Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

У меня заныли пальцы, до такой степени захотелось отшлепать Кирюшку. Но я принципиальный противник телесных наказаний, поэтому, собрав в кулак всю волю, сказала:

– В любом случае это не медовый дуб. Так?

– На складе перепутали, – погрустнел Гоша, – сейчас им позвоню.

– Склад работает? – изумилась я.

– У нас все для клиента, – гордо заявил Гоша.

– Многие по ночам мастеров зовут, – пропел Костян, – днем люди заняты.

– Иногда в ящики винтики не положат, – продолжал Гоша, – так мы на фирму звякнем, и моментом будет порядок. Алле, алле, алле, Света! Привет! Это…

Я выхватила из его рук трубку и заорала:

– Светлана, добрый вечер! Вернее, спокойной ночи! Мне прислали не тот цвет моих дверок. Вы надеюсь, понимаете, я говорю о кухонных шкафах… ну деревянные такие, классика с латунью…

– Не волнуйтесь, – прозвучало в ответ, – девиз нашей фирмы: «Наш клиент – счастливый клиент!» При доставке перепутали створочки?

– Да!

– Ах, ах, ах… Вы какой цвет заказывали?

– Медовый дуб.

– Отличный выбор! Вкусу хозяев можно только позавидовать, – откровенно льстила мне Светлана, – элегантное решение для пищеблока, истинная классика! А что вы получили?

– Глаз испуганной капусты, – чувствуя себя распоследней идиоткой, сказала я.

– Великолепное решение, говорящее о нестандартном мышлении владельцев… – машинально запела Светлана и запнулась, сообразив, что ее понесло не в ту степь. – Значит, необходим обмен?

– Верно, – согласилась я.

– У вас Гоша с Костяном сборщики?

– Они самые.

– Лучшая наша бригада, настоящие художники! – не замедлила отметить Света. – Ответственные, умные, талантливые, аккуратные работники.

– Ммм… – протянула я, краем глаза наблюдая за Гошей, который, взяв на руки Капу, нежно качал разомлевшую от удовольствия мопсиху.

– Завтра утром совершим обмен, – заверила Света, – вечером приедут мастера и завершат работу. ОК?

– Они ее только начали, – вздохнула я. – Всего лишь сушку прикрепили к стене!

– Начнут и завершат! – голосом пионера, дающего клятву выполнять заветы Ленина, пообещала Светлана. – Наш клиент – счастливый клиент!

– Ну ладно, – с легким сомнением согласилась я.

Гоша и Костян уехали. Перед тем как выйти из дома, они быстро простились со мной, Лизаветой и Кирюшей. Вот расставание с животными заняло больше времени.

– Рейчсобака и Рамиктоже, – обнимал собак Костян, – пони миленькие! Я завтра приеду!

– Котятки мои сладенькие, – ворковал Гоша, наглаживая счастливо сопевших мопсов, – персики любименькие, чмок-чмок-чмок.

Потом сборщики поменялись местами – Гоша принялся ласкать «пони», а Костян «персиков».

В конце концов мне удалось выставить парочку во двор. Гоша сел за руль своей раздолбайки, включил заднюю скорость, наехал на клумбы с тюльпанами, газанул и вынесся за ворота, не забыв прокричать из окна:

– Спокойной ночи, бабулечка! Не переживайте, завтра наведем неимоверную красоту! Выпейте валокординчику – и баиньки.

Втянув носом дым от выхлопа, я чихнула. «Жигули», отчаянно грохоча плохо подогнанными частями, унеслись прочь. Я оглядела погибшие цветы и потащилась домой. Похоже, сладкая парочка обожает только животных, к растениям и машинам мастера никакой любви не испытывают! Тюльпаны Гоша и Костян даже не заметили, а их «Жигули» напоминают металлолом, и остается удивляться, почему они еще ездят.

Ровно в шесть утра ожил дверной звонок. Собаки с лаем кинулись в прихожую, я, не поспав и трех часов, пошатываясь, доплелась до парадной двери, посмотрела на экран видеофона и с огромным изумлением узрела человек десять рабочих в спецовках.

– Вы кто? – спросила я.

– Наш клиент – счастливый клиент! – заорал лысый дядька, стоявший впереди всех. – Я ваш личный менеджер Гена.

В полном изумлении я загнала псов в баню и распахнула дверь.

– Обмен дверок! – возвестил мужик. – Начинай, ребята!

Рабочие засновали муравьями. Через полчаса «глаз испуганной капусты» исчез в недрах новенькой «Газели», а на кухне появились новые упаковки.

– Обратите внимание, – суетился Гена, – везде указано «медовый дуб». Фирма приносит извинения! Вот вам подарочек – наш календарь. Очень удобный, можно повесить на стенку. Хотите, ребята приделают?

– Спасибо, не надо, – быстро отказалась я от услуги.

– Тогда на столе оставлю! – кивнул Гена. – Наш клиент – счастливый клиент!

Распевая на разные лады слоган своей фирмы, Геннадий пошел на выход и вдруг покраснел.

– Простите… очень неудобно, конечно… но… хочется… прямо терпежу нет… не принято у клиентов так себя вести, но… э… понимаете…

– Дверь в туалет вторая по коридору, – улыбнулась я.

Гена стал совсем красным.

– Не, спасибо, мне туда не надо. Да и зачем бы людей стеснять по такому поводу? На дороге кустов полно.

– О чем тогда речь? – поразилась я.

Гена наклонил голову.

– Костян сказал, что у вас замечательные карликовые лошадки. Можно хоть одним глазком взглянуть?

Мне стало смешно.

– Погодите секундочку, животные в бане, я закрыла их там, чтобы под ногами не путались.

– Весь в ожидании, – выдохнул Гена.

Я приоткрыла створку. Собаки мирно дрыхли на мягких матрацах – они не любят рано вставать, считая, что наилучшее время для завтрака – десять утра.

– Эй, Рейч! И ты, Рамик, идите сюда! – позвала я.

Мопсы даже не приоткрыли глаз, когда их товарищи стекли на пол и нехотя заперебирали лапами.

– Эй, Рейч! И ты, Рамик, поторопитесь! – повторила я.

Парочка выползла в холл, Гена заломил руки:

– Боже! Они еще прекраснее, чем я думал. Эйрейч! Итырамик! Очаровательные! Шикарные! Можно их потрогать?

– Пожалуйста, – милостиво согласилась я, – они не кусаются. Надеюсь, вы понимаете, что это не лошади?

– Ну конечно, – заулыбался Гена. – Эйрейч! Итырамик! Милые! Шерстка бархатная!

– И они не пони, – засмеялась я, – Гоша с Костяном ошиблись.

Гена обнял Рейчел за шею.

– Костян не очень хорошо видит, – признался он, – болезнь такая, когда цвета путаются.

– Дальтонизм! – воскликнула я. – Вот почему у мастера на ногах были разные сапоги!

Геннадий закивал.

– А Гоша близорукий. Поэтому они и ошиблись. Но они – лучшие мастера. Вы останетесь довольны. Я же вижу отлично и понимаю: – Эйрейч, Итырамик – олени. Карликовые. Читал о таких в журнале. Ну, прощайте, милые!

В последний раз поцеловав псов, Гена ушел, а я уставилась на собак. Олени?! Ну ладно, Рейчел рыжая, гладкошерстная, с поднятыми ушами, которые при сильно развитом воображении можно посчитать рогами. Но Рамик… Двортерьер покрыт густой шерстью, скорей уж он смахивает на карликового яка!

Чтобы не терять зря времени, я приготовила обед и в начале десятого позвонила Нине. Мы обсудили ситуацию и решили: я по-прежнему занимаюсь делом Ветрова, а Нина работает по поручению Рагозиной.

Я положила трубку, посидела пару минут, глядя в свои записи, и пошла в ванную.

Слишком много вопросов и ни одного ответа. Невозможно тянуть одновременно за все нити, нужно дергать их последовательно, иначе я запутаюсь.

Взяв зубную щетку, я выдавила на нее немного пасты и уставилась в зеркало. Итак, начнем от печки! Олег Ветров. Где случилась беда? На съемках. Вот оттуда и будем плясать. Мне надо задать несколько вопросов Ларисе, надеюсь, она даст на них исчерпывающие ответы. Прямо сейчас, не откладывая, звякну «носорожине», как ее величает актриса-недоучка Зина.

– Слушаю, – прохрипела Лара в трубку.

– Доброе утро! – воскликнула я.

– Утро добрым не бывает, – простонала Лариса. – Что надо? На будильник давно смотрели?

– Уже половина одиннадцатого.

– Еще полдень не пробило! – не успокаивалась толстуха.

– Ларочка, – нежно пропела я, – хочу сказать тебе «спасибо». Это Лампа, та женщина, которую ты вчера отправила к Римме Малявиной.

– А-а-а… – подобрела толстуха. – Встретились?

– Конечно.

– Поболтали?

– Женщина рассказала мне много интересного. Даже шокирующего.

– Ну и ладно. Теперь чего?

– Звоню поблагодарить.

– Из «спасибо» шубы не сошьешь!

– Осталось выяснить небольшое недоразумение, – я сделала вид, что не понимаю алчные намеки, – Римма-то вовсе не Римма.

– Да ну? – с отлично разыгранным удивлением отозвалась администратор. – А кто?

– Зина Кондратьева, студентка, недоучившаяся актриса.

– Ох и ни фига себе! – изобразила возмущение Лариса. – Обманщица! Постой, ты ничего не путаешь? Студентки все молоденькие девушки, а Малявиной далеко не двадцать.

– Понимаешь, Ларочка, – запела я, – Полина Яценко организует подставы…

Во время моего рассказа толстуха старательно ахала, охала, цокала языком и в конце концов заявила:

– И что ты собираешься теперь делать?

– Вот, позвонила тебе посоветоваться, – прикинулась я «валенком». – Яценко дурит народ. Может, в «Желтуху» обратиться?

– Как понимаешь, я не могу дать тебе такой совет, – с явной радостью подхватила Лариса, – сама ведь работаю в шоу. Но, на мой взгляд, поведение Полины ужасно! Я и не предполагала такого!

– Знаешь, Ларонька, – щебетала я, – нам не очень много платят.

– Аналогично, – кашлянула та.

– Если я открою тебе свою тайну, не выдашь?

– Я? Никогда! Железный сейф и тот болтливее меня, – заверила администратор.

– Я давно сотрудничаю с желтой прессой!

– Ух ты! – не скрыла своей радости Лариса. – Правда?

– В скандальных газетах платят огромные гонорары. За особо ценную информацию тысячи отваливают. Не рублей!

– Врешь! – с придыханием воскликнула администратор.

– Откуда, думаешь, у меня иномарка? – засмеялась я. – Благодаря газетным публикациям.

– Да ты че? – ахнула Лариса. – И столько дают?

– Мне странно твое удивление, – подлила я масла в огонь, – уж на шоу-то у вас невероятные оклады. Например, Яценко сколько получает?

– Это коммерческая тайна, – мрачно ответила Лариса. И не сумела сдержать злости: – Гадина! Но остальным копейки отслюнивают. Порой я думаю, что баба, которая туалеты в хорошей фирме моет, поболее моего имеет. Пашу с утра до ночи, перекусить некогда, а в ведомости хрен с морковкой.

– Давай встретимся и поговорим начистоту, – предложила я. – Понимаешь, я собираюсь уехать из Москвы по семейным обстоятельствам, хочу порекомендовать на свое место в «Желтуху» работящую, умную, интеллигентную женщину, которая достойна оклада пять тысяч евро в месяц.

– Это я! – заорала Лариса так громко, что мне пришлось отодвинуть трубку от уха. – Я! Именно я! Речь идет обо мне! Я! Я! Я!

– Отлично. Ты что собиралась сегодня делать?

– Дома сидеть, – призналась Лариса, – надо хоть в выходной поесть по-человечески.

– Можно я приеду в гости? Никто не помешает нам спокойно обсудить дела, договоримся, как тебя на мой оклад пристроить, – иезуитски предложила я.

– Прикатывай, – в момент согласилась «носорожина».

– Жди меня через час, максимум через полтора, – пообещала я, записала адрес и ринулась во двор к машине.

В халате Лариса выглядела чудовищно. Мне, всю жизнь похожей на грабли и мечтавшей иметь хоть маленький намек на грудь и попу, впервые стало понятно, что иметь большой бюст и необъятную «мадам Сижу» не так заманчиво, как мне казалось раньше.

– Чаю хочешь? – по-свойски подмигнула мне Лариса. – Пошли на кухню!

Я проследовала за хозяйкой и стала вынимать из пакетов купленные по дороге лакомства, безостановочно приговаривая:

– Тортик безе, пирожные, кулебяка с мясом и, уж не знаю, как ты к нему отнесешься, рулет со сгущенкой.

– Я все люблю, – облизнулась хозяйка. – Ну, рассказывай! Сколько денег платят в месяц? Неужели про пять тысяч евриков правда?

– Стопроцентная, – заверила я. – Но чтобы тебя взяли, надо пройти испытание.

– Тест заполнить? – поскучнела Лариса. – Я вовсе не дура, но теряюсь у компа, если надо варианты выбирать.

– Нет, нет, нужно всего лишь написать статью.

– Ну… – совсем расстроилась администратор. – Плоховато у меня со слогом!

Я изо всех сил удерживала на лице улыбку. Ну скажите, каким образом толстуха намеревается получать огромные деньги от газеты, если не умеет выражать свои мысли на бумаге? Неужели у нее начисто отсутствует трезвая самооценка?

– Нет, – канючила Лариса, – текстуха – это не мое.

– И не надо! – радостно перебила я. – Заплатят за инфу. Нужно только нарыть эксклюзив.

– Какой? – заморгала отекшими веками Лариса.

– Ну смотри! Ты теперь знаешь, что Яценко делает постановочное шоу.

Лариса поджала нижнюю губу и отвернулась к окну.

– Съешь пирожок, – предложила я, – очень вкусный.

Сарделеобразные пальцы хозяйки схватили жирный кусок.

– Заинька, – нежно протянула я, – зачем ты дала мне домашний телефон Зины Кондратьевой? Риммы Малявиной не существует в природе, номер актрисы отсутствует в базе, это секрет Полины. Хотя, как я узнала, в постановках еще участвуют некие Филя и Юля.

Лариса легла мощной грудью на стол.

– Очень уж захотелось Полине сделать красиво, – дыша мне в лицо мясным ароматом, заявила она. – Достала меня! Я решила на прощание дверью хлопнуть.

– Ты уходишь из шоу?

– Меня уходят! – взвизгнула Лариса. – Кто Яценко из дерьма вытащил? Сколько раз я ее от «косяков» спасала – не пересчитать! А теперь… Она мне не так давно заявила: «Начальство недовольно нами. Было совещание, приказали „заострить“ шоу. Тебе, Лара, надо постараться! Ищи гостей с шокирующей биографией».

Толстуха задохнулась от возмущения, запихнула в рот зефирину и продолжила:

– Нашла виноватую! Я же просто разыскиваю человека, то есть технически – телефон, адрес… Кандидатуры предлагают другие люди. Но влетело мне, вроде не тех зову, и из-за меня рейтинг валится. Короче, если я не исправлюсь, дадут мне в ближайшее время коленом под зад. А как мне быть, если не я по поиску героев главная, а?

По толстым щекам Ларисы покатились слезы.

– Вот дрянь! – почти искренне воскликнула я. – Значит, ты уже знала об угрозе потери работы, когда давала мне номер Зинаиды? Хотела с моей помощью устроить небольшой скандальчик?

– Небольшой? – выкатила глаза Лариса. – Я надеялась на хороший бенц! Ты занимаешься расследованием убийства, приходишь к Малявиной, а такой нет. Зато есть Зинка Кондратьева, бездарная дура, которую даже в тупой сериал не пристроить. Ну, представляешь шум? Газеты обвизжатся! Полину никакой канал не возьмет!

– Здорово придумано, – похвалила я Ларису.

Она схватила меня за руку:

– Сейчас расскажу такое про Полину… Мне терять нечего, и раз она себя так ведет, все договоренности порваны.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *