыдно. Орать полагалось на Римму, а убогая девочка не виновата. Вон какая она нелепая, длиннорукая, кривоногая, колени выпирают, ступни здоровенные, размер сороковой, не меньше. Платье на ней слишком широкое, явно с чужого плеча…

– Ксюша, – позвала Лариса.

– Что? – абсолютно адекватно ответила та и обернулась.

– Возьми с собой конфет со стола сколько хочешь.

– Спасибо, – улыбнулся подросток. – Простите, у меня голова болела, а сейчас прошла. Конфеты я люблю, очень!

Девочка вынула из кармана дешевый мобильный и стала укладывать на его место трюфели.

Лариса изумилась. Значит, у Ксюши имеется трубка. Почему же Римма ей соврала?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *