Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Сев в машину, я на автопилоте завела мотор и поехала в сторону Мопсино. В голове смешались в разноцветный винегрет все сведения, раздобытые за сегодняшний день.

Странная молчаливая девочка Ксюша, увлеченно вяжущая шарф в любых обстоятельствах, присутствовала при кончине Олега. Богатая дама упросила Зину взять ее дочь с собой, не пожалела большой суммы денег, чтобы не совсем адекватная Ксения осуществила свою мечту: увидеть изнутри, как делается телепрограмма. Но, похоже, та же Ксюша побывала и в обувном павильоне, где умерла горничная Ветровых Фира, и в нашем офисе, где стало плохо с сердцем Катерине Ветровой. Каждый раз девочка появлялась с черноволосой дамой. Конечно, я видела съемку камер наблюдения и знаю: женщина, упросившая охранника пустить ее с малышом в туалет, походила на цыганку. Но ведь можно купить и парик, и цветные линзы…

Я повернула налево и притормозила у светофора. «Спокойно, Лампа! – сказала я себе. – Ну и дурь же порой лезет тебе в голову!» Хорошо, учитывая, что Ветрова имела раритетную сумку «Марго», на секундочку представим, что Ксюшу привела на программу Катя… Нет, это крайне нелепое, идиотское предположение. Потому что, во-первых, у Ветровой нет детей, а во-вторых, Катерина могла спокойно сказать мужу: «Возьми с собой Ксению», – и Олег провел бы девочку в студию.

Но забудем о логике, просто примем как условие задачи: Катя просила Зину прихватить в телепавильон Ксению, следовательно, Ветрова либо родственница, либо хорошая знакомая родителей девочки. Едем дальше. Катя же, переодевшись и загримировавшись, приходит с Ксюшей в наш офис. Но это невозможно, потому что в тот момент, когда Катя-«цыганка» побежала с малышом (кстати, откуда он взялся) в туалет, Катя-клиентка вышла из кабинета Нины. Я понятно объясняю? Катя с ребенком и Ксюшей входит в холл здания, и одновременно Катя выходит от нас. Нонсенс! Значит, в сортир просилась другая женщина. Кто? А с кем Ксюша была в магазине обуви? Там вновь фигурировала черноволосая мать с капризным чадом и девочкой-подростком. Нет, я зря подозреваю Катю, меня сбила с толку сумка «Марго». Просто у той тетки тоже есть одна из моделей, как и у Ветровой.

Сзади раздались нетерпеливые гудки, я вздрогнула и нажала на газ, надо же, совсем забыла, что стою на светофоре! Руки автоматически повернули руль. Я очень аккуратный водитель, никогда не отвлекаюсь во время движения, но сейчас голова была занята не дорогой.

Пойдем дальше… Олег и домработница Фира умерли от инфаркта, Катя пока жива, но ее сердце практически не работает. Случись с ними осложнение после гриппа, я бы не удивилась. Вирусная инфекция распространяется воздушно-капельным путем и часто нарушает работу внутренних органов даже у очень молодых людей. В нашем случае пострадало сердце, и всякий раз при этом присутствовала Ксюша.

Может, она каким-то образом способствовала кончине Ветрова и Фиры? Но Ксюша не приближалась ни к Олегу, ни к горничной. По рассказам свидетелей, она даже не смотрела на несчастных, а упоенно вязала. Ветров опустошает в студии банку «Успокойки», и через секунду перед Полиной Яценко оказывается труп. И где Ксюша? Лариса обнаруживает девочку стоящей у декорации, в метре от места происшествия. Ксения не давала Олегу воды, не касалась его, не привлекала к себе внимания. Она просто не имела возможности нанести вред бизнесмену.

Теперь рассмотрим сердечный приступ у Кати. Наша клиентка выходит из коридора, делает пару шагов и падает замертво. Ксения сидит на диване. Девочка не вскакивала, не подходила к вдове… Ой, я занимаюсь глупостью! Подросток тут ни при чем. Но почему она непременная участница всех трагических событий? Не знаю! Нет ответа на этот вопрос. Случайность?

Я свернула на шоссе и встала во второй ряд, продолжая размышлять. В жизни часто происходят необъяснимые казусы. Моя знакомая Карина как-то шла домой и увидела ДТП – такси сбило женщину. Кара законопослушная гражданка, она осталась на месте трагедии и дала подробные показания милиции. Через неделю ситуация повторилась: подруга оказалась на том же перекрестке, снова машина и погибшая женщина, и тот же лейтенант приехал разбираться. Он очень удивился, увидев Карину. Представьте себе изумление парня, когда меньше чем через десять дней он вновь очутился на том же пересечении дорог, обнаружил там иномарку с маячком «taxi», труп и… Карину. Ну согласитесь, три раза подряд оказаться свидетельницей ДТП – это уже смахивает на систему. Может, с Ксюшей произошла такая же история? В ее случае всегда присутствует «мама», крикливые малыши и человек, умирающий от инфаркта.

Теперь Лариса! По какой причине толстуха отправила меня к Зинаиде, сообщив, что там живет Римма Малявина? Участие Кондратьевой в шоу – тайна, ее адреса нет в базе данных.

Полина Яценко не только обманывает зрителей, она, судя по рассказу Ларисы, имеет неплохой куш от людей, избегающих скандала. Катерина уверяла, что мужа заказал бизнесмен Тыков, но я знаю: Дмитрий ни при чем, он очень болен, и ему наплевать на Ветрова.

Смерть двух людей и тяжелая болезнь Кати – случайность? У всех было слабое сердце? Россияне не любят и не умеют следить за своим здоровьем. Олег много нервничал, Катерина надорвалась на работе, у Фиры был ничем себя не проявляющий порок сердца. Результат пофигистского отношения к себе – инфаркт. А присутствие Ксюши случайность. Две сумки «Марго» – раритетные, эксклюзивные! – тоже случайность.

Ну и ну, слишком уж их много, этих совпадений!

Но если сумками владела Катя, то зачем она обратилась с просьбой провести Ксюшу к Зине? Могла сказать мужу: «Олег…»

Стоп! Я пошла по второму кругу. Это очень похоже на мое приключение с навигатором, который я удачно сплавила хозяину древней «Волги». Все, надо выбросить из головы мысли о работе. Утро вечера мудренее, сейчас приму ванну и лягу спать.

«Букашка» вкатилась во двор, я вылезла наружу и с наслаждением вдохнула свежий, абсолютно не похожий на московский воздух. До чего же хорошо в Мопсине! Какое счастье, что Кирюшке удалось заполучить этот дом! Скоро мы обставим его и…

Слева послышался грохот, из-за забора вырулила развалюха цвета гнилого баклажана. Стекло передней дверцы опустилось, высунулся мужчина в бифокальных очках.

– Молодой человек, – крикнул он, – где здесь дом семь?

Поскольку я принадлежу к женскому полу, то сначала подумала, что водитель обращается к парню, которого я не вижу. Но затем сообразила, что шофер подслеповат, и вежливо ответила:

– Вы стоите около нужного коттеджа.

– Супер! – заорал очкарик. – Костян, прибыли, вылазь!

Задняя дверца распахнулась, из нее показалась нога в резиновом сапоге, за ней – другая, тоже в сапоге. Но только первый был черного цвета, а второй интенсивно зеленого.

– Слышь, дедуля, – закричал шофер, – позови хозяев! Скажи, сборщики кухни приехали!

Я вздрогнула. Ну и ну, странная парочка! Хотя прибыли мастера вовремя, что является редкостью.

– Здравствуйте, проходите внутрь, – вежливо сказала я. – Будем знакомы, Лампа.

– Люстру тоже могем повесить, – кивнул тот, что в разных сапогах, – но за отдельную плату.

Я давно привыкла, что люди таким образом реагируют на мое имя, поэтому спокойно пояснила:

– Электроприборами заниматься не надо. Меня зовут Евлампия, сокращенно Лампа.

– Я Гоша, – представился очкарик, – он Костян.

– Замечательно, – улыбнулась я.

Живописной группой мы вошли в прихожую, и здесь мастера меня несказанно удивили. Они разом поставили на плитку чемоданчики с инструментами, вытащили бахилы и натянули на обувь. Движения Гоши и Костяна напоминали танец маленьких лебедей, настолько слаженно и гармонично действовали сборщики. Это были первые на моей памяти рабочие, позаботившиеся о чистоте полов хозяев.

– Налево, пожалуйста, – попросила я, и тут из гостиной выбежали все собаки.

Я попыталась остановить Рейчел и Рамика, но куда там! Стаффиха и двортерьер принялись скакать, словно обезумевшие, Муля, Феня, Капа и Аза крутились вокруг нас как волчки. Гоша и Костян замерли.

– Ой, какие славные кошечки! – вдруг заорал первый и, присев, начал гладить мопсов. – Персы, да?

Я постаралась не рассмеяться. Очевидно, мастер никогда не общался с котами-экзотами. Они очень пушистые, мопсы похожи на них, как окно на табуретку!

– А мне больше коняшки нравятся, – заявил вдруг Костян и обнял Рейчел за шею. – Всю жизнь мечтал о пони. Она дома не гадит?

– Рейч собака, Рамик тоже, а те, кого гладит Гоша, мопсы, – объяснила я. – Они гуляют во дворе, в комнатах не безобразничают.

– Ну и ну! – восхитился Костян. – А эти Рейчсобака и Рамиктоже уже взрослые или жеребята? Таких можно купить или вы их из-за границы привезли? Дорого заплатили? На них нельзя кататься?

– Тише, кисоньки, – отбивался от ластившихся мопсов Гоша. – Ох, вы мои сладенькие, мурзики сопатые.

– Это собаки, – повторила я.

– Этособаки… – мечтательно протянул Костян. – Замечательные этособаки! Но пони красивше! Эй, Рейчсобака и Рамиктоже, дайте я вас обниму.

– Похоже, вы любите животных, – улыбнулась я, оставив попытки объяснить Костяну, кто такие Рейчел и Рамик.

– Мы их обожаем! – хором ответили мужики.

– Вот только завести не можем, – грустно уточнил Гоша, поправляя очки. – Все дни и ночи на работе.

– Я давно предлагал: давай купим малявку, вот такую, лохматую, – замахал руками Костян, – и будем с собой таскать.

– Не все заказчики живность любят, – возразил Гоша.

– Твоя правда. Такие гоблины встречаются! – приуныл Костян. – Вот у вас здорово – кошки, лошадки. Мы тут душой отдохнем!

– Точно. Приедем домой в хорошем настроении, – согласился Гоша.

– Вы братья? – спросила я.

– Нет, – нежно улыбнулся Гоша, – просто любим друг друга. Ну, показывайте фронт работы. Можно я киску на руки пока возьму?

Я, временно лишившись дара речи, кивнула. Сборщик мебели подхватил Капу, мопсиха счастливо заулыбалась и стала облизывать очки мастера.

– Где кухня? – спросил Костян.

– Там, – пришла я в себя, – направо.

Сопровождаемые толпой животных, сборщики проследовали к кухне. Я прислонилась к стене.

– Кто приехал? – заорал со второго этажа Кирюша.

– Парочка голубых друзей живой природы, – сообщила я и тут же прикусила язык.

– Кто? – повторил Кирик, скатываясь по лестнице.

– Сборщики кухни, – пояснила я.

По дому понесся стук, треск, грохот.

– Что происходит? – недовольно спросила Лизавета, сидевшая в гостиной на полу у крохотного телика.

– Шкафчики вешают, – ответила я.

– Зачем шумят? – простонала девочка.

– Ну извини, – развела я руками.

– Лампа! – позвал мужской голос.

Я пошла на зов и увидела, что мастера не теряют времени даром. За короткий срок они успели вскрыть один ящик и вынуть темно-коричневую сушку, правда, без дверей.

– Мы сейчас эту повесим, вы глянете, и, если понравится, остальной ряд выстроим, – предложил Гоша.

– Отлично, – согласилась я.

Костян наклонился и обнял стаффиху:

– Ну что, Рейчсобака, тебе по кайфу? Жаль, что лошади разговаривать не умеют!

Кирюшка разинул рот.

– Ну, начали… – потер руки Костян. – Котики, лучше отойдите, сладенькие, сядьте подальше. Девочка, эй, милая!

– Вы меня? – сдавленным голосом спросил Кирик.

– Так ведь кроме вас с бабушкой тут никого нет, – улыбнулся Костян. – Забери кошечек! Не дай Господь, поранят лапки.

– Кого? – охнул Кирюшка. – Это же мопсы!

– А я думал, персы! – поразился мастер. – Ну и ну! Этожемопсы? Новая порода?

Я покосилась на Кирика. До сих пор никогда не видела его в такой растерянности, надо побыстрее увести стаю, а то мастера не начнут работу.

– Муля, Феня, Ада, Капа, за мной!

Мопсихи погарцевали в столовую.

– И пони пусть ускакивают, – велел Гоша. – Эй, Рейчсобака, Рамиктоже, бегите к бабуле и девочке! Ну молодцы!

Кирюшка вышел следом за собаками.

– Это кто? – в ужасе спросил он у меня.

– Гоша и Костян.

– Но они назвали меня девочкой!

– Слегка ошиблись, – стараясь сохранить серьезный вид, ответила я.

– Я похож на девчонку?

– Нет, конечно.

– Тогда почему они так ко мне обращаются? – негодовал Кирюша. – Что у меня общего с девками?

– В принципе, у всех людей две руки, две ноги и одна голова, – подначила я его.

– А тебя назвали бабкой, – мстительно напомнил Кирюшка.

– Думаю, у рабочих проблема со зрением, – согласилась я. – Они принимают Рейчел и Рамика за пони, а мопсы для них – персидские кошки.

– Ты вызвала сборщиков из дурдома? – прошипел Кира.

– Потише, – простонала Лизавета, – по телику идет интересная передача.

– А на кухне у нас и вовсе шоу, – не утерпел Кирюша. – Комедия! Черный юмор!

– Хозяйка! – заорал Гоша.

– Нельзя ли его заткнуть? – взмолилась Лизавета. – Пусть немедленно замолчит!

Костян вошел в столовую и громко осведомился:

– Вы меня звали?

Я не успела ответить, Лизавета легла на живот и недовольно заявила:

– Перестаньте визжать! Хочу нормально посмотреть программу.

Мастер съежился.

– Ох, дедушка, дорогой, простите! Да, голос у меня зычный. Раньше я на кране работал, подъемном, вот и привык на всю округу голосить. Извините, дедуля, это больше не повторится.

Лиза замерла, выпучив глаза.

– Наш дедуля совсем долбанутый, – радостно захихикал Кирюша.

– Может, это и не мое дело, пусть тебе бабушка замечание сделает, но, думаю, нехорошо о старших так отзываться, – укоризненно заметил Костян.

– Иди сюда! – заорал из кухни Гоша. – Любимый, поторопись, не могу один дверку удержать!

– Уже несусь, солнышко! – закричал было Костян и осекся. – Ой, дедуля, простите, опять я завизжал.

Продолжая извиняться, сборщик исчез в кухне.

– Вау! – выдохнула Лизавета. – Ну ваще! Что у нас происходит?

– Мопсы – кошки, Рейч и Рам пони, я девочка, Лампа бабушка, ты – дедушка, – пояснил Кирюша. – Ничего особенного! Ха, я щас только сообразил: наверное, ты и Лампа – муж с женой.

– Дурак! – взвизгнула Лиза и швырнула в него тапочку.

– Хозяева! – загремело из кухни.

Я пошла на зов.

– Ну и как? – хором спросили сборщики.

– Это что? – поинтересовался последовавший за мной Кирюша.

– Сушка, – ответил Гоша.

– Она вверх тормашками висит, – заметила, входя на кухню, Лиза.

– Нет, – возразил Костян. – Мы ж не идиоты!

– Похоже, они самые и есть, – заявила Лизавета. – Карниз получился внизу.

– А ручки у дверок под потолком, – добавил Кирюшка.

– И почему все такое разноцветное? – ожила я. – Правая дверца синяя, левая сиреневая, а сам короб коричневый. Я заказывала цвет «медовый дуб».

– Перевесим в момент! – пообещал Гоша. – Костян, ну-ка… Опаньки! Теперь порядок.

– Карниз вверху, ручки на месте! – отрапортовал Костян.

– Значит, работаем дальше? – спросил довольный Гоша.

Дети закивали.

– Нет! – взвизгнула я. – Дверки не того цвета!

– Бабушка, – ласково пропел Костян, – пусть вам внучка очки поищет.

– Распрекрасно все вижу! Синий и сиреневый цвет! – прошипела я.

– Медовый дуб, – уперся Костян.

– На ящике так написано, упаковка всегда маркируется, – уточнил Гоша. И повернулся к Кирюше: – Девочка, прочти, а то у меня окуляры для работы, буковки не различу.

Лиза заржала в голос.

– Давай, девочка Кирюша, устрой нам внеклассное чтение!

– А ты, мальчик, лучше бабушке стул принеси, – попросил ее Костян. – Внук должен заботу проявить.

– Бабуся! Внучок хамит! – заныл Кирюша.

– Ой, только не ссорьтесь! – попросил Костян. – Не ровен час Рейчсобака и Рамиктоже испугаются. Лошади ведь нервные, в особенности пони.

– Кирилл, озвучь, какая маркировка стоит на ящике, – ледяным тоном велела я.

– Уно моменто, бабуленька, – не упустил случая поиздеваться Кирюха. – Зачитываю… Цвет: «Глаз испуганной капусты».

– Это как? – подпрыгнула я.

– Очень просто, – без тени улыбки сказала Лиза. – Бабусенька, разве ты за всю жизнь никогда не видела, как пугается капуста?

– Она сначала трясется, – подхватил Кирюша, – потом потеет, затем у нее глаза вываливаются, один делается синим, другой сиреневым. Я это сто раз наблюдал! Прикольное зрелище!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *